Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Bathing day


Bathing day

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://funkyimg.com/u2/2083/560/339092________.gif
Bathing day
Christopher Fletcher, Stefano Barbieri
3 февраля 2012 г.

Отредактировано Christopher Fletcher (2012-09-08 23:47:23)

+1

2

Все было совершенно не так, как хотел того Кристофер. Его не устраивало его место в этой жизни, даже не смотря на растущую популярность группы и продвижение в актерской стезе. Все было не то! Да, он мог развивать себя в обоих направлениях, был постоянно окружен людьми и поклонниками, но все не то, не то! Нужен был толчок, смена декораций и новые ощущения. Флетчер в последнее время стал иначе смотреть на некоторые вещи и теперь даже принял решение перестать принимать наркотики. Ему было плохо, очень плохо и тоскливо, когда он не принимал их так часто, как требовал того организм. Все больше накатывало раздражение и злость на весь окружающий мир, на следующий же день принятия наркоты. Но никто не знал этой причины, все думали, что это нормально для Криса и всё потому, что он всегда был задирой и дебоширом. А на деле, стоило бы побеспокоиться о его жизни. Знаменитостям, хоть и начинающим, приходится не так уж и легко, им приходится бороться со своими же страстями, чтобы не сгубить жизнь и продержаться не то чтобы до старости, хотя бы до сорока лет.
Кристофер проснулся сегодня рано и был разбит как никогда. Гребанная ломка. Хотелось лезть на стенку и крушить все подряд, лишь бы не бездействовать, будучи запертым в четырех стенах. Крис  прошел в ванную и принял быстро душ, после чего нацепил на себя футболку, поверх нее толстовку и теплые спортивные штаны. Он намеревался устроить себе пробежку, до того как придет Стефано. На днях они договорились встретиться, и Флетчер пригласил его к себе, так как жил один в своей небольшой квартирке на окраине Сан-Франциско. С предками жить в свои двадцать два было не резонно, а в центре города цены были просто баснословными.
Одевшись, барабанщик вышел на улицу и прошел к парку, который к счастью был через дорогу. Можно было бы пойти и в качалку, куда Крис постоянно ходил, но это было далеко, а хотелось именно по-быстрому и рядом. Оказавшись в парке, тут же переключился на бег и устремился вперед. Бегал он сегодня небывало долго и часто останавливался из-за сгубленного курением и наркотиками организма. Все же качаться было проще, чем бегать. Только через два часа Флетчер приполз к своей квартире и на третий этаж, где жил, ехал уже на лифте, а не шел пешком, как планировал раннее. Он жутко устал и пошел уже в сторону душа, в прохладной воде которого хотел освежиться, как раздался стук в дверь. Кристофер успел только стянуть с себя толстовку и остался в насквозь мокрой футболке, которая из белой превратилась в серую.
- Привет. Проходи. – Распахнув дверь перед Барбьери, произнес парень. Крис даже не успел толком прибраться перед его приходом, так что было даже несколько неловко. Все же он не девка на одну ночь, а более постоянный…как назвать их участившиеся встречи, Флерчер не знал, поэтому решил ограничиться словом «партнер». Встречи со Стефом происходили спонтанно, и ничем не обязывали. Пришел, перепихнулся и ушел. Как-то так.
- Я только пришел с пробежки. – Добавил Крис, пропуская Стефано в свою комнату, где кое-какая верхняя одежда валялась на диване или спинках стула. Честно говоря, барабанщик ждал с нетерпением прихода Барбьери, так как он был своеобразным «спасителем». Без его присутствия и присутствия вообще кого-либо, он бы ебнулся об стенку или еще чего хуже.

Отредактировано Christopher Fletcher (2012-09-11 14:14:48)

+1

3

Внешний вид

http://s017.radikal.ru/i410/1209/10/f93297f08f9e.jpg

Этим чудесным февральским вечером я поймал себя за учебой. Я просто открыл учебник, чтобы пробежаться глазами по материалу, который завтра будет упоминаться в контрольной работе, и не заметил, как углубился в чтение. Меня забавляло читать теорию и сравнивать ее с практикой. На деле эти две вещи значительно расходились. При этом автор учебного пособия будто бы жил в каком-то очень структурированном мире. Изложенное казалось мне невозможным. Я читал будто бы фантастическое произведение. Но при этом мне было интересно. Я даже не заметил, как Чарли забрался ко мне на диван и стал заглядывать ко мне в книгу. Я знал, что ему было чертовски скучно. Он в очередной раз поссорился с моим дядей и вот уже вторую неделю находился под «домашним арестом». Удивительно, что такое вообще возможно. Запретить что-то взрослому парню. Но, тем не менее, я как обычно, не смел лезть в их семейные разборки. Но в последнее время они вдруг участились. Мне казалось, что с октября месяца дела у дяди Тициано идут так себе. Он был сплошным комком нервов. Не помню, чтобы за последние три месяца мы вообще с ним разговаривали больше пяти минут подряд.
- Порубимся в Плейстейшен? – предложил Чарли, когда я наконец-то закрыл книгу. Все это время он просто терпеливо ждал. Каким он был человеком? В свои двадцать семь лет он так и не начал жить. Чарли был добровольным  узником этого дома вот уже почти как десять лет.
- Не могу.
- Уезжаешь?
Утвердительно киваю. Знаю, что он не спросит куда. Отчего-то чувствую себя за это виноватым.
- Надо кое с кем повидаться.
Чарли зевает и вытягивается во весь рост на диване, выживая меня с него своими ногами. Я какое-то время сопротивляюсь, поддерживая его игру. Он вяло улыбается в ответ.
- Дядя должен прилететь завтра утром?
Чарли пожимает плечами.
- Позвонить ему?
- Не надо.
Машина заводится со второго раза, и меня это начинает порядком бесить. Всю неделю она откалывает всяческие выкрутасы, хотя ей еще и года нет. Я уже жалею, что не послушался дядю и взял именно эту модель. У меня уже были проблемы с тормозными колодками. Благо обнаружил это и не убился. Звоню Ческо, водителю дяди. Он меня везет. Сан-Франциско он знает, как свои пять пальцев. По дороге мы болтаем о зимней стоянке аистов, землетрясении в Исландии и о предварительных результатах выборов в итальянский парламент. А потом я засыпаю, сложив голову на ремень безопасности. Он будет меня возле самого дома Кристофера.
Поднимаюсь на третий этаж. Лестничная площадка кажется мне удивительно чистой, хотя я здесь уже и бывал пару раз. Правда, в первый раз я не понял, как я здесь очутился. Стучусь в дверь,  отчего-то избегая звонка.
- Хреново выглядишь, - говорю я Крису, проникая в его квартиру. Царство беспорядка, но уюта, который был так важен для меня. Моя же комната походила на номер в отеле. Каждый день ее убирала горничная. Брошенные вещи всегда оказывались на своих местах, заботливо свернутые и разложенные по полочкам. Я ценил работу Марии, да и вообще не был бардачником.
- Что с настроением? – спрашиваю я, сразу подмечая что-то не то. – Выкладывай, что стряслось? В душе же я искренне надеялся на то, что мне это лишь только кажется. Я не любил выслушивать о проблемах, а еще сильнее помогать их решать. Но если Кристоферу нужно было выговориться, то я не мог не дать ему этого сделать.
Со мной это было впервые. Вот уже больше месяца, как мы с ним стабильно трахаемся, но при этом мы даже толком и не познакомились друг с другом. Меня раздражали его друзья. Почти все. Я пытался сдерживать порывы стеба, когда случайно находился среди них. Мы вообще с Крисом были очень разными, но почему-то меня это пока не раздражало. Это не были отношения на всю жизнь, да и не на продолжительный срок, возможно. У нас был отличный секс, но не было родственности душ. Возможно, мы просто не знали друг друга, чтобы понять с кем имеем дело.
Заваливаюсь на кровать. Распахиваю свои объятья.
- Иди сюда. Поплачься мне в жилетку. Видишь, я ее специально для этого одел.

Отредактировано Stefano Barbieri (2012-09-10 02:41:25)

+1

4

- Спасибо. – Ухмыляясь, ответил на реплику Стефано о том, что хреново выглядит. Он и сам прекрасно знал, что появившиеся синеватые пятна под глазами это жесть, но он уже решил бросить принимать наркотики, так что без этих последствий никак не обойтись.
- Мне послышалось, или ты действительно спросил, какое у меня настроение? – Фыркнув от смеха, уточнил Флетчер, не веря своим ушам. Обычно они не особо разговаривали, а сразу приступали к делу, как два хорька желающих чисто перепихнуться и ничего более. Крис стянул с себя мокрую от пота футболку и бросил ее на стул, где уже была такая же толстовка. Он  знал, что от него несет и хотел бы принять душ, чем быстрее, тем лучше. А потом можно будет заняться тем же, чем и обычно, когда Барбьери к нему приходил.
Хотя с толку все же немного сбивал его вопрос и не выходил никак из головы. Почему Стеф это сделал? Неужели ему действительно стало интересно или же ему настолько скучно, что он решил поинтересоваться, чем же Флетчер все-таки занимается, помимо секса с ним. Можно было бы высказаться по полной, но как-то не особо было желание напрягать Стефано. Обычно только надоедливые любовницы, которых Крис менял каждую ночь, интересовались «как дела?» или «когда мы снова увидимся?», хотя чаще возникали вопросы «а презерватив не порвется?» и «я не забеременею?». Глупо конечно, Флетчеру не нужно  проблем и неожиданно свалившихся на голову детей и их чумачечих матерей. Была однажды девчонка, которая пропустила мимо ушей предупреждение Кристофера о невозможности развития каких-либо отношений и попыталась изобразить из себя несчастную забеременевшую женщину. Барабанщик сумел отвертеться благодаря тому, что у него были презервативы только усиленной прочности. Он был уверен, что ничто не порвалось и забеременела назойливая девчонка не от него.
- Что ж, ладно, я кажу тебе. – Прыгнул на кровать рядом со Стефано и сел сверху, пристраиваясь поудобнее. – Я как унылое говно-о. Такой ответ тебя устроит?
Крис массирующими движениями провел ладонями от ширинки до верхней части живота Барбьери и залез под его рубашку, ощущая тепло его тела. Это взбудоражило его воображение и захотелось немедленно большего. Но стоило только задуматься о том, как неприятно будет Стефу, желание тут же отпало и Флетчер слез с парня, склонившись на миг над ним ближе, почти прижимаясь живот к животу, и потрепал его по голове.
- Иди нахрен со своей жилеткой для сопливых мальчиков! Ладно, я мыться. Хотелось бы принять ванную, настолько сильно я устал, но лучше я приму душ, чтобы побыстрее к тебе вернуться. – Кристофер ухмыльнулся и встал с Барбьери, после чего направился к ванной комнате, но у самой двери обернулся.
- Хотя знаешь…снимай с себя все. Примем ванную вместе. – На губах появилась хитрая улыбка, а глаза засверкали озорным блеском. Крис ушел в ванную и начал снимать с себя штаны и трусы, специально не закрывая за собой дверь. Ванная наполнялась горячей водой и было шумно, так что шагов Стефано Флетчер не мог услышать, если они конечно были. Он сам не до конца понимал, с какого фига позвал мыться еще и Барбьери, но дело сделано, так что пофигу.

+1

5

- А что в этом странного? – удивляюсь я реакции Кристофера. – Разве я не могу поинтересоваться чем-либо еще, кроме того, в какой позе тебя разложить?! Признаться, меня задела эта фраза. Я знаю, что многие в универе считают меня поверхностным щеголем с ебанутым характером и кредиткой вместо мозгов. Но человек, который уже как месяц несколько раз в неделю прибывает в моих объятьях? Возможно, Крис не имел ввиду то, что я понял, но мне было плевать. Раз я так понял, значит, так оно и есть.
Конечно, это все мое поведение. Если ты не знаешь Барби, то лучше поменьше с ним общайся, иначе рискуешь себе испортить настроение и понизить самооценку. Я никогда не сторонюсь людей. Для меня важно быть в социуме. Для хорошего времяпровождения мне не нужен кто-то конкретный. Я сам задаю настроение и ход событий. Но, тем не менее, мое отношение с окружающим миром подобно отношениям дверного ключа и ржавой замочной скважины. Чтобы дверь открылась надо вставить в нее ключ хитро выебанным способом. Вроде того: «Открой меня, если сможешь». Я никогда не был подонком и прекрасно осознавал это. Здесь моя совесть была чиста. Я был сначала хорошим сыном, потом внуком, а теперь племянником. Иногда меня охватывает страх: а  вдруг я не помню своего детства только потому, что мне и помнить-то нечего? Мое детство, видимо, представляло собой длинную череду пустых, скучных, тоскливых и однообразных, как волны на пляже, дней.
Кристофер признался, что он унылое говно и лихо запрыгнул на меня сверху. Было понятно, что он не хотел со мной говорить или просто не был к этому готов. Мне не оставалось ничего другого, как пропустить сказанное мимо ушей и придерживать Криса за бедра. От него, кстати, сильно разило потом, но в данный момент это не казалось мне чем-то омерзительным. В конце концов, после занятия любовью я имел привычку засыпать, не принимая душ. И от меня  отнюдь не васильками пахло.
Я внимательно следил, как пальцы Флетчера проходятся по моей блядской дорожке от ширинки вверх, как его ладони забираются мне под рубашку, принимая тепло моего тела. Я, было затаил дыхание, когда губы Кристофера оказались близко с моими, но они меня так и не поцеловали. Он потрепал меня по волосам, как хорошего лохматого пса, послал меня нахер с моим предложением «поплакаться в жилетку» и отстранился. Я хотел его удержать, оставить на себе, но мистер Флетчер оказался крайне быстр и ловок.
- Можешь не торопиться возвращаться, - усмехнулся я, перекатываясь на живот. – У нас вся ночь впереди. Я у тебя остаюсь. Вот так я решил, правда, забыл поставить об этом в известность Криса заранее.
На предложение о совместном принятии ванной, я лишь мило улыбнулся. Оно было мне по вкусу, но я решил не торопиться, заставить Кристофера немного «понервничать» и подождать. Тот , правда был сообразительным мальчиком. Не закрывая за собой дверь, принялся стягивать с себя джинсы, повернувшись ко мне своей аппетитной попкой. Какое-то время я еще повалялся на кровати, рассуждая о наших отношениях. Забавно, но мой мозг постоянно прокручивал порнографические картинки, когда я думал о Кристофере. Я хотел бы пересмотреть наши лучшие из постельных сцен. С каждым разом Крис набирался опыта. Он вообще оказался очень талантливым мальчиком. Умел доставить удовольствие, и был достаточно непредсказуем. Его не приходилось тыкать носиком, как котенка в блюдце с молоком. Он умел и любил действовать сам.
- Ну, и как водичка? – спрашиваю я, присаживаясь на край ванной. Моя ладонь скользит по обнаженным плечам Криса и его безупречным ключицам. Взгляд же ныряет под воду, где сейчас плескается его член. Такой хорошенький.
Ванна не большая, но я знаю, что нам хватит места. Выливаю в воду пол флакона пены. Взбалтываю ее рукой до образования белых барашков. Сгребаю в ладонь и дую Кристоферу в лицо, довольно улыбаясь.
- Найдется для меня местечко?
Медленно расстегиваю рубашку, наблюдая за его реакцией. Снимаю ее и вешаю сверху на полотенце. Беру пену и шмякаю ее себе на соски. Наклоняюсь над Флетчером и трясу перед ним грудью, так будто бы я танцовщица восточных танцев.
- Не желаешь развлечься со мной сегодня ночью, парниша? – говорю я писклявым голосом и делаю из бровей два «домика». – Я дам то, что тебе нужно!
Смеюсь. Снимаю ботинки. Стаскиваю джинсы и трусы. Даю время оценить меня взглядом. Хотя Кристофер все уже много раз видел, но я все еще в роли «восточной девицы». Еще раз трясу грудью, а вместе с ней и членом. Последнее у меня выходит заметно лучше.
- Правда, я красавица? Делаю несколько оборотов среди своей оси. На последнем замираю, становясь спиной к Крису. Наклоняюсь и виляю задницей. Чувствую, как мне становится весело.
- Все, Флетчер, пока ты думал, эту кралю увел другой. Так что придется тебе брать то, что осталось! – смеюсь я, залезая в ванну. – Давай, двигайся!
Устраиваюсь между ног Кристофера, облокачиваюсь на него и укладываю голову на его грудную клетку. Мне приятно ощущать позади себя красивое тело, наблюдать, как торчат из воды смуглые коленки. Поворачиваю голову набок, чтобы дотянуться до губ. Мы целуемся так, будто бы очень важны друг для друга.

Отредактировано Stefano Barbieri (2012-09-11 04:37:37)

+3

6

Флетчер тяжело вздохнул, когда до него дошел смысл слов Стефано о ночевке. Не то, чтобы ему это было в тягость или неприятно,  просто у него могли бы оказаться иные планы на ночь, а когда эти планы рушатся, Крис становился бешенным. Ему не нравилось, когда что-то шло не так, как он планировал, особенно если это что-то глобальное. Повезло же Барби, что барабанщик был этой ночью свободен как птица в полете. Иначе пришлось бы ему провести ночь под дверью, так как Флетчер не намеревался оставлять его одного в своей квартире. Он не боялся, что его обокрадут, так как красть в принципе было нечего, кроме текстов песен и нот, которые представляли наибольшую ценность, просто это было делом принципа.
Кристофер, избавившись от одежды, попробовал температуру воды на палец. Шикнув, перекрыл кран с горячей водой и добавил еще немного холодной. Перекрыл оба крана и вновь сунул палец, на сей раз не ойкая и не айкая, а погружаясь в воду. По телу над поверхностью воды прошлись сначала мурашки, а потом постепенно стало накатывать расслабление в связи с уравниванием температур. На губах Флетчера появилась легкая улыбка, говорившая о его полном удовлетворении от происходящего с ним здесь и сейчас. Парень набрал в грудь воздуха и опустился в воду с головой, чтобы и другие части тела ощутили тепло горячей воды. Вынырнув, вдохнул ртом воздух, после чего небрежным жестом откинул отросшие волосы назад. Провел ладонью по лицу ото лба до подбородка и смыл остатки воды, которые стекали вниз, щекоча нервные окончания под носом и под веками. Протерев глаза, Крис распахнул их шире и посмотрел вбок, а затем вверх, обнаружив в ванной Стефано. Барбьери сел на край ванной, проводя рукой по плечам и ключицам, и барабанщик довольно улыбнулся, хотя нет, больше даже самодовольно.
- Бесподобна. – Кратко ответил Флетчер на прозвучавший первый вопрос. Проследил взглядом за Стефом и тем, как он выливает полфлакона пены в воду. Для хорошей пенистой массы было достаточно только одной крышечки, что уж говорить о доброй половине! Так что прогноз на сегодня такой: пенная вечеринка, которая покроет всю ванную от пола до самого потолка.
- Блин, только не в глаза! – Раздраженно воскликнул Крис, пытаясь защититься от пены, которую Барбьери напустил в его лицо. Но раздражение было довольно быстро ликвидировано начавшимся шоу с раздеванием. Пальцы Стефа медленно скользили вдоль линии пуговиц рубашки, расстегивая их и обнажая все больше его безупречное тело, словно вылепленное лучшими  греческими скульпторами. И плевать, что Барби на самом деле из Италии.
- Найде-ется… - Растягивая слова, ответил Кристофер, не отрывая взгляда от пресса и напрягшихся сосков на груди, которые уже через мгновение были сокрыты пеной.
- Ахах, Стеф, не знал, что ты решил заделаться в трансвеститы! – Смеясь, осмотрел Барбьери снизу вверх и вновь скользнул взглядом к его «увеличившейся» груди, при этом склоняя голову вбок, будто бы оценивая. Качнул головой влево-вправо, и скривил губы, изображая не довольного товаром шейха. Стефано разделся полностью и снова начал трясти всеми частями тела на манер восточной девицы. Взгляд Флетчера скользнул ниже, замирая на члене парня. На сей раз он довольно улыбнулся и закивал головой.
- Да-да, теперь шейх доволен. – Изменившимся голосом с восточным  акцентом заявил Крис. Он еле оторвал взгляд от трясущейся манящей плоти и посмотрел в глаза Стефано. Хоть медаль ему теперь за это вручай.
- Вай мэ, красавица! Сладкий сочный пэрсик! – Фыркая от смеха, всколыхнул пену в ванной и высунул руку наружу, укладывая ее на краю и частично свешивая вниз. Барбьери расшалился и начал кривляться, так что Крису пришлось успокаивать сицилийскую задницу звучным шлепком, оставляя при этом на ней отпечаток из белой пены.
- Увели, так увели, мне нужен все равно только ты. - Пропевая слова, ответил Флетчер, в то же время меняя свое положение в ванной, чтобы Стефу было где влезть. Для этого пришлось раздвинуть ноги как шлюшке с трассы. Ощутив на себе тело Барбьери, прикрыл глаза и откинул голову назад. Когда же Стефано проехался по телу чуть вперед, член Криса встал, ощутив касание до его чувствительной поверхности. Приподняв голову, раскрыл губы для поцелуя, при этом, даже не раскрывая глаз. Флетчер уже будто бы наперед знал, что сделает его партнер, до того он уже освоился с этим телом, которое принадлежало ему чуть больше месяца. Одной рукой обхватил за поясницу Стефа, чтобы тот не соскальзывал вниз, а другой в это время придерживал его за подбородок, наклоняя временами голову в нужную сторону, чтобы обоим было удобно целоваться и получать в равной мере удовольствие от происходящего.
- С ночевкой говоришь… -  Прошептал Кристофер, понимая, что сейчас не больше шести часов и впереди не только жаркая ночь, но еще и вечер. Скользнул языком внутрь, разжимая податливые челюсти. Когда же Барбьери снова пошевелился, издал какой-то невнятный звук, говорящий о получении удовольствия от этого движения. А потом едва ли не разбил себе нижнюю губу о верхние зубы Стефа, когда дернул головой назад.
- Ауч... – Все-таки ощутил капельку солоноватой крови на языке и облизал рану. Пришлось прервать поцелуй и уткнуться мокрым носом в шею Барбьери, поднимаясь медленно все выше и оказываясь на уровне его уха. Фыркнул теплым воздухом и поднял руку, удерживающую парня за поясницу, выше.

Отредактировано Christopher Fletcher (2012-09-14 05:23:17)

+1

7

- Эй, ты, полегче там! – попросил я, когда почувствовал, как губа Криса напоролась на мои острые зубки. Поза, в которой мы лежали в ванне, не была самой удобной на свете, да и вообще была крайне далека от комфорта. Однако я наслаждался приятной водой, облаком белой пены и объятиями Кристофера. Выдавал ли я желаемое за действительное, но в данный момент мне было, правда, очень хорошо. Я запретил себе сравнивать Флетчера с Беном. Никаких параллелей и воспоминаний. Чистое наслаждение без всяких там мыслей.
Горячие губы Криса покрывали мою шею своими влажными поцелуями. Я гладил ладонью его, торчащие из воды, коленки. Меня возбуждало, то как он их расставил. Будто бы шлюха. У меня никогда прежде не было фантазий по поводу «любви на продажу». Но сейчас, я представил, что снял этого парня на ночь, подобрал в одной из плохо освещенных подворотней Сан-Франциско, где проститутки тусовались вместе с дилерами и прочими аферистами.
Мне нравился цвет его кожи. Он походил на сицилийских мужчин, которых теперь мне приходилось видеть крайне редко, но разве, что в кино. Высокий, поджарый и загорелый. Я слабо верил, что Кристофер – американец. В его венах, наверняка, бушевала восточная кровь. Возможно, арабская. Откуда его родители? Марокко, Иран, Йемен?
Наклоняюсь вперед, чувствую, как его возбужденный член, буквально впивается мне чуть повыше копчика. Целую его коленные чашечки. Сначала левую, а потом правую. Скольжу ладонями по своей спине, пока они не встречает его член. Провожу ими по всей длине, а затем возвращаюсь в прежнюю позу, ощущая, как возбужден Крис. Горячая вода и немного поцелуев – вполне достаточно. Я тоже возбужден. Начинаю неспешную игру со своим пенисом. Ласкаю его, отодвинув нежную кожицу, массирую головку. Удовольствие кажется мне таким сладким, что я прикрываю глаза. Пена подбирается к моему лицу и щекочет нос. Отодвигаю ее в сторону.
- Скажи, кто ты по национальности? Откуда твои родители? – наконец, я спрашиваю, то, что меня интересовало. – Ты не слишком похож на типичного американца. Вернее, вообще не похож. Еще одна из мыслей посещает мою голову. – Мексиканец? Задавая все эти вопросы, я понял, что был готов к тому, что если Флетчер вдруг поинтересуется о моих родителях, то я смогу ответить ему, что они умерли, ну или погибли, хотя какая, в прочем, разница?
У меня тоже есть семья. Необычная, но есть. И меня пугало, то, что происходило сейчас в ней. Я переживал за участившиеся ссоры между дядей и Чарли. Если они вдруг разойдутся, то для меня это будет подобно разводу. Хотя  это будет еще страшнее, учитывая то, кто мой дядя и чем он занимается. Откровенно, мне было страшно за Чарли. Дядя Тициано мог запросто уничтожить его жизнь. В любом случае, я считал, что это кризис отношений, который должен пройти, а не разрушить их. Они уже как десять лет вместе. Чарли было восемнадцать, когда он каким-то образом познакомился с моим дядей.
- А, вот, что еще хотел спросить у тебя, – произнес я, так, будто бы что-то вспомнил, но на самом деле с того момента, как узнал, никогда не забывал. – Это правда, что ты пичкаешь себя коксом вместе с Эйвери младшим? Говорят, он давно на этом дерьме сидит.
Я понимал, что этот разговор мог испортить нам вечер, но все-таки решил спросить. Меньше всего мне хотелось бегать от действительности. Хотя к чрезмерной откровенности я пока что тоже не был готов.

Отредактировано Stefano Barbieri (2012-09-14 01:11:28)

+2

8

Стефано вновь зашевелился, будто бы нарочно ерзая и касаясь спиной возбужденной плоти Флетчера. Он целовал колени, а потом перевернулся и провел ладонями по вставшему члену, вызывая очередную волну трепета и удовольствий. Кристофер не знал, куда себя деть, чтобы не испортить все и не наброситься на Барбьери, отодрав его в зад прямо сейчас. Это испортило бы неплохое начало вечера напрочь. Сделав тяжелый вдох, отбросил в сторону все грязные помыслы и попытался вновь расслабиться. Стеф вновь улегся в прежнюю позу и начал задавать вопросы о родственниках и происхождении рода Флетчера. Крис прикусил губу, поздно вспомнив, что на ней уже рана. Сдержал восклик боли и обхватил руками талию Барбьери, ложа ладони на его живот.
- Сам я американец, мама тоже, а вот отец…не поверишь! Тада-да-дам! С Сицилии. – Барабанщик тихо рассмеялся, опуская ладони ниже и почти достигая члена Стефано. Обнаружил там его руки и сжал кисти, прерывая игру Барби с самим собой.
- Не торопись, а то  купаться в сперме как-то пока не хочется. – Крис оставил поцелуй на плече своего партнера и вытащил одну его руку из воды, поворачивая ладонью к своему лицу и рассматривая рисунок из разнообразных линий.
Бабушка по маминой линии, когда еще была жива, часто рассказывала о солнечной Италии, о манящих берегах Сицилии вообще и культе народа, местных обычаях. Габриэлла, так звали бабушку, жила в деревеньке близ реки Симето и была замужем за местным рыбаком. Между прочим, это очень выгодная «профессия», так как рыбная ловля представляет собой драгоценный ресурс Сицилии. На острове множество крупных рыболовецких портов. Основу рыболовной промышленности составляют сардины, анчоусы, тунец, которая позволяет снабжать консервную промышленность необходимым материалом для производства рыбы в консервах, а также копченой рыбы. Габриэлла часто присылала потом своей переехавшей жить в Америку дочери небольшие передачи, в которой были моллюски, анчоусы и тунец, как в свежем виде, так и в законсервированном.
- Ты будешь долго жить, у тебя недюжий ум и талант. – Изрек наконец Флетчер, вдоволь насмотревшись на линии на ладони Стефано. – У меня одна знакомая увлекалась гаданием и кое-что растолковала, научила гадать по руке.
Крис улыбнулся, вспомнив о своей старой знакомой Лилиан, которая теперь живет в Австралии. Она вышла замуж за австралийца и уже имеет двух детей – мальчика и девочку, как и предсказала сама себе. Может у нее и вправду талант? А может, это просто совпадение.
- Ты вроде тоже с Сицилийскими корнями, не так ли? Расскажи о своей семье. – Флетчеру вдруг стало интересно узнать что-нибудь о семье Стефа, наконец-то что-то новое, помимо обычного перепиха раз в несколько дней. Только вот вопрос о коксе и Лукасе вдруг сбавил спесь, и захотелось молчать до конца вечера.
- Я тоже давно сижу на этом дерьме. Поэтому я и сказал тебе, что я унылое говно. – Тяжело вздохнув, выдавил из себя Кристофер. Ему было тяжело переживать все это одному. Да и никто же не беспокоился о его здоровье и привычках.
- Но я в последнее время пытаюсь бросить это дело, так как здоровье стало ни к черту. Тяжело…но кто говорил что в жизни все легко дается? – Крис положил голову на плечо Барбьери и потянулся рукой к мочалке для пилинга, такие обычно часто привозят туристы из Турции. Крису его привезла двоюродная сестра-путешественница. Она объездила уже пол мира в свои двадцать семь с хвостиком.
- Кстати, а кто тебе это растрепал? Никто из моего круга общения об этом не знает. Точнее знают, но думают, что я этим балуюсь редко, как и они. Хотя я давно уже стал зависимым от кокса. Жесть, правда? Тебя не пугают мои пристрастия, а Барби? – Флетчер обхватил руками Стефано и сильнее прижал к себе, будто бы боясь его потерять, боясь того, что он сбежит прямо сейчас.

+2


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Bathing day