Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Ненужные локации » Больница SF


Больница SF

Сообщений 61 страница 77 из 77

61

Я с каждой секундой проведенной вместе с Лукасом понимаю, что люблю его дот боли в груди, до сумасшествия. Понимаю, что без этого блондинистого парня моя жизнь превратится в пустое место. Сейчас когда мы вместе, я даже не хочу вспоминать, как я жил без него, потому что это не имеет смысла, ведь я счастлив сейчас, рядом с ним, в данную минуту, в данную секунду, и я благодарю случай, который помог мне разобраться в своих чувствах.
- Лукас,  я тебе миллион раз говорил  и скажу еще столько же раз, - я улыбнулся и стал в шутку отбиваться от парня, - Я люблю тебя, ты самый лучший, - произнес я, находясь на парне и наклоняясь к его губам, - Ты мой самый любимый больной на всем свете, - издав короткий смешок в губы парня, я впился в них горячим и страстным поцелуем, при этом обхватив тело Лу ногами, - А дела у меня не плохо и не хорошо, скорее ужасно и замечательно одновременно,  - я говорил это, после каждого сочетания целуя Лу, - Ужасно потому что ты в больнице, ну и я тоже, - усмехнувшись, я снова поцеловал парня, - А замечательно, потому что ты сейчас рядом со мной, - сейчас вспомнились отдельные моменты последних дней, - Солнышко, я ведь правда думал, что ты ушел навсегда, я так боялся, что все закончилось, я не хотел верить, и, не знаю правильно ли,  - я, смущенно улыбнувшись, показал Лукасу руку, на пальце которой красовалось подаренное парнем кольцо, ну, как подаренное, брошенное в ноги с пренебрежением.
Этот подарок значит для меня очень многое, своеобразная клятва, признание в любви, признание в вечности. Вообще кольца в подарок обычно у многих ассоциируется с предложением руки и сердца. «Мечты, мечты, мечты, Лу ведь ни за что не захочет лишиться своей свободы, даже из-за меня, хотя…. Мы всего лишь несколько месяцев вместе, откуда у меня мысли о свадьбе???» - грустно улыбнувшись от собственных мыслей, я наблюдал за Лу, ожидая его слов, его реакции, его ответа.
- Ну, свой подарок ты получишь потом, он, конечно, не такой шикарный, но он от чистого сердца, - я снова смущенно улыбнулся, и мне даже показалось, что я слегка покраснел, я просто почувствовал, что щеки запылали.

+2

62

У Лу так и чесался язык сказать Яну что-нибудь ехидно безобидное в ответ на "самого любимого больного на свете". Лукас действительно был болен. Тяжело и неизлечимо. Его поразила самая страшная в мире болезнь, от которой не создали противоядия, определенного антидота, лекарства и лечения. Панацее не подвластно бороться с ней, и самое главное - люди совершенно не бьют тревогу в ответ на пандемию всех времен и народов. Имя этой болезни - любовь. Она настигает тебя в те моменты, когда ты наиболее уязвим и ничего не подозреваешь. Ты живешь жизнью обычного человека - спишь, ешь, работаешь, учишься. Твои будни ничем не отличаются друг от друга, полнейшая скука и тоска. И вдруг хоп! В твою жизнь врывается сметая все на своем пути и не давая тебе шаг к отступлению ОНА. Любовь коварна и эгоистична. Она требовательна и властна. И тебе плевать на свою беззащитность. Ты уходишь с головой в чувство, которое становится сенсом твоей жизни. Ты становишься рабом своей любви, добровольным падшим.
- Ммм...Ну дай мне хоть слово вставить...Ахаха...- Лукаса сводили с ума поцелуи Яна. Он поддался наваждению и уже не думал не о чем, кроме как о своем мальчике. Его губы манили к себе, заставляли страстно ласкать их, любить их, желать их с каждой секундой все сильнее и сильнее. От его запаха, от тепла его тела рецепторы Лукаса взбесились, и парень весь напрягся не зная как вернуть контроль над собой. Лукас был похож на единый механизм вышедший из строя от попадания в него разряда молнии.
- А я думал, что ты нашел мне замену...- отстранено и прохладно прошептал Лу, уткнувшись носом в острое плечо Эванса. Его взгляд уловил блеск белого золота на пальце Яна. Кольцо! Лукас совершенно забыл о нем. Забыл о том, что в порыве отчаянья и гнева бросил его к ногам своего ангела. Это был его первый и самый ценный подарок любимому человеку. Этим кольцом он хотел сказать все, и хотел дать Яну понять, что чувства Лукаса не дешевая подделка. Лу нежно взял ладонь Яна в свои руки, поцеловал её и глядя парню в глаза, улыбнулся.
- Самый лучший мой подарок - это ты. А это кольцо... - Лу аккуратно стянул с пальца Яна кольцо, видя в глазах мальчика замешательство и легкий испуг. Блондин выпрямился в спине, сделал вдох-выдох, а после самым искренним и серьезным тоном продолжил:
- Я дарю тебе его в знак своей любви. На внутренней его стороне - ты и я, и слово "вечность". Я хочу чтобы вечность, была у нас одна на двоих. Я хочу осуществить все твои мечты, хочу сделать тебя самым счастливым человеком на свете, хочу вечно быть с тобой. Ян, малыш...Не так я себе представлял место, где должен сделать самое ответственное предложение в своей жизни...Но, я делаю тебе предложение руки и сердца. Ты выйдешь за меня Ангел?
Когда бы это не произошло, я хочу чтобы эта клятва была между нами, и связывала нас - всегда.

+2

63

— А если я тебя поцелую, ты меня не ударишь?
— Я тебя ударю, если ты меня не поцелуешь!

- А ну ка, давай ка плясать выходи, - стал подпевать я, после слов Лу, которые были очень похожи на слова из одной русской песни.
Когда парень снял с моего пальца кольцо…. Даже не знаю, как правильно описать, что я чувствовал в этот момент, да, ну такое и, наверное, невозможно описать. Сказать, что испугался? Да, так и есть. Сказать, что я был в замешательстве? Да, так и есть. Еще миллион подобным чувств сейчас неприятно скрутились в груди одним клубком. Я замер в ожидании слов, действий, пояснений, замер с сердцем, которое колотилось, как будто после километрового кросса.
И Лукас начал говорить, от каждого его слова в моей душе происходило что-то невероятное, я не понимал ничего…. «Вечность», «предложение»…. Лу перестал говорить, а я боялся даже выдохнуть, задержав воздух в легких и сидя на парне в оцепенении. Очень медленно до меня стал доходить смысл сказанного, очень медленно, мой мозг отказывался проявлять признаки работоспособности, но, я же должен что-то сказать, долгое молчание может быть в итоге расценено как отказ. Да и вообще молчание страшная вещь, которая одновременно и пугает и радует.
- Лу…. Лукас, - я, наконец, выдохнул и стал пытаться вместе хотя бы пару слов, - Нет…. – сказал я, а потом спохватился, поняв, что ляпнул, глядя на в миг угасшие глаза своего парня, - Нет, Солнышко, я тебе не отказываю, подожди, дай я скажу, - я улыбнулся, проводя по щеке Лукаса ладонью, - Я думаю, ты понимаешь, что это очень неожиданный поворот, что такого я не мог даже представить себе. Любимый, я итак самый счастливый человек на свете, я сейчас с тобой, а больше мне ничего и не нужно. Я всегда буду с тобой, всю нашу вечность, - я говорил, глядя прямо в глаза своего любимого, а он, молча, слушал меня, как будто замерев, - Да, - сказал я, продолжая смотреть на парня, вздрогнувшего от этого моего громкого возгласа, - Да, да, да, да, да, слышишь меня? – я взял лицо парня в свои ладони, - Я выйду за тебя! – сказал я уверенным в голосом, теряясь в своих чувствах и нахлынувших эмоциях.
Улыбка на моем лице была во всем тридцать два, я не мог совладать со своими мыслями.
- Может ты все-таки поцелуешь своего жениха? – дрожащим голосом сказал я, продолжая улыбаться.
В сердце любовь, на лице улыбка, в груди ураган, в душе счастье, да, я счастлив. Быстро, да, согласен, все это ужасно быстро, ведь мы вместе всего ничего, но я уверен, что все будет хорошо.

+2

64

Маленькое, гадкое, ужасное, противоречивое, отрицательное, унизительное, укоризненное, безапелляционное и колкое слово "нет", всегда режет ножом по сердцу, когда ты надеешься услышать слово "да". Услышав от Яна всего за долю секунды совершенно неожиданное отрицание, Лукас умер на мгновение. Он подумал "ну вот и все, ваша вечность уйдет к чертям". А какой она была в мечтах Лу! Представить нереально, ведь блондин был еще тем фантазером и мечтателем. За неделю до того, как Лу обнаружил Яна и его подружку в парке, Эйвери перешерстел полки голденовской библиотеки. Рылся в гражданском кодексе, в  конституции и последних поправках в ней. Он поднял на уши google, чтобы разузнать об однополых браках и браках в США вообще. Даже поездка на съемки в Нью-Йорк имела место быть, имела свою символичность, ведь в родном Циско по-прежнему творится полная неразбериха с легализацией однополых браков. Лу хотел так сказать, из самолета прямо под венец, а когда они с Яном вернулись бы домой, никакая собака не посмела бы их разлучить, ведь дядя свыше, должен был благословить их союз. Все шло как-то не так, как представлял и наметил себе Эйвери младший. А тут еще и Ян со своим "нет"!
- Бейби, я не понимаю...
- я тебе не отказываю, подожди, дай я скажу, - и он сказал. Он сказал все, на что ему хватило слов, и этого оказалось достаточно. Лукас сперва сидел как статуя, боясь дышать, боясь шевельнуться. Он впитал каждое слово Яна, которое сладкой истомой легло на душу. Постепенно его страх и противоречивые мысли ушли сами собой, как их и не было. После грандиозных и искренних "да-да-да", Лу чуть не пустил скупую мужскую слезу, но сдержался. Он ведь обещал больше не делать этого, тем более что улыбка Яна не смогла бы сочетаться с его слезами радости. Она затмевала все на свете!
- Может ты все-таки поцелуешь своего жениха? - Лу смеясь крепко обнял Яна, поцеловал его сперва в розовую щечку - нежно и ласково, а после обведя контур его чувственных губ кончиками пальцев, коснулся их своими губами. Несколько секунд Лу просто прижимался губами к губам Яна, довольно постанывая, и в конце концов впустил в дело свой язык, который добавил в поцелуй и страсти и любви и еще много всего такого, отчего над головами парней разлетались воображаемые ангелочки.
- Я люблю тебя малыш. - улыбаясь проговорил Лу, и уже собственноручно одел на безымянный палец Яна обручальное кольцо. Ведь оно было не обычным, а именно обручальным... 
- Я могу получить отсрочку на брачную ночь? - Лукас забрался ладонью под больничную рубашку Яна, и обнял его настойчиво за талию. Он так изголодался по своему мальчику.
Только не говори мне "нет", я не переживу этого второй раз...

+2

65

В твоих бездонных глазах есть мудрость и искра детства
В твоих солёных слезах есть всё что сказало сердце
В твоих бездонных глазах сто тысяч оттенков разных
В твоих золотых словах есть тихая грусть и праздник…

Пять дней, которые мы не виделись с Лукасом дали мне возможность понять то, насколько мне дорог парень, сейчас крепко сжимающий мое тело в объятиях до боли в груди и до счастья в душе. Сказать, что я скучал, ничего не сказать, просто во мне присутствует одна не совсем хорошая черта маниакальности, если мое – значит мое, и никто больше не имеет права на этого человека.
- Я знаю, родной, я знаю, - прошептал я, проводя руками по волосам парня и зарываясь пальцами в его блондинистые, ото сна торчащие в разные стороны локоны, - Лукас, только сейчас не бей меня, - рассмеялся я в губы блондина, которые терзали мои, впиваясь в них страстными и горячими поцелуями, - Сразу предупреждаю, мое решение не изменится, это однозначно, так что можешь по этому поводу не переживать, - я уткнулся носом в шею парня, с выпрыгивающим из груди сердцем и улыбкой на лице, которая была вызвана нежными прикосновениями любимого, - Фух, надеюсь, буду жить после этого, - снова произнес я, можно подумать специально нервируя своего парня, затягивая с вопросом, - Лукас, ты уверен, что ты этого хочешь? Ты уверен, что хочешь быть со мной всю жизнь? Ведь, кто я такой? Никому неизвестный музыкант, одинокий парень, а ты уже звезда, вокруг тебя всегда вились, и будут виться, как девушки, так и парни. Готов ли ты быть только моим? Я не прошу вешать на себя ярлык, что, мол, ты занят, нет, ни в коем случае, ты свободный человек, просто я никогда не смогу простить измену, наверное, не смогу, - говорил я, обдавая своим дыханием шею парня, - Но, мое «наверное» не значит, что его нужно проверять, - улыбка, и я наконец подымаю голову глядя в глаза Лукаса, такие родные, любимые глаза, - Лу, перед тем, как ответить хорошо подумай, я не хочу, чтобы ты потом жалел о своих словах, о своем решении.
Вообще говорят, что мы любим глазами, или любим человека за его глаза, не знаю, даже как думаю я, потому что у моего чуда глаза такие, что запомнятся каждому должны. А вот мне лучше, в них и вовсе не глядеть, чтобы не теряться, не путаться и не умирать от счастья.
- А вот по поводу отсрочки, ну, я даже не знаю, - стал говорить я, снимая с себя рубашку и майку, оставаясь в одним штанах, - Наверное, - протянул я, - Наверное, можешь, да, - улыбнувшись я потянулся к Лукасу, целуя его.

+2

66

- Малыш, - после короткого эмоционального отступления Яна, которое казалось бы уже не имело место быть, ведь все слова сказаны, клятва дана, решения приняты, кольцо надето, Лукас устало простонал, не желая возвращаться к прежней теме. Зачем было ворошить то, что Лу не хочет снова переживать? Все отношения которые когда-либо были у Лу, уже в прошлом. За время отношений с Яном, у него и в мыслях не было идти налево, что было для блондина грандиозным прорывом в собственной непостоянности. Впрочем непостоянность сменилась на жесткое постоянство. Эйвери больше никто не был нужен кроме Ангела. Он устраивал его во всем. А вот простить Яну маленькую измену, пусть даже с поцелуем - увольте, не мог. Ревность и обида давали о себе знать, как раз в тот момент когда ротик Яна молвил пару фраз задевших за живое, за родное самолюбие. - Во мне можешь не сомневаться. - а на языке противно вертелось "я не ты". Но Лу не сволочь, которая способна ранить чувства любимого человека. Все обиды он переживет как-нибудь сам, без чужого участия. - И не говори обо мне как о звезде! Я обычный земной человек, который занимается любимым делом и не пренебрегает внимание окружающих к себе. Не более. Будь спокоен. Я хочу быть с тобой. Кем бы ты ни был и чем бы не занимался. И я во всем тебя поддержу. А еще я уверен, что в будущем ты утрешь нос своему кумиру с голубыми глазами и сумасшедшим голосом. Знаешь, твой голос мне нравится в сто крат больше...
Лу покрывал лицо Яна множеством поцелуев, показывая свою решительность и уверенность в своих словах. Он мужчина. Он держит свое слово. Все складывалось как нельзя прекрасно. Лукас познакомил Яна с родителями, они приняли его как будущего члена семьи, а быть может уже его члена...Лу сделал Яну предложение и от его души отлег огромный груз нерешительности и страха получить отказ. Парни любят друг друга до безумия, и случись между ними какая ссора - наверняка их чувства все превозмогут. Лу готов костьми лечь за свое счастье, за место подле любимого человека.
- Я твой. И не каких сожалений! - оторвавшись на миг от губ Яна радушно произнес Лу. И разве можно было сомневаться в нем? Наверное все сомнения были бы пустяковыми и глупыми, когда перед тобой сидит сияющий от счастья и пылающий от желания скрепить помолвку хорошим сексом молодой человек.
- А вот это уже другой разговор! Беееейби....Ты такой...- Лу впился губами в ключицу Яна и начал медленно спускаться вниз, оставляя мокрую дорожку и иногда следы засосов. Он с ума сходил от тела Яна. От его привлекательной худобы и стройности, от бледного оттенка его кожи и её запаха. Он готов был покрыть поцелуями каждый миллиметр на теле любимого человека, и делал это с особой нежностью и лаской, медленно растягивая удовольствие. - ты мой сладкий.   

+2

67

Всегда быть рядом тяжело, в буквальном смысле, а точнее даже не возможно, ведь у  каждого человека есть своя жизнь, свои интересы, желания, даже свои друзья, но когда появляется возможность побыть наедине, когда никого нет, когда ты можешь насладиться обществом своего любимого человека, это так здорово, что ты полностью отдаешься своим чувствам.
С Лукасом мы в последнее время видимся не так уж и часто, имеется в виду «до» этой злополучной пятидневки. У меня своя музыкальная группа, у него танцы, занятия, мы учимся на разных факультетах, мне не совсем нравится это, но так складываются обстоятельства, в итоге приходиться довольствоваться тем временем, которое есть.
Никогда еще я никого так не ждал, не любил, не желал. «Ты мой личный сорт героина!» - цитата из одного очень мне ненавистного фильма, но она полностью отражает испытываемые мной чувства, именно так хочется сказать Лу, только так.
Сейчас не самое подходящее место для нашего разговора и «разговора». Больничные стены, наше недавнее состояние, которое может дать негативные последствия, ведь у Лу этот чертов приступ, у меня бронхит, все в одном целом не дает привлекательной картины, но мне плевать, я не видел своего парня пять дней, целых пять дней, мне даже цифра эта не нравится, поэтому отвечая на страстные поцелуи Лу, я крепко прижимался всем своим телом к его, пытаясь слиться с ним воедино.
Неожиданная мысль и неожиданные слова, которые ну никак не вязались вместе с поцелуями и желанием, которое сейчас горело во мне.
- Лу, я познакомлю тебя с Амелией, уверен она тебе понравится, - я прекрасно понимал, что блондину мои слова не нравятся, но по другому я не хотел делать, ведь для меня Миа, как для Лу Диа, я не могу без неё, думаю, как и она без меня, - Знаю, что я слишком много говорю сейчас, но ты должен знать, у нас с ней ничего не было, никогда, она просто моя лучшая подруга, мы с ней, как ты с Дианной, только мы не спали вместе, - я ухмыльнулся, - Я люблю её, как сестру, как подругу, но никак не больше, - было не совсем приятно все это говорить Лу, оправдываться перед ним, но другого выхода нет, он должен все знать, знать, что моя любовь полностью принадлежит ему и никто, никогда не сможет занять его место рядом со мной.
После этих слов я завалил парня на спину и стал расстегивать пуговицы, каждый раз целуя все больше и больше оголяющуюся грудь, а вскоре и живот, проводя руками по талии парня, я провел дорожку от груди Лукаса до пупка, очерчивая и целуя пресс, спускаясь еще ниже до резинки штанов, которые я не трогал, лишь провел рукой по низу живота парня и поднялся вверх снова целуя свое Солнышко.
- Чем займемся? – хриплым голосом, со смешком произнес я, чувствуя, как парень возбудился и, опуская руку на образовавшийся твердый бугорок под тканью штанов.

+2

68

Да что это такое мать вашу?! Сколько можно?!
На эмоциях, Лукас чуть было не откусил Яну сосок, когда ротик любимого брюнета в который раз за последние минут двадцать выдал то, что ну не как не вязалось с атмосферой блаженства, счастья и влюбленности в одном флаконе. Лу уткнулся лбом в грудь Эванса и так и застыл нервно смеясь. За все сказанное Яну полагалась бы как минимум хорошая пощечина. То с какой невинностью и нежностью в голосе он вливал в уши Лу информацию, можно было бы определить как прямое издевательство! Амелия значит - мысленно процедил блондин, записывая девушку в черный список. Теперь ему как бы были не чужды чувства Дианны, которая рвала и метала, узнав об отношениях Эйвери младшего с Эвансом. Вполне допустимый вариант развития. Лу по жизни был оптимистом и человеком с большой душой. Врагов за свои двадцать лет, как таковых не нажил, если не считать неприятный эпизод с выпускным балом. Лу тем более никогда не питал злости к девушкам, считая их поголовно ангелами, просто каждую со своим количеством белого и серого вещества. Лу всех поголовно уважал, был и есть солнышком, которое способно одной своей улыбкой развеять тучи над головами любого ушедшего в себя человека. Он прекрасно понимал, что лучшие друзья - это что-то большее, чем просто друзья. Он понимал это, так как у самого была очень близкая ему подруга. Но если бы не все те дурацкие обстоятельства с Яном и как её...Амелией!...Говорят первое впечатление обманчиво, но и его хватило Лу, чтобы поставить оценку отношениям друзей друг другу. Что-то между вами было, и не говори на черное - белое. Если у меня были сексуальные отношения с Ди, то ты о них знаешь, я все тебе рассказал. Даже когда мы были просто соседями, ты прекрасно знал о всех моих похождениях, и не раз видел меня с пассиями. Да, это больно вспоминать, но тогда мы даже не знали о чувствах к друг другу. Так что...Амелия и Дианна - не одно и то же малыш.
- Все, перестань. Я понял тебя. Давай больше не будем об этом, ок?
Лу поднял на Яна глаза. Во взгляде блондина и его мимике не было ничего негативного, лишь мягкость и спокойствие. Ему хватило на сегодня скандалов и выяснений отношений. Ему вообще на всю жизнь их хватило, сполна. Сейчас он хотел обнять своего мальчика, поцеловать, сказать в сотый раз как сильно он его любит и наконец заняться с ним любовью!
- Ура...Я думал ты никогда не спросишь меня. - Лу рассмеялся падая на подушку и полностью расслабляясь. Получить от своего бейби подобные ласки, которые сейчас дарил Лукасу Ян, было как манной небесной, чем-то нереальным. Лу затаив дыхание, стал наблюдать за тем, как Ян мило покрывает поцелуями его живот, как он любит Лу своими прикосновениями.
- Я был бы не против, если бы ты занялся сперва мной, а я точно не останусь у тебя в долгу, Ангел. - Лу лукаво улыбнулся дотянувшись рукой до залитого краской лицо любимого человека. Как же он любил видеть смущение на лице своего мальчика. Как-будто у них каждый раз, как первый...

+2

69

Желание слиться воедино с Лукасом перекрывало весь мир, желание быть одним целым со своим любимым человек – это невероятное чувство, которое сейчас с огромной силой возрастало в моем сознание.
Поцелуи, прикосновения, все вызывало дрожь по телу, заставляло содрогаться и в истоме стонать имя любимого, сейчас, лаская Лукаса, я с удовольствием впитывал в себя все его стоны, все, что он говорил и делал, мой самый родной человек на всем белом свете, мое счастье, моя жизнь, моя судьба, только он, только Лукас Эйвери.
После слов Лу, мое лицо залилось краской от смущения. У нас были уже интимные отношения и мы не раз удовлетворяли друг друга, но отчего-то я всегда краснел, смущался, как будто все происходит в первый раз, как будто все сказка и не реальность, которую хотелось вкусить в полной мере.
- Не знаю, что ты имеешь в виду, - улыбнулся я.
Я, целуя своего парня в губы, опустился губами чуть пониже. Слегка кусая свое Солнышко за подбородок я поцеловал чуть красные следы и перешел к шее, ключице, оставляя на каждой клеточке всего себя, поцелуи наполненные нежностью.
В это время мои руки бессовестно блуждали по телу парня, проходя по плечам, талии, прессу.
Запустив руку под ткань штанов, я стал поглаживать бедра парня, переходя на мягкие булочки и слегка сжимая их, ну как слегка. Я улыбнулся и обхватил резко зубами сосок Лукаса, проводя языком по соску, я подул на него и снова стал покрывать тело парня, поцелуями опускаясь все ниже и ниже к линии пояса. Проведя ладонями по груди Лу, я снова опустился ими вниз, до заметного бугорка, проводя ребром ладони по внутренней стороне бедер, я знал, что уже нужно переходить к более решительным действиям, но все-таки так хотелось еще помучить Лукаса. Я опустился ниже и очень легонько прикусил твердую, пульсирующую плоть через ткань штанов. Услышав, как глубоко вздохнул Лукас, я наконец стал медленно стягивать с парня штаны, ниже, ниже, ниже и вот парень остался еще без одного атрибута своей одежды, которая сейчас ужасно мешала. Больше медлить я не стал, сдергивая с Лукаса последнюю вещь.
Его мужское достоинство предстало передо мной во всей красе, я обхватил ладонью ствол и сделал несколько обратно поступательных движений, затем лизнул языком головку и подул, обхватывая её губами и лаская языком.
Я никогда не считал, что принести удовольствие своему партнеру таким образом – это постыдно или ужасно, или мерзко, я всегда был лоялен в этом плане.
Слыша стоны Лу, я как будто раззадоривался. Проводя руками по внутренним сторонам бедер, я брал почти до основание, а до моего слуха доносились стоны с неровным дыханием.

+2

70


У каждого свое счастье. Каждый творец своего счастья. Оно не сваливается просто так на голову. Его не купишь за деньги, не променяешь на собственную душу. Счастье может быть одно на всю жизнь, а можно поймать его не раз и беречь в своем сердце долго-долго. Его не бывает слишком много, впрочем как и всего хорошего что случается в жизни. Любви тоже не бывает слишком много, поэтому и бережешь её с трепетом и постоянным контролем "рядом, не упустить бы". А если это та самая любовь, из самых настоящих - за ней вообще трясешься как параноик! Да, действительно. Любовь это параноидальный синдром. Ты живешь только одним человеком, ты засыпаешь и просыпаешься с мыслью о нем. Только он один перед тобой, такой родной, такой близкий. Протяни руку, обними его, шепни на ушко "люблю тебя" - только ему и только для него. В твоем сердце словно вечная весна, вечное солнце - теплое и ласковое. А когда видишь улыбку любимого человека,  черт возьми - это сродню атомному взрыву, взрыву флюидов, гормонов на миллиарды песчинок радости, счастья, блаженства. Когда любишь, хочется кричать как умалишенному и говорить о своей любви каждому прохожему: "знаешь, я самый счастливый. И ты будь так же счастлив, ведь это прекрасно. Любить прекрасно". Когда все хорошо, любовь - самое большое счастье. Думать о плохом - нет времени. Есть лишь миг, которым насыщаешься. Сильнее, сильнее. Я люблю тебя. А ты люби меня еще сильнее, ведь это наша вечность. Наш собственный мир на двоих. И каждая секунда с любимым не просто райское наслаждение. Не просто подарок свыше. Это как проживать тысячи жизней за раз. Умирать под ласками и поцелуями, и вновь рождаться, когда тебя пронизывают разряды бесподобного блаженства. За них не страшно умереть. За них не жалко жизнь отдать. Вот только не отпускать никогда эти руки, всегда видеть эти улыбающиеся глаза, эту очаровательную ангельскую улыбку ценой в вечность, слышать голос заставляющий дрожать от неизвестности. Ведь все это так в новинку, так приятно и соблазнительно. Такого никогда не было. Никогда!
- Ян...Малыш...Аха-ха...Кажется я не я. Что ты делаешь со мной, м? - у Лукаса заплетался язык. Его дыхание в раз перестало быть нормальным. Этот как бежишь на адреналине быстро и долго, боишься и одновременно думаешь о жизни, как она прекрасна и что терять её не хочешь. Лукас каждой клеточкой своего тела ощущал прикосновения Яна. Его теплые губы, мокрый язык ласкающий кожу. Черт возьми - я на седьмом небе! Ян был превосходен, и уже не был так робок как в первые разы. Только сейчас Лу понял - они уже вместе не так мало, но и не так долго, а кажется будто бы вечно. Ангел словно бы знал куда нужно нажать, где поцеловать, где укусить, где приласкать - и тогда во всем теле взрывается фейерверк! Его минет, это тоже было что-то с чем-то. Лукас был в шоке от привлекательной развратности своего мальчика, ведь она не должна ему идти, а он так прекрасен! И он такой искусный, когда лижет и сосет его член. Такой милый, когда его губки дуют на чувствительную головку, такой забавный, как ребенок с мороженым. Лу даже рассмеялся сквозь собственные стоны, и дабы не сбить с толку любимого мальчика оторвал его от увлекательного занятия, притянул к себе и глубоко поцеловал, чувствуя свой собственный привкус во рту Яна. Какой-то соленый и на первый взгляд непривлекательный. Но на губах Яна он становится чем-то невероятным. И сердце сгорает от прилива чувств,и от одного вида Яна кровь закипает. Лу медленно стянул с него штанишки, ведя ладонью от поясницы, между мягкими ягодицами, и чуть надавливая на горячее местечко между ними.
- А ты уже горишь, да? Но у нас проблема бейби. - нежно целуя подбородок Яна проговорил Лу улыбаясь, и тут же немного расстраиваясь. - У нас резинки нет. Так что будем любить друг друга по-другому.
Лу перевел ладонь на член своего мальчика и приласкав его рукой, дразня пальцем головку, прижал к своему, обхватывая оба члена рукой. Лукас прикусил нижнюю губу Яна, томно вздохнул и начал медленно вести рукой вверх вниз, соприкасая члены друг с другом как в тесном танце двух горячих тел. Другой рукой Лу обнимал Яна за плечи и то кусая то целуя терзал его губы.

+3

71

Дата и время:
20 декабря 2011 г, Вторник
07:00 - 12:00
Погода:
Издевательски-солнечная погода отнюдь не радует калифорнийцем летним теплом, впрочем, и на зиму пока что это мало похоже. Ветренно, но без осадков. Безоблачно. Температура: +3 - +7 С

0

72

Америка всегда теплая. Не смотря на время года. Зимой выпадает снега, как горсть ягод на ладони в конце лета. Выпадает на сочельник. На радость людям. В Америке очень любят снег. Несколько дней люди проводят в постоянных играх. Лепят снеговиков, играют в снежки, делают ангелов на снегу. Приходят домой и всей семьей пьют чай или кокао перед камином. Вечером накрывают праздничный стол, мать разрезает идейку и кладет каждому на тарелку соответственный кусочек. В семье Эйвери тоже принято отмечать сочельник. Но все происходит совсем не так. В это время глава семейства отправляется на конференцию в другой штат и оставляет Дайану с детьми дома. Они отмечают этот праздник весьма скромно. Никто не лепит снеговиков, не играет в снежки. На площадке перед домом растет пара кленовых деревьев и одна елочка, которую каждый раз в сочельник Дайана выходит наряжать старыми игрушками.
В прошлый сочельник, сыновья не приехали на каникулы домой. Они справляли этот праздник в кругу своих друзей. Дайана же вновь осталась без мужа на эти дни. Она ходила к соседям, принимала гостей, к ней приезжали известные режиссеры, да и сама актриса ездила на пару дней в Англию, дабы поздравить родителей и заглянуть к своей дочери. Между прочим, настоящая семья не знала, что нынешняя миссис Эйвери в семнадцать лет родила девочку и самовольно отказалась от нее в пользу отца. Женщина предпочитает не рассказывать об этом никому. Но мать и дочь, пускай и просто биологические, поддерживают связь, поздравляют друг друга с праздниками и изредка даже встречаются. Это был единственный сочельник, который Дайана встретила не со своими мальчиками, а со своей девочкой, которую помнила маленькой новорожденной крохой.
Себастьен снова отправился на какую-то конференцию. Благо, Дайана женщина не ревнивая, и ее даже не посетила мысль о регулярности конференций мужа в зимние праздничные дни. Будь она чуточку злее, ревнивее или быть может, умела себя убеждать в том, чего нет на самом деле, Дайана давно бы уже стала задавать наводящие вопросы мужу, что да как, почему именно сейчас и все прочее. Но она не задавала глупых вопросов. Сознанием она понимала, что так вечно все равно продолжаться не может. Хотя, Себастьен не такой человек. Если бы у него была семья на стороне, он, скорее всего, сказал бы об этом жене и детям. По крайней мере, Дайана не стала бы переживать за разрушенную семью и брошенных детей. Дети выросли, а женщина обязательно вернулась бы в кино или театр, все было бы хорошо. Вот такая глупая привычка вошла в жизнь Дайаны очень плавно. Это приносить себя в жертву. Делать из себя мать Терезу и постоянно всем помогать. Она никогда не забирала себе лучший кусок. Всегда делилась, занималась благотворительностью. Была бы ее воля, точнее, уговорила бы она мужа, и она обязательно взяла бы себе малютку из детского дома. Такие мысли посещали Дайану все чаще и чаще, когда она оставалась одна. Муж постоянно на работе, а сыновья уже давно не ночуют дома. А женщине очень скучно сидеть дома одной, поэтому она хотела поскорее решить свою тему одиночества, пока не состарилась окончательно. Последние несколько дней она провела в скуке, муж снова уехал. Цезарь давно не звонил, а Лукас не объявлялся с того момента, когда он познакомил семью с Яном. Между прочим, Дайане очень понравился друг младшего сына, так что она была не прочь пообщаться с ним снова. Итак, последние несколько дней Дайана читала книги, перестала готовить, бесцельно смотрела телевизор. Первый день она смотрела полную ерунду, которая шла по телевизору. Новости, мультики, кино, передачи и рекламу – все подряд. На следующий день она собралась с духом и отправилась в ближайший супермаркет. Набрала себе газировки, попкорна и хороших фильмов на DVD. Типа «Зеленой Мили», «Пока не сыграл в ящик», «Малышка на миллион», «Титаник», «Соблазнитель» и прочие фильмы, которые ей когда-то нравились или которые она когда-то смотрела. Засев так на дня два, Дайана ничего не готовила, спала на диване, принимала ванну поздно вечером и снова садилась смотреть фильмы. Она и плакала и смеялась, переживала все чувства актеров на себе. Это было ужасно увлекательно, особенно как для бывшей актрисы. Порой Дайана, конечно же, подумывала о том, чтобы снова вернуться на сцену. При том, не просто, как актриса в купленном театре сына. А как настоящая актриса. Ездить по всем театрам мира и выступать с сыгравшейся труппой и показывать такие постановки, каких еще свет не видел. Дайана накопила достаточно внутренней энергии, чтобы потратить ее зрителей.
Диски, которые купила женщина, закончились, и она решила привести себя в порядок. Приодеться, принять ванну, приготовить что-нибудь. Просто отдохнуть от телевизора. Хотя бы несколько часов. Как раз, когда она снова села на диван, чтобы полистать принесенную утром газету, ей на телефон пришла смс. Дайана закатила глаза, такое чувство, что ей каждые пять минут присылали сообщения. Причитав его, а оно было коротким: «Мама, я и Ян в больнице, забери нас, пожалуйста.» от Лукаса. Дайана вздохнула и, накинув на плечи голубой пиджак, вышла из дома. Хорошо, что Себастьен не изверг и разрешил Дайане сдать на права, именно поэтому сейчас женщина взяла с полки ключи от ауди и пошла в гараж. Чистенькая белая ауди А7 ждала Дайану в гараже. Женщина с улыбкой погладила капот машины и села за руль.
Ехала она совсем немного. Вот вдалеке показалось здание больницы. Дайана еле нашла, где припарковать машину. Многие, скорее всего, приехали навестить болеющих родственников. Было довольно прохладно, именно поэтому, Дайана поскорее проскочила в помещение и, узнав, где лежит Ян Эванс и Лукас Эйвери, пошла, искать нужную палату.
Постучав, Дайана вошла и только покачала головой. Очевидно, мальчиков совсем не кормили, они были бледными и какими-то совершенно измученными. Женщина прекрасно понимала, что болезнь съела много их внутренних и внешних сил, но все равно сваливала все на больницу.
- Лукас, почему ты не позвонил мне раньше? – спросила Дайана поднимая с пола кофту. Хмыкнув, она сложила ее и повесила на стул. Присев на соседнее кресло, женщина посмотрела на растерянных, слегка, мальчиков и сказала:
- Ладно, в общем и целом, это все ерунда. Собирайтесь, я отвезу вас домой, - Дайана тщательным образом осмотрела палату, обнаружив на столике пепельницу, женщина снова хмыкнула. Она выудила из сумочки пачку сигарет и картинно закурила. Курение – вредная привычка, но, если бы она не курила большую часть своей жизни, то, наверное, бросила бы. Она курила все те же черные сигареты с серебряной полосой на фильтре. Целыми блоками Себастьен приносил Дайане такие сигареты. Она не знала, где он покупает такие. Ни в одном дорогом табачном магазине женщина не увидела столь знакомую и столь дорогую пачку.
- И все же, интересно, почему Лу не сообщил мне раньше, что он и Ян в больнице, я бы им хоть супа нормального привезла. Или может быть, у меня здесь есть знакомые и они лежали бы в палате получше. Хорошо еще, что они лежат здесь вдвоем, а не с кем-то еще, - Дайана никак не могла остановить свой поток мыслей. Она чуть не задыхалась от переизбытка чувств. Все живое, живые люди, нормальное общение. Никакого телевизора и наигранных чувств. Дайана смотрела на мир новыми глазами и чувствовала себя маленьким ребенком, который только-только познает мир.
- Кстати, Лукас, как ты относишься к детям? Я хочу взять маленького из детского дома. Годиков так двух-трех, - почему она сейчас сказала это в слух? Почему решила огорошить своего любимчика таким заявлением. Ведь это означало, что она поделит свою материнскую любовь на еще одного ребенка, который не является родным. Но ей была интересна реакция младшего сына. Тем более, что он был пока что единственным, кто узнал об этой мысли Дайаны.

+2

73

Как-то совершенно незаметно прошли пять дней. Нет, они пробежали, оставляя за собой горсть воспоминаний. Столько всего приключилось, и столько еще стоит переосмыслить, взвесить, обдумать не раз и не два. За все это время, Лукас принял для себя слишком много серьезных решений, а вправе он был это делать, и не спешит ли преждевременно расставлять где-то точки, а где-то троеточия, он пока сам для себя не решил. Перед ним стояла самая главная задача на этот период - оправдать свои слова, реализовать обещанное и стать тем, кем он поклялся Яну. Стать для парня не только любимым, но и родным человеком. Стать вместе с ним ячейкой общества, у которой будут права уже обоюдные, равные. Стать друг другу поддержкой и опорой и в конце концов говоря грубо и самодостаточно - поставить штамп в паспорте и этим штампом не просто удивлять окружение, а гордо задирать нос от того, что они не просто мальчики геи утопающие в романтике, они друг для друга более чем близкие и родные люди. Семья. Лукас хотел дать Яну возможность ощутить себя членом семьи, пусть пока еще небольшой, всего навсего состоящей из двух человек, но любящей и заботливой, стоящей горой друг за друга. Лукас мечтал подарить Яну сказочную свадьбу, безумное торжество на котором будут все их друзья и родня, семья Лу, которая приняла Яна как одного из сыновей, где будет море воздушных шаров, белых цветов...Они с Яном будут одеты в дорогущие смокинги и будут давать друг другу клятву в вечной любви перед лицом Господа в стенах церкви. И пусть где-то там, в священных писаниях какой-то праведник написал о запрете мужеложства, Лу был уверен в одном - их с Яном свели какие-то высшие силы, и теперь кто-то свыше оберегает их. И так будет всегда.
Пять дней в больнице были по-больничному обыденными. Врачи, медосмотры, капельницы, уколы, горсти таблеток от одного и другого, и для того чтобы посадить что-то здоровое. Лу и Ян маялись без дела, но хотя бы были рядом и не расставались больше чем на час, когда Яна уводили на физиопроцедуры. Лукас жутко тосковал по тренировкам. Ему хотелось поскорее вернуться в студию, разучить пару-тройку хореографий, войти в свою среду и больше не менять её на эти четыре пропахших лекарствами и пропитанных болезнями стены.
Как только парни почувствовали себя лучше, Лукас заявил лечащему врачу, что больше не намерен отлеживаться в больничке и хочет на свободу. Ян его поддержал, и так как в больницах принято насильно никого не задерживать, парочку выписали. Лукас пришел к выводу, что возвращаться в общагу им смысла нет, тем более что Ян еще болен, а в стенах общежития не так тепло. Да и каникулы начинаются, сочельник как никак. Отошлю ка я мамуле смс. - подумал Лу, и поступил должным образом, огорошив родительницу неожиданной новостью. Когда Дайана приехала за мальчиками в больницу, когда переступила порог палаты и произнесла первую фразу, Лукас чуть с кровати не съехал. Маму как подменили. Это был другой человек, с другими глазами, с каким-то уставшим и отрешенным взглядом. Она была не той женщиной, которая называла Лукаса своим любимчиком, и при первой возможности бросалась к своему мальчику с ахами и вздохами, с заботой не имеющей границ.
- Привет мам. Я тоже рад тебя видеть. - процедил Лу, проследив за тем, как мать ищет что-то глазами.
- Ладно, в общем и целом, это все ерунда. Собирайтесь, я отвезу вас домой. - после этих слов женщина принявшая за пепельницу медсестринский лоток, достала сигареты и начала курить, сбрасывая туда пепел. Нужно сказать, что лица Яна и Лукаса в этот момент приобрели одинаковое недоумение. Младший Эйвери вскочил с кровати и небрежно выхватив из рук матери сигарету, потушил её в лотке.
- Мама ты же в больнице! - Лу впервые в жизни, немного, но пришел в негодование за действия матери. Она была сама не своя, как будто была под действием кокаина. У них с отцом проблемы?
- Кстати, Лукас, как ты относишься к детям? Я хочу взять маленького из детского дома. Годиков так двух-трех, - у Лукаса медленно поехала челюсть вниз. Или его мать сейчас играет очередную роль и прикалывается над младшим, или ей действительно хотелось обидеть Лу. Обидеть своим равнодушием к его здоровью, о котором она даже не спросила. А может Лукас ждал от неё бури эмоций на почве переживаний, пока она мчала свою машину к больнице. А что получил? Она говорит ему какой-то бред о каком-то малыше, и даже не думает, как больно от этих её слов Лукасу. Да, он уже взрослый, а мама все чаще становится заложницей одиночества. Дети выросли, муж пропадает на работе. Но сейчас не тот момент когда стоит обсуждать приемных детей, как будто они питомцы из приюта. Мне скучно, возьму себе малыша, буду его кормить, буду с ним гулять...Лукас вообще не понимал что творится в головах его родителей. Он еле перенес их лояльность по отношению к своей ориентации, а тут. Стоп! Может предки выбрали подобный метод выказывания собственной неприязни? Типа приняли их любовь с Эвансом, а между собой договорились - будем меркантильными и льстивыми. Бред...Нет...Это не о моих родителях. Нет.
- Мам, - наконец выдавил Лукас, присаживаясь на корточки у ног матери и беря в руки её ладони. - тебе плохо? Что-то случилось? Какие дети мамочка? Ты о чем вообще? У тебя есть мы с Цезарем. Цез тебе внуков наплодит. Будешь самой молодой и красивой бабушкой в мире. Они будут тебя называть не бабушкой, а Дайаной, чтобы ты всегда чувствовала себя молодой и прекрасной. Ты ведь у меня такая. Ну какие малыши...Мы с Яном временно хотим пожить у нас. Будет тебе компания. Тебе одиноко, да? Я ведь в любой момент могу к тебе сорваться, ты только не молчи. Хорошо. Я же тебя очень люблю. И Ян тебя любит.
Лукас нежно поцеловал ручки мамы, и прижал их к своей щеке. Он всегда так делал, еще с детства, когда Дайане было плохо или её что-то беспокоило. В данный момент, парень хотел разобраться, что все таки не так с его матерью, желая никогда не видеть вот такого её образа. Он был чужим и холодным.

+3

74

День за днем, за часом час, таким вот скучным образом проходили наши больничные будни. Изо дня в день ничего не менялось. Капельницы, уколы, таблетки, физпроцедуры,  по кругу, постоянно, мне уже это все осточертело, поскорее хотелось вернуться домой, и забыться на несколько недель в объятиях моего жениха, в объятиях Лукаса. Как звучит. Мне и самому вот сейчас не верится, что все это произошло на самом деле, это кольцо, все эти признания, клятвы, извинения, и наконец, предложение руки и сердца. Я был ошарашен, когда Лукас произнес те заветные слова, чего-чего, но такого я от него уж точно не ожидал. А еще сомневался в искренности чувств своего Солнышка, придурок.
Прошло пять дней с момента нашего заточения, хотелось вернуться домой,  привычную обстановку, туда где можно нормально дышать, где можно нормально помыться и вообще где можно нормально жить. После того, как Лукас с моей поддержкой договорился о нашей выписке, я с энтузиазмом стал собирать свои скудные вещи, которые здесь были со мной, а  точнее плеер, деньги, какие-то бумажки, не имеющие для меня никакого смысла, различные справки, списки лекарств, сложив все в рюкзак, я сел с ногами на кровать, когда Лукас предложил мне пожить в его доме. И вот в очередной раз за последние пять дней я удивлен, удивлен до глубины души. «Что? Жить в доме Эйвери? Оу, даже не знаю, нет, наверное….» Но судя по всему моего ответа не ждали, вопрос был поставлен риторически.
Лу написал смс маме и пока мы её ждали, а я все же и не был сильно против ехать в родной дом Лу, я успел сходить несколько раз покурить и еще раз похвастаться своим медленно проходящим бронхитом перед сигаретами, которые только усугубляли дело.
Вернувшись в палату, я сел на кровать и положил голову Лукасу на колени, мы о чем-то разговаривали и ждали Дайану, которая должна была нас забрать.
Когда женщина вошла, я тут же выпрямился и сел ровно, чуть отодвигаясь от Лу. «Интересно, а миссис Эйвери знает о нашей помолвке??»
- Здравствуйте, - произнес я, поднимая глаза на вошедшую женщину и пытаясь никак не выдать свое удивление. Перед нами сейчас стояла не Дайана Эйвери, а какой-то другой человек, это не та женщина, в глазах у которой светится счастье и всегда добродушная улыбка на лице, сейчас это нервная слегка дерганая, женщина, которая казалось, была сама не своей.
Женщина начала говорить, а я продолжал все больше и больше удивляться, ну, а когда она закурила, стряхивая пепел в медицинский лоток, мой разум начал меня покидать, заменяясь все тем же состоянием удивления.
«Ребенок??? Что??? Зачем???» - мысли, вопросы, крутились в голове, я продолжал, молча сидеть и наблюдать за всем происходящим, которое мне к слову и не нравилось.
Когда Лу стал образумивать свою мать, когда он сказал, что мы её любим, я широко улыбнулся женщине, подтверждая слова парня, которые были чистейшей правдой, после того дня знакомства, Дайана практически заменила мне мать. Женщина прекрасно ко мне относилась, за что я ей безумно благодарен, да собственно до сих пор и относится.
- Миссис Эйвери, это действительно так, я вас, правда, уже успел полюбить, ведь вы так хорошо ко мне относитесь, - я продолжал улыбаться, глядя на женщину, - Вы уверены, что хотите брать ребенка? Это ведь очень тяжело.

+2

75

Дайана может и чувствовала себя одиноко, но когда она увидела Лу и Яна, таких довольных и счастливых, ей показалось, что мир и покой возвращаются в ее тело и душу. Женщина медленно, но нежно улыбнулась и покачала головой. Потом не удержалась и расхохоталась. Она притянула к себе Лукаса и усадила на одно колено. Она понимала его «игру», он всегда вставал перед ней на колени и целовал ей руки, после чего Дайана смеялась и сажала его к себе на колени. Женщина улыбалась, и в уголках глаз появились тонкие бороздки морщинок.
- Лукас, Ян, я прекрасно знаю, что вы меня любите и то, что вы всегда можете ко мне приехать. Я всегда смогу подарить вам свою любовь, понимание, доброту, ласку, но это все не то, уже не то. Я люблю и тебя, Лукас, и твоего брата, и Яна успела полюбить, как родного. При этом я все равно хочу еще одного ребенка. Лукас, вы с Цезарем уже давно выросли, я росла вместе с вами и в свои годы уже не могу рожать, а я хочу ребенка. Может быть, это минутная прихоть, но я давлю ее в себе уже полгода, - она снова улыбнулась и потрепала Лу по волосам. Она, шутя, спихнула его с колен и встала.
- Да, вам показалось странным, что я не спросила про ваше состояние болезни и самочувствие, но я встретила своего знакомого врача по дороге, и он оказался вашим лечащим врачом. Мне все рассказали, - Дайана вновь улыбнулась и посмотрела на мальчиков.
Они прекрасны. Оба. Вместе. Им нельзя расходиться и ссориться, - мелькнула мысли, как бенгальский огонек, и погасла. Женщина почесала голову, снова оглянулась и, улыбнувшись, сказала:
- Ну что, поедем или так и будем здесь чаи распивать? – женщина подмигнула мальчикам и вышла, как бы подавая пример, что пора двигаться. Женщина поздоровалась с какой-то медсестрой, которая попалась по пути. Она быстрым шагом шла по коридорам. Не любила она больницы, это было не самое лучшее место, которое было придумано людьми. Нет, ну понятное дело, что придуманы они были для лечения людей. Все же, есть свои «но», ведь тут получалось так, что в одном здании помещались многие болезни, а значит всегда должен быть стерильный порядок, дабы другие пациенты не заразились какой-либо другой болезнью.
Выйдя на улицу, распущенные локоны Дайаны подхватил сильный ветер. Наверняка, она была сейчас похожа на Медузу-Горгону. От этого ей стало забавно, она подавила смешок и вытащила из кармана ключи от автомобиля. Сняв сигнализацию, Дайана открыла багажник и предложила сложить туда небольшие сумки мальчиков. Все сели по местам и Дайана завела мотор. Она любила свою ауди. Это был самый лучший подарок Себастьена на ее юбилей.
- Ну что, мальчики, чем займетесь по приезду домой? – она посмотрела на парочку через стекло заднего вида и улыбнулась. Она не любила медленно водить машину, а так как были каникулы, то в Сан-Франциско на дорогах было относительно пусто. То есть можно было ехать с нормальной скоростью. Женщина съехала на другую дорогу, которая вела к коттеджам. Проехав несколько домов, Дайана притормозила и, открыв из машины дверь гаража, въехала туда. Она заглушила мотор и вышла из машины.
- Добро пожаловать домой – рассмеялась Дайана и дав мальчикам вытащить сумки, поставила машину на сигнализацию и закрыла гараж. Они прошли в дома и Дайана снова почувствовала печаль, которой уже успела пропитаться атмосфера дома. Женщина прошла на кухню и поставила чайник.

+1

76

Как в старые добрые времена, Лукас имел возможность присесть на колени к матери, ощущая себя вновь маленьким ребенком, Лулу из прошлого, которого Дайана любила до умопомрачения. Конечно сейчас другое время, он старше, мамам не молодеет, мир катится в неизвестном направлении и с ним же наши мысли, наше представление о разных вещах. Лукас томно вздохнул и посмотрел на смеющуюся Дайнау сквозь душевную скованность и внешний нейтралитет. Раз мама решила охладеть к сыну, значит он теперь будет тем, кем она его обозвала в своих словах. Взрослым. И пусть этот взрослый сейчас сидит у неё на коленях и ждет от неё каких-то здравых оправданий, адекватной логики, он все еще её сын, а дети никогда не бывают для родителей достаточно взрослыми. А еще, он младший в семье, и не потерпит конкуренции в лице маленького слюнявого спиногрыза, которому мать посвятит все свое время и всю себя до последней капли крови и пота. Пока еще у неё есть Лу, чья личная жизнь ушла в нетрадиционном направлении, с традиционными торжественными мотивами. Он хочет узаконить отношения с Яном. Он хочет чтобы в первую очередь его любимая и самая близкая женщина дала ему свое благословение, и как-то внесла лепту что ли, в это торжество. А тут ребенок...
- Может быть, это минутная прихоть, но я давлю ее в себе уже полгода
И почему ты решила поделиться своей прихотью именно сегодня, именно сейчас, когда ты нужна НАМ, а не ребенку из приюта?
Лукас по натуре вырос эгоистом, да. Этого парню не отнять и не как не исправить где-то в подкорке, не перепрограммировать его мозги и его личность в целом. Родители в принципе сами были виноваты что вырастили вот такого обормота, хотя слишком негативно эгоизм Лукаса на нем не отражался. Лишь в редких случаях, как теперешний, он обострялся и поднимал бурю, шквал на уровне сознания.
С другой стороны, если рассуждать с точки зрения человечности - мама могла бы не просто унять свое "хочу", но и совершить большой гуманный поступок! Взять брошенного ребенка, отказника, у которого никого нет. А тут появится тетенька с благородными намереньями, которая заменит малышу биологическую мать. Это поступок стоящий и наверное где-то там, свыше, за него воздастся.
Вот черт, ну не могу я все это принять...Пока не могу.
- Давай оставим этот разговор на потом. - с этими словами, Лукас слетел с колен матери, а далее была скромная оправдывающая равнодушие Дайаны речь. Лу просто кивнул, как-то немногословен он был сегодня. Слишком поразила его мамуля. А потом Дайана ушла.
- Малыш...Это что вообще было? - Лукас уставился на Яна с недоумением, и почесав затылок, быстро собрал свои вещи в сумку. Когда сборы окончились, блондин от наплыва какого-то жуткого одиночества обнял своего мальчика, ничего ему не говоря поцеловал в губы и взяв Яна за руку пошел с ним через коридоры больниц и лестницы на улицу. Там они забрались в компактную машинку мамы, и всю дорогу ехали молча. Лукас не хотел не думать, не говорить....

Домой

Отредактировано Lucas Avery (2012-08-10 18:09:51)

0

77

Дата и время:
13 февраля 2012 г, понедельник
10:00 - 14:00
Погода:
Погода на удивление теплая, солнце ярко светит на чистом небе, мороз еще не отступил, но сегодня он дает право насладится прекрасным днем и хорошей погодой! +5 - +9 С

Отредактировано Game Master (2012-12-15 03:27:58)

0


Вы здесь » Golden Gate » Ненужные локации » Больница SF