Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » С добрым утром, наверное


С добрым утром, наверное

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Название воспоминания/события
С добрым утром, наверное.
2. Действующие лица
Kyle Weber, William Kemp
3. Дата/примерная дата и время
Конец августа/начало учебного года/утро после вечеринки по поводу окончания заселения.
4. Краткое описание.
И вот ты просыпаешься утром первого дня на новом месте и видишь человека, с которым будешь делить потерявшиеся носки и туалетную бумагу следующие несколько лет.

0

2

Кайл проснулся, как обычно, до десяти. Ничего с собой поделать не мог, после этой магической цифры сон как рукой снимало, а просто пялиться в потолок он не хотел, так как иногда в голову заглядывали мысли, которые конкретно могли испортить настроение. Нет, он любил помечтать, но в данный момент, когда у сестры были какие-то проблемы в ее театральном, а сумма платы за контракт который день слегка поднимала волосы дыбом… Пойду попью.
Потянувшись и довольно сопанув, он сел на кровати, пару секунд смотря на коллаж, размещавшийся на шкафу и сделанный совместными усилиями сестренки и ее однокурсниц. Коллаж был типично девчачьим, несмотря на то, что Натали старалась поместить туда значимых для Кайла личностей, различных музыкантов, режиссеров и т.п. Почему создавалось это ощущение, он и сам понять не мог, возможно сами фото были слишком глянцевыми и аккуратными. В любом случае, женская рука угадывалась, и это вовсе не было плохо, наоборот, Натали с ее улыбкой и живыми глазами вспоминалась моментально.
Вздохнув, Кайл спрыгнул на холодный пол и принялся тереть лоб, вспоминая, во-первых, где одежда, во-вторых, где обувь и какого рожна он собственно ничего не помнит. Джинсы обнаружились за шкафом, впрыгнув в них, он решил, что время вспомнить еще будет - целый день впереди, и отправился, шлепая по полу босыми ногами, к холодильнику. По сторонам он особо не оглядывался, ибо вот уже три дня жил в этой комнате и ничего нового увидеть не предполагал.
Открыв дверцу и сунув нос, Вебер замер: во-первых кто-то конкретно куснул яблоко, во-вторых, любимые бананы пропали вообще и единственное, что было цело – графинчик с водой. Засранцы, с которыми были, решили поживиться. Хотя почему-то здесь я их не помню…В комнате…Вроде один вернулся…
Вернулся Кайл на самом деле один, в районе двух и уже почти протрезвев. Сейчас детали всплывали в памяти с трудом. Деталь, что бананы были заточены им еще до его отбытия в местный бар, вообще не всплыла. Вытащив графинчик и оперевшись на холодильник, он сделал парочку гигантских глотков, опустил взгляд на кровать, стоявшую напротив, и подавился так, как не давился пожалуй года три. Брызги фонтаном полетели изо рта, благо графин удалось удержать в руках, а причиной было то, что на кровати кто-то лежал.
Переводя дыхание и стараясь кашлять не так громогласно, Кайл уставился на тушку, занявшую соседнее место. Вебер подозрительно сощурился, следя за тем, дышит ли субъект вообще,  кто знает, вдруг это какой-то розыгрыш. Все было нормально, воздух поступал и уходил из грудной клетки. Окончательно оправившись от приступа кашля, Кайл подцепил графинчик за ручку и вернулся к кровати. Еще раз отпил, косясь на соседнюю, и поставил воду на стол.
Похоже, нарисовался сосед,  – пожав плечами, Вебер принялся отыскивать взглядом полотенце, пасту и вообще свой чертов чемодан. Паста была обнаружена под кроватью, полотенце на подоконнике, чемодан был неизвестно где. Махнув рукой, Кайл бросил полотенце на плечо и удалился, прихватив неизвестно чью щетку, валявшуюся почему-то на столе.
Мдо…мдоо, - мысли не клеились абсолютно, и он наклонился к зеркалу в умывальной, уставясь себе в глаза. Во-первых, в комнате содом, во-вторых, неизвестный чувак, в-третьих, он проснется и этот ужас увидит. Хорошее впечатление для первого знакомства. Де-ерьмо, - Кайл зевнул и потер щеку. Придется возвращаться за бритвой.
Чтобы не тратить время, он начистил зубы и с полным ртом пасты отправился в комнату. По всем законам подлости, пришелец уже проснулся. Кивнув ему с надутыми щеками, Вебер полез на кровать, схватил бритву с верхушки шкафа и удалился, еще раз невозмутимо кивнув.

Отредактировано Kyle Weber (2012-07-30 23:59:35)

+1

3

Когда Билли затаскивал чемоданы и коробки в двенадцатую комнату, она уже имела все признаки обитаемости. Он начал было разбирать чемодан, но очень быстро заскучал. Поскольку сосед куда-то отчалил, а сидеть и дальше в ожидании его Уильям не собирался, то, порадовавшись царившему бардаку, ибо сам был грешен, парень вольной птичкой отправился на поиск какой-нибудь компании и сопутствующих развлечений.
Стоит сказать, что Уильям изрядно нервничал, стараясь скрыть это за коммуникабельностью овер900 и готовностью пить все, что предложат. Было грустно, что уже тогда все участники вечеринки понимали – из этой сотни знакомств до утра доживут в пределах десятка, остальные – чисто формальный обмен именами. В разгар вечера Кэмп совсем оттаял и уже решил, что его учеба здесь – не самое провальное решение отца, хотя выискивать среди снобов и золотых детей личностей действительно заслуживающих внимания ему оказалось непривычно. Уильям одинаково ладил со всеми и относился одинаково доброжелательно ко всем – но что может связать его, воспитанного литературой сына короны, и рядового американского юриста в пятом поколении? 
По утру проснувшись, Билл не сразу решился встать – кровать все так же плыла под ним, как и прошлой ночью, когда он зарулил в комнату на крутом вираже, промазав мимо кровати и оказавшись возле холодильника, где нашел одинокое и кислое яблоко и зачем-то попытался его съесть, пока разглядывал лежащее на соседней с его кровати тело.
Вернув яблоко на место, он подлетел к соседу – пьяным Билл передвигался только стремительно, хоть и не всегда изящно – и внимательнее присмотрелся к лицу спящего. Вроде знакомое – а вроде и не знакомое. «Ну и черт с тобой» - доверительно прошептал Билли, прежде чем развернуться на сто восемьдесят градусов и влететь в свою кровать, с трудом подобрав ноги и скинув ботинки куда-то в район холодильника.
Просыпался он медленно, сперва какой-то шум, потом звук льющейся воды – в общем, когда вчерашнее спящее тело вернулось в комнату за бритвой, Билли уже свесил ноги на шаткий пол и пытался пальцами расчесать взрыв на макаронной фабрике, царивший у него на башке.
Сказать что-то Уильям просто не успел – тело величаво кивнуло ему пару раз и снова скрылось. Ему не дали ничего сказать – вот так просто увидели, кивнули и ушли? Сморщив нос, Билл поднялся. Ладно, ок. Ок.
- Приятель, ты не видел… - Билли ввалился в ванную, куда прошествовал его сосед, и закончил упавшим совершенно голосом, на автомате – Мою зубную щетку, я бросил ее на столе.
Какие-то доселе неизведанные чувства; у Билли было очень свободное отношение к чужим вещам, да и терять/отдавать свои он привык. Но инстинкты подсказывали, что сейчас несколько другой случай. В ожидании ответов на все свои незаданные вопросы, Билл переводил взгляд с лица соседа на свою щетку с самым что ни на есть огорошенным видом.

Отредактировано William Kemp (2012-07-31 13:14:09)

+1

4

Фьюти-фью-фью, - довольный быстрым нахождением бритвы, Кайл насвистывал мотив какого-то марша, размахивая чьей-то щеткой и разглядывая себя в зеркале. Кстати да, надо бы узнать чья, - промелькнуло в голове, но по опыту он знал, что если владельцу вещь нужна, объявится сам. Гм, детектив прям, дело о пропавшей зубочистке, - нахлопывая по щекам пеной для бритья, Вебер скосил глаза к переносице. Элементарно, Вебер, - сообщил он своему белому от пены отражению.
В коридоре послышались сбивчивые шаги, Кайл заинтересованно прислушался: кому не спится в такую рань? 
- Приятель, ты не видел… - незнакомый голос прозвучал почти над ухом, Кайл вздрогнул и уставился в зеркало на говорящего. В нем моментально узнался новый сосед по комнате, который изумленно глядел на злополучную щетку.
- Б-бросил на столе? – Кайл давно уже не имел за собой привычки заикаться, и сейчас с удивлением услышал свой слегка подсевший голос. Взглянув на лежавший на краю раковины предмет, еще не отмытый от пасты, Вебер нервно кашлянул.
- Понимаешь, я вообще не знал, чья она, - сообщил он, взглянув круглыми глазами на стоявшего рядом.
- Да подумаешь, я сейчас помою, и все будет в лучшем виде, - стараясь замять ситуацию, Кайл еще раз глянул в удивленное лицо.
Самое смешное, что он действительно говорил правду, и в лучших традициях правды, звучала она как-то неправдоподобно. Или неправдоподобно звучал Кайл, со своими белыми щеками и встрепанными как-то по-воробьиному волосами, одна из прядей которых некстати попала прямо в глаз. Получалось, будто он, не моргнув этим самым глазом, тащит все, что плохо лежит, или что-то в этом роде.
- Черт… - он привычно тряхнул головой, убирая прядь с лица, и раскидывая брызги с влажных волос во все стороны. Досталось, кажется, и удивленному неизвестному.
Да что за день, - Кайл нервно почесал подбородок и взглянул на отражение соседа, включая воду. Наскоро промыв щетинки щетки, он обернулся к парню.
- Вот, держи. Чистая, - улыбнувшись краем рта, он протянул ее перед собой.
Не одно, так другое – не беспорядок, так подтыривание чужих вещей. Хорошее начало, Кайл Джонатан, хорошее начало, - голос незабвенного дядюшки, всегда отзывавшегося о племяннике в негативных тонах, явственно прозвучал в тишине ванной, прерываемой только шумом воды, которую Вебер не потрудился выключить.
Вернув предмет, Кайл почувствовал легкое недовольство от того, что оказался застигнут врасплох. Это было довольно странно, обычно, благодаря долгим годам тренировки, если возвращаться к лексике дядюшки, он умел скрыть все, что происходит внутри. В данном случае все навыки куда-то пропали. Вебер не мог взять в толк, то ли так странно воздействовал этот такой же взъерошенный, как и он, субъект, то ли еще что-то. В любом случае, такая непонятность его не устраивала. Стараясь выглядеть хладнокровно, он потянулся к бритве и принялся добривать щеку, избегая встречаться взглядом с еще стоявшим рядом парнем.
Подумаешь, лажанулся, с кем не бывает, - посапывая, что с ним происходило в минуты волнения, решил Вебер, и как ни в чем не бывало, вытер щеку полотенцем.

+1

5

- В лучшем виде, значит? – вполголоса повторил за ним Билли. Ванная была незнакомым местом, и некоторое время ушло на изучение обстановки.
В принципе, роскоши не ожидалось, но все оказалось достаточно приличным – не худший туалет в Шотландии, как понимаете.
А потом Билли обратил внимание на соседа и заметил, что тот ведет себя уже совсем не так, как в комнате – павой кивнув ему и скрывшись – и, черт возьми, Кэмпу страсть как понравилась такая перемена. Он слегка вытянул и без того длинную шею, заглядывая парню за плечо. Теперь Билл ловил любые изменения в его лице и голосе.
Не к чести Кэмпа будет сказано, но он не чужд был доброго и не очень подъеба близких-окружающих, пару раз так и до слез девочек доводил, герой; была бы только компания единомышленников рядом.
- Эй, полегче! – он заслонился от брызг и наморщил нос – Я купаться не планировал.
Но сейчас, возможно, причина была в зубной щетке, которую сосед спешно отмывал от пасты и (Билли не сомневался) своей слюны. В одно конкретное определение эти чувства так и не оформились – но собеседник смутился и, возможно, занервничал, а в связи со спизженной зубной щеткой – именно в связи с ней! – это Билли позабавило.
- Спасибо, - буркнул он, забирая щетку и трагично добавил – Пользована дважды. Бедная девочка.
Где-то и когда-то Кэмп вычитал, что в слюне человека есть что-то ядовитое, а поцелуй – это такая форма «приручения» организма партнера к своей слюне, обмен ядами, в общем; вспомнив это очень некстати, он потеснил соседа от зеркала и методично принялся полоскать щетку.
«Наверное, я видел его вчера, где-то среди всех этих, просто других вариантов мне вовсе в голову не идет» - Кэмп склонил голову набок, следя за отражением соседа в зеркале и раздумывая, с чего начать разговор – пока-то тут только разборками пахло, пусть и мирными.
- А ты, значит, тоже в двенадцатой? «Гений, Билли, ты гений. По какой системе, интересно, они распределяли? Чем меньше схожести, тем больше шансов попасть в одну каюту?». – И куда поступил?
Почему не начать знакомство с имен – кто ж знает, легких путей не ищем, так что ли? Если этот товарищ, безумно похожий на Оскара Уайльда, чего Билли пока не видел, скажет, что учится на каком-нибудь «здоровом питании» или «гражданском праве», Кэмп окрестит его Снупи – будем честны, уже окрестил – и будет звать так впредь до выпускного вечера и до конца их дней включительно.
В противном случае варианты еще были, но в мыслях Кэмп прочно закрепил за высоким – немного ниже него самого – длинноволосым парнем именно это прозвище, мол, встряхнулся по-собачьи и унылый будто бы, и волосы как уши у той собаки, и вообще – подсознательное квартальных отчетов не дает.

+1

6

Странно-странно, очень странно,- сколько еще раз повторилось в веберовской голове слово «странно», подсчитать было сложно. И его замешательство, сейчас вроде подутихшее, и любопытствующий нос, заглядывавший из-за спины и рассматривающий. Кайл чувствовал это и не глядя, тем более, что от зеркала владельцем щетки раздора был почти сразу же оттеснен.
Поменьше тряси башкой, как пес, в самом деле, - окончательно избавившись от пены, Кайл навострил уши, когда сосед решил разузнать о нем побольше. Нарисовывалось нормальное знакомство, без пасты во рту и прочих прелестей. Место нормального знакомства: «умывалкин» -  всплыла в голове табличка, виденная на ванной в общаге каких-то приятелей. Как здесь местечко называлось, не знал. Время знакомства: утро. Состояние: средней тяжести бодун. С кем: с важной в местной жизни фигурой, с которой светит встречаться каждый день. Странно же, - буркнул внутренний голос. Да ты что, - чувствуя себя тем еще психом, болтающим с собой, мысленно хмыкнул Кайл, наблюдая за отчаянным полосканием щетинок, производимых взъерошенным визави.
- Тоже в двенадцатой, - эхом отозвался он вслух. Свои соображения по поводу этого числа и близости к чертовой дюжине, и неожиданности распределения в последний момент, он естественно придержал при себе. По правде говоря, в любой другой ситуации Вебер также не стал бы особо распространяться – не тот характер. Вся активность была внутри, а снаружи – отрешенный какой-то вид, пожалуй еще взгляд разной степени оживленности. С этой своей отрешенностью Кайл ничего поделать не мог – вероятно, такова была генетическая программа, или так собрались и решили звезды, или просто он опять задумался о каких-то непонятных вещах, вместо того, чтобы говорить.
Наверное, в этот момент черт, сидевший за веберовской спиной, соскучился, бездействуя. Потому что мелькнуло желание что-нибудь соврать. Чтобы увидеть снова эти удивленные глаза, или чтобы развлечься, или просто так захотелось сидевшему за спиной. Да и не хотелось уходить так скоро. Вообще не хотелось уходить, что естественно было каким? Странным.
- О, я на ядерной физике. Протоны, нейтроны, гравитация тел. – Кайл задумчиво крутанул полотенце и накинул его на шею.
- Буду ядерщиком, если конечно не слечу с поезда до конечной. Сегодня, кстати, первая лекция, я специально встал так рано. Серьезно кивнув, Кайл слегка исподлобья стал наблюдать за собеседником, рассчитывая, что тот не заметит: парень вроде что-то изучал в зеркале.
Сложно так с ходу определить характер, тем более Вебер ориентировался скорее на личные ощущения. Огонек какой-то он увидел, что-то озорное. Инфантильное что-то, а может просто искреннее – тоже было. И эти щеки, - Кайл невольно улыбнулся, отведя взгляд и почувствовав что-то вроде смущения, второй раз за утро. И снова уставился, как будто что тянуло. Любопытство наверное, что ж еще.
- А ты? Что-нибудь такое…эдакое, - Кайл щурился, перебирая факультеты. Журналистика? Нет, за несколько дней здесь он навидался журналистов, всегда как ужаленных заводящих знакомства (не потому, что хотелось, а потому, что «настоящий журналист – человек активный во всех смыслах слова», как говорилось в каком-то виденном им объявлении) и слишком болтливых на кайлов вкус. Информатика тоже пролетала, со своими особенными подколами и проверкой любого на принадлежность/непринадлежность к своей касте. Фыркнув от одной мысли, что парень рядом пошел на экономиста, Кайл пришел к выводу, что первое впечатление оказалось верным. «Творческий», наверное. Слишком много свободы, если ее бывает много. Будет занятно, если на актерском. Вслух вариант не был озвучен, и Кайл, ухмыльнувшись, развел руками. И тут же протянул правую:
- Кайл, режиссерский. Физик из меня нулевой, да ты кажется и не поверил.

Отредактировано Kyle Weber (2012-08-02 09:07:35)

+1

7

Офф: прошу прощения за паузу, но засранцу же простится, да?

Билли, к сожалению, не привык думать о последствиях. Потому, продолжая изучать соседа по комнате и отыскивая, за что бы ущипнуть, в переносном смысле, он мало брал в расчет грядущие годы в непосредственной близости от этого человека в самом беззащитном, то бишь спящем, состоянии.
Уильям легко заводил друзей и нуждался в них; врагов он никогда не искал специально, более того, полагал, что у него – такого славного – их нет; скорее всего он думал так не от глупости, но наивности души. То есть представляя, как пятого ноября будет забавно поджечь длинноволосому парню пятки, он искренне полагал – это не способно испортить их добрососедские отношения, на которые Билли надеялся.
В его представлении это должно было стать чем-то вроде комедийного дуэта а-ля Том и Джерри. Или Щекотки и Царапки, потому что не все шутки Кэмпа были безобидными. Соседу неплохо было бы узнать об этом, да только нет такой доброй души, которая написала бы ему обо всех тараканах Билли.
- Ядерная физика? - Билл фыркнул, но ничего вслух не сказал. «В твоих голубых глазах все написано, Снупи; никогда особо не присматривался к чужим глазам, принадлежащим лицу моего пола, но…»
Но они же красивые у этого парня, ничего не попишешь. Уильям ни к чему не испытывал такой нежности и удивительной для себя самого душевной теплоты, как к созданиям, принадлежащим Красоте. Существовали даже вещи, которые он считал созданиями, до того прекрасными они казались.
Билли и сам видел в зеркале, что улыбается и не может остановиться. Что-нибудь этакое? Сосед казался все забавнее.
- Я вообще балерун, съел?
Он попробовал шутливо задрать заднюю ногу, но поскользнулся и схватился за шкаф, который печально качнулся под весом Кэмпа.
- Уильям, режиссерский. Вот так номер, - он пожал протянутую руку и добавил - Действительно, не слети с дороги истинного ядерщика, приятель: ты уже потерял где-то свои прыщи и сало с волос.
Он подумал немного, взвешивая что-то и оценивая все «про» и «контра», и в конце концов добавил:
- Можно просто Билли.

+1

8

Свернутый текст

Офф: и хотел бы, не мог бы тебя не простить)

- Балетные - люди серьезные, ох да, - наблюдая за пируэтами болтавшего Вильяма, Кайл улыбался и не мог остановиться. Немногие вселяли в него какое-то хитровато-веселое настроение, этот же элемент определенно был из их числа.
И вообще он мог стать просто находкой в новой общажной жизни, о которой у Кайла были самые отдаленные представления. На самом деле, когда рядом есть кто-то, с кем просто перекинуться парой слов в радость, и когда ты возвращаешься вечером не к суровой квартирной хозяйке, черт, это совсем не плохо. Кайлу были знакомы все прелести обитания в чужой квартире, вообще он не привык предъявлять к жизни повышенные требования, так что думал, что все подобным образом и должно быть. Выходило, что может быть и лучше, и веселей. Последнее для Вебера было особенно приятно – он не любил скуку и уныние, а что можно противопоставить скуке, как не качественный ржач.
…Еще и на одном факультете. Совсем интересно. Мой новый знакомый, режиссер, балерина и хомяк, - в голове Кайла наконец-то откопалось слово, подходившее к соседу. Хотя хомяк – грубо, это не просто какой-то там грызун. Это – Хома. Хо-ома, - протягивая мысленно гласные и ощущая рукопожатие, Кайл слушал с удовольствием, что с волосами все в порядке. Байкеры, пару дней назад оравшие «да ты патлатый хиппарь», моментально заткнулись и стерлись из памяти: Хома не считал его стиль таким уж ужасным.
- О, ты так думаешь, - беззаботно ответил он, пока Билли что-то соображал. Будем знакомы, значит, - отцепившись от рукопожатия, Кайл глянул в окно: совсем рассвело, день начинался с солнца, а это было хорошо. Солнце, Хома, новый день, - выдал внутренний голос. Кайл поддакнул ему и на пару секунд сунулся к зеркалу, повертев головой и проверяя, все ли в порядке. 
Надо найти чемодан еще, и разложиться пора бы нормально. Сунув руки в карманы, он потоптался на месте, соображая, что к чему, и изрек наконец:
- Ну я пошел, номер комнаты помнишь, надеюсь. Подгребай что ли, - улыбнувшись, он  сам не заметил, как оказался около массивной двери. Слегка пнув ее и слушая звук железа под обивкой, Кайл оперся и замер на пару секунд. Надо как-нибудь спрятать ключи, или что-то в этом роде, а самому засесть внутри, посмотрю как Хом дверь ломает, или... или спереть какую-нибудь из коробок, - он с коротким смешком вспомнил кемповский скарб, рассредоточенный по помещению.
Ладно, пока свой бы найти, - шмыгнув, Кайл налег на дверь и сунулся внутрь. Пыль приветливо летала в солнечном свете, а Вебер принялся как заправская ищейка брать след чемодана.

+1

9

Билл отчего-то очень обрадовался, что Снупи улыбался ему. Продолжая одной рукой держаться за шкаф, скрывавший трубы коммуникации, Кэмп во все глаза таращился на соседа: тот покрутился еще немного у зеркала («Ох, кого-то мне это напомнило!») и отчалил в их комнату.
- Будем знакомы, это да… - вслед ему пробормотал Билл и покосился на свою зубную щетку. Парень ему понравился, но сомнения насчет щетки не покидали.
Кэмп подумал о том, что у него, несмотря на сушняк, хорошее настроение, а за окном – хорошая погода. И раз Снупи соврал про физику, может он и про первые лекции соврал?
Плеснув водой несколько раз себе в лицо и напившись – жесткая вода, с резким запахом какой-то гадости, наподобие хлорки – но не хлорка, Уильям покорчил себе рожи в зеркале, отлил и покинул ванную. Цифра «двенадцать» вызывала только приятные воспоминания: в двенадцать лет он впервые «всерьез» влюбился.
- Йаа-сражался-с-законом – и закон победил! – Билли толкнул незапертую дверь и вплыл в помещение -  Йа-сраж… точно, вещи, - на тон ниже закончил Кэмп, воззрившись на кружащего по комнате Кайла.
В ярком солнечном свете Билли впервые показалось, что вещей он приволок с собой на порядок больше, чем следовало. Вчера, дома и по пути сюда такое количество барахла казалось самым верным. Было одно тому объяснение: как и все ранимые люди, Билли от многих невзгод буквально прятался в вещах. И чувство тревоги заставило его запастись хламом, в который можно будет убежать; но утро развеяло часть опасений. Среди вещей совершенно необходимых, вроде дневников, встречались бесполезные, но дорогие сердцу. Допустим, набор парижских винтажных открыток, которые вчера, от скуки, он выдернул из чемодана и оставил на полу у своей кровати. Безусловно милая и любимая вещица, но нахрена?
- А ты говорил что-то про лекции, - решив не заморачиваться, Кэмп направился прямиком к холодильнику и выдернул вчерашнее яблоко – Они будут сегодня?
«Просто внезапно оказывается, что я не хочу сегодня учиться. Вот совсем. Я бы лучше открытки с тобой посмотрел, бадди, да не знаю, как-то нехорошо в первый-то день?»
Захрустев яблоком, Билли принялся вежливо пинать одну из своих коробок по направлению к кровати. Та отчаянно скрипела острым краем по полу, но медленно и верно двигалась к цели.
«А если не будут, так может нам разобрать чемоданы после отбоя, а самим двинуть куда-нибудь?»

+1

10

Память никак не выдавала месторасположение искомого, а в этом искомом были вполне себе важные для Кайла вещи. На самом деле тряпки беспокоили не особо, скорее несколько предметов, которые он наградил званием талисманов. Нельзя сказать, чтобы Вебер был суеверен, но какие-то моменты, точнее их восприятие, было у него особенным. Вот например, в данный момент ему взбрело в голову, что если именно сейчас он найдет среди своих вещей переписанную от руки «Богему», то все – день задастся, ну или неделя, а может и год. Почему именно Рембо, он и сам не знал, может из-за давнего интереса к Франции. А может, сам интерес возник после чтения Рембо. В любом случае, эти накарябанные строчки были дороги.
Как раз на втором круге богемных поисков дверь распахнулась, и возник Вильям. Кайл как раз, почти отчаявшись, перетряхивал матрас, надеясь, что листочек каким-то чудом вывалился из общего скопления вещей, да и из блокнота, где он его хранил. Блокнот был почти пуст, разве что еще несколько переписанных от руки стихов да парочка фотографий из прошлого – дневники Кайл не особо любил вести. Под матрасом естественно ничего не было, не считая небольшого числа семечковой шелухи. Быстро взглянув на пришедшего, Кайл повел головой из стороны в сторону, прикидывая, где он еще не искал. Как ни странно, под кроватью не искал. Моментально рухнув на колени, он сунул на манер страуса голову туда, как раз в этот момент Билли хлопнул холодильником и вопросил про лекции. Скользнув взглядом по пустому подкроватному пространству и вздохнув, Кайл обернулся на хруст и небольшое чавканье.
- Да забей, я слегка…присочинил, день свободен. Хотя знаешь, желания киснуть на занятии никакого, так что я вряд ли бы пошел, если бы что и было. Я бы…ну не знаю, проветрился лучше - прибавил он, пробежавшись взглядом по полкам за вильямовской головой. На одной из полок он увидел свой галстук, и тут память наконец сработала. Самый первый день, как он сюда заявился, он не мог решить, на какой кровати спать, в общем, раскидав вещи куда ни попадя, сперва устроился на той, что сейчас принадлежит Билли. Там же, за шторой у окна, и спрятался чертов чемодан.
Сделав круглые глаза, Вебер кинулся к соседскому месту и обнаружил то, что искал. Быстро вытащил блокнот с текстом, пнул чемодан обратно – разбирать вещи после длительных поисков он как-то перегорел – и наткнулся взглядом на то ли карточку, то ли фотографию, валявшуюся на полу. Кайл подобрал ее, разглядывая, рядом лежали еще несколько. Присев, он принялся их изучать, с удивлением видя город, который давненько очаровал его.
- Твои? – коротко спросил он, поднимая глаза на Уильяма.

Отредактировано Kyle Weber (2012-08-09 20:24:40)

+1

11

- Да-да-да! – Билли был обеими руками за – Проветриться. Отлично.
Он смотрел на перевернутую постель Кайла и недоумевал: или этот парень заныкал куда-то деньги (травку?), либо ему померещилась вош в простынях.
Между тем сосед уже метался по комнате, явно что-то разыскивая. Уильям зажал яблоко в зубах и для виду подвинул еще пару своих коробок. В одной лежали дневники – уже тогда их набралось прилично, и бросать это дело Кэмп не собирался – в другой пластинки. Проигрыватель он надеялся найти здесь. А оставлять свои сокровища дома, где того и гляди соседи устроят пожар, или взрыв, или воры заберутся… Правда, действительно редких пластинок у Билли было немного. Они стоили слишком дорого и каждая, запакованная в специальную пленку-конверт, была предметом его гордости.
Кайл затормозил возле открыток: Билли приблизился и уронил погрызенное яблоко себе в руку.
- Мои, - безмятежно отозвался он, присаживаясь рядом, прямо на пол – Люблю разглядывать Париж. И французский бы выучил с удовольствием. Но мне лень. Научился только кагхтавить.
Он поднял одну из открыток, перевернул и с чувством промычал напечатанную строчку. Мотива Билл не знал, смысла тоже, но за несколько секунд выдумал и то, и другое. При необходимости, как гид сумел бы наплести всякого правдоподобного бреда про происхождение случайной надписи. О, да Кэмп о чем угодно так мог.
- А ты откуда вообще? Чем маешься? – Билл вытащил из-под постели незнакомые ему носки и аккуратно запустил их в стену напротив.

+1

12

- Мне он тоже нравится, - уклончиво заметил Кайл, ему не хотелось сразу выкладывать о своих мечтах прошвырнуться по бережку Сены, или ощутить под ногами любую самую неприметную улочку. Причем, как ни странно, на Эйфелеву башню его не тянуло совсем, впрочем как и во все туристические места: там по его мнению не было настоящей жизни. Вот жилые районы, местные, без всяких там наворотов, речь в конце концов послушать. Здесь как по заказу послышалось вильямовское курлыканье, и Вебер сдержанно покивал, стараясь не заржать, в языке силен не был, но произношение было несколько оригинальным даже на его слух.
Проследив с приподнятой бровью полет своих носков прямо в развороченную кровать, Кайл отобрал у Билли зачитанную открытку, и разглядывая текст, ответил:
- Из Спаркса, это в Неваде. Горы, пустыня поблизости, до центра штата далеко. Пожалуй глушь, но… не знаю, люблю его. Вообще люблю Неваду, когда приходилось гонять по ней – а приходилось, - он слегка наклонил голову, перед глазами появлялись один за другим образы, - знаешь, это невероятно. Я наверное выглядел странно, пялясь на груды песка и обожженной травы из окон. И на горы… Ну горы – это горы, здесь сложно словами, - Кайл взмахнул рукой в каком-то странном жесте и вздохнул. Маюсь я в основном музыкой, из старого – рок-н-ролл и джаз, а из не очень старого… Мне нравятся британцы, те же Oasis, ну или враги их вечные и белобрысые.
Про музыку было поведано слегка под нос, Кайл опасался, что сосед сейчас фыркнет, поведет своим курносым носом или вообще заржет. Свою любовь к той же Озерной школе вообще предпочел скрыть, потому как это было слишком лично. А о кино было и так все понятно – не зря же на режиссерский поступил.

+1

13

Здесь, в Америке, Билли еще не встречал человека, признавшегося бы в любви к Франции. Да и в Англии тоже таких не было. Да и вообще ни с кем об этом Кэмп не говорил: как-то не случилось. Зато теперь появился кто-то, к кому можно будет прибежать с флаерами и заорать «Французская неделя на главной улице! Гоу за булками и дразнить мимов!»
Он видел, как взлетела бровь Кайла и немедленно захотел запустить что-нибудь еще: помидором в копа, ракетой в космос, двигатель какой-нибудь тачки, чтобы устроить покатушки по городу… «Да пффф, как ты это себе объяснишь, Билли?» Желание понравится было естественным и привычным; Уильям всем всегда хотел нравится. Но в случае со Снупи это было нечто иное, новое и больше похожее на желание распустить перышки перед девушкой. То есть не «Смотри, какой я клевый», а «Разве не клево тебе будет с таким как я?»
Ерунда совершенная.
Невада, пустыня: Билли смотрел на Кайла во все глаза. Бонни и Клайд, железные дороги, старые города, трупы в багажниках, бесконечные шоссе… «Зашибись как круто» - он невольно приоткрыл рот, слушая соседа по комнате, и представлял себе все эти чисто американские пейзажи в духе доброго вестерна. «Чувак, а лишней ковбойской шляпы у тебя часом не найдется? Мне бы в коллекцию…»
-  Одобряю, - Билли протянул ноги, подергав носками – А еще The Smiths крутые, да? Слушал их когда-нибудь? Стиляги же. И панкующие ребята из 70-х… А ты музыкой просто маешься, или…
Спросить или не спрашивать? Оно-то, конечно, ничего страшного – на первый взгляд.
- Или играешь сам?
Сам Билл не мог похвастаться чем-нибудь большим, чем пением во всю глотку, без забот о звучании и выражении морды лица. Но хотел бы. Вообще хвастаться для него было сродни стремлению понравиться – даже непривычно было не вывалить на собеседника все свои достижения разом, но Снупи оказался той редкой находкой, которую Уильяму было интереснее узнать, чем нагрузить своей персоной.
В лице Кайла было что-то очень знакомое, словно они виделись давно или общались какое-то время; так случается, когда кто-то в подземке ловит твой взгляд и на долю секунды ты уверен, что это – твой человек. На долю секунды вы знакомы; потом наваждение исчезает и оба смущенно отворачиваетесь.
Вот и Билл отвернулся, внезапно смутившись, что так откровенно разглядывал соседа.

Отредактировано William Kemp (2012-08-18 21:15:42)

+1

14

The Smiths… Натали что-то говорила, а он как сейчас помнит, что был не особо трезв в тот вечер, и дремал в большом старом кресле, стоявшем в углу комнаты их старого большого дома. Было много гостей, много однокурсников сестры, много дыма, и естественно откуда-то раздавалось бренчание струн. Кайл пытался вылезти из кресла и пойти в направлении бренчания, но провалился в темноту: оказалось, вырубился. Играть он умел, никаких супер-финтов конечно не было в арсенале, как и никакой другой гитары, кроме акустической, но простой бой вполне мог изобразить. И на самом деле любил это дело, слова в сочетании с музыкой, особенно качественные слова, приносили то еще удовольствие что ли. Правда с качественными словами часто была напряженка, нет, Кайл мог накатать что-нибудь в своем мечтательном духе, но сам же смеялся над этим – и пел и играл чужое.
- Играю, совсем слегка так, никто пока не жаловался по крайней мере. Правда гитару не взял сюда, а где она, неужели в съемной оставил, молодец Кайлито…черт, что делать с этими…Кайл внимательно уставился на невидимую соринку на руке и сообщил негромко: Smiths я не слышал.
Сосед весьма кстати отвернулся, вероятно что-то такое заметив, Вебер облегченно вздохнул: может его небольшая невкурсованность пройдет незамеченной. Чего он там нашел… - почему-то недовольно подумалось, и Кайл слегка отклонился назад, заглядывая за спину Уильяма, но там был тот же бедлам, ничего особенного.
Захотелось толкнуть внезапно замолчавшего Билли, или сказать что-нибудь, чтобы он снова обернулся. Что для Кайла было вообще необычной вещью, он не особо любил пристальное внимание к себе, хотя и не показывал внешне, как его раздражают настойчивые взгляды. С этим все было по-другому, когда он чувствовал внимательный взгляд темных глаз - как будто так и надо было, даже приятно что ли становилось. Что интересен? И ощущение тепла, как от близкого света лампы – не солнца, конечно, но чего-то теплого. Так вот, ощущение такое было. Непонятно.
В окно треснулся мокрый желтый лист, похоже, недавно был дождь. Кайл дернулся  от этого звука и внезапно сообразил, что неплохо бы узнать сколько время. Потому как в такой теплой компании можно было просидеть весь день, не заметив этого. На стенах естественно часов не было, так что он слегка бесцеремонно схватил Билли за запястья, также не найдя часов, почесал ухо и изрек:
- Завалимся куда-нибудь? Ты вроде был не против.

+1

15

- Вот жалость, - протянул Кэмп, не скрывая разочарования в голосе – Значит, нам надо будет где-нибудь достать тебе гитару. А я поэт. Кажется. Вроде как.
Сквозящую в словах гордость тоже скрыть не получилось, но Уильям старался, поэтому сказал это очень невнятно, сжевав половину слов.
Билли дернулся от чужого прикосновения и резво выдернул руку: он выглядел несколько напуганным, но никаких вопросов задавать не стал.
- Да, конечно, - подскочив как зайчик, ответствовал Уильям – Знаешь, как пьют японцы на кооперативах? Они посещают бар за баром, отсеивая слабых: чем больше забегаловок посетили, тем круче считается отдых. Попробуем?
Он полез за футболкой посвежее в чемодан и добавил, не оборачиваясь:
- А смитс ты еще послушаешь – у меня здесь с собой есть их диски.
Дальнейшее Билли помнил аккурат до собственных слов «А теперь еще вот это и пойдем дальше». Начиналось все очень славно, им было весело вместе, и погода радовала, и вообще… Потом, кажется, что-то пошло не так, но вот задачка, что? Еще осталось в памяти ощущение стакана в руке – подсознательный страх, что тот выпадет и Кайл будет над ним ржать. При всей своей беспардонности, Уильям не так часто оказывался в откровенно гуляющей компании, хотя само слово «разгул» было таким манящим и упадническим. Скорее очень стремился. И старался произвести соответствующее впечатление.
Итак, стакан в руке, жидкость пахнет непривычно-резко, Билл отыскивает глаза Кайла – для храбрости – и делает очередной глоток. А дальше все погружается во тьму.
Что же, по крайней мере первая половина дня была хорошей – Билл еще не успел проснуться, но по раскалывающейся голове и неприятным ощущениям во всем теле – особенно в районе лица – понял, что что-то действительно пошло не так. Если позавчера он хотя бы проснулся в кровати, то сейчас лежал рядом с ней.
Очень медленно и неохотно Кэмп вспомнил, что это была мера предосторожности: чтобы не стирать потом постельное белье, нувыпонели.
Он осторожно ощупал лицо и невольно охнул: кажется, вчера кто-то раза два съездил ему в табло. Следующая картинка вспыхнула ярко, как кадры из трейлера в кинотеатре: Билли очень весело, а потом из дымки хмеля появляется перекошенное лицо Кайла и летящий в Кэмпа кулак.
С очередным охом Билл попытался вспомнить, что же его развеселило. И не смог вспомнить.
- Каайл, - прохрипел Кэмп, тщетно пытаясь оторвать затылок от пола – Кайл, ты здесь? С добрым утром. Наверное.

+1

16

Нельзя сказать, чтобы память была кайловым слабым местом. Тем не менее, он мог умудриться забыть любую вещь, даже самую важную. Частенько срабатывал и закон подлости, забывалось самое нужное и необходимое, но был и свой плюс – некоторые моменты помнились особенно отчетливо и ярко, на фоне общего тумана. Поэтому, проснувшись в это сентябрьское утро с дикой, неотступной и какой-то ноющей болью в башке, он не особенно удивился, установив, что не помнит, что происходило вчера. Предстоял, при необходимости, конечно, конкретный мозговой штурм, который уже не раз приходилось проводить именно при таких исходных данных: больной голове, полном отсутствии ощущения собственного тела и…странном солоноватом привкусе во рту? Что за, - скривив лицо, он утер рукой рот, посмотрев как на какого-то Чужого, на тыльную сторону ладони. Зубы, зубы, - моментально пронеслось в голове, но язык не нащупал никаких лишних дыр в рядах зубов, - вдарено было не на поражение, но таки с чувством. Ну еще бы, кровило до сих пор. Сама же рука выглядела тоже не особо, вся в каких-то ссадинах, синяки на костяшках. Э, упал, ударился. Молодца, - усмехнувшись, он услышал хрипловатый голос откуда-то слева, и, прикрыв на секунду глаза, снова открыл их и свесился с кровати вниз головой, глядя в направлении говорящего.
- Здесь я, где ж мне… - на этом месте он поперхнулся, увидев во-первых, вильямовские фонари, а во-вторых, пол, который некстати понесся кругом и занял место потолка. Стоило свалиться с кровати, как головокружение прошло.
Как ни странно, ощущение холодного пола оказалось именно тем, что нужно, и уставившись в потолок, он пару секунд просто лежал, ничего не чувствуя, кроме приятного холодка. Потом обеспокоенно глянул на Билли, все же неплохо бы узнать, кто ему так. И где он сам был в этот момент.
В голове было пусто и светло, как он ни старался, помнилось только, что бар был точно не один: запомнились входные двери, как минимум четыре. Пятая была кинута в него, и пришлось тормозить ее рукой, - рука моментально заныла, как будто подтверждая, потом почему-то всплыли кнопки музыкального автомата, в одну из которых он очень долго целился, а попал совсем в другую. И фоном был непрекращающийся заразительный смех, ржал, несомненно, Уильям, - немудрено, что огреб, я бы тоже вдарил, если бы надо мной так. Надо мной так ржали.
Он что-то сообразил и перевернулся на бок, подложив под голову руку и уставившись на Билли.
- С добрым утром. Если не шутишь.

+1


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » С добрым утром, наверное