Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Guess who!


Guess who!

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

1. Название воспоминания/события
Guess who!
2. Действующие лица
Энжел и Эстель
3. Дата/примерная дата и время
Ночь с 16 на 17 сентября
4. Краткое описание.
   Если друг оказался вдруг... Рядом с домом поздним вечером, когда ты грустишь -  то это определенно хорошая примета. Впрочем, смотря с какой стороны!

0

2

Знаете, говорят, если позвонить в час ночи на мобильник друга и спросить "Ты где?", можно получить прикольную рифму в ответ. Так вот, Энжела в принципе одинаково устроил бы как вполне серьезный ответ, так и рифма, которая, собственно, и стала причиной бессонницы Энжела в столь поздний час. Концовка песни упрямо не хотела приходить к отчаянному Галахеру, вызывая тем самым острые  приступы раздражения и желания как-то простимулировать мерзавку-музу. Последняя на "ура" активизировалась светлой грустью и тоской по объекту воздыхания. По крайней мере, обычно. Но не сегодня и не сейчас. Посему Энжелу срочно нужно было с головой окунуться в увлекательный мир садо-мазохизма и помучить себя нахождением в опасной близости с Эстель. А может быть, это был лишь предлог, чтобы набрать ее номер, услышать ее голос. Возможно, сонный и недовольный, но Энжел не намеревался отсутпать. Романтик до мозга костей, он отчего-то был уверен - Эстель тоже порадует эта ночная прогулка.
   К слову, уже довольно скоро, проведя всего каких-то минут десять вне четырех стен,  Галахер почувствовал себя гораздо лучше - к нему вернулось хорошее настроение, воодушевленние и желание творить. Даже простой уличный фонарь, одиноко исполняющий свой святой долг, показался Энжелу невероятно красивым - с его желтоватым нимбом и тонкой ножкой с ободранной краской. Отражаясь в луже, он казался едва ли не дублером луны, которой на небе именно сегодня не было видно - так что, списать романтизм ситуации на звездное небо под предводительством главного ночного светилы нельзя было. Мрачное покрывало небосвода заволокло тучами и, хотя дождя ничто кроме этого не предвещало, погода вцелом стояла достаточно мрачная, как для сентября.
- Хей-хей, - беззаботно мурлыкнул в трубку Энжел, едва только оттуда перестали доноситься терзающие чуткий музыкальный слух гудки. И хотя внутри он ощущал себя далеко не так беззаботно, как хотел выглядеть, хотя внутри все трепыхалось, чертыхалось и творило кульбиты, Галахер улыбался во все тридцать два так, словно Эстель могла его видеть. - Доброй ночи, подруга, - что бы сейчас ни сказала Эстель, Галахер был настроен более чем радикально, его не удалось бы провести отмазками в духе "я сейчас сплю, отстань" или "меня нет дома", потому что блондин, стоящий под самыми окнами домика Омеги, собственными голубыми глазами видел сейчас тусклый свет в окошке итальянки. Такие человеческие пороки, как застенчивость или чувство такта были знакомы ему лишь понаслышке, поэтому, даже испытывая определенное смущение, как человек, до кончиков волос влюбленный, он отличался стойким задором и решительностью Наполеона.

+1

3

- Бонжурно, Энж, - сонным и оттого очень тихим голосом ответила итальянка на внезапно разбивший тишину комнаты звонок. Вымотанная вчерашним днем, в которой погибло много нервов в силу того, что узнав о теракте в Опере, девушка очень долго не могла дозвониться до своей лучшей подруги, и невероятно извелась, думая о том, где сейчас находится Амбрелла и не пострадали ли она, сегодня второкурсница не хотела ровно ничего. Естественно, прошедшая ночь выдалась не самой лучшей, так как примерно ее половину Либерти провела, капая слезками в подушку, которые сами собой потекли в момент нервной разрядки когда оказалось, что с Руквуд ничего не случилось, и что она просто не слышала телефонных звонков, ибо развлекалась там с кем-то. Что, между прочим, тоже не слабо побило по нервной системе итальянки. Не услышать звонка, когда твоя лучшая подруга с ума сходит и места себе не находит? Вчера она была готова убить свою подругу, а сегодня предпочитала просто валяться в кровати и ничегошеньки не делать. А еще этот переезд, намеченный на завтрашний день, окончательно выбивал ее, не желающие никаких перемен, из колеи. - Ммм, прости, но я немного не в духе для вечерних прогулок. - Вот так вот, четко и понятно, без лишней воды и увиливаний. Это ведь был Галахер, с которым по другому, как по-честному, было нельзя. И хотя возможно, Эстель следовало пригласить его к себе в гости, ибо парень мог стать хорошей компанией и немного развлечь ее, пальчик нажал на красную кнопку прежде, чем Либерти успела подумать о таком разумном, казалось бы, предложении.
Попытавшись поглубже зарыться в подушку, итальянка по самые уши натянула на себя одеяло и закрыла глаза. Как же здорово вот так лежать, и прислушиваться в собственному сопению и дыханию. Вот уж в каком-в каком, а в таком состоянии ее увидеть - было большой редкостью. Да и честно, не дай боже, кто увидит, ведь она привыкла слыть постоянно довольной жизнью девчушкой, которая, как говорится на современном сленге, забот не знает и ни о чем не парится. Но, ведь правда, каждый человек имел право, хотя раз в жизни, вот так вот буквально расклееться, м? Все мы люди, у всех у нас настроение имеет свойство меняться, да и нервы у всех нас не железные. В том числе, и у Исы тоже.

+1

4

Голос, заставивший все внутренности разом исполнить цирковой трюк, не заставил себя долго ждать, мурлыкнув в трубку сонное приветствие. За ним последовал мягкий, но категоричный отказ, к которому Энжел был абсолютно готов. Однако последовавшая за этим недвусмысленная тишина дала понять молодому человеку, что нить разговора безкомпромиссно прервана. Что ж, теперь у Галахера не было даже шанса озвучить заготовленные аргументы. И казалось бы, самое время поднять белый флаг и объявить официальное безоговорочное фиаско и продолжить страдать от неразделенной любви в гордом одиночестве.  Но этот бледный свет в окошке , он был словно сыр для мыши Рокфора из мультфильма про Чипа и Дейла - его магнетическим свойствам невозможно и противоестественно было сопротивляться.  А главное - безсперспективно. Это равносильно тому, чтобы сопротивляться гравитации.
   Словом, ночной визитер, встретив полное непонимание со стороны прочих обитателей домика Омеги, буквально спустя пару-тройку минут вступил в диалог с дверью в комнату итальянки.
   Стучал Энжел громко и вдохновенно,  снабдив свои действия настойчивостью дятла и назойливостью дрели. И хотя с губ его не слетело ни слова, поскольку даже самые задушевные распинания Эстель сквозь стук попросту не услышала бы,  этот грохот сказал бы достаточно, чтобы Либерте смогла уловить основную идею - Энжел ни-ку-да уходить не собирается.
   Было в этом что-то необъяснимое - в том, что Энжел именно сегодня и именно сейчас был уверен в том, что он должен достучаться чего бы ему это не стоило. И хотя мы, разумеется, не будем разбрасываться черезчур мистическими утверждениями, что Галахер почувствовал сердцем, будто Эстель сейчас необходимо чье-то дружеское плечо, все же какое-то отдаленное  ощущение этого определенно имело место быть.
- Кис-кис-киииисссс, - наконец прекратив терзать слух девушек из Омеги, которые, должно бытЬ, уже проклинали последними словами и Эстель, и ее гостя, прошипел в замочную скважину Энжел, предполагая, что девушка уже просто обязана была поднять свои очаровательные итальянские ягодицы с постели и донести их до дверей. Хотя бы даже для тогО, чтобы высказать все свое возмущение вероломством белобрысого нарушителя порядка.

+1

5

Глупо было, зная упорство и задорность Энжела, полагать, что парень вот так просто оставит попытки заполучить итальянку в свои лапки на этот вечер просто так. И так же глупо было полагать, зная все того же Энжела и зная, как он может добиться чего-то того, чего очень сильно хочет, что поставив мобильный на беззвучный режим, ты избавишь себя от любого вторжения извне. И да, Энжел был бы не Энжелом, если бы не имел в рукаве запасной вариант действий на тот случай, если первый с треском провалится. Он просто не мог не подготовить тяжелую артиллерию для достижения собственной цели. В общем, спустя буквально несколько минут после телефонного звонка и после того, как итальянка удобненько так создала себе теплый и уютный кокон из одеяла, в дверь раздался требовательный и настойчивый стук, который мог бы перебудить всех обитателей Омеги, если бы они уже спали. А так - отделался лишь легким негодованием со стороны всех обитавших здесь девушек. Зажмурившись и зарывший поглубже в подушку, словно это могло бы помочь ей не слышать настойчивого стука доносившегося из коридора, девушка попыталась создать видимость того, что она де уже спит, стука не слышит, и в общем-то открыть не собирается. Однако, ее план провалился, ибо стук не прекращался ну просто ни на секунду. Вздохнув, и подумав, что от судьбы, равно как и от Галахера, никуда не убежать, итальянка выбралась из-под одеяло, ежась из-за побежавших по коже мурашек.
Быстренько распушив смявшиеся от целого дня лежания в постели волосы массажной расческой и напялив мягкие тапочки, Иса побрела к двери. Нацепить на плечи халат она не удосужилась, поэтому гостя ей предстояло встретить в длинной белой мужской рубашке, которая едва прикрывала филейную часть. Итальянка редко задумывалась о том, что нужно выглядеть бы чуть более скромнее перед гостями, когда речь шла об Энжеле. Щеголять перед ним в чем придется было уже практически привычным делом, если вспомнить, сколько вечеров и ночей они провели вместе. Чего стесняться то? Стеснение вообще было не в понятии Либерти, а уж говоря об этом парне... тю.
- Иду я, иду, - пробормотала итальянка в ответ на раздавшееся из-за двери "кис-кис", и вскоре замок щелкнул, а перед ее взором возник блондин. - Привет, проходи, - бросила она, даже не спрашивая цели визита, отошла в сторону дабы пропустить гостя в помещение, а затем захлопнула за ним дверь.

+1

6

Она была потрясающа. Она была очаровательна. Она была неподражаема в этой мужской рубашке, в этом депресивно-меланхоличном виде, с этими совершенно несносно-равнодушными жестами аля "делай, что хочешь, а я - спать". Даже тапки на её ногах были...Ах черт, ни к чему сейчас было лишний раз напоминать себе, как она совершенна, потому что взгляд мой тутже становился туповато-озадаченным (не спрашивайте, откуда я знаю - я ж не вампир, в зеркалах отражаюсь!), я начинал накручивать себя; снова и снова возвращаться к прошлому и к тому, что я так неосмотрительно провтыкал по глупости своей несусветной. Словом, я попытался сбросить наступающее, как подлый враг с тыла, наваждение, затолкать подальше ностальгические ощущения провтыкоза и снова приобрести вид того Энжела, который пару минут назад любовался фонарями.
  Я по-свойски прошлёпал в уютную комнатку, вальяжно выпал на кровать, оценив, как, должно быть, тепло и приятно было моей итальяночке нежиться в коконе из одеяла, пока некая белобрысая бессовестная тварь не нарушила эту идиллию, по-хозяйски дотянулся до воздушной подушки, которую тутже подложил под свою голову,  и довольно промурлыкал:
- Я даже не буду спрашивать, отчего ты не в духе и что с тобой. Сегодня я буду твоим ангелом-веселителем, - я, правда, был не вполне уверен, существует ли таковая классификация в небесной канцелярии, мои  религиозные убеждения, как правило, ограничивались утверждением "Бог есть, потому что такая прелестЬ, как я, не могла произойти от обезьяны", но мы ведь сейчас не готовились к поступлению в духовную семинарию, а значит, я мог позволить себе абсолютно любые вольности - лишь бы только на щеках этой милой девочки заиграли мои любимые ямочки. - Я думаю, тебе стоит надеть что-то на... - я едва удержал в узде непокорный сгусток мышц, именуемый языком - до того инстинктивно из меня вываливались комплименты, которые сейчас, возможно, были бы не в тему. Кроме того, за комплиментом непременно последовала бы оговорка в духе "я, конечно, очень даже не против, но люди могут не понять"... Что, вобщем-то, было не смертельно, но сейчас, видя подавленное состояние подруги, не хотелось ничего опошливать, даже если мне это было свойственно, как никому другому. - на себя, - наконец, договорил я, живо подрываясь - непонятно только, зачем вообще ложился. - мы пойдем прогуляемся и даю тебе слово, в конце сегодняшнего дня, - короткий взгляд на часы дал мне понять, что где-то я оговорился. - точнее, к утру завтрашнего...сегдняшнего...- а, какая разница? просто к утру, -  ты будешь улыбаться!

Отредактировано Angel Galaher (2012-01-28 16:34:23)

+1

7

Вы даже представить себе не можете, какой энергетикой обладает этот мой ангел - раз уж он сам себя так назвал, то я тоже буду звать его исключительно так же. Казалось, хорошее настроение и теплота исходили от поверхности этого парня такими нехилыми неслабыми волнами и не щадили ничего вокруг, что находилось на близком от него расстоянии. В хорошем смысле не щадили, разумеется. Еще пять минут назад мне казалось что мое намечающее депрессивно-маниакальное состояние невозможно будет пробить даже самым сильным ломом, а теперь убедилась, что прекрасным лекарством для меня является вот этот вот блондин, нагло развалившийся на моей кровати. К сожалению, я не была шизофреником, или носителем каких-либо еще психических заболеваний, поэтому резкие и стремные перепады настроения мне были не свойственн - я это к чему? А к тому, что не надо сейчас представлять себе как я, при виде моего дражайшего друга, с наидовольнейшей физиономией заскакала по квартире как антилопа гну и засияли всеми цветами радуги. Нет, но внутри мне стало как-то спокойнее, что ли, а грустные мысли ослабили свою хватку, коей вцепились в мое настроение. Слава небесам за то, что у Галахера такой характер - другой бы ведь развернулся и ушел, услышав мой отрицательный ответ в трубке телефона, и оставил бы меня на растерзание собственным мыслям. В общем, я не могла не ценить такую заботу, она мне была конечно же безумно приятна, настолько, что меня тут же переполнили чувства умиления и благодарности, поэтому более перечить я не стала - ангел сказал пойдем прогуляемся, значит пойдем прогуляемся.
- А чем тебе мой нынешний наряд не нравится? - Разведя руки в стороны, словно демонстрируя все прелести этой милой рубашки, спросила я, с якобы обиженной на то, что мой прикид не оценили, моськой, но в следующую секунду я уже рылась в шкафу, ища что-то подходящее. Простое и легкое. И вскоре такое нашлось - одно из моих любимых платьев. На то, чтобы переодеться, у меня ушло крайне мало времени (снять рубашку и напялить платье, много ума не надо) - у Галахера было примерно пол-минуты на то, чтобы полюбоваться сверкающим нижним бельем... ну или спиной там, попой, я уж не знаю, что мужчины больше любят. Да и не в этом суть, да, я просто о том, что меня не смутило присутствие сей персоны в моей комнате, поэтому переоделась я вполне свободно, а не в духе "ой блииииин, я стесняюсь". - Ангел, простая смертная к прогулке готова. - Заключила я, после того, как платье сменило рубашку, а волосы вновь были распушены массажной расческой.

.

http://shot.photo.qip.ru/101rqSn.jpg

0

8

Она издевалась надо мной! Она задавала провокационные вопросы, она делала провокационные движения, словно испытывая порог моего самообладания, словно пытаясь выяснить, переступлю ли я через те ограничения, которые мы сами поставили самой констатацией факта нашей дружбы. Просто дружбы без оговорок и дописок. Но я мужественно держался. Сглатывал, облизывал предательски пересыхающие губы (должно быть, в этот момент я выглядел как настоящий мартовский кот, завидевший предмет своего вожделения), пытался не смотреть (получалось плохо), почесывал лоб, шевелил ушами...
  Пытка закончилась на удивление быстро и я поистине возгордился собой. Контролировать себя - дорогого стоит, не каждый молодой человек может этим похвастаться (мне бы  еще научиться не вестись на провокации, когда заманчиво подмигивает огромный гамбургер и кусок торта - цены бы мне не было!). Эстель предстала пердо мной в незамысловатом легком платьице и была вполне готова к любым приключениям. Мне кажется, она уже ничему бы не удивилась, даже если бы повел ее на  космическую станцию и предложил слетать в космос. Непредсказуемость тоже, видимо, предсказуема.
  Прекратив играть в мысленные шарады, я резко поднял глаза, словно очнувшись от фирменного втыка и рассеянно закивал:
- Нет, ты правда круто выглядел в рубашке ,ты же знаешь, ни один нормальный мужчина не устоял бы... то естЬ, я хотел сказать... Идём уже! - я отмахнулся от попыток объяснить, что же я имел ввиду, подхватил итальянку под руку и целеустремленно зашагал к двери, которая вскоре бодро и громогласно за нами захлопнулась, будто бы пожелав мне удачи в нелегком деле поднятия настроения девушке, а ей - приятного вечера.
   - Я вот думаю, сделать тебе сюрприз и не говорить, куда мы направляемся, тогда можно и глаза даже завязать, или сказать... - если честно, я надеялся на первое, потому что... Да потому что я еще и сам не знал, куда мы напраляемся. В такие моменты, когда я был категорически очарован всем вокруг - начиная от запаха ночи и заканчивая видом девушки рядом и ощущением ее руки в своей руке, я действовал исключительно по наитию. Всё приходило само по себе, и получалось в разы лучше любых планов, которые имеют дурное свойство в самый неподходящий момент с треском рушиться.
  Мы вышли на улицу, я остановился и, картинно задрав голову к нему, втянул ноздрями запах осеннего Фриско, впитавший в себя едва-уловимый аромат пожухлой листвы, хот-догов (только не думать о еде! только не о еде, а иначе наитие притащит меня в ближайшую закусочную, что ни разу не романтично, даже если из салфетки слепить сердечко!), лоснящихся в лунном свете дорогих автомобилей; и моря.

+1

9

Я даже не пыталась строить многочисленные догадки о том, где мне предстоит провести сегодняшнюю ночь. Мой спутник был слишком непредсказуемым, и все, что я знала, так это то, что он выкинет какой-нибудь очередной финт, придумает очередную забаву, лишь бы только достичь своей цели и поднять мне настроение, однако, какой именно финт и какую именно забаву - это был слишком сложный вопрос, чтобы убивать на него мыслительные ресурсы своего мозга. Я просто доверяла ему и просто полагалась на его вечно фонтанирующею фантазию, уж от этого человека можно было ожидать чего угодно. И знаете, сколько я его знаю - жаловаться не приходилось, скучно с ним никогда не бывает. Да и в любом случаи, все, что мне оставалось делать - это просто покорно следовать за ним, идти туда, куда поведут, вот и все.
- Глаза завяжи, в мешок меня засунь, на плече потащи, - пробормотала я, сильнее цепляясь за его руку, словно боясь что он превзойдет все свои способности к неожиданностям и провалится сквозь землю, оставив меня одну, - В общем, я всеми конечностями за сюрприз, да. - Нет, нет, и нет, ни в коем разе это были не пустые слова и не отмазы, и я даже всеми усилиями постаралась придать своему голосу как можно больше энтузиазма и бодрости, потому что мне было действительно интересно, что на этот раз роится в голове блондина и во что это выльется, куда он меня втянет в очередной раз. Я ведь знала, на что способен этот парень, и ей-богу, любые его намеки на коварные планы или сюрпризы заставляли буквально трепетать и изнывать от любопытства. В очередной раз я убедилась, даже с какой-то грустью, как же это хорошо и здорово, что у меня есть такой человек, как Энжел, и что он всегда может провести со мной время - в любое время дни и ночи. Это было действительно здорово. Не каждому счастливится в жизни иметь такого друга. Мы ведь были друзьями? Во всяком случаи, упорно себя в этом убеждали. Как говорится, сами придумали рамки, сами их поставили, сами соблюдаем. Самостоятельные, черт возьми. Хотя я прекрасно понимала, что по-большей части эти самые рамки установила я сама, а Галахер просто покорно их принял. Не важно, имеем то, что имеем, в любом случаи.
Мне не нравилось, что мы остановились буквально сразу, лишь сойдя с порожка домика, и я нетерпеливо потянула парня вперед. - Эээй, ты так и собираешься стоять тут и дышать свежим воздухом, а? - я понимала, что он просто рисуется, но тем не менее, упорно требовала внимания к своей скромной персоне. Мне, в конце концов, сюрприз обещали!

+1

10

- Ну Ииис, не будь занудой, - усмехнулся я, опуская голову и выдыхая носом. - Разве тебе не нравится, как пахнет ночной Фриско? - о да, оставалось только добавить о том, как луна отражается в лужах с серебристыми разводами и как загадочно мерцают звезды... Но я вовремя угомонил свое воображение, закопал ненужную лирику поглубже и, взяв Эстель под руку, потянул её в пока что неизвестном направлении.
   К слову сказать, вместо "сюрприз" я каким-то чудом умудрился услышать "стриптиз", и это во многом определило ход моих дальнейших мыслей. Нет, я, конечно же, не собирался ее вести на какое-нибудь шоу для взрослых девочек с почти не одетыми мальчиками, но что-то в этом определенно было, и хотя пока что я еще не до конца сообразил, как можно воссоединить желание развеселить Эстель с этим будоражащим женскую фантазию явлением, я был уверен - не пройдет и десяти минут, как идея придет внезапно и загорится лампочкой в моем мозгу.
- Ты же знаешЬ, что в моем присутствии лучше не разбрасываться такими предложениями - про мешок и прочее... Могу ж и сделать, - предупредил я, представляя себе это зрелище. Мои габариты и габариты хрупкой, тоненькой Эстель сделали бы эту живописную картину похожей на то, как Шрек нёс Фиону на пути от дракона до ее жениха. - О! Смотри-ка! - размашистым жестом я подставил руку в виде указателя, который направлял взор в сторону блестящей вывески "Снежной королевы" - катка. Прекрасное место, где можно весело провести время... днём, конечно же. Вряд ли ночью там были бы нам рады. Хотя... - Мне кажется, ночью, когда там никого нет - это самое лучше место, чтобы сбросить груз негатива и обрести хорошее настроение!
   Вы же не думаете, что у меня в кармане завалялась парочка запасных ключей от катка или что я там был вип-гостем? Словом, это значило, что мне, тому, кого черт дернул за язык озвучить очередной бред, предстоит еще придумать целую стратегию, как попасть внутрь. Как говорится, взялся за гуж, не говори, что не дюж. Ведь я был не из тех, кто бросает слова на ветер. Впрочем...Ну ладно, я телепал языком налево и направо, но сегодня был именно тот день, когда мне кровь и носу нужно было воплотить свои слова в жизнь. Потому как только нечто особенное могло растормошить Ису, впавшую в меланхолию и неведомую мне грусть.
   "Я сделаю это для тебя" - с невообразимой нежностью пообещал мысленно я, искоса наблюдая за реакцией моей итальянки.
  Я мог быть бестактным распиздяем и безответственным сорвиголовой, но когда дело касалось любимой девушки, я готов был разорвать на себе последнюю рубашку. Даже если речь шла о таком переменчивом факторе, как настроение. К слову, мне так и хотелось напрямик, в лоб спросить, с чем оно связано и мне стоило сверхчеловеческих усилий сдерживать этот вопрос в себе.

+1

11

Вы думаете, я была на столько наивна в присутствии блондина, что могла вот так просто, услышав его предложение, подумать что у него могут быть ключи от катка, чтобы беспрепятственно проникнуть туда на ночь глядя? Ну или не ключи, а какие нибудь связи, например, хозяин катка в друзьях или подружка хозяина когда в любовницах. Все это конечно было из разряда возможного, если считать моего ангела не просто ангелом, а ангелом-ключником или что-то в этом роде, но, честное слово, я ни на секунду об этом не задумалась. Поэтому то, что мы собирались совершить - да-да, именно мы, так как идея мне чертовски нравилась, и она даже отдавала чем-то таким романтическим, что делало ее еще более привлекательным - было абсолютно и бесповоротно безумно, безумно до последней капли. Но, я ведь уже говорила, что за ним могла следовать куда угодно и когда угодно, чего бы нам это не стоило, и какими-бы ни обещали быть последствия? При чем, это было во мне на бессознательном уровне, по сколько сознание просто напросто уходило в отключку, брало отпуск и развлекалось вместе с нами. И да, я все таки была наивна. Но не потому что верила в наличие чистейшего плана в арсенале Галахера, а потому что привыкла видеть в нем эдакого героя, ангела-супермена, который слов на ветер не бросает, и предпочитает выполнять все то, о чем говорил. По крайне мере, если это касается меня, и я в нем это очень ценила. Поэтому я была на сто процентов уверена, что на каток мы проникнем. Я не знала как, но я была в этом уверена. Как ребенок я верила в том, что Энжел может все, даже небо на землю опустить (экая метафора, а?), если сам того захочет.
- Честно, я не имею ни малейшего представления о том, как ты собираешься туда проникнуть, но, черт возьми, я всеми конечностями за! - тоном бойца, что готов к труду и обороне на все сто, отрапортовала я и высокомерно глянула на здание катка. Честна-честна, в моем взгляде явно читалось "врагуу неее сдаееется наш гоордый варяяяг", даже несмотря на то, что я предпочла бы возложить построение тактики и плана на юношу. ЕГо смекалка была куда круче моей, ну. - Но если я вдруг покалечусь на катке, ты будешь сутками дежурить у моей постели, я тыщу лет уже на коньках не стояла. - Что правда, то правда. Я каталась, в глубоком детстве. Мне было эдак лет 6-7 когда мой опыт фигуриста начался и когда закончился. В детстве я предпочитала больше на пляже валяться ,под солнышком, нежели бороздить лед. Но сейчас я была полна энтузиазма, ага. То ли детство в попе заиграло, то ли это очередное влияние Галахера на мою бесхребетную сущность (коей моя сущность становилась в его присутствии), причины не важны. Да и вообще, сейчас, пожалуй, надо было больше заботится о том, умел ли кататься сам Энжел... Удивительно, но эту часть его биографии я каким-то образом упустила, поэтому теперь мысленно гадала кто на ком будет висеть когда мы выйдем на лед: я на нем, что меня больше привлекает, или он на мне... Что не очень радужно, ибо сулит две покалеченные тушки к рассвету. А то и раньше. И кто ж мне тогда апельсинчики таскать будет?
Впрочем, я отмахнула от себя подобные мысли. Нам нужно было еще пробраться внутрь. А по скольку я не была такой уж наглой и не могла вот так просто все взвесить на его плечи, нужно было проявить инициативу. - Какие будут указания, босс? - мы подходили ближе к катку, а значит операция по захвату должна была вот-вот начаться. Арр.

+1

12

О, если бы это прозучало не сегодня - когда тема моего отношения к  Эстель окончательно и бесповоротно подпала под табу, а раньше -  тогда, когда я находился в счастливом неведении и имел наглость и смелость расчитывать, что все эти полтора года весьма странных и неопределенных отношений я был для Эстель чем-то большим, чем друг, с которым можно иногда удовлетворить сви потребности! То ответ мой на ее шутливые  замечания о травмах и круглосуточном дежурстве был бы предсказуем донельзя. Я, конечно же, заверил бы ее в  том, что при таком раскладе я еще сам подножку подставлю - только чтобы потом быть нужным двадцать четыре часа в сутки. Но я, конечно же, этого не сказал, лишь задумчиво улыбнулся и что-то бессвязно буркнул о том, что ничего плохого не случится.
   Дальше - хуже. Мне пришлось покинуть мою/не мою итальянку со словами:
- Будь здесь, никуда не уходи. Я мигом. если через десять минут не вернусь... беги! - нет, ну а правда! мало ли что!
   На самом деле все оказалось гораздо проще, чем я даже мог себе представить, подбираясь к служебному входу в помещение. Очевидно, это было не из тех мест, на которые регулярно совершаются нападения - посудите сами, ну что можно украсть на катке? Затасканные тысячами разных ног коньки? Или лед? Из охраны там был один мужичонка, которого  я увидел через небольшое окошко. По крайней мере, я мог расчитывать на то, что он был не один. И не ошибся. В любом случая я бы не  прогадал, потому что, состроив из себя жертву уличной погони грабителей, я не представлял бы никому никакой угрозы.
   Собственной, мой взмыленный, крайне встревоженный вид, вытаращенные голубые, как гладь небес, глаза - честные-пречестные! - возымели должный эффект. Сторож меня впустил, даже не подозревая, как подло я буквально через минуту его "вырублю". Сонная артерия, насколько мне было известно, - вполне безобидный способ, как по мне!
  Словом, убедившись, что в здании пусто, как на лекциях мистера Уолтера, я опрометью кинулся к главному входу - а вдруг я потерял чувство времени и Эстель уже делает ноги, костеря мое идейное безумие по чем зря? Но я нашел Либерти точно там, где она была оставлена мною же.
- Заходи, - шкодливо хихикнув, я буквально затянул девушку внутрь и закрыл за нею двери - мало ли кому еще приспичит покататься в три часа ночи? - Иди надевай коньки, а я музыку включу, - абсолютно по-хозяйски я распределил обязанности и, соответствуя выбранному направлению, отправился в радиорубку.

+1

13

Вспомните себя в детстве. Помните тот страх, когда мама оставляла вас одного в очереди, а сама, "пока народу еще много", уходила в другой отдел, потому что так "быстрее получится"? Помните, как страшно было оставаться одному, среди тьмы незнакомых людей, и осознавать, что очередь все убывает и убывает, а ты стоишь такой, маленький-несчастный-растерянный, и не знаешь, что будешь делать, если мама не успеет вовремя? Арара, крайне неприятно, ну по-крайней мере, говорю за себя, я наверное была очень пугливым ребенком. Но суть то не в этом, да. А в том, что сейчас, когда мой ангел скрылся из виду, со словами почти такими, что говорила мама - "будь здесь, никуда не уходи, я мигом" - да еще и настращал что может он и не вернется (нет, я конечно понимала, что это так, шутки ради, но все же, надо же было такое сказать, а!)... Я ощущала себя тем самым маленьким-несчастным-растерянным ребенком. К тому же, на дворе ночь, вокруг ни души, а мало ли, маньяки? Ну и все такое. Кроме шуток, мне было немного не по себе, да. И чем только я не занималась, дабы отвлечь саму себя и сократить томительное ожидание (ох как я не любила ждааать): и фонари считала, и собственные ноги разглядывала (видимо, в поисках изъянов которые могли бы возмутить меня до глубины души), и, задрав голову, темное небо рассматривала, надеясь увидеть падающую звезду или комету, и к шорохам прислушивалась... Но в общем-то, Энжи не было не так уж и долго, как могло показаться исходя из всего того, чем я себя развлекала.
- Я надеюсь, обошлось без кровопролитий? - я осторожно глянула в сторону кабинки, где предположительно находился охранник, но следов жестокого насилия там не увидела, да и успокоилась. - А где они, коньки-то? - спросила было я, но меня снова оставили одну, снова блондин где-то скрылся. Наверное, в радиорубку потопал, без меня, нахал. В общем, следуя только зову сердца - или чему там обычно следуют, когда что-то ищут? - я, вполне так себе уверенно, направилась туда, где, как я думала, должна была находиться раздевалка со складом коньков что давали на прокат. И нашла я ее удивительно быстро - по левую сторону от входа, у дальней стены, и представляете, было даже не заперто! Видимо, надеялись что охранника будет достаточно. Включив свет и с несколько минут порывшись среди разных пар, я нашла более-менее новенькие, и главное, подходящие по размеру. К счастью, тут и запас чистых носков имелся, видимо так же на прокат, ибо коньки на босу ногу - дело далеко не кайфовое. В общем, завязавшись, я, при параде, вышла из раздевалки, культурно закрыв за собой дверь. Путь до выхода на лед поддался мне весьма просто - ну еще бы, не скользко и все такое - и я уж было обрадовалась, что кататься не разучилась, но стоило мне сделать шаг на гладкую поверхность, как тут же пришлось вцепиться пальчиками в бортик. Внезапность, и все такое. Пройдя пару шагов вдоль, я уже ощущала себе более уверено, и потому смогла отъехать на метр-другой по направлению к центру катка.

+1

14

Было, конечно же, крайне невежливо копаться в чужих дисках, лапать чужую аппаратуру (лично я за такое бы руки пообрубывал бы по самое не хочу!), но знаете, сегодня был явно не вечер комильфо, потому что все, что не подобает законопослушным гражданам, я уже сделал - начиная с того, что явился ночью к немоей девушке, вытащил её против ее желания (сомнительно, конечно... но все же) из дому, воспользовался добротой охранника и вырубил его... Так что лапанье чужого аудио-добра - это были сущие мелочи. Вобщем-то, выбор был так себе. Но знаете, что порадовало? Среди бесконечного ряда названий песен и исполнителей я выцепил и название НАШЕЙ ГРУППЫ! Представляете? Неужели, нашу музыку кто-то еще помнит, кто её слушает? Стало быть, мои недавние мысли о воссоздании, о возрождении, посещали меня не зря...
  Вобщем, отвлекшись ровно на минуту от своей святой миссии на высокое искусство, коим я считал наш местами примитивный евро-поп, я все же вернулся к своему делу - старательно выбрал нужную композицию, поставил на  песню до неё и со спокойной душой потопал к моей итальянке, которая, надо полагать, уже находилась во всеоружии.
  И таки да, я обнаружил её, лихорадочно цепляющейся за бортик, широко улыбнулся этому очаровательнейшему зрелищу и полубегом направился облачать свои ласты в обмундирование фигуриста. Найти коньки своего размера, стоит отметить, оказалось той еще задачкой, потому что мой крокодилий размер, видимо, был слишком далек от местных стандартов, и я уже даже было отчаялся, представляя, как буду глупо выглядеть с кислой миной на льду и ощущениями, будто в дверях зажало яйца, а я рванул вперёд. Но Фортуна в очередной раз мне улыбнулась и, зуб даю, хотя и не видел, - подмигнула - коньки вскоре были обнаружены и я, поспешив запаковать в них свои безразмерные лапищи, рванул с грациозностью ходока на ходуляк к катку.
   Не скажу, что я был таким уж охуеннейшим фигуристом - с пластикой у меня все же наблюдались определенные проблемы (в подростковом возрасте я вообще был неисправимо неуклюж!), онако несколько лет занятий танцами и пристрастие к роликам сделали свое дело - встал на лёд я довольно уверенно и после первых десяти лихорадочных взмахов руками таки плавно проскользил мимо Эстель.
- Я хотел бы предложить тебе свою помощь и покатать тебя за руку, но... - я многозначительно вскинул бровь и покачал головой. - Намечается несколько иная программа. Следующие четыре минуты ты побудешь просто зрителем.
  Ах да, я не говорил, что там, в радиорубке, наткнувшись на старую добрую композицию Роксет, я загорелся очередной идеей? Загорелся - куда без этого. Если мой мозг в течение часа ничего не придумывает, то я либо мертв, либо... либо это не я!
  Словом, я уверенными шагами (но временами все же слегка покачиваясь и балансируя верхними конечностями в воздухе) подобрался к центру катка и встал, что называется "в позу".

  Вы пробовали танцевать стриптиз под Роксет? Обязательно попробуйте - ощущения просто неописуемые. Стоя спиной к Эстель на первых секундах песни, я откровенно получал кайф от происходящего, заряжаясь немыслимой энергетикой незатейливой мелодии и простых, но цепляющих слов. Резкий поворот, который должен был поставить меня лицом к моей итальянке слегка не удался - мне стоило помнить, что я не на роликах, которые на том и остановились бы - поэтому я совершил достаточно мощный пирруэт вокруг своей оси кругов эдак... пять, пока не вырулил в сторону, при этом не преминув отпустить загадочный и пылкий взгляд в сторону моей единственной зрительницы.

+1

15

Из известного всем утверждения, что талант не пропьешь и на барахолку не сдашь, я делаю смелый вывод о том, что во мне погиб (ну или был где-то на грани, в предсмертной агонии), вполне себе успешный фигурист, возможно даже олимпийский призер, потому что прокатившись пару метров, размахивая ручонками на манер не то крыльев, не то крылышек а-ля бабочка, я таки смогла найти с моими новыми белыми друзьями общий язык, оказалась, так скажешь, на одной волне с коньками. Короче, отрыла в недрах драгоценный баланс, а посему, немного расслабилась, так что теперь могла держать свою тушку в пространстве более менее прилично, хотя все еще с опаской. Однако, было на катке нечто, угрожающее моей концентрации и грозящее разбить устаканившееся между мной и коньяками хрупкое перемирие в пух и прах. Я то и дело поглядывала на своего ангела, который беззаботно так скользил по льду, словно провел на нем всю свою сознательную жизнь, и что-то затевал, предупредив меня, что протянуть мне лапу помощи не собирается. И да, я бы вылила на его светлую голову тонну возмущений, не заинтригуй он меня своим поведением.
Решив отъехать на довольно безопасное расстояние от моего спутника - ну знаете, если этот человек что-то затевает, то никогда нельзя предугадать, во что это выльется, поэтому лучше заранее позаботиться, на случай чего, о спасении своих лап, ушей и хвоста - я снова подобралась к бортику. А в центре же, тем временем, занявшись некую исходную позицию Энжел, всем своим видом возвещал о том, что намечается шоу. Я невольно улыбнулась, в очередной раз (в который уже по счету?) подумала о том, как же он все таки охуительно классный и как же я, походу, завидую самой себе, что он есть у меня (в каком бы ни был качестве, главное - есть), и во все глаза уставилась, в предвкушении сюрприза. Ну а как это еще назвать? Натурально, сюрприз, при чем, я уверена, осенивший блондина ну дай бог несколько минут назад, что делало происходящее только еще приятнее.
И да, представляете, все это время я была настолько увлечена наблюдением за ангелом (а именно за тем, с какой легкостью он скользит по гладкой поверхности), что даже не заметила - ведь на катке уже во всю играла музыка! Вот вроде бы со слухом все в порядке, а внимание и концентрация в присутствии сего юноши, явно хромали на обе ноги, решая не растрачиваться на всякие там маловажные - ой да вообще не важные, по сути - мелочи.
Но вернемся к центру катка, в конце концов, Галахер же не на веки вечные в позе застыл. Живописно так стоя ко мне спиной. Так вот, не на веки вечные, поэтому произошедшее в следующее мгновение заставило меня невольно напрячься во всех группах мышц, и пискнуть что-то вроде "обожемой" - как-то слишком небезопасно выглядел этот пируэт, который проделал Энжи, вращаясь вокруг своей оси, заставляя меня задуматься о его здоровье: не убьется ли, вот в чем вопрос. Да и слава всему на свете, не убился, и даже кажется все было под контролем, о чем меня оповестил его красноречивый взгляд, брошенный в мою сторону. Ну все, взгляд мой был прикован к летящей фигуре моего спутника, а я - ну просто сражена в самое сердце. Меня просто старательно добивали, о да. Мне ведь еще никто и никогда не исполнял танца на льду! И, сомневаюсь, что в будущем такой смельчак еще найдется. В общем, это было ну просто в наивысшей степени очаровательно и даже романтично - по-крайней мере, так это все выглядело для меня.

+1

16

Не думаю, что Эстель сразу вот так догадалась, какую же развлекательную программу на льду я ей подготовил. Вероятнее всего, ей виделся просто танец. Хотя нет, отчего же "просто"? Фееричный, зажигательный, поднимающий настроение и возбуждающий желание (не то, что вы успели подумать!) присоединиться к этой славной выдумке Терпсихоры. Я вообще сомневаюсь, что кто-либо до меня подобное практиковал, хотя, как знать, как знать... Иногда мне кажется, что невозможно в этом мире придумать совершенно ничего нового - особенно такие мысли посещают меня, когда я сажусь писать музыку: каждый фрагмент напоминает мне услышанное где-то и у кого-то, что приближает мое творение к бесславному званию "плагиат".
   Но отставим лирику - я отдавался танцу на полную катушку, а до припева это был просто танец, потому что мне нужно было время, чтобы придуматЬ, как так эффектно и одним махом избавиться от рубашки (ну знаете, я же не проходил курсы стриптизеров, да и одежда не была мною подобрана специально по такому случаю, которая одним движением улетает в зал). И, как бы прискорбно это ни звучало, уникального способа незаметно расстегнуть пуговицы, чтобы не завтыкать, не потерять равновесие и не закончить своё фееричное шоу позорным фейлом, я так и не придумал. Но я же не из тех, которые останавливаются на пол-пути, если не видят средств к достижению. Поэтому равно в тот момент, когда солистка произнесла первое Listen припева, я, стоя лицом к Эстель с ногами на ширине плеч, просто резко дернул рубашку в разные стороны так, что пуговицы, прощально процокав по льду(хотя вряд ли Либерти могла это слышать), в рассыпную разбежались по льду, став для меня потенциальной угрозой.
  Для полного счастья мне, конечно же, не хватало шеста, но, как мне кажется, я и так довольно неплохо исполнил свою миссию - в такт плавно покачивал телом, охотно и с намеком демонстрировал рельефы моего тела (по крайней мере, мне хотелось бы надеяться, что это выглядело именно так, а не как комедийно-пародийный номер!), временами подъезжал совсем близко к Исе и, как это делают стриптизеры, по-немногу подключал её к своему танцу. Я мог бы еще и спеть, конечно - ведь это я умел делать лучше, чем танцевать, кататься на роликах и раздеваться, но мне показалось, что это будет лишним. Ведь даже если, скажем, у вас офигеннейшее платье от кутюр, и брючный костюм от него же - вы ведь не будете надевать все одновременно? Это же нелепо! Вот и я рассудил, что лед+стриптиз+пение будет также наляписто и неудобоперевариваемо для моей зрительницы.

+1

17

Если бы была возможность подключить меня в электричеству, то я бы, пожалуй, засияла поярче любого фонаря из ряда тех, что освещают ночной Фриско (сначала я хотела сравнить себя с гирляндой, но фонари-то поярче будут, поэтому эта метафора как-то эффектнее!). Хотя, ей-богу, что за скромные скромности - я уже сияла поярче фонарей! Неотрывно наблюдая за скользящей по люду фигурой, исполняющей танец под столь замечательную песню, и боясь даже моргнуть лишний раз, чтобы ничего не пропустить (да, я имею ввиду вообще-вообще ничего, ни единой детали, чтобы не было ни одного сантиметра, который он проехал бы по льду, оставленным без моего взора), я не могла не улыбаться самой, наверное, что ни на есть идиотской - ну такой, до ушей, знаете, от которой через некоторое время начинают скулы ныть - но искренней улыбкой.
И мало того, что все это великолепие заставляло обнажать зубки в улыбке, так еще ко всему прочему от танцора исходила такая нереальная энергетика, что сразу начинаешь ощущать себя частью чего-то фееричного и практически легендарного. Так что, оставалось только подключить немного воображения, чтобы обычный, ничем таком не примечательный каток, превратился в шикарный зал в котором происходит не менее шикарное ледовое шоу, со светомузыкой, пестреющее разными цветами, и все дела. Приватное такое шоу, только для тебя персонально, в исполнении кого-то очень-очень важного в твоей жизни. Невероятно, да? Вот, и мне казалось, что не может быть ничего лучше, и что дальше умиляться уже просто некуда. Ай, как опрометчиво с моей стороны.
Я никогда, наверное, не смогу понять, планирует этот человек свои действия заранее, или же все таки импровизирует, но к тому моменту, как песня подошла к припеву, обычный танец (ну, коим он казался на первый взгляд), начал превращаться в стриптиз. Я издала какой-то непонятный даже для самой себя звук (ну, полагаю, это все же было нечто восторженного писка), и чуть было не плюхнулась вниз, ибо на радостях на секундочку распрощалась со своим равновесием. И если он все же импровизировал - то делал это весьма и весьма мастерски, по скольку выходило у него довольно таки здорово. Уж если я с самого начала была прикована к нему взглядом, то что можно было говорить про теперь? Мммм, отвести глаза от блондина, что вошел во вкус своего танца, успевая и телом похвастаться, и в такт музыки попасть, да еще и одарить меня очередным пронизывающим взглядом, было бы просто преступлением! Я бы покарала саму себя. В общем, мне оставалось только наслаждаться зрелищем, пожирать его взглядом, и посылать воздушные поцелуйчики, иногда заливаясь смехом. Не потому что что-то получалось нелепо, а потому что уровень эндорфинов в крови ну просто непозволительно зашкаливал.

+1

18

Мой энтузиазм и вдохновение подпитывался эмоциями, которые я неизменно улавливал на лице моей итальянки. Я, словно вампир, подзаряжался ими и продолжал движение с еще большим запалом и неистовостью. Я так вошел в раж, что пару раз снова забыл о том, что на поворотах с коньками нужно быть осторожным, и это все неизменно сопровождалось пирруэтами. Ну что ж, на третий раз вышло, как по мне, достаточно эффектно и, с такой интенсивностью тренировок, я вскоре мог бы получить почетное звание Стриптизера-На-Льду-Профессионала.
  Однако песня была не бесконечна (к моему великому сожалению), а потому была острая необходимость подвести мой эротический танец к кульминации. И вот тут случился капитальный обломиссимус. Если с рубашкой можно было найти компромиссное решение за счет прощания с пуговицами, то как, КАК предлагаете мне избавиться от штанов? Увы, оные, как их ни дергай в разные стороны, упрямо будут оставаться на моей заднице и даже не покачнутся и не пошатнутся! (только особо злобные экземпляры собак знают страшное заклинание, с которым клочья материи отрываются от задницы, но, даже если бы поблизости оказалась собака-заклинатель, я бы на такое не согласился! Стриптизер с искусанной задницей- херовый стриптизер!). Так что, не судьба была моей итальянке увидеть трусы-шорты (не путать с семейками!!!) с ДональдомДаком.
  А впрочем... Еще парочка телодвижений активизировала генератор в мозгу и вдруг решил, что продемострировать Либерти пикантное начало мне ничто не может помешать - я, спокойно и без "выкрутасов" передвигаясь задом-наперед по льду, расстегивал пояс. Когда я совершил уже три круга почета вокруг девушки, с поясом было покончено и я взялся за пуговицу, на сей раз балансируя прямо перед самым её носом.
  Ширинка, приспущенные на бедра брюки - оп-оп-оп, ляпота! Господа, да я же МегаСтриптизер! Бровка вверх, глазки - вниз, словно указатель направления, куда нужно направть все свое внимание; палец вдоль "тещиной дорожки" вниз от пупка... Ох и здорово же я увлекся процессом! - брюки, которые держались исключительно за счет моих пальцев и честного слова, потеряв первое, не пожелали иметь дело лишь со вторым... Они просто и многозначительно съехали вниз, дав мне тем самым охуеннейший шанс запутаться в собственных двух ногах и живописно так шмякнуться голой спиной и облаченной лишь в трусы задницей на лёд.
    Финальные "Ооооо, Listen to your heart" я, лишенный возможности двигаться, проскулил, лежа на льду и подавляя дикий смех. Кожу спины, рук и прочих мест, соприкасающихся с поверхностью катка, неумолимо жгло холодом, от того смех получался несколько "дребезжащим".

+1

19

Это светловолосое чудо выглядело на льду так убедительно, словно провело на коньках, танцуя стриптиз, всю свою жизнь. Мм, нужно будет, кстати, уточнить у него, могу ли я считать себя первопроходцем (ну то есть первым человеком, перед кем он раскрыл свой этот талантище), или были до меня еще такие счастливицы. Несколько раз правда, видимо возомнив себя тем еще ахуенным фигуристом со стажем и проделывая экстремальные пируэты, этот засранец заставлял кровь застывать в жилах - ну мало ли, вдруг убьется еще, я же в конце концов знала, что профессионалом он не был! - и задумываться о том, часть ли это его плана, дабы добавить остроты ощущений как мне так и себе самому, или же случайные случайности из которых он из раза в раз с завидной везучестью выкручивался, в прямом смысле. Впрочем, я уже говорила, что никогда не пойму планирует он заранее или импровизирует.
А танцор, между прочим, подходил к самому вкусному. Я не имела ни малейшего представления о том, как он собирается освободить самого себя от штанов, но, судя по всему, ему это представлялось крайне важным и необходимым. Ну а мы же с вами знаем Энжела (я-то уж точно): никогда не отступится просто так, не испробовав все возможные и невозможные пути по достижению своей цели. Может он волшебным образом просто напросто выскочит из них? Или... Мой мозг отказался придумывать варианты, по скольку мне уже во всю, в такой близкой близости, демонстрировали прелести своего нижнего белья. И я вот не знаю, облизнулась я на Дональда Дака, или же все такие на тело стриптизера-любителя? Дональд Дак он же такой классный, вы знаете. Клюв там, все дела. Одним словом - утка! Или не, не утка - селезень! Мужик же все таки, ну.
Наплевав на то, что обычно на стриптизах самих стриптизеров запрещено лапать своими ручонками, я собиралась было протянуть к нему лапки, но да не успела. Ускользнул, вы представляете, прямо из-под носа! Ускользнул и нахальным образом распластался на льду. Иными словами, запутался в своих двоих, не сумев удержать штаны в узде (читать в руках), и брякнулся с глухим таким стуком. Наверное, скулеж, которым были сопровождены завершающие аккорды песни должны были вызвать у меня сострадания и все такое, но извините, любые эмоции можно оставить при себе - любые, кроме смеха. Достойное завершение танца, ничего не скажешь, никак не поспоришь. Очень даже в духе Галахера, и да, чистой воды импровизация!
- Браво, Энжи, это было шикарно! - сквозь смех произнесла я, склоняясь над ним почти как над трупиком, и проверяя жив, али нет. Нет, ну конечно же жив, куда денется. И вообще, будем считать, что он не смог устоять перед моей красотой и поэтому так живописно украсил лед своей тушкой - и об этом я его конечно же оповестила. - Давай одевай штанишки и поднимайся, не то простынешь еще, - и тут я, вся такая наивная, что сумею поднять его в вертикальное положение, протянула лапу помощи. Я ж Геракл, вы не знали? У меня в школе прозвище такое было, да. И я вовсе не на коньках же, ну, поэтому вполне себе твердо стою на ногах!

+1

20

Я даже не удивился, не сконфузился, не растроился и не растерялся такому повороту событий, как фееричное падение. В конце-концов, я же говорил, я привык к тому, что многие моменты моей жизни заканчиваются вот так - это система, против которой не попрешь, да и не особенно хочется. И пусть это кому-то может казаться нелепым, но в этом был весь я и уверен, в этом что-то было, что запомнилось бы в разы ярче, чем любая другая стандартная концовка.
  Склонившаяся надо мною с протянутой рукой помощи Эстель так и шептала всем своим видом займи, но выпей - "Ну давай же, действуй". И, хотя я некоторое время все еще мешкался, вуалируя это тем, что якобы не мог отойти от приступа смеха, накрывшего меня с головой, я знал, что в скором времени сделаю. И плевать мне на то, что она любит другого - она все равно всегда будет оставаться моей итальянкой, которую я могу вот так - да да, ИМЕННО ТАК, как я сейчас делаю, потянуть за руку, завалить на себя, обнять, прижать, уложить её голову у себя на груди и при этом продолжать смеяться. Она всегда будет моей девочкой с ямочками на щеках, к которой я вот так смогу прийти ночью, для которой я буду хотеть станцевать стриптиз на льду, даже если никогда этого не делал; которую я буду хотеть радовать, когда она приуныла, даже если она будет носить чужую фамилию и за ней будет носиться свора не моих детей.
  Господи, КАК же я её любил (и люблю, разумеется)! В такие трогательные моменты этого было даже не описать словами - оно стучало у меня в груди, по слову на стук: "Я - тебя- люблю - Я - тебя- люблю". Мне было бы сложно это описать словами, но зато я наверняка знал, как оно звучит - волнующим гармоническим соль минором с яркими переливами и дребезжащими, словно сами струны души квинт-септ-аккордами. Но самое парадоксальное - это то, что я больше ни-ког-да бы не сказал ей об этом. Не из трусости, не потому что логика с моими поступками зачастую была просто несовместима (рыдайте, блондинки! Готов поспорить, в этом я вас переплюну!), а как раз потому, что я ее любил даже слишком для того, чтобы расстраивать этим. Она по-своему тоже ко мне очень привязана и уверен, мысль о том, что я безответно сохну по ней, неизменно вызывала бы чувство вины. А мне этого не нужно. Мне и так здорово, правда!  Я не садомазохист (отчасти), но я вполне могу довольствоваться и тем, что у меня есть.
- Я? Простыну? Да скорее лёд растает, чем я замёрзну! -  с моими словами вразрез явно шли дребезжащие нотки в голосе, с потрохами выдающее то, что я дрожу практически всем телом, однако с неуемным упорством пытаюсь это преодолеть или хотя бы скрыть. Еще хотя бы минуту, хоть тридцать секунд этих ощущений - и можно подыхать счастливым. Надо же! Да я ведь, ни датЬ, ни взять - Джек Доусон из Титаника!

+1

21

За сегодняшний вечер я уже столько раз убеждалась, что наворотила делов, упиваясь своими нежными платоническими чувствами к бедняге-преподавателю, потерявшему семью, что даже начинала себя ненавидеть за тот вечер, когда начала всю эту катавасию, обратив наш разговор в котором последовало неожиданное признание блондина в своих чувствах, в шутку. Отмахнулась и брякнула что-то о влюбленности в другого мужчину, и сама того не желая пополнила ряды тех идиоток, которые добровольно упускают из-под собственного носа свое счастливое счастье, заключенное в одном единственном человеке. Всегда знала, что девушки существа ну просто крайне глупые и любящие все усложнять, но если раньше я предпочитала поржать над такими кадрами, над тем, как они сами запутывают свою жизнь, то теперь, представьте себе, сама была практически в главной роли. И это, признаться, на самом деле не так смешно, как может показаться со стороны.
Верите - не верите, но сейчас я была пожалуй самой счастливой на всем белом свете, и ничто не сумело бы убедить меня в обратном. Вот как мало нужно для этого счастья, а! Всего лишь быть рядом с ним, смеяться вместе с ним, лежать вот так в обнимку, положив голову ему на грудь и блаженно закрыв глаза, только и всего. Ах да, еще не мешало бы не вспоминать о той промашке, которую я совершила и о тех рамках, которые я установила, и тогда все вообще становилось идеальнее идеального! И наверное никакими бы словами на свете, ни на одном языке, я не смогла бы в полной мере рассказать о всех тех безумно нежных чувствах, которые переполняли меня и расплескивались в разные стороны. Захотелось обнять его так крепко-крепко (собственно я уже его обнимала, но хотелось обнимать еще сильнее, да только сил бы все равно не хватило!), потискать и по детски заявить что я его люблю, продолжая стискивать в объятиях, словно подтверждая свои слова. Как делают это маленькие дети, знаете? Стоит им сказать "покажи как ты меня любишь", и они тут же лезут обниматься, выкладывая все свои силёнки, убежденные что чем крепче они тебя обнимут, значит тем сильнее тебя любят. Вот и мне хотелось так же.
Но, как ни печально, мы были далеко не детьми. Во взрослом мире все всегда куда сложнее и запутаннее - просто потому, что взрослые такие идиоты, сами себя жизнь усложняют. Вот и я не могла просто так взять и ляпнуть эти десять букв. Потому что мне было неловко перед ним, и казалось, что скажи я ему об этом сейчас, то получилось бы абсолютно по-дурацки: сама отвергла, а потом вдруг такие противоречия. Ну и мне было страшно - это естественная боязнь, боязнь услышать ответ на свою откровенность. Поэтому я предпочитала помалкивать и наслаждаться моментом. Честное слово, мы (говорю мы, потому что мы! решила за двоих, да!) могли бы проваляться так еще туеву хучу времени, но мне не давало покоя лишь то, что это чудо дрожала всем телом. Трогательность трогательностью, а что я буду делать если он заболеет и ему придется валяться в постели? Кто ж моим ангелом-веселителем то будет тогда?
- Ага. - Обыденной такой интонацией, не поднимая головы, начала я. - И наверное это лед дрожит да зубами стучит, потому что тает, да?

0

22

Спину уже откровенно и неумолимо жгло, словно лед был вовсе не холодным, а горячим, раскаленным, и секунда за секундой клеймил меня своими узорами. И да, итальянка была права - я все же дрожал. Каким бы трогательным и красивым ни был этот момент, над нами висела суровая реальность и тонко так намекала, что пора приходить в себя и радоваться жизни какими-нибудь менее опасными для здоровья методами.
  Я привстал на руках, все еще ощущая на себе тепло и тяжесть (сомнительную тяжесть. она же была легче пушинки - моя итальянка!) её тела, её головы. Одной рукой я упирался в лед (и ладонь моя противно так прилепала к холодной поверхности), второй приобнимал девушку.
  - Меня согреет... - я вовремя осекся. Вообще, этим словам-лазутчикам удивительно ловко удалось обогнуть мозг, миновать секторы трезвомыслия и сундук с обещаниями самому себе. Они выпрыгнули из самого сердца и я успел их затормозить уже на самом выходе, когда они висели на моих губах. Я грозно затащил их назад и подменил последнее чем-то более уместным, как мне казалось: - Дружба. - теперь нужно было напомнить себе, как именно обнимают девушку, когда греет та самая дружба, слегка ослабить объятие...
  Но что-то я упускал в этом всем цирке. Я вроде бы ничего "такого" не делал - всего лишь осторожно поднялся со льда, предварительно поставив на ноги Эстель, всего лишь принялся медленно натягивать штаны, рубашку... Вот что было не так в моем поведении, и было ли вообще что-то не так, я сказать не мог. Не мог, потому что я не видел свои глаза в тот момент. Глаза, которые неотрывно смотрели на неё. Они блестели, переливались и из просто голубых  темнели до насыщенного, густого цвета сапфира. Они говорили-говорили-говорили, и заткнуть их не смог бы решительно никто. Даже я сам - я просто не знал, как это сделать. В то время, как мое тело, загнанное в жесткие рамки, неукоснительно им следовало, стараясь не допускать прикосновений более нежных, чем пристало друзьям, не подходить на расстояние ближе, чем того требует положение просто приятеля, глаза плевали с высокой колокольни на всё. И любили. Любили её до одурения, взахлеб и наперекор любым уставам.
- Пойдем отсюда, сторож может очнуться. Наверное, - нерешительно предположил я, пытаясь отвлечься от завороженного созерцания объекта передо мной. - Надеюсь, свою миссию я выполнил? Вижу, ты улыбаешься и больше не хочешь безвольным покрывалом украшать постель?
  Риторический был вопрос! И попробовала бы она начать отнекиваться! Моя фантазия была неистощима, и, зуб даю, я бы выдумал что-нибудь еще более впечатляющее, чем стриптиз на льду!

Отредактировано Angel Galaher (2012-02-25 10:38:52)

+1

23

Дружба? Ну да, а что же еще, ведь между нами была именно дружба (читайте эту фразу с сарказмом и иронией, чтобы проникнуться во все ее глубины). Самая крепкая которая только может быть между парнем и девушкой, да, смотрите и завидуйте, вы ведь все так далеки от всего того, на что были способны мы с Ангелом. Успешно подавив в себе все опровержения, которые так и негодовали, так и негодовали, пытались выбраться наружу, а вернее, преобразовав их в немного растерянную улыбку, я предпочла отмалчаться и обойтись неопределенным "ога", словно боясь, что стоит мне раскрыть рот, как все те слова, которые я упорно проглатывала, вылезут наружу нежданными гостями. Нежданные гости не всегда приятные гости.
Когда наконец мы пришли к согласию о том, что обнимашки на льду, какими бы чертовски милыми они не были, угрожают покалеченными почками и прочими не сладкими последствиями, я даже и глазом моргнуть не успела, как меня, словно маленькую куколку а вовсе не вполне себе взрослую девушку, поставили на ноги. Интересно, я когда нибудь перестану ощущать себя крохотным ребенком рядом с ним, чей рост под два метра, или нет? Хотя, безусловно, это было просто до невозможности трогательно. Ну вы знаете, каждой девчушке нравится чувствовать себя защищенно, словно за каменной стеной, и в надежных руках, а именно так я и ощущала себя рядом с блондином. Слишком доверяла, слишком верила (ай, а вот это уже так не кстати, я ведь знала его любовь к байкам да басням), слишком любила, и слишком громко об этом молчала.
Закусив губу и ненадолго замешкавшись, я оказалась очень близко к нему, практически вплотную. Непозволительно близко, переступая рамки (кому они к черту нужны, этим рамки!), и словно забирая все свои слова, сказанные ранее, обратно. Пробежаться пальчиками по его торсу, положить одну руку ему на плечу, а вторую запустить в светлую шевелюру, притянуть к себе и губами добраться до его губ. Ведь все привыкли, что подобные трогательные вечера с претезией на романтику заканчиваются не менее трогательными признаниями, поцелуями, и тому подобным. Но мы же с вами помним, что у Галахера и Либерти все всегда через задницу и не как у людей. Поэтому стоит ли объяснять, что все вышеописанное могло происходить лишь в параллельной вселенной?
На самом же деле, стоя как вкопанная, я могла лишь неотрывно смотреть ему в глаза, которыми он, в свою очередь, так бесстыдно испепелял меня. Едва ли наши взгляды сейчас походили на те, обычно присущие друзьям: немного больше чем полагается было в них примеси разных чувств - нежности, счастья, доброты, любви. Но мы же, черт возьми, упертые, да! Поэтому в общем-то делали вид, что все нормально, что так и должно быть, и что так всегда и бывает у друзей, роль которых мы так корявенько исполняли.
- Выполнил, и даже перевыполнил, - и тут я, конечно же, выдала улыбку на все тридцать два, отвлекая саму себя от собственных мыслей, - двести процентов из ста! А сторожу хорошо бы очнуться, я надеюсь, ты вырубил его только на время, а не на совсем, - каким-то не вполне уверенным и ловким жестом я протянула парню свою ладошку (черт, это так напрягало, заботиться о каждом своем движении, дабы не допустить излишеств), надеясь что тот поможет мне покинуть лед, не расшибив колени. Кто знает, смогу ли я твердо стоять на льду после той феерии, которую он мне тут предоставил.

0

24

Я мог бы просто протянуть ей свою руку и помочь выйти на нескользкую поверхностЬ, где ее движения обрели бы большую уверенность и не было бы риска ей шлепнуться на свою очаровательнейшую пятую точку. Я мог бы просто по-дружески помочь ей вот таким нехитрым ,незамысловатым способом. Но я помог несколько иначе. Надо полагатЬ, тоже по-дружески... (как же резало мне это слух, но я снова и снова возвращался к этой дурацкой характеристике наших отношений) - Я просто подхватил Эстель на руки и в два шага достиг выхода, однако на пол поставил её лишь тогда, когда мы оказались около лавочки для переобувания.
  - Знаешь, я обнаружил там в радиорубке диск с нашими песнями, - доверительно поведал я итальянке, совершенно на автомате, не задумываясь ни на секунду, начиная расшнуровывать её коньки так, словно она была несмышленышем, неспособным сделать это самостоятельно без помощи взрослых. Возможно, у меня просто был инстинкт - ведь в свое время это было святым долгом моим - помогать двойняшкам в этом нехитром деле. А может быть, это был тоже инстинкт, но немного иного характера - инстинкт заботиться о ней двадцать четыре часа в сутки, даже если она об этом не просит и на первый взгляд не нуждается. - А буквально недавно я задумывался о том, чтобы возродить группу. С другими участниками, правда. Например, с Джа, моим соседом по комнате. Он отлично лабает, - между делом, вещал я, опускаясь до заговорщического шепота. Расправившись с обувью девушку, я принялся за свою и очень скоро мы во всеоружии вышмыгивали из здания спортивного комплекса.
    По хорошему, стоило бы проведать сторожа, но знаете - если он не окачурился сразу же от моей фирменной "вырубки", то какого ляда ему было бы это  делать потом? Стало бытЬ, лежит себе мужичонка,  в отрубях, спит крепким сном и восстанавливает силы. Проснется бодрячком, как ни в чем не бывало, благополучно забудет о ночном происшествии (хотелось бы так думатЬ, по крайней мере), и все будет тип-топ. Будет же?
  - Давай чтоли  кто дольше на одной ноге  проскачет, а? - предложил я, отряхивая распахнутую рубаху и воровито озираясь по сторонам. И похеру, что ночь. Во мне было по самое горло безбашеной энергии, которая требовала выпуска. И пусть лучше это будут скачки на одной ноге, чем что-нибудь разрушительное. Хотя дело тут было не столько в физической энергии, сколько в желании вымотаться  настолько, чтобы подавить в себе навязчивые мысли.
  Я говорил, что мне нравится быть с нею рядом? Просто бытЬ, просто любить и ничего не требовать взамен? Я соврал, да. Не новость же. Как бы я ни харахорился, ни строил из себя независимого от собственных чувств героя, я тиранил сам себя невозможностью получить большее. И выкладываться на полную, задыхаться от сумасшедшего бега, от отжиманий/подтягиваний/секса - это все было способом притупить все прочее, утомляющее, к слову, нисколько не меньше!

+1

25

Вот он, натурально, издевался надо мной, совершая всякие подобные милые милости, которые между прочим так некстати только подстегивали и распаляли и без того бунтующие порывы нежности,что могли вылиться в далеко не дружеские объятия, тисканья, урурушки, ну и прочие неуместные в воздвигнутых рамках действия, от которых я себя так упорно сдерживала. И да, я же говорила уже, что рядом с ним порой я ощущаю себя самым что ни на есть маленьким и беззащитным ребенком? Говорила. Так вот, это не слабо так било по моей самозащите от собственных чувств, и ставило под угрозу разоблачения все те мифы, что я так настойчиво сама себе строила, копаясь и анализируя наши отношения - мое к нему отношение. Но предпринимать прекратить подобное его поведение - ммм, что вы, это было выше моих сил, я не могла от этого отказаться, так же как кот не может отказаться от доброй порции вкуснейшей сметаны, от которой он будет довольно мурчать и балдеть, восхваляя хозяев.
В общем, пока меня меня несли в крепких и надежных руках до лавочки и пока со мной обращались, словно с совсем маленьким дитятком, мне, предприняв неубедительные попытки сказать что мол "чтооо ты, не стоит", оставалось только довольно жмуриться, как все тот же насытившийся кошак. - Я надеюсь тебе хватило наглости оставить на всех тех дисках по несколько своих автографов? - хоть я иногда и жалею о том, что человеческие голосовые связки устроены далеко не как кошачьи и потому просто анатомически не способны на мурчание, сейчас это пришлось как раз кстати, иначе стоило бы мне только раскрыть рот, как до чуткого музыкального слуха Энжи донеслись бы не членораздельные слова, а то самое довольное мурлыканье, коим представители кошачьих выражают свою безмерную любовь к своим неимоверно любимым хозяевам. - И я претендую быть постоянным и главным гостем на ваших репетициях! - с такой уверенностью, словно группа уже сложилась, возвестила я. И это было не дело принципа, как могло показаться, и не наглостью, что мол - я твой саамый близкий друг и поэтому мне все можно, а был это чистой воды энтузиазм и интерес. Ну знаете, полюбоваться тем, кем и так готова любоваться двадцать восемь часов в сутки, еще и в процессе его любимого занятия - это то еще сладкое зрелище.
Поборов желание заглянуть сторожку и проверить как там поживает (поживает ли...) наш мученик, так бесцеремонно вырубленный ловкостью рук и безо всякого мошенничества, я выскочила за своим спутником на ночной свежий воздух. Заметьте, какая красота: ночь, тишина, разрезаемая только стрекотом сверчков и прочей живности что активизируется с заходом солнца, звезды, сияющие всей своей красой на темном спокойном небе, двое дохера друг в друга влюбленных человека, и вся улица - да что там, весь город! - в их распоряжении до самого утра. Романтикой пахнет, да? Ой да еще как. А этим двум все нипочем, непробиваемые, заразы.
- Нууу... а давай! - нужно же было как-то разрядить эту чертову сопливую атмосферу, которую сбросила на нас ночка, и нужно же было как-то отвлечь себя от тех мыслей, которые толпились в голове... да в конце концов, нужно было как-то заставить себя отвести от него взгляд, и побороть желание взять его за руку!! Вот вроде бы ничего особенного, в этом жесте - взять за руку - друзья, на чистоту, часто так делают. Но ведь на воре и шапке горит, поэтому мне казалось, что вцепись я своей пятерней в его пятерню, это будет крайне неправильно, крайне стремно, и крайне подозрительно, и выдаст меня с потрохами. В общем, кто чем ночью на улице занимается, а мы... а что мы, мы прыгаем, кто дольше пропрыгает. Да только какие тут могут быть сомнения - он сильнее и выносливее меня раз в... я даже затрудняюсь сказать, во сколько раз он сильнее и выносливее меня.

+1

26

О нет, оставлять автографы там, где никто этого не просит - это даже не наглость, это просто тщеславие, которым от природы я был решительно обделен. Я никогда не искал себе славы, не стремился к тому, чтобы меня знал весь мир и трибуны скандировали мое имя. Мне не важно было само признание людей, важно было лишь существование моей музыки и то, какой отклик она вызывала бы в сердцах людей. Мне хотелось бы думать, что кто-то, возвращаясь окрыленным со свидания, падает на свою кровать звездой, включает мою песню и вспоминает самые трогательные минуты прошедшего вечера. Мне хотелось бы думатЬ, что, когда плохо, кто-то включает мою песню, улыбается и понимает, что жизнь не так уж плоха, как порой кажется. Вот это было важно. И пусть эти мои мысли - верх пафоса, и прозвучали бы слишком высокопарно, озвуч я их на публике, я нисколько не лукавил и хотел именно этого.
  Что же касается присутствия Эстель на репетициях... Возможно, это была бы не самая лучшая затея, потому что я неизменно отвлекался бы, да и вообще, оказывался бы в состоянии, что называется "витающий в облаках". Вот концерт - другое дело. Когда ты знаешь, что где-то здесь присутствует девушка, которую ты  любишь и которой хотел бы вдохновенно пропеть каждую строчку с особым чувством, ты поешь именно так - словно ищешь ее в зале. И тогда каждая девчонка, завороженно глядящая на тебя, думает, что эти слова - для неё. И зрители получают свою положенную долю позитива и эмоций, за которыми они приходят  на подобные мероприятия.
  Если вспомнить о том, чем мы сейчас занимались, или, точнее было бы сказать, собирались заняться на ночных улицах загадочного Фриско, то, надо полагатЬ, после того, сон у нас будет слаще сна ангелов (если таковые вообще спят, конечно же...) и уж тогда я точно буду считать свою миссию выполненной. Ну а сейчас у меня была новая цель скакать горным сайгаком, хотя, наверное, победа априори была за мною - уж в длине ног и выносливости с Эстель ли мне было соревноваться?
  - На старт, внимание... - я гадко смухлевал, ринувшись в бой раньше, чем возвестил "Марш" - но я сделал это не по оплошности, а совершенно намеренно.
  Проскакав добрую пятую часть мили, я блаженно рухнул на зеленый, еще мягкий за счет не отцветшей травы, газон, раскинув руки и пытаясь утихомирить сбившееся дыхание. Скажу вам, это не сошло бы за достойный заменитель секса, но для снятия напряжения и разрядки атмосферы вполне себе сойдет.
- Вот за что я тебя особенно люблю, - прокричал отставшей от моих скоростей итальянке и уже был хотел осечься - ведь это слово таки сорвалось с моих губ вопреки моему желанию. Но слово, как водится, не воробей (хотя гадит метко...), вылетело и хрен назад засунешь. Поэтому мне оставалось лишь придать своему лицу непринужденнейшее выражение, чтобы это все не было сочтено за сорвавшийся с цепи романтический порыв, и продолжить: - Так это за то, что ты всегда поддерживаешь меня в любых моих дуростях. Даже если речь идет о скачках в три часа ночи! А если бы я предложил тебе скупаться в фонтане, согласилась бы? - да и срать мне на то, что я деру глотку среди ночи посередине улицы и что жители многоэтажки неподалеку вряд ли вдохновились бы моими шальными предложениями...

+1

27

Мне бы еще форму, которая была обязательной и день ото дня раздражала учеников младших классов, и я бы натурально сошла за эдакую школьницу, бегающую - а вернее, прыгающую на одной правой - по коридорам за самым своим любимым одноклассником. Детство в одном месте заиграет, и уже фиг угомонишь его, поэтому в столь детское занятие мы вкладывали, пожалуй, весь свой энтузиазм. Ну это приятно, знаете, хотя бы на несколько минут забыть обо всех проблемах и вновь почувствовать себя беспечным ребенком, который не имеет ни малейшего понятия о том, что это такое - быть по самую макушку влюбленным в кого-то. Вот только, беда, но была ли у меня возможность угнаться за Ангелом, это вопрос на засыпку - буквально в два-три прыжка он обогнал меня на столько, что я осталась далеко позади и без малейшего шанса его настигнуть. Кроме того, несмотря на то, что у него и так было превосходство надо мной, этот засранец еще и стартанул раньше, чем это сделала я! Ну да ведь понятно, что никто и в мыслях не держал обижаться на такое, хотя конечно же наигранно обиженное "хэээй, так не че-е-естно!" я в долгу не оставила.
И пусть, что я совершала практически каждодневные утренние пробежки, но дыхалка в наглую меня подводила (ну да, все таки бегать трусцой по свежему утреннему воздуха полегче будет, чем скакать на одной ноге после того, тем более, как постоял на коньках), поэтому допрыгав наконец до развалившегося на траве парня мне ничего не оставалось, как поступить точно так же, с единственной разницей в том, что улеглась я на живот, не желая вновь поддаваться тем романтическим веяниям, кои волнами исходили от звезд. - А ты как думаешь? - не долгое время, которое у меня ушло на то чтобы немного отдышаться, спустя, ответила я на вопрос, который пожалуй слышали все жители спящих на этой улице домов. - Правильно думаешь, конечно согласилась бы, - а разве могло быть иначе? Сходить с ума - так вместе, как истинные.. ну да, друзья, вы понимаете. Друг друга не бросит не только в беде, но и в сумашествии, даже более того - друг поможет побыстрее сойти с ума окончательно.
Это было так неправильно, обманывать его, обманывать саму себя - особенно это было нечестно по отношению к самой себе! - навязывая притянутые за уши характеристики наших отношений. Ну или, по крайней мере, моего к нему отношения. Ну вот вы посмотрите на меня, на то, как я беспрекословно и не задумываясь лезу во все, во что он меня втягивает, на то, как я радуюсь каждому его звонку и уж тем более каждой встречи с ним, посмотрите хотя бы на то, как я смотрю на него (а я, черт возьми, я опять смотрю, да? мои глаза это просто предатели какие-то, ей-богу), валяясь рядышком в травке-муравке, и произнесите это слово. Друзья. Не кажется, что как-то коряво и не правильно оно звучит? Вот и мне кажется. Но, как я уже говорила, я не могла просто так взять и свалить на его светлую голову информацию о том, что никто мне нахрен не нужен кроме него, и что я нагло вру, пытаясь стряпать из себя хорошую подружку. Ну вот не могла, и по большей части это была все же реакция самозащиты. Я же не переживу, если, сказав ему все как есть, услышу что-то о том, что у него кто-то есть (а такой вариант был далеко не исключен, Энжи ведь никогда не страдал нехваткой любвиобильности). И как только он это пережил, а? Это же невыносимо! Ну да не будем про укоры моей некогда спящей совести, слишком нудна это волынка. В общем, мне нужно было как-то прозондировать почву. А как это сделать... К черту ходьбу вокруг да около! - Энжии, - придав своему голосу самую такую обыденную интонацию самого обыденного разговора, и попутно накручивая на пальчик несчастную травинку, начала я. - А как у тебя.. ну.. на личном фронте? - и голос такой, знаете, заботливый, мол "как ты там поживаешь после моих слов? надеюсь, уже и думать забыл, живешь себе дальше, и все". И со всей уверенностью заявляю, что я была готова услышать любой вариант ответа.

+1

28

Видимо, не зря, ох не зря же я так опасался, что из моих непослушных губ ненужными звуками сорвуться слова, способные нарушить столь шаткую идиллию, которую мы только-только, казалось, с Эстель наладили. Впрочем, нет, наверное, идиллия между нами была категорически всегда - мы удивительно славно спелись едва ли не с первых минут нашего знакомства, чувствовали друг друга и комфортнее ни с кем другим я себя не ощущал. Но слова - они обладают страшной, пугающей силой! Не являясь ничем физическим, не представляя собой никакой субстанции - даже духовной, они, будучи породжением наших мыслей, чувств и некоторых физических явлений - колебания воздуха там, дребезжания голосовых связок, имеют такое влияние на обстоятельства... Вобщем, я слегка увяз в дебрях, кажется. Но суть остается той же - как тогда, сказав итальянке впервые о своей любви к ней, я пошатнул прочную дружбу с койкой, так и сейчас - мне казалось, я задел её, снова ляпнув, что я её люблю, хотя и пытался же придать словам как можно меньше романтического смысла. Но она явно восприняла это так, как оно было на самом деле  - вспомнила, что доставила мне некоторую боль тем, что не ответила взаимностью и ей стало неловко от этого.
  Вот к таким я выводам пришел, когда девушка спросила меня о делах сердечно-фронтовых. Я проклял свой непокорный язык, я проклял свои чувства, от которых безкомпромиссно не смел избавиться, не пытался и даже не хотел... Зачем, ну зачем, а? Ну кому это надо? Ведь Эстель - не из тех девушек, которым доставляет удовольствие просто быть кем-то любимой забавы ради - просто ради того, чтобы чувствовать себя любимой. (А я, к слову, как раз из тех!). Вобщем, ляпнул - выкручивайся. Такой диагноз выпятила мне моя соображалка, шумно закрыла окошко лавочки и продемонстрировала табличку "Идей нет. ВСе распроданы". А если нет идей, как выкрутиться "законными", так сказать, методами, я... вру! Конечно же, вру. Глазом не моргаю. Правдоподобно вру. И глаза мои, как правило, лучисты и ясны еще больше, чем когда я вещаю правду.
- Хмммм, - рассмеялся я, растягивая губы в довольной улыбке так, словно Либерти попала точно в яблочко и именно эту приятную для меня тайну я собирался в ближайшее время ей поведать. Развернувшись на бок и приподняв одну бровь моим фирменным "домиком", я многозначительно покачал головой: -  Ну-с, спешу тебя порадовать... У тебя нет причин для беспокойства, у меня все в шоколаде, - для пущей убедительности я подмигнул девушке и тронул указательным пальцем кончик её носа, а после не удержался и от нахального лапанья моей любимой ямочки на правой щеке. - Серьезно, все шикаррно. Я встретил замечательную девушку. Ты же знаешь, я не умею депрессовать и всегда открыт для новых чувств. Так что все в порядке. Спасибо, что спросила, - ну нахрена ты спросила?!?! вообще-то внутри клокотал этот вопрос, потому что, не спроси Иса меня о теме наиболее щеколивой для меня в данную историческую веху, мне не пришлось бы так злостно и нагло врать самому близкому и любимому для меня человечку, который своей искренней заботой обо мне лишь усугблял нарастающее чувство вины. - А как у тебя с твоим этим...преподом? - преподом, которого я в мечтах своих четвертую, потом снимаю скальп, кожу, совершаю трепанацию, выколупываю глаза из глазниц, как устриц из их скользких домиков, а потом долго и вдохновенно наматываю яйца ему на уши... А, нет... Уши я уже ему отрезал в прошлой серии моего сериала фантазий. О чем это я...? Ах да, кажется, только что я спросил Ису о том, о чем слышать не хотел в принципе, но к чему меня подталкивала моя почетная должность лучшего друга. И если она ответит, что этот придурок её больше никак не волнует, я, пожалуй, стану самым счастливым человеком во вселенной. Хотя... разве станет она от этого относиться иначе ко мне?

+1

29

Я казалось самой себе очень храброй, когда мужественно была готова принять на себя любой удар, в виде любого его ответа. Но блин, это такие разные вещи: быть готовой услышать, и реально хотеть слышать. Так вот реально я хотела слышать абсолютно конкретные слова, которые сподвигли бы меня наконец выпустить всю ту романтику, которая скапливалась за весь этот милейший вечер, наружу. Ей же было тесно там, у меня внутри, в мыслях, в сердце, в почках и печенке, что ей непременно нужен был выход! И, честно говоря, она, романтика эта, несмотря на все мои здравые соображения, была уже на низком старте, готовая возликовать в любую секунду. И контрольный в голову она получила уже в тот момент, когда губы блондина растеклись в довольной улыбке. Правда, несмотря на "контрольный", подохла она не совсем сразу - еще потрепыхала немного лапками, пытаясь бороться с верной гибелью, но как-то только по ушам мне надавали его слова, улыбка к которым видимо являлась чем-то вроде приправы, бедолага совсем сдалась и сдулась и расположилась на смертном одре.
Нет, не думайте, что я такая конченная эгоистка, которая услышав нежелаемые слова тут же бы соскочила с места, и удрала куда подальше, думая только о себе любимой отвергнутой забытой всеми и вся. Я была рада за Энжи. Нет, вот правда, это же хорошо, когда человек находит взаимность. Никогда я не была приверженцев тех девушек, которые, безответно любя парня, считают что пусть он будет счастлив, с кем угодно, но главное счастлив, но и злючной злюкой тоже не была. Ну вы знаете, я вся такая добрая и искренняя. В общем, мне мешало отреагировать на слова блондина отрицательно уже хотя бы то, что я, черт возьми, любила его, и вступать с ним в конфликты, ссоры, или пререкания вовсе не хотела. Как я без него-то? Пусть лучше так, чем никак, и пусть уже кто-то наконец-то из нас двоих найдет себе место. Вот кстати, очередной повод лишний раз напомнить себе о том, что сама первая начала все эти игры в лучших друзей, так что теперь нужно было вести себя так, как к тому обязывает статус. Имела ли я право как-то обижаться или качать права? Едва ли. - Это же замечательно! - промурлыкала я, выдавая приятную улыбку в подкреплении своих слов. - Что ты в порядке замечательно, и... - заткните меня кто-нибудь, я вас умоляю, - ..ну и что встретил тоже..замечательно, и что открыт замечательно. - "И сам ты вообще очень замечательный, что замечательнее некуда" - так успешно было проглочено и не нашло выхода, увы и ах. Я заткнулась, как всегда, на самом интересном месте. Поскорее бы теперь уйти от этой неловкости, зачем вообще разговор завела, ой идиотина... Я могла еще долго себя корить и мысленно пожирать исполняя обязатенности совести, но кроме как думать о том какой мой ангел замечательный, мне нужно было ответить на его не менее замечательный вопрос. Здесь главное уловить иронию.
Я перевернулась на спину и, ощущая на коже легкие дуновения прохладного вечернего ветерка, блаженно зажмурила глаза. И плевать, что внутри там далеко все не так блаженно и очаровательно, как может показаться по моему внешнему виду, но для нас это было так нормально. Совершенно по наитию, ведомая лишь подсознанием, которое ловило кайф каждой проведенной рядом с Энжелом минутой, я подвинулась к нему поближе и положила голову ему на бок (сам то он лежал на боку, ага). Удобно, хорошо, ммм.. Нега не заставила себя долго ждать и тут же свалилась на меня в полном своем объеме. - С преподом... ммм.. - лениво, притихшим голосом начала я, - а что с ним: он преподаватель, я студентка, все так, как и должно быть. - И вы знаете, в моем голосе не было ни капли сожаления по этому поводу. - Едва ли, со всей своей легкостью и легкомыслием, я могу застопорить свое внимание на ком-то на долго. - Опять вранье, чистой воды вранье. Ведь был один человек. Вот только он сам был не в курсе, на сколько прочно он засел в моих мыслях.

+1

30

Если в тот момент, когда я только начинал сочинять свою очерденую байку, у меня были некоторые сомнения относительно целесообразности этого поступка (еще меня совсем-совсем немножко беспокоил моральная сторона вопроса... но совсем-совсем немножко!), то когда я увидел совершенно неподдельную радость и, как мне показалось тогда, облегчение на лице Исы, я укоренился в мысли - я все делаю правильно. Все так, как должно быть. Я действительно сделал так, как лучше. И пусть мне дерьмово от этого всего, пусть я еще долго буду подыхать в эмоциональных контузиях,  выворачивать себя изнутри и писать минорные композиции гармоническими ладами, главное - её больше не гнетет недосказанность между нами и ощущение, что она оттолкнула близкого человека (я же был ей блилзким человеком, верно? ДРуг же, как никак!). К тому же теперь, как мне, опять же, казалось, ей гораздо легче будет делиться со мной своими чувствами - вот как сейчас, когда она рассказывала мне о своем неудавшемся романе.
  Черт... а может быть, стоило...? Может, стоило отвоевывать её? Добиваться, как натсоящий мужчина добивается любимой женщины? Поступками, словами, окружая её заботой и вниманием так, что она не сумеет устоять? И плевать на какое-то там платоническое увлечение - это все дело наживное. Как пришло, так и уйдет.
  Но эта здравая (как покажет время) мысль, не найдя мозга, покинула мою черепную коробку - я даже не успел с ней достойно попрощаться! Я лишь успел подумать о том, что наввязываться - последнее дело, недостойное моего светлого морального облика (и похуй, что моральный облик у меня был расцветки далматинца - все мои добродетели были щедро заляпаны нелицеприятными факторами...).
   Мне казалось, что, когда этот разговор свершится, когда мы поставим все точки над "и", мы сможем свободно вздохнуть - сможем быть, как раньше. Все станет легко и понятно - как в детстве, когда мы вообще не заморачиваемся по поводу подобных вещей. Жаль, кстати, что Эстель не было в моем детстве! Уверен, что мы много времени упустили! Но нет - никакого облегчения и свободы я так и не ощутил. Словно невидимым воздушным шаром над нами висело что-то немое, но достаточно увесистое. Ощущение, которому не подберешь название. Когда ты ощущаешь, что что-то не так. Каким-то почти мистическим шестым чувством. Может задницей - неважно.
- Это круто... - нет нет нет! Не та интонация, не так смотрят глаза, - благо, Исе этого не видно! Но тон голоса - не то! Не верю! Сам себе не верю, а как будет верить она? Я сразу вспомнил нашего постановщика клипов, взбалмошного импульсивного француза, который размахивал бумажкой со сценарием прямо перед моим носом, временами задевая его и вопил, как померанский шпиц - "Ну что ты поешь о страданиях с упоением садомазохиста! Тебе должлно быть ПЛОХО И БОЛЬНО! А ты доволен, как после секса с десятком горячих азиаток!". Сейчас же у меня стояла прямо противоположная задача и, чтобы исполнить ее на отлично, я воскресил в памяти светлый лик Луминара и, засунув в места особо чувствительные "плохо и больно",  нацепил костюм "охуенно счастлив", - НУ в смысле, легомысленность - может и не круто, круто, что у нас с тобой все так хорошо. ХОтя... мне кажетсЯ, легкомысленным быть - это как раз-таки круто... Меньше заморочек, правда? ЗАмечаешь, как мы с тобой этим похожи, а? Иса, да мы ж сиамские близнецы! - Я подорвался с газона, легко и просто поставил на ноги Либерти рядом с собой и, взяв ее под руку и плотно прислонив свою левую ногу к ее правой, скомандовал. - Давай до того столба походкой сиамских близнецов? Представь, что у нас срослись ноги... - за дуростями было так легко прятать полное отчаяние и желание выдрать все до одной волосины на заднице от досады...

+1


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Guess who!