Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Ненужные локации » Замок Королевы Марго


Замок Королевы Марго

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Дата и время:
6 января 2012 г, пятница
07:00 - 12:00
Погода:
Никто не ожидал снега, ведь мы в Калифорнии, но даже для жителей Сан-Франциско +10 - +11 С - жарковато, как для января. Но не спеши распахивать пальто, дружище, порывы ветра - будь здоров, а к вечеру обещают дождь.


http://s1.uploads.ru/zITkh.png

+2

2

Дата и время:
21 сентября, 2011 г. / Среда
19:00 - 00:00
Погода:
Хотя сентябрь продолжает радовать достаточно теплой погодой, она остается неприветливой и мрачной. Весь день - переменная облачность, а ближе к ночи тяжелые тучи, которые заволокли небо, осчастливят жителей Сан-Франциско долгим проливным дождем.

0

3

Нарядный

http://i064.radikal.ru/1201/9e/19215f68d6d4.jpg

Свой двадцать второй день рождения я спонтанно решил отметить в замке, который был когда-то куплен моим дедом Чезаре по прихоти одной из его молодых любовниц. После смерти бабушки Бернадетты, той самой, что явила на свет моего отца, у деда поехала крыша. Он продал все свое имущество на Сицилии и поселился в Сан-Франциско. Это случилось около двадцати лет назад, его английский был восхитительно плох, но мужского здоровья хватило на множество юных дев. Конечная, каждая из них мечтала о его денежках, чему не суждено было сбыться. Дед Чезаре, хотя и был чуточку не в себе, до конца жизни умело контролировал свои денежные потоки, так чтобы они потом впали реку богатства, доставшегося мне – единственному внуку, с которым «разрешили» общаться его дети. Я знал, что у отца были еще две младшие сестры, с которыми он никогда не был близок. Тогда как у матери был лишь младший брат, который собственного говоря, и приютил меня после смерти деда.
Так вот, про замок. Чтобы подготовить его к празднованию дня рождения, пришлось делать срочный косметический ремонт, чтобы штукатурка не сыпалась гостям в греческий салат, а летучие мыши, обитающие под крышей, не навевали бы ужас на хрупкие женские сердца.  Большую часть комнат пришлось закрыть, запихнув в них ссыпящейся антиквариат. На верхних этажах на скорую руку было сооружено несколько спален, куплены новые гардины. Лишь одна спальня выглядела великолепно, так, где дед однажды кувыркался со своей белобрысой любовницей, обещая превратить весь этот хлам в элитное жилье для них двоих. В последствие, эта идея, как вы видите, была похоронена под слоем пыли этого действительно старинного замка.
По началу, предлагалось усадить всех гостей за стол из драгоценной породы дерева, за которым когда-то восседала сама королева (чего только? ахаха). Я решил, что в этом что-то есть. Сесть и пожрать, как нормальные люди, а не скакать по замку с кусками в руках и во рту.  Мой дядя Тициано прислал охрану, наверное, на случай, если мелкие сошки из Cosa Nostra, решат со мной порешить именно сегодня. Секьюрити обещали вести себя как можно менее заметно, да и вообще слиться с гостями. Список приглашенных, с которым обычно стоят вышибалы на входе, я не делал. Решил испытать судьбу. Для многих из гостей, очевидно, вообще будет сюрпризом мое богатство. Зато мое поведение станет для них понятным. В современном мире можно быть сумасшедшим, только если ты сказочно богат. В отличае от Бена, я был «избалованной» сиротой.
- Как тебе мой наряд? – спрашиваю я у Джеймса, с которым уже успел опрокинуть парочку стаканчиков. – Не слишком, ммм, красный? Мой красивый азиатский приятель был так добр, что решил заскочить пораньше, чтобы поторопить нерасторопную мексиканскую прислугу, которая итак носилась по замку, словно ужаленная. Наспех вызванные садовники в судорогах высаживали цветы прямо из горшков в сырую землю. – Мне кажется, или пойдет дождь? – задаю я риторический вопрос, уставившись на тяжелое от туч серое небо. – Крыша даст течь и мы все утонем здесь. Надеюсь, ты прихватил свои плавки? А где, кстати, мой подарок? - вопросительно улыбаюсь я.

Отредактировано Stefano Barbieri (2012-01-04 21:17:28)

+6

4

внешний вид|закрой!

http://savepic.su/1119149m.png

День рождения Барби? О нет, такого Джеймс не мог позволить себе пропустить, даже если бы все было против него. Поэтому подобрав подарок по случаю, парень уже ехал со своим личным шофером прямо по направлению к замку. Для чего такие меры? Все предельно просто, сейчас парень просто не мог себе позволить сесть за руль, кондиция и концентрация еще не те. Да и после торжества вряд ли он выйдет трезвым. Просто этот человек-катастрофа не позволит ему уйти трезвым и адекватным. Однако на этот вечер обнаженки и приватных встреч не планировалось. По крайней мере, во избежание недоразумений, Джеймс решил одеться чуть скромнее, чем обычно одевается на подобные встречи. Впрочем, излишни одежды в этот раз нужны были не только для того, чтоб подчеркнуть скромность и целомудрие, которых у азиата отродясь не было. Просто сейчас, снимая широкую, черную ленту со стразами, которая еще не так давно поддерживала левую руку, морщась и потребляя такие словарные обороты, которые от него не слышали даже по пьянке в пробке после длительной беседы с отцом.
- В общем так. На сегодня можешь быть свободен. – Все же гордость победила здравый смысл и вызвав своему водителю такси, молодой человек велел ему высаживаться из машины. – Дальше поведу сам. – Выслушав часть воспитательной лекции о том, какой же он безголовый, безмозглый и безрассудный человек, Джеймс поблагодарил водителя за содействия и пересев на его место, захлопнул дверь серебристого «Мерседеса» и к замку подъехал уже сам. Будто на боевое задание шел, мол оставайтесь здесь, товарищи, под огонь пойду я.
Хотя, опасности молодому человеку явно не угрожало. И стоило ему прибыть на место, пряча конверт у себя за пазухой, он вышел из авто с немалой долей удивления оглядываясь по сторонам. Нет, безусловно, он знал, что у Барби денег куры не клюют, но габариты архитектурного сооружения впечатляли.  Впрочем, красотой замка он продолжил наслаждаться уже внутри того самого замка, когда развалившись сидел на подоконнике он не спеша потягивал сухое вино и курил любимую сигариллу марки «Капитан Блэк».
- Хмм? – Лениво промычал Джеймс соизволив поднять свои раскосые очи на Стефано. Знаете, иногда изобразить ленивую задницу бывает гораздо выгодней, нежели подбитого солдата. Тем более, ну не шел О`Коннелу образ героя, хоть убей не шел. – Да нет. Все шикарно. Во всяком случае, кровь и вино тебе удастся скрыть с легкостью. – Придирчиво оглядев Барберри с ног до головы, парень улыбнулся будучи явно довольным результатом. Сделав глубокую затяжку, он выпустил кольцо дыма тут же снова пригубив чуток вина из бокала.
- Э нет, приятель. Ты знаешь мои принципы, никакой обнаженки для публики. – Растянулся в улыбке азиат словно ленивый кот потягиваясь сидя на подоконнике. Но тут же вздрогнул, вспомнил чуть-то маму, но все же удержал баланс равновесия, однако благоразумно поставил бокал рядом с собой и развернулся к имениннику. – Вот кстати о подарке, тебе сейчас его вручить или когда народ сползется? – медленно произнес азиат расплывшись в улыбке. О да, он безусловно был мастером делать шикарные и совершенно бесполезные подарки. Сын знаменитого археолога и большого начальника ЦРУ, внук политика и азиатского аристократа и просто ошибка природы, который к тому же бывает опасным для общества. Он мог позволить себе совершать широкие жесты, даже когда его совершенно не просят об этом, даже когда у товарища денег больше чем у него самого в два раза.

+4

5

Те двое не со мной|они оба на меня запали)

http://i082.radikal.ru/0910/af/2b7dc02509eb.jpg

Когда вливаешься в новую атмосферу, хочешь не хочешь, но становишься участником каких-либо каверзных событий, заставляющих общество не просто шептаться, а в открытую сплетничать на каждом шагу. Всего месяц на новом месте, в новом амплуа, и уже такой популярный! Эрик Дениелс стал местной легендой, "старым развратником" как его называли некоторые студенты, змеем искусителем и мужчиной разбившим сердца милых дам тем, что он таки не отличается особой любовью к их прекрасным личикам, грудкам, попкам и прочим прелестям. На нем поставили жирное клеймо, отличающее его от всего преподавательского состава. Эрик Дениелс гей. Конечно рано или поздно его ориентация сама всплыла бы на поверхность, ведь только присмотревшись к мужчине, прислушавшись, можно разоблачить его настоящую сущность. Да и то чем он привык заниматься, а именно творить художественные произведения искусства, так или иначе дает значительный намек на железные обстоятельства. Но суть в другом. Разоблачение можно было бы оттянуть, если бы не одно сногсшибательное, потрясающее во многих смыслах и эксцентричное "НО" по имени Стефано Барбьери. Вот дернул черт Эрика переспать с мальчишкой! От себя конечно некуда не денешься, природа такова что, кушать хочется всегда, а без секса молодому мужчине еще более накладно. Так и загнуться не долго. Малец оказался тем еще змеем. Мало того что получил зад Эрика, провел с ним жаркую ночку, так еще растрепал своим дружкам и подружкам, которые в свою очередь своим знакомым, а знакомые своим знакомым, а знакомые знакомых ректорату...Перед ректоратом пришлось битые три часа отчитываться, и в конечном итоге Эрику насточертело выслушивать лекции на морально этическую, дисциплинарную тематику. Ничего не сказав в свое оправдание, лишь подтвердив слухи, Эрик пригрозил заявлением об уходе. А что еще оставалось? Особо своей работой в университете он не дорожил, лишь желал попробовать что-то новое и остановиться на чем-то не таком ветреном, как вечные переезды из одной страны в другую в поисках себя и новых эстетических наслаждений, вдохновения. Подействовало. Такого как Эрик в ГГУ взяли с руками и ногами, и теперь хрен отпустят. Молодой, талантливый, умный и дипломированный специалист. Такой сможет долгое время придерживать свое место. За такого не нужно будет переживать, что от старости скончается или если бы он был женщиной, уйдет в декрет и не вернется...В Эрике было много плюсов, особенно его имя, которое было известно знающей публике. Талантливого человека можно терпеть любым и в любых ег проявлениях себя. Эпизод с ректоратом утрясся быстро. Все вернулось на круги своя, только вот отношение студентов слегка изменились. Но такой как Эрик, прежде всего придерживается своих принципов - те кто говорят, пусть говорят, главное то что говорю и знаю Я.     
После щекотливой истории, Эрику не удавалось застать Барби в стенах ГГУ. Он как приведение проскальзывал мимо него, а как хотелось преподать мальчишке хороший урок...Искать с ним встречи, было бы подозрительно, тем более опрашивать его знакомых о его контактной информации. Еще приписали бы Дениелсу неразделенную любовь со студентом. Нет уж, увольте. Никаких чувств Эрик не питал к парнишке. Логично что тот был ему симпатичен, хорошенькая моська, красивая внешность, итальянские корни. Но не более. Так может нравится актер, артист, известная личность, на которую смотришь и думаешь "красивый сука!", но к которому не думаешь притрагиваться и тем более питать каких-то чувств. Тем более что чувства у Эрика зародились к другому...Но не о том речь. Все еще оставался открытым вопрос, как вычислить Барби. И решение пришло само собой. Спонтанно и чрезвычайно к месту.
- Ты пойдешь на вечеринку к Барби? У него день рождение.
- Ууу, такое невозможно пропустить! Конечно!
- Слышал он будет праздновать в замке.

- В стиле золотого мальчика. Это же Барби...
- Ага. Самое главное что никаких пригласительных!
Примерно такой разговор, но более эмоционально окрашенный услышал Эрик краем уха, когда вел одно из практических занятий у группы, где учились друзья Стефано. Это было накануне дня рождения итальянца. Эрик долго думал над тем стоит ли ему прийти "поздравить" парнишку, или оставить разговор о личном на более серый будень. Но посчитав что сами будни Эрика и так слишком серые, он решился все же на рискованный шаг. Он не будет заводить скандал с именинником, он просто придет и ошеломит его своим появлением. Кого-кого, а Дениелса Барби наверняка не представлял себе в роли гостя на вечеринке. Оставалось подыскать подходящий подарок. Что может подарить человеку художник? Ну конечно! Свою картину. И Эрик не поленился, нарисовал для Барби один из тех постельных эпизодов, которые Дениелс зарисовывал после их жаркого секса. Он нарисовал большую картину, с Барби в главной роли, в тот самый момент, когда парнишка глотал последствия их с Эриком игр. Такой чувствительной и откровенной картины, Дениелс еще не рисовал. Вернее были и по хлеще произведения интимной живописи, но эта...Она была настоящим сокровищем. Упаковав картину в подарочную бумагу, прицепив красивый синий бант, Эрик был доволен собой. Перед выходом из дому, ему на глаза попалась картина, которая привлекла внимание Барби в тот самый вечер. Хмм...Ладно. Будет тебе двойной подарок. В конечном счете, взяв с собой два подарка, стильно, так как умел Эрик приодевшись, он покинул свою студию и сев в свою черную импалу с откидным верхом, погнал автомобиль к замку королевы Марго. Пока ехал, думал о чем-то своем, о личном, что ело его сердце и больно так раздирало...Ветер трепал прическу, резал по лицу. Из колонок доносился голос вокалиста muse. Настроение было средним, между "все херово" и "терпимо". Когда Эрик наконец таки подъехал к замку, припарковываясь и глуша мотор, в колонках звучала песня под названием I'm Feelling Good как нельзя сочетающаяся с действительностью. Мужчина улыбнулся, прихватил подарки, и все еще слыша где-то в голове строчки из песни и саму музыку не спеша, наслаждаясь прохладой вечера, захватывающим старинным архитектурным шедевром, пошел к замку.   
Stars when you shine you know how I feel
Scent of the pine you know how I feel
Yeah freedom is my life
And you know how I feel
It's a new dawn it's a new day it's a new life for me
And I'm feeling good

- Mi congratulo con Lie di buon compleanno! - так звучало поздравление Эрика на родном для Стефано языке, когда он без труда отыскал яркого и экспрессивного именинника, в компании друга азиата, которого Эрик тоже когда-то видел в университете. Дениелс обаятельно улыбнулся, наслаждаясь редким шоком на лице Барбьери. Протянув парню два подарочно упакованных полотна, Эрик позволил себе нагнуться к Барби и прошептать ему на ухо, как бы лично:
- Только не открывай их при всех. - хлопнув пару раз по плечу парня, Эрик приветливо улыбнулся смотря на собеседника Стефано.
- Прости что прервал вас. Все же хотелось поздравить именинника одним из первых. Мы не знакомы. Я Эрик Дениелс. - Эрик протянул руку другу Барби все так же улыбаясь. Все таки праздник! Не ходить же с кислой миной, ахаха.

+2

6

.|.

http://s008.radikal.ru/i306/1201/cc/fe0f3de5948e.jpg

Окей.
Это утвердительно короткое словечко крутилось в голове Габриэля с самого утра. Так уж исторически сложилось, что не смотря на то, что Барби, жуткий эгоист и в некоторые моменты заслуживает не больше, чем подошвой по челюсти, в собственный день рождения все равно каким-то магическим образом связал организацию праздника с самим Райфом. ну или близнец, по доброте душевной, сам принял на себя некий процент обязанностей. Случайно завел "плавающий" список приглашенных, возможно для самого себя, ибо не будет же он там торчать с неизвестными людьми, случайно дал пару советов, как-то невзначай, особо не надеясь на то, что Барби им последует. Такая политика выработалась сама по себе в общении со Стефано, и для людей адаптирующихся имела абсолютно нормальный характер.
Сицилиец вздумал отпраздновать собственное двадцатидвухлетие на широкую ногу. Об этом Габи тоже знал, и должен был "ничегосебетак" удивиться, подъезжая к замку королевы Марго. "Кто вообще была эта Марго?!" Кажется это будет самым ходовым вопросом на вечеринке и сам еврей пристанет ко всем и каждому, пока не узнает все версии. На праздник жизни айтишника сопровождала Ребекка. Пребывая в колеблющемся состоянии неверных отношений с Марой Сорители, Гейб даже не знал, будет ли она сегодня здесь, хотя на сколько он знал, со Стефано брюнетка была в хороших отношениях. Мор, в последнее время совсем странный, изъявил желание отсутствовать. На самом деле Габриэля волновало состояние брата. Во-первых он все реже и реже появлялся в университете, как-то глубоко сидел в собственной религии (или это Габи совсем отбился от рук и теперь всех вокруг считает слишком уж набожными) и много говорил о службе в Израиле. Иногда близнецу казалось, что его брат пребывает в каком-то отрешенном состоянии беженца, но на самом деле проблема была в самом Райфе-младшем. А Ребекка, все такая же родная, но в последнее время слишком сложная, выходило, оставалась единственным человеком, под руку с которой он хотел перешагнуть порог замка.
Габриэль ненавидел приходить на праздник одним из первых, но в этот раз, Ривка, такая подорванная предвкушением грандиозного события, подгоняла его с пущей силой. Не то, чтобы она была виновата, но не без ее участия, чета Райфов, (так я их назову, ибо Ривка наша - Райфовская) прибыла на празднество. Конечно, Стеф не встречал гостей у порога, мило сопровождая всех приветливой улыбкой. Повертевшись у машины каких-то там минут, оба двое вошли в помещение немного потерянными.
- Я предлагаю сразу делать ставки, - обращался к спутнице, провожая ее под руку в парадному входу, - на убывание. Сколько человек упадет в беспамятстве после двенадцати. А после трех? Или не так, сколько доживут в здравом теле и чистом рассудке до утра? - Пока Гейб рассуждал вслух, у него в голове уже  запустилась мелодия из фильма Тарантино "От заката до рассвета" теперь уже неизменно ассоциирующаяся с событиями в замке 29го числа нынешнего месяца.
Гостей пока собралось не так уж и много. Гейб словил взглядом самого именинника, по итальянскому обыкновению ярко выдающегося из толпы, Джеймса О'Коннела и какого-то молодого человека, которого сразу и не признал. Нагло встревая в разговор, он шагнул вместе в Бэк вперед, в общем-то с пустыми руками, что характерно.
- Барби, чтоб ты почаще молодец, - для тех кто не понял, это было поздравление-пожелание. У Гейба будет еще возможность и не одна, для того чтобы толкнуть бестолковую речь, а пока, для галочки, Стеф получит самое искреннее пожелание прямо в лоб и с порога. Пожав руку Джеймсу, человеку-загадке, он поздоровался и с остальными. С азиатом айтишник был не весьма плотно знаком, так на уровне какой-то сплетни или слуха, может обычного "привет, как дела?", из категории тех людей, которые не напрягают, но и не слишком увлекают. То есть в диалоге пожалуйста, но напрашиваться на отдельное общение - врядли.
- Привет, Джеймс, - вот в общем-то и все. Потом, когда Гейб примет на душу чего-нибудь, хоть бы и чаю, возможно раскошелится на что-нибудь более развернутое, но пока что-то не шло. А все потому что каждый раз когда еврей видел этого паренька, он ломал себе голову над тем, какого черта он Джеймс?! И вот Райф почти сгенерировал удобоваримую реплику для азиата, чтобы быть не таким уж неприветливым, как вдруг услышал буквально первую разящую новость. За спиной такое характерное.. Я Эрик Дениелс.
Так как Габриэль существо достаточно эмоциональное, случилось следующее. Резво развернувшись в сторону едва знакомого Дэниэлса, как будто там за плечом прогремел взрыв, парень, кхм.. мягко говоря, заинтересованно посмотрел на незнакомца и вспомнил. Тот самый Эрик Дэниэлс, которого давеча они с Орли и Стефом имели счастье обсуждать в самых интересных красках. Непроизвольно близнец окинул взглядом преподавателя, едва подавив выплевывающийся прямо в лицо художнику смешок и протянул руку.
- Габриэль Райф, - затем переключился на Ривку и как каждый нормальный спутник, представил подругу, - Ребекка Лэви. - Далее должно было последовать характерное "весьма наслышан", но и это пришлось подавить, оставив учтивое - Весьма.
Ну вот в общем-то официальная процедура прошла практически гладко, а посему не заостряя лишнего внимания на до боли любопытной фигуре, Гейб вернулся к имениннику.
- Стефано, признайся сразу - в замке есть тайные комнаты? Только не говори где, я сам найду. - Для Габриэля само пребывание в замке, даже не смотря на такие весомые бонусы, как любопытный Эрик, было крайне увлекательным приключением. И неизвестно сколько пройдет времени до того момента, как он бросит всех и вся, чтобы нарваться на любое приключение связанное именно с замком, а не алкоголем или пьяными девицами.

Отредактировано Gabriel Rife (2012-01-06 02:42:44)

+3

7

оффтоп|ххх

я начала писать от первого лица, и только на середине вкумекала, что пишу что-то не то. Извиняюсь - привычка Х) Если принципиально - в след посте исправлюсь Х)


красный лифчик;|а кого стесняться? ХД

http://images4.fanpop.com/image/photos/24400000/-sofia-black-d-elia-sofia-black-delia-24493000-500-600.png

«Срань господня!» – именно так, с такой мыслью меня неожиданно осенило воспоминание о сегодняшнем дне рождение Стефа. Мда… хреновая из меня выходит подруга. Прямо хуже некуда, ведь об этом говорилось не однократно, не единожды, не только со стороны «приближенных», но и всех мало-мальски знакомых и малознакомых! А ведь не зря меня терзали смутные сомнения со вчерашнего вечера что на день у меня запланировано что-то серьезное… грандиозное… И что бы я делала не будь у меня Габи? Ну, знаю точно что на день рождение Барби я бы не попала, не позвони мне Райф спозаранку дабы уточнить во сколько я буду готова….
«Срань господня….» - проносилось у меня в голове, пока я с глазами перепуганной антилопы носилась по дому в поисках подобающего наряда, в поисках вдохновения на свой сегодняшний образ, в поисках праздничного настроения, а главное в поисках ответа на вопрос «что дарить?». В голову лезли банальные и неинтересные решениях на поставленные задачи… Я чувствовала себя загнанным в угол зверем, еще чуть чуть и я бы начала грузть окружающим глотки, если бы не вспомнился мне один номерочек….
Позвонила – договорилась  - успокоилась, теперь можно и получить удовольствие от процесса «сбора» собственного образа на вечер.

К тому моменту достижения места празднования я чувствовала себя на все двести: я настроилась отпраздновать 22 Стефа как свои родные, и только попробуйте меня остановить! Даже переживания по поводу терок и натянутых отношений с Райфом ушли на второй план, даже не на второй, а далеко-далеко за рамки «переживания». Мне было уютно… как тогда, до всей этой замуты с поцелуями и прочей лабудой что подпортили наши масленые отношения. Я взбодрилась, вдохновилась, даже подгоняла братца Райфа – мне так нетерпелось увидеть Стефа! Подергать его за уши!...

Ну кто бы сомневался, скажите, кто сомневался что Барби встретит гусей-лебедей не с распростертыми объятьями с намеком на панты? Правда, если я и чувствовала задницей, что празднование будет, так сказать, на широкую руку, я явно не ожидала настолько широкой руки….
Под ручку, так мило вышагиваем преисполненные предвкушением торжества! Прямо не к дверям подходим, а под венец!
- Пообещай мне только одно: если я таки дойду до кондиции «снимите это немедленно и выложите на youtube» - ты запрешь меня где-нибудь в подсобке и не выпустишь пока все особи мужского пола не разойдутся по домам! – вероятность подобного моего поведения, конечно, была не высока, но кто знает, как много спиртного в нас сегодня будут вливать?
- Стеф! – висну на шее пытаясь дотянуться до щеки друга, болтаю в воздухе ножками. – С гусями-лебедями тебя! Чтоб я так жила в мои двадцать два! Чтоб ты так жил до своих девяносто девяти! – окидываю я рукой комнату, в которой мы и нашли Стефа, намекая на богатство выбранного для праздника помещения. И только потом уже добавляю, чуть прищурившись: - дай за уши подергать… Впрочем нет, не надо… потом сама, без спроса подергаю! – заигрывающие улыбаюсь, предвкушая богатую на события ночь.
Пробегаюсь по присутствующим взглядом: здороваюсь со знакомыми, дружелюбно вторю «очень приятно, можно просто Бек» тем, кого впервые в жизни вижу.
Жопой чувствую, что вечер будет незабываемым, лишь бы Габриэль запомнил что пообещал запереть меня в подсобке на случай форсмажора….

Отредактировано Rebecca Levi (2012-01-06 17:40:07)

+2

8

Народ прибывал. Я видел, как в залу вошли две девицы с моего курса и теперь дырявили своими острыми шпильками старинный ковер какой-то безумной ручной работы. Я помахал им рукой, давая понять, что подойду, как только освобожусь. А еще я подумал, что можно как в детстве складывать все подарки в большой платяной шкаф, чтобы потом в самом конце торжества, вместе с «выжившими» разглядывать их. Но в детстве на столе была кока-кола, а вместо сигарет мы сжимали своими пухлыми губами разноцветные трубочки для молочных коктейлей. Я помню, как однажды отец повез меня на залив, где с высокого горного обрыва мы наблюдали за мелкими барашками волн. Было очень жарко, но он не раздевался. Его рубашка покрылась мокрыми пятнами в районе спины и подмышек, а от ботинок, казалось, что шел пар. Я же сидел рядом с ним на сером горячем камне, совсем мальчишка, сколько мне тогда было? Восемь? Солнце «кусало» меня за золотистую от палермского лета кожу. Не помню, о чем мы тогда разговаривали, но, кажется, что это было в день моего рождения. Он редко ругались при мне с матерью, но в тот день отец посадил меня в машину, а она не смогла или не захотела его остановить. Я помню, как смотрел в окно, на хрупкий силуэт своей белокурой матери, которая наблюдала, как мы спешно уезжаем от нее. Не знаю, что произошло. Знаю, когда вернулись домой, было поздно, и моросил дождь. Не помню, что я тогда чувствовал и как отнесся к произошедшему.
- Кровь, говоришь, будет незаметна? – улыбаюсь я, параллельно  выныривая из детский воспоминаний. Я представляю лицо Райфов, особенного старшего, когда отпущу очередную «еврейскую» шуточку, относительно крови невинных средневековых младенцев, из которой эти странные евреи готовили плоские лепешки на Пейсах. – Ты мне эти свои принципы выбрось-ка из головы, - посоветовал я Джеймсу. – Или оставь для кого-нибудь другого. Предоставь возможность нежной половине гостей узреть твое хиленькое тельце! Я смеюсь и щипаю тебя за бедро. Джеймс и вправду костлявый. – А подарочек я хочу сейчас и сразу, я же любопытный! Так что, давай, тащи его сюда.
Итальянский. Над самым ухом или же точнее сказать, прямо в моем ухе. Я оборачиваюсь. И кого же я вижу? Эрик Дениэлс  собственной гомосексуальной персоной. Не стану скрывать, что его визит меня удивил, но и обрадовал. Никак вышел из шкафа! Умничка. Пришел аж с двумя подарками. Не открывать говоришь? Я как варвар накидываюсь на упаковочную бумагу, разрывая ее в клочья. Детская забава, которая во взрослой жизни превращается в яростном срывание одежды с партнера.  Первое полотно мне знакомо и оно восхитительно, а второе… второе знакомо менее.
- Эрик, как мило, что ты вышел из шкафа и заскочил поздравить меня! – громко говорю я, обращая внимание других гостей. – На этой картине я сосу его член! Посмотрите! Восхитительно, я считаю.
Меня смутил твой подарок, но я из тех людей, которые неуклюже спотыкнувшись прилюдно, вдруг начинают ржать на всю улицу над собой. – Повешу у себя в спальне. Надо же, какая точность передачи картинки.
Отсмеявшись, я наклоняюсь, чтобы поцеловать тебя. Мои губы якобы ненароком соскальзывают с твоей щеки и соприкасаются с твоими сухими губами. Эрик все такой же трогательный. Идеальный вариант для большинства из нас.
Дальше – больше. Красавица Ребекка  в сопровождение одного из братьев Райф. А, Габриэль все-таки. Бородатый давится от смеха, когда узнает в художнике того самого Эрика Дениэлса, который был уже заочно популярен, благодаря мой болтовне. Манера его знакомства весьма язвительна, хотя и выполнена в знаменитых традициях Гейба.
- Здорово, борода! – произношу я, «отдирая от себя» Ривку, которая незамедлительно повисла на моей шее. – Я польщен, детка. Такое пожелание! Только боюсь, что после главной роли в моем фильме, мы поменяемся с тобой местами. Мое богатство превратится в ослепительную бедность, а вы с Девендрой Банхартом будете вынуждены взять меня на свое содержание.
Я крепко обнимаю Ребекку и понимаю, что, наверное, счастлив.
- Дядя говорит, что здесь есть катакомбы и подземные лабиринты, куда я планирую «сливать» левый народ. В подвалах вы можете встретить беспокойные души и приведений, звякающих кандалами по каменным полам. Так что наслаждайтесь!
Прислуга зовет всех к столу, и я вместе с гостями, ныряю в светлую залу с длиннющим столом, накрытым белоснежной скатертью. Электричество смешивается вместе с большими свечами в старинных подсвечниках и в роскошной люстре, молчаливо глядящей с потолка. Блеск столового серебра, живые цветы и массивные антикварные стулья. Я сам прихожу в восторг от всего этого. Как королева Марго сажусь во главе стола, замечаю рядом со своим лицом тоненький стебелек микрофона. Сегодня все глаза устремлены на меня. Удивительный вечер.
- Всем привет! – Громко произношу я, наслаждаясь, как мое эхо расходится по пустующим комнатам замка. – Для тех, кто со мной не знаком, меня зовут Стефано Луиджи Барбьери и мне сегодня двадцать два. Оставьте все предрассудки и комплексы, сегодня ночью я планирую оторваться по полной программе, чего и вам всем советую. Для желающих заняться блудом, есть с десяток неплохих спален, так что советую поторопиться. Но, помните, чтобы получить королевские покои вам придется заняться сексом со мной! – смеюсь я, оглядывая взволнованные лица гостей. – Спасибо, что пришли и подарили мне подарки! – я ловлю взгляд Эрика, чтобы незаметно подмигнуть ему. – На столе лежат книжечки-меню, так что выбирайте. И вообще наслаждайтесь напитками и своей молодостью! Потому что мы начинаем веселье!
Я поднимаю фужер высоко над своей головой. В нем плещется красное вино – моя ровесница. Ей ведь тоже двадцать два. Первый тост! Понеслось.

Отредактировано Stefano Barbieri (2012-01-06 18:49:49)

+5

9

внешний вид|оооойоооой

http://kino.open.ua/img/g/44/99/2.jpg

"Как говорят, отчаянные времена требуют отчаянных решений. А разве сейчас они не отчаянные, времена эти? Весь вечер изводиться насущными вопросами Чернышевского, подогреваясь цитатами из Библии, вроде «жена да боится своего мужа...», а для закрепления материала случайно разбить свадебное фото. Хотя, примерно в третьем часу ночи, в голове появляется назойливый вопрос: а где, собственно, Бог, когда я страдаю? Отчего Он не приходит на помощь, сколько бы я Его звала? Почему моя судьба, записанная в Книге Имен, состоит из одних сплошных испытаний? Где, спрашиваю я, счастье? Для чего я вообще живу и какого хрена, ой…. я просто устала. Бессонная ночь, наполненная эмоциями и переживаниями, ну, и осколками, которые залетели даже под кровать, дает о себе знать. Но от чего-то мне хочется разом крутануть жизнь на сто восемьдесят градусов и показать этому миру «жэ». Все равно Фрэнк куда-то с утра пораньше смылся, оставив меня в гордом одиночестве. Он думает, что я, как обыкновенно, пойду в церковь. Фигушки! Возьму сегодня и не пойду! Я сегодня больно смелая…"

Скарлетт захлопнула корку толстой тетради и выдохнула. Прошлая ночь и правда была тяжелой, но девушка, все же, решила пойти туда, где собираются другие люди и будет проводить вечер так, как проводят они.  Другой, почти незнакомый мир со своими правилами и порядками.  День рожденье – грустный праздник (с).

Только в такси Верону начали терзать сомнения. «А может не стоит идти в таком виде? Может лучше домой, в кроватку… да еще и этот кувшин.»

В подарок совершенно незнакомому человеку брюнетка везла огромную вазу, размером чуть меньше девушки, едва поместившуюся на заднее сиденье Форда под матерное улюлюкивание таксиста. Просто единственный магазин, оказавшийся открытым по пути в гости был хозяйственный, в котором просто невозможно ничего лучше было выбрать. Да и какая, к черту разница? Главное – не разбить. А там – уже не ее проблемы, как и куда запихнет именинник сие творение гончарного искусства. 

Мероприятие оказалось куда более грандиозным, чем себе представляла Скарлетт, проклиная все на свете. Огромный дом, нет, домище, а, чего уж там, ЗАМОК, подсвеченный изнутри огнями и ярко выделяющийся на фоне ландшафта.

"Сбежать?" – Сердце девушки заколотилось чуть быстрее, потому как мероприятие было совсем не в ее стиле. Да и она сама сегодня была совсем не в своем стиле. - "Ну раз уж приехала…"

Несколько зеленых бумажек перекочевало к недовольному таксисту, которому пришлось снова вытаскивать глиняного монстра из авто, но на этот раз уже не матерясь – обвык, видимо, таскать напольные вазы. А Скарлетт деловито шагала рядом, стараясь прикрыть все, что так наивно раскрыла дома. Ей в одночасье стало не по себе от одной мысли, что на нее все смотрят. Хотя, смотрели ли вообще? Где-то гремел голос именинника, поднимающего тост и объявляющего начало вечеринки. В руках появляется фужер с шампанским, а ваза одиноко стоит рядом перегораживая проход.

"Спрятаться в нее, что ли?"

- Здрасте… - скромно кивает проходящим мимо девушкам. – Ох.

Отредактировано Scarlett Verona (2012-01-06 19:50:49)

+2

10

enjoy

http://savepic.su/1179318m.jpg

Замок королевы Марго? Боже мой, Сид, в этом весь ты.

   Мара тоскливо, но не без интереса смотрит на весьма картинный замок, со всеми полагающимися атрибутами. Странно, что она не была здесь прежде. Зеленые дорожки (с лужами, спасибо дождю), розы (они не портят картины отнюдь), лабиринты кустов (пощади меня моя испорченная фантазия) и собственно само строение - все вносило в сегодняшний вечер каких-то обещаний и неспокойствия, хотя бы потому что эйфория чуть щекотала низ живота.
Можно было бы подъехать на карете,собственно, а не на бентли, а вместо нового и свежего приятеля, она явно не отказалась бы от коня (разницы по сути нет никакой). Угу, Мара, можно было бы, в первую очередь, не опаздывать.
Но Сорители знала, что виновник сегодняшнего события, не может ее не ждать, она некоторое время ее отсутствия, она все равно таки остается желательной. Реально, приятно :*
    Стефано Луиджи Барбьери. Он был ее половиной. О, давайте без соплей, мы не о том, что зовется любовью. Поговорим о душе. Этот человек был неким призраком, в силу своей ориентации и того, что однозначно отнести его к кому-либо было сложно. Собственно, он мужчина, но спит с мужчинами, можно считать, что как бы даже дважды (многие могли бы позавидовать), но для нее он даже не подруга (бредово соответствовать предрассудкам), а живая, такая искренне теплая материя. И она очень очень и очень любила его, выше возможного. Ну извините. Не объяснить необъяснимое.
    Новый знакомые обнимал ее за голое плечо, понимая, что она даже не помнит его имени, в то время как Мара наматывала на руку поводок любимого добермана. А что Райф? Он был ее слабостью. И сейчас оставался, но только тсс, ведь она знает где он и с кем.
Заходя в замок, прошипела на пса, чтобы не трогал прислугу и отпустила поводок, зная, что любимец точно найдет дорогу (хотя бы по запаху еды).
    Издалека слышен голос Сида. Сорители улыбнулась ему и пониманию, что кто-то уже вероятно заметил ее питомца, поскольку после тоста воодушевленные и одобряющие крики прекратились. Звоном каблуков разбавляет эхо, заходя в зал. О ну она любили производить впечатление. Здесь были и те, кого она знала, те, кто знал ее, много незнакомцев, парочку стесняшек и неуверенных. Кто-то ее любил, кто-то просто знал, кто-то был не рад. Но имеет ли это значение, когда напротив сидит самое важное?
    В знак приветствия она слегка улыбнулась тем, кого увидела по пути к месту, где сидел Стеф. Краем глаза зацепила, с кем сидел Габриэль. Ага. Ну а ее прекрасный друг был неотразим, действительно. Серьезно, оставив свои проблемы, решительно решила наслаждаться им, сияющим и цветущим. Широко улыбаясь ему навстречу, Мара раскрыла руки в объятиях. Она скучала.
- Il mio bravo ragazzo, прижимая к себе, поймала глазами Эрика Дэниэлса. Кажется, они не были знакомы, но ревновать тут не стоило. Шепчет на ушко приятелю: - Ты прекрасен. И тут же поворачивается к гостям:
-Друзья, однажды Стефано спросил меня, будь он натуралом, любила бы я его. Хотя прекрасно знает, что люблю и без того. Меня зовут Мара Сорители и я по праву отняла половину его души. Но раз вы все здесь, значит мы соединены не только этим залом и этим замком, но и самой душой Барбьери. Выпьем же за его волшебную душу, даря и ему по кусочку от каждого. , вновь поворачиваясь к другу. - С днем рождения, la mia anima, за тебя - чуть придвинувшись, целует Барби в губы, языком перекатывая бриллиантовый согретый перстень ему в рот.

+2

11

колпак хд

http://uploads.ru/t/L/a/2/La2Us.jpg

Сегодня праздник у наглого богатого сицилийца. Сегодня будут танцы.
Из моей головы никак не могли выйти его слова о том, что Барби будет праздновать свой двадцатидвухлетие в замке королевы Марго. Я ожидала чего-то грандиозного, но чтобы настолько… Одна идея устроить попойку (в изысканном смысле этого слова) для ребят в средневековом замке уже вызывает недоумение. Одни были приятно удивлены, вторые пооткрывали свои рты, дабы пустить поганые языки в дело. Мне было всё равно. Как сказал Бенджамин Франклин: «Всё преимущество иметь деньги заключается в возможности ими пользоваться.»! У Стефа, как мы все поняли, они есть. Так и пусть он их тратит, как вздумается.
Вечеринка в замке королевы Марго… Нет, у меня правда не укладывается это в голове. Кто такая Марго? И почему именно в замке? Почему не на яхте, не в особняке? Честно говоря, ко мне на ум приходят не самые хорошие ассоциации. К примеру, название фильма «Дом тысячи трупов». Глупо полагать, что я надеюсь, будто среди гостей найдётся маньяк, который будет убивать всех по одному, сначала тайно, а потом резня превратиться в игру кошки-мышки или что-то подобное. Окей, объясняю: как было заявлено самим виновником торжества – никто из его дома не уйдёт в плохом настроении и трезвым. Вы можете представить, что будет часов в шесть утра? Куча куч пьяных спящих студентов по всему замку. Ну чем не дом тысячи трупов?
Много народа. Наверное, поэтому я опаздывала. Как близкий Стефано человек, как его лучшая подруга, я должна была завязывать ему бабочку, встречать гостей и кричать на слуг, потому что они расставили вазы с фруктами слишком далеко. Но я не приехала раньше всех. Не накричала на слуг и не встретила первого гостя с видом: «Хэй, а я тут уже давно». Я решила побыть сегодня гостем, давая Стефу возможность почувствовать себя королём. О чём я? Он всегда чувствует себя королём! Я не спешила с самого утра. Не спеша собиралась, не спеша покупала подарок для Барби. И почему я покупала его в последний момент? Не знала, что подарить? Да нет, знала, с того дня, как он заявил, что я приглашена на его вечеринку, только в своей нахальной манере. Может, мне было лень? Или я была до последнего уверена, что то, что я выбрала в качестве подарка, никто не купит?
Держа в руках нехилую коробочку, в которой, собственно и находился подарок, я отправилась не к имениннику в главный зал, а на кухню, по которой как умалишённые носились слуги. Не удивительно, ведь они отвыкли от такого количества людей, пожалуй, со времён похорон Чезаре. Я хорошо знаю историю семьи Стефано, хоть и слышала её всего один раз в состоянии алкогольного опьянения.  Ещё бы, не биография, а сюжет криминального боевика! С одной стороны, интересно, да, а с другой никто не хотел бы оказаться в шкуре Барбьери. За исключением его состояния, которое, я уверена, не раз обсудится сегодня. Что ж, малыш, ты добился того, чего хотел.
Я определённо не знала, что будет сегодня. Чем всё закончится, кто будет и кого не будет, я даже не знаю, что говорить ему. Можно было бы забабхать речь в стиле: «О, малыш, ты стал таким взрослым», но я не знаю, каким Барби был, пока он не был «взрослым», да и пошлёт он меня с такими поздравлениями. А что вообще можно сказать двадцатидвухлетнему гею? Поздравляю, чувак, желаю тебе побольше мужиков? Ох, и откуда ты только такой взялся, Стефано, мать твою, Барбьери? Ладно, подумаю над этим, пока поднимаюсь. А пока мне нужно шампанское. Я положила коробку на стул, щёлкнула пальцами, обратив на себя внимание одного из слуг.
- Налей мне шампанского. – я отвернулась и посмотрела на красиво упакованную коробку. Сюрприз был не только внутри. Коробка была обвёрнута в несколько слоёв упаковочной бумаги. Специально. Я же знаю, как нетерпелив он бывает. Очень скоро, можно даже сказать спустя пару мгновений бокал с игристым шампанским оказался в моей кисти. Я сделала небольшой глоток. Как это? Для храбрости? – Возьми подарок, пойждёшь со мной наверх. – я кивнула в сторону лестниц. Стены замка отражали красивый женский голос. Итальянский. Сегодня будет звучать много итальянского. Мара Сорители. Какие красивые слова она говорила. Они напомнили мне омерту. Я застыла в дверях. Может специально, а может от укола ревности, увидев Мару и Стефано вместе. Не знаю, почему она мне так не нравилась? Но я никогда мне не говорила об этом.  Было очень кстати, что никто не услышал, как я вошла.
- Ehi, eroe della occasione! – я должна сказать спасибо за мой громкий голос. Мне оставалось надеяться, что никто не подавился от испуга. –  Alzo questo bicchiere per voi! Dolce vita, baby! – с каждым словом я делала шаг к Барбьери, ведя за собой парня. Ну не тащить же мне эту камеру вечно!  - Твой первый шаг к Голливудской славе. – кивнув на подарок, я поцеловала именинника в губы и щёки.

+2

12

Вопрос номер раз в квесте "день рождения Барби" для Цезаря встал практически сразу же, как только он узнал о месте проведения сего торжества.
- Это что, шутка, мать его? -  наивысшая степень офигения так и перла из вытаращенных глаз, ушей (не вытаращенных, но вполне способных быть проводником офигения), а также красной нитью проходила в еще парочке подобных фраз.
  Хотя, попытавшись адекватно оценить ситуацию, Цезарь всеже пришел к выводу, что это все как раз-таки очень даже в духе сомнительно-адекватного Стефано. Поэтому, несколько раз  толи восторженно, толи все еще офигело чертыхнувшись и упомянув родственников Барбиери до третьего колена, Цезарь покачал головой и переместился на второй этап квеста - выбор подарка.
  Знаете, когда за несколько дней происходит столько всего, когда ты успеваешь мысленно сдохнуть, потом мысленно сдохнуть еще раз, потом вроде бы даже по-настоящему сдохнуть, а потом повторить процедуру эн-ное количество раз, но в конце-концов, понять, что жизнь не настолько несправедлива, как могло показаться, то подарок на день рождения для Стефано оказывается в списке приоритетов где-то между проблемой менструального цикла бабочек-капустниц и миграцией белых сов. Но вот сейчас, когда время подперло, пришлось заняться этим вопросом вплотную. Разумеется, по закону жанра, Эйвери не имел абсолютно никаких идей относительно того, что подарить человеку, который может купить себе хоть задницу принца Уэльского, если хорошо попросит об этом дедулю... Кроме того, время поджимало и фантазия, вместо того, чтобы активизироваться и заработать в экстренном режиме, напротив, выдавала все более и более безумные предложения.
- Что ж, - резонно рассудил Цезарь, воспользовавшись народной мудростью жмотов "главное не подарок, главное - внимание". - Пойдем самым простым путем...
  Решив, что, возможно, подарит что-нибудь более дельное позже, когда его, по крайней мере, выпишут из больницы, Эйвери с усыпленной совестью отправился на фееричное день рождения Барби - его личного проклятия со школьной скамьи. Что бы там ни говорил Цезарь, какими бы эпитетами щедро не сыпал в адрес Стефано, тот уже давно стал неотъемлемой частью его жизни.
   КажетсЯ, здесь, в этом историческом месте, которое Стефано так вероломно использовал в своих целях (хорошо хоть не Собор Парижской Богоматери стал точкой праздненства), все, кто хотел - подтянулись - об этом Цезарю поведали звуки активного щебетания студентов, доносящиеся из зала, куда его проводила прислуга. Эйвери показалось, что она отнеслась достаточно скептично к его подарку, который он, стоит добавить, тащил на своем горбу.
  - Хей-хей, привет всем! Привет, мое школьное проклятие! - с неподдельной радостью воскликнул Цезарь. Он был чертовски рад видеть Стефано, как и многих других. Знаете, после того, как ты ощутил это гадкое "вот сейчас я умру", радость встречи ощущается по-особенному. Как-будто ты не виделся с людьми сотню лет.
   Приблизившись к ликующему народу, Эйвери гордо поставил перед собою... огромного Кена ростом со среднестатистического взрослого человека. Кена, перевязанного ленточкой.
- Я тут подумал...Ведь все Барби мечтают о своем Кене... - псевдо-смущенно поведал Цезарь, словно представляя присутствующим своего пластикового приятеля. - Вобщем, вот, - с легкостью избавившись от своей ноши, Цезарь передал огромную куклу практически из рук в руки и расплылся в улыбке. - Буду краток и банален. Желаю, чтобы тебя похоронили в гробу из столетнего дуба, который мы посадим сегодня!

+2

13

Ты человек который умеет поставить в неловкое положение не только себя, но и того кто стоит рядом. Чем больше узнаю тебя, тем глубже убеждаюсь - ты это нечто. А меня всегда привлекает что-то из ряда вон выходящее. Странный. Ты настолько странный и в тоже время простой как валенок. Сперва кажется что ты слишком высокого о себе мнения, что ты гадкий богатенький сноб живущий как у Христа за пазухой и взявший Бога за бороду. Но нет. Это только одна из твоих масок. Тебя можно назвать гением. В чем именно, не знаю. Но что-то гениальное в тебе есть. Ты умеешь быть у всех на виду и чувствовать себя отлично независимо от обстоятельств. Но в твоих глаза есть какая-то искорка одиночества, которую наверняка видят самые близкие тебе, а сам ты скрываешь ото всех свои настоящие чувства. Ты молодец. Таким наверное должен быть каждый мужчина. Сильный. Но таким идиотом как ты есть, быть довольно накладно...Пора взрослеть мой сицилийский друг. В чем-то ты уже преуспел, о чем я сейчас не чуть не жалею...
Эрик будто бы и не слышит воодушевленный лепет именинника, который в своей доброй манере уже привлек внимание всех гостей. Идя наперекор его словам, рвет бумагу, в которую Эрик с такой ответственностью упаковывал свои картины, ценные подарки сделанные от всей души. Дениелс смотрит на все это действо с каким-то праздным лукавством. Конечно он подозревал что Барби совершит очередную глупую ошибку, каких он делал не раз. Знал что наступит долгая пауза и общее ошеломление. Но другие не имели значения. Главное, это реакция Стефано. Ох, как прекрасно его лицо в смущении. Как забавно вводить его в краску и видеть бегающий от неловкости взгляд по заполненному гостями и прислугой залу. И что же делает наш гвоздь программы?
- На этой картине я сосу его член! Посмотрите! Восхитительно, я считаю. - конечно же! Вставляет коронную реплику, лишающую Эрика секундно дара речи, и вообще земли под ногами буквально. Эрик тихо смеется, прикрывая ладонью рот и закатывая глаза к потолку. Вот дурак! И правда без комплексов парнишка.
- Барби это было лишним...Пожалей нервы своих гостей.
Вот так бы еще немного посмеяться над словами Барби и замять неловкую ситуацию какой-то шуткой, так нет же! Поцелуй итальянца поставил странное во всех смыслах троеточие. Он был вроде как и в благодарность, но все таки весьма и весьма двусмысленным. Эрик как можно спокойнее отреагировал на него, позволив себе потрепать сицилийца по нарядной шевелюре. Вот паршивец.
А далее были бесконечные знакомства с молодежью, с друзьями и подругами Барби, которые казалось бы знали об Эрике больше чем он о них. Слухи сложили о нем совершенно не то представление. Хотелось бы развеять их и исправить свое положение. Хотя бы то, что Эрик на самом деле не такой "старый развратник" как выразился о нем Райф. Нет, конечно Эрик не был в курсе что именно он так сказал, но все же. Тридцать лет не так уж много. А вот и сам Райф...Давиться смешками при виде Эрика. Художник крепко обхватывает его руку в знак знакомства, стискивает достаточно чтобы выразить свое понимание вещей. Да чего уж молчать, говори если хочешь.
- Мне тоже приятно, Габриэль...
А после медленно отпускает, и как бы невзначай, но специально, дабы утвердится нежно проводит кончиками пальцев по тыльной стороне его ладони. На лице играет весьма скользкая улыбка. Как бы говоря "да плевать я хотел на ваше мнение. И если на то пошло, ваш обожаемый друг такой же как я". С другими парнями Эрик приветливо здоровался, знакомился, жал им руки. А вот девушкам в своей привычной манере отпускал весьма и весьма лестные комплименты, но с огромной долей правды. Дамы были прекрасны, даже по мнению Эрика, который не питал страсти к слабому полу. А далее было приглашение к столу. Эрик сел по левую сторону от Стефано, ну так уж вышло...Символически. Первый тост который произнес сам именинник. Эрик смотрел на него как и все кто находился за столом, только по своему...Незаметное подмигивание, предназначенное только Дениелсу. Хм...И что бы это значило? Странный ты Стеф. Эрик улыбаясь отводит взгляд и только подносит бокал красного вина к губам, как к нему подлетает черное нечто, тыкаясь огромной мордой ему в бок. Секундное оцепенение. Эрик все еще в шоке смотрит на черного добермана, который уставился на него своим по человечески умным и жаждущим взглядом.
- Ахаха...Песик...Привет. - так уж сложилось, что Эрика любили не только педики но и дети и даже животные. Он поставил бокал на стол и протянул к псине руку нерешительно трепля его за ухом. Собака издала довольный утробный звук и села рядом с Эриком. Художник обнаружил в псине мастистого кобеля и тихо смеясь спросил у него:
- Есть хочешь дружище? А хозяин твой где?
Но как дальше обнаружилось, хозяином пса оказалась студентка Эрика, которая еще не разу не была на его практических занятиях. А еще, она очень странно смотрела на него, так проницательно... после чего передала имениннику подарок, довольно экспрессивным способом.
Как показалось Эрику, представление только начиналось судя по прибывающим гостям и их впечатляющих подарках. Скучать художнику не пришлось, и тем более жалеть о том что явился на этот радушный прием.

Отредактировано Eriс Daniels (2012-01-09 15:02:01)

+2

14

Я выпиваю почти залпом бокал потрясающего на вкус вина и ударяю со всей силы стеклянным донышком о стол. Ножка фужера рассыпается у меня в руке, а я довольный результатом, вытирая порезанную ладонь о кипельно белую салфетку с золотыми инициалами какого-то невозможно дорогого магазина со всякой роскошной поебенью для дома. Этакий юный граф Дракула в периоды особого искушения. Наверное, я уже пьян. Пытаюсь вспомнить, сколько раз мы с Джеймсом успели выпить за здоровье деда Чезаре, слоняясь из комнаты в комнату и восхищаясь красотой и необъятность замка.
Черный песик. Такой огромный, что я невольно вспомнил фильм «Омен», именно его польскую версию, которую как-то смотрел с отцом, прячась под одеялом. Отец говорил, что самое страшное позади и тогда я смело, выныривал из своего укрытия. Уверен, что это случалось со всеми в детстве, и вы едва ли можете упомнить о каком именно ужастике шла речь, но я особенный случай. В моей жизни – это был единственный фильм, просмотренный вместе с отцом от начала и до конца. Сейчас я думаю, что мы вообще не были с ним близки, хотя о матери я помню еще меньше.
Доберман тычет своим кожаным носом в колено Эрика. Я мысленно усмехаюсь и пожираю взглядом массивную арку, откуда вот-вот должна появиться моя Нэнси. Она вошла на счет три, как и полагается. Красивая, грациозная, изящная. В Маре было все, что может желать даже самый искушенный мужчина. Только, вот девочка совсем «не продается», а ее очередной кавалер лишь пара новых туфель, которые будут сброшены, как только начнут тереть. Покажи им всем Мара!
И ты подходишь, так близко, что я начинаю сомневаться в своей гомосексуальности.
- До восемнадцати я трахал исключительно девочек, - шепчу я тебе на ухо, а потом демонстрирую гостям твой подарок – брильянтовый перстень, надетый на мой кончик языка. Сексуально, не правда ли.
–Мара, ты божественна!
Я обнимаю подругу так крепко, будто сейчас она сядет на поезд, и я ее надолго потеряю. Не отпущу, не надейся. Краем глаза я ловлю выражения лица Габриэля. Кажется, у них интрижка. Улыбнувшись ему, я выпускаю Нэнси из своих цепких объятий.
Я знаю, что сегодня будет еще много сюрпризов. Приветливо машу симпатичной девушке застывшей у порога с огромной коробкой. Кажется, я ее не знаю, но все равно безумно рад.
- Садись за стол, прелесть! – громко зову я ее, понятия не имея о ее имени. Но это сегодня неважно.
И тут под барабанную дробь моего сердца, в залу входит никто иная, как Орли Рапопорт. Моя лучшая. Моя рыжеволосая бестия. Я знал, что она опоздает, но придет. Сегодня на мою долю выпало столько счастья, что я боялся в нем захлебнуться. Она загадочно улыбается, а я готов расплакаться.
- Не верю своим глазам, - бормочу я себе под нос как сумасшедший. – Спасибо, что пришла, - говорю это уже ей, прижимая свою рыжесть к себе, втягиваю ноздрями сладкий запах ее роскошных волос.
- Спасибо! Большое спасибо! – восклицаю я так громко, что наверняка где-то на верхних этажах в ветхих от древности комнат посыпалась штукатурка или чем там они покрывали потолки во времена королев и отважных рыцарей? – Твой подарок прямо в точку!
Я едва успеваю проводить Орли до ее места, по-джентельменски отодвигая даме стул, как следующий гость заставил меня буквально танцевать от счастья на месте.
- Цееееез!!! Я твое благословление, а не проклятье, заруби себе на носу! – громко объявляю я, даря другу итальянско-сицилийские поцелуйчики в обе щеки. Вместе со всеми ржу над твоим подарком и незамедлительно лезу Кену в трусы, проверяя на месте ли самая важная для мужчины деталь.
- Ты собственноручно его кастрировал? Признавайся, приятель! Я из-под тишка щипаю друга за попку. Кстати, я никогда не задумывался о возможных с ним вариантах. Так, что Цезарю в этом плане дико повезло.
Смотря на гигантского Кена, я в очередной раз за вечер вспоминаю Бена. Отчего-то я почти уверен, что он не придет, а я перестану ждать и переключу свое пьяной внимание на очередного гея.
Я смотрю на всех гостей, которые шустренько расселись за огромный стол и теперь вели беседы с соседями, то и дело, отвлекаясь на мои восторженные возгласы. Что они знают обо мне? Не настало ли время…Нет.
- Прежде чем вы все разбредетесь по замку, отыскав себе подходящего партнера или партнеру на вечер, я хочу, чтобы мы все вместе выпили за одного славного человека, а потом еще за двух, - неизвестно откуда я нахожу силы, чтобы «рассказать» людям немного о себе. – За моего деда – Чезаре Стефано Барбьери, который купил этот замок и трахал жизнь до последней ее секунды! Что было действительно, правда. Мой дед умер во время инфаркта, застигшего его в чей-то вагине. Я поднимаю бокал и делаю мелкий глоток. – И за моих родителей Антонио Барбьери и Николетту Аньези. Покойтесь с миром... Я допиваю вино и наспех опрокидываю стопку водки. Борясь с желанием выйти из-за стола, чтобы уронить мужскую скупую слезу, я все же остаюсь на месте. Кажется, я когда-то давно запретил себе плакать.
Продолжая шутить и улыбаться, я быстро прихожу в себя, вышибая из мыслей разорванные на куски тела родителей, на чьих похоронах я даже не присутствовал. Дед Чезаре рассказал мне обо всем. Он не хотел, чтоб из меня вырос гутоперчивый мальчик.
Где-то через час, я вытаскиваю Орли из-за стола, приглашая на медленный танец, который звучит в честь моего двадцати двухлетия. Я родился ровно за два часа до полуночи. Нежно прижимая рыжеволосую красавицу к себе, я подпеваю с ней вместе по-итальянски под знакомый с детства мотив, улыбаясь пьяной улыбкой танцующим рядом. Скоро все разбредутся по компашкам и парочкам. Я вдруг понял, как люблю эту жизнь.

ВНИМАНИЕ!|ТАНЦУЮТ ВСЕ!!! =)

+4

15

- И ведь повадились все поздравлять на итальянском, - заталкивая смачный кусок чего-то чертовски красивого, но совершенно не понятно чего, пробурчал Гейб налево своей спутнице. Ну да, ну подумаешь Райф не знал итальянского, но и не делал вид, что знает. Простить такую выходку можно было только Маре, она потому что нехилую часть своей жизни связала с Италией, ну остальные?! Остальные-то! Его почему-то возмутило то, что все повыучивали с помощью гуглпереводчика какие-то устоявшиеся фразы, и теперь бросаются ими наверняка с жутким акцентом в лицо именинника. Самое главное - непонятных остальным! Взыгравшее любопытство порождало бунтарское желание всем спеть на иврите, главное что Ривка и Орли его поддержат. Учитывая то, что публика понемногу подтягивалась - это могло бы быть актуально.
Что характерно, публика подобралась самая разношерстная и еще ни одному не удалось вызвать у Гейба странного ощущения, что его не приглашали (будто это твой праздник!). Особую радость вызвал Цезарь и явившаяся на празнество Раппапорт. Рыжесть могла и не явится на день рождения лучшего друга, причин такого поведения никто бы и не разгадал, потому как, ну что это может быть за причина такая чтобы пропустить вечеринку Барби! Все завалили подарками именинника, а фееричное поздравление Сорители так вообще вызвало фурор в душе Стефано, да и на публике немного. Не смотря на то, что все внимание Габриэля было направлено на Ривку, если не на виновника торжества, не заметить Мары легкой поступью охотницы, вплывающей в помещение, не удалось никому. Габи в особенности. Его оценивающий взгляд не такой хищный, как может быть не одной сотни мужчин, но такой же восхищенный. Ее "невинное" преподношение подарка не задевает его чувств, ровно как и саму брюнетку то, что еврей легко приобнимает Ребекку. Как отвратительно должна себя сейчас чувствовать Лэви. Да, Гейб, ты последний ублюдок, смирись с этим и иди дальше, единожды уже ступив на кривой путь греха.
- Неудавшаяся королева Франции Марго никогда не обвиняла собственного мужа в любовных похождениях, - выполняя функцию тамады, Габриэль вещал на все стороны света о неслучайности выбранного места празднования. - Он, в свою очередь, не мешал одаривать любовью всех попадавшихся на ее пути мужчин. Можете даже не спрашивать меня, как замок стал местом бесконечных празднеств, концертов, пиров. - Делая бровями волну, он осмотрел всех своих слушателей, задерживая взгляд чуть ли не на каждой паре, как бы тонко намекая, что в исторических источниках умалчивают о безусловно имевших место быть других видах развлечений. Галантно кивает госпоже Верона, сидящей напротив. Похоже из собравшегося народа, она единственная всерьез заинтересовалась познаниями айтишника в области французской истории. Ну или тем, что он не поленился в такси почитать Википедию. Странно, что она здесь делает? Он не помнит, чтобы Барби хоть когда-нибудь о ней упоминал, или вообще кто-нибудь упоминал. Эгоистично решив, что он единственный с кем Скарлетт хоть как-то знакома, Гейб также не лишает ее внимания, потому как ни странно девушка крайне импонировала его дурной натуре. Тут же вскакивает, подливая вина всем, до кого успел дотянуться Еще пару официальностей, и я переплываю на бар, где народ для разврата уже давно собрался.:
- Чтоб тебе, Стеф, хватило сил переплюнуть все дворцовые интрижки Французской аристократии, но войти в историю вовсе не благодаря этому.
Вот уже посуда практически бьется, тосты за родственников, еще немного и будет глубокая философия. Сицилиец знает об этом, потому быстро берет положение вещей в руки. А точнее Орли. Они вступают в танец, пока еще продолжая приличную часть торжества. Танцы так танцы. Вежливо откланявшись барышням, коих долго развлекал, он оставил бокал на столе, опустил пиджак и двинулся вдоль помещения. Подхватив куда-то направляющуюся Мару, Гейб увлек ее танцевать. Такой банальный поступок, такой типичный для Райфа, но он не мог не "поздороваться".
Здесь особо никто и не в курсе, что из этих двоих может что и выйдет. Так, взаимный флирт на общеорганизационном уровне, ничего серьезного.
Не настойчиво, но собственнически, кладет руку на талию своей женщины, вкладывает ее ладонь в свою и наконец-то здоровается.
- Здравствуй, дорогая, - никаких страстных поцелуев на публике, или видимой нежности, это не их стиль. Только невинные прикосновения, на мнимом расстоянии дышащих. Парочка немного припозднилась к открытию стадии танцев. Выглядело немного неловко. 
- С тобою впору танцевать танго Пьяццоллы, - как бы незвначай роняет Маре, лукаво поглядывая на нее заговорщецким взглядом, и добавляет, - как минимум.

Отредактировано Gabriel Rife (2012-01-10 15:06:41)

+4

16

«Вот гадеш. Знает же, что ахуенен в любом прикиде» - хмыкнул Джеймс как и прежде придирчиво рассматривая Барби. Будто стараясь найти в его образе изъян.
- Забей. Переборщил я. – Нахмурился Джеймс невольно вспоминая события минувших дней. Кровь и требуха везде. На полу, на стенах, на руках. Один труп и один полутруп. Такое, при неудачном стечении обстоятельств могли квалифицировать как превышение небходимой самообороны, а то и вовсе убийством в состоянии наркотического опьеняния. И никого бы не заинтересовал тот факт, что эти ребята в буквальном смысле этого слова собирались выпотрошить Джеймса и еще одного, вдруг ставшего дорогим ему человеком. Благо, стоило волшебным образом вмешаться отцу, об инциденте все мигом забыли словно по волшебству. – Хотя, если думать о крови на рубашке, то тогда под нее стоит и коричневые штаны надеть. Так что реально забей. – Мягко, но вполне позитивно произнес Джеймс пытаясь как-то сгладить секундную паузу. Странно, но факт, парень, у которого вечно шило в заднице, в этот раз сидел совершенно спокойно  даже не ржал над своими комментариями. Резко повзрослел? Наивные.
- Ты чего щиплешься? То же мне, утенок-красновик! – Ляпнул Джеймс первое что взбрело в голову. Не то чтобы это было шибко больно, на теле остались следы куда более ощутимые. «Мухаха, а что бы Эйвери сказал, если я ему подам идею по поводу документальной Калифорнийской страшилки?» - Все равно, все самое лучшее только лицам достигшим двадцати пяти лет. – Достав из кармана конверт, парень неторопливо, даже вальяжно стек с подоконника, подобно ленивому, зажравшемуся кошаку, и достав из кармана концерт, торжественно вручил его Барби шепнув на ушко. – Посмотришь когда гости разойдутся. А то еще убьешь меня прямо на людях. – Что было в конверте? Ну, как уже говорилось, Джеймс предпочитал делать не дешевые и бесполезные подарки. А в самом конверте, лежал ключ от банковской ячейки и листок краешки которого были покрыты сусальным золотом. На самом листке, красивым, каллиграфическим почерком был выведен адрес сайта с ссылкой на поэму «Лука мудщев», разумеется, английская версия. Ну, а в банковской ячейке лежала малюсенькая, палладиевая статуэтка обнаженного Лукаши гордо стоящего на пьедестале.
А тем временем, народу в зале начало прибавляться.
- Йо – поприветствовал он Райфа бросив дежурную улыбку парень махнул рукой и утащив с собой новый бокал вина, уселся в кресле наблюдая как народу становится все больше. Время от времени он улыбался когда кто-то дарил Барби экстраординарный подарок, но все же был непривычно спокоен. Видать шило в заднице погнулись и зацепилось за кресло. Но черта с два его кто заставит танцевать сегодня. Ну, во всяком случае, пока он слишком  трезв для этого.

+1

17

Мара могла бы уверенно усомниться в его половых ориентирах, если бы не знала его кучу лет, ну или бы забыла все то, что их связывало. Но поскольку ни то ни другое совершенно невозможно (вопреки дурацких песням), Сорители точно понимала, какого это, когда алкоголь говорит из твоего тело, твоим голосом, называет уместные имена и даты.
Нежно придерживаясь за шею Сида, касается бокалом губ, наслаждаясь виноградным зельем, в то время как любимый друг, шепчет что-то о своих прошлых...мм? утехах. Малыш, ну зачем же шепотом-то? Или это твой секрет?
Мара улыбается, смотря Стефано в лицо.
- Не надейся, - не обидно и не колко. Они как Сид и Нэнси. Многие их знали под данным сочетанием, давно ставшим нарицательным. Они так же любили друг друга, разве только без фундамента. Без секса, наркотиков и рок'н'ролла. Но это и не мешало.
Мара снова чувствует крепкие руки Стефа, когда он обнимал ее в благодарность и перед тем, как отпустить. Золотой мальчик.
Кажется, хорошо, что не возникло тяжелых взглядов с Дэниэлсом. Хотя бы благодаря его сладкой фамилии (ну никак нельзя ссориться с именитым вискарем), но и потому, что сам Эрик все понимал. Плюс и любимый доберман точно знал в кого ткнуться носом.
Собственно, то, зачем она сюда приехала - уже исчерпалось. Как, впрочем, и настроение, которое быстро испарялось и уходило, как теплый воздух изо рта на холоде. Незаметно для всех уходит из зала, что оставить кучу вопросов, направляется на балкон. Как в фильмах. Не по-настоящему, слишком картинно.
Но тут ее узнаваемо схватили за локоть, привычно-болезненно, чтобы секундой позже обманчиво нежно держать ее крепко за талию, мнимо придавая приветствию ажур танца. Райф, ну конечно же.
- Здравствуй, дорогая, - щекочет дыханием, наплевав на то, что танцуют они одни. Весьма противоречивый фильм. Не желая, чтобы кто-то что-то знал о них, они так дерзко вдвоем, упиваясь, танцуют, обнажая практически все, что между ними было и могло было быть.
Сорители не здоровается, принимая его приветствие за ответ на ее тост в зале. - С тобою впору танцевать танго Пьяццоллы, пауза, - как минимум.
Кажется Габриэль никогда не был сторонником ее танцевальных увлечений, но и сама Мара ни разу не видела, чтобы Габриэль танцевал. Постель не считается. Но от чего ж так выжидающе смотрит на нее?
Она улыбается, смотря его в лицо и прижимаясь ближе, чтобы дождаться нужного момента в музыке, которая сейчас, опять же как-то по-киношному стала несколько громче, или это только казалось. Но тем не менее нога, согнутая в колене, поползла вверх до его бедра, а руки крепко вцепились в плечи.
- Пьяцолла слишком театрален, не сегодняшний случай - поддерживая идею Райфа, Сорители резко отрывает от него, ловким движением перехватывая подол платья в левую руку, оголяя колени. Она грациозно вышагивает кругом от него, чтобы оказавшись за спиной, резко дернуть на плечо и развернуть к себе. - Ну давай же, Габриэль

+3

18

.|.

Автор не несет ответственности за тот бред, что нагородил.

У тебя все как в кино? Я твой король, а ты моя королева. В замке блудницы Марго мы с тобой как хозяева, падаем в режиссерском трюке, под эту музыку. В такой истории Габи не должен был споткнуться. А он, я вам признаюсь сразу, не самый умелый танцор. Нынче вовсе не модно уметь танцевать, скорее просто манерно и однообразно раскачиваться под дабстеп, подпрыгивать на диссонансе и кричать что-нибудь неуместное. Еще пару бокалов и каждый из присутствующих врядли будет похож на личность, способную чувствовать ритм и показывать себя с лучшей стороны. Скорее наоборот, шаткие и громогласные мы все будем свистеть.
Пьяццола вовсе не театрален - он гениален. Это классика жанра, практически забытая или что еще хуже, не узнаваемая. Гейб успел откинуть голову в сторону, изображая на лице абсурдность и глубочайший сарказм, по поводу сказанного Сорители. Он не стал озвучивать своего надменного "ты совершенно не разбираешься в хорошей музыке". С одно стороны это так типично для него, а с другой - это весьма громкая и еще более спорная реплика. Близнец снова лукаво улыбается девушке, под пристальными взглядами любопытствующих. И как тут спрячешь собственное довольствие?! Будешь налево и направо всем рассказывать - "да ну что ты, так, просто общаемся". Просто частенько встречаемся, проводим вечера, переплывая в рассветы, иногда царапаем друг другу кожу, вгрызаемся в глотки.. метафорически, конечно. А так в общем-то мы вместе аномально хорошо танцуем.
Габриэль покрепче ухватил Мару, теперь уже хваткой ведущего и шагнул ей навстречу. В роли сногсшибательного приложения, конечно, выступала Сорители, с ее стройными ногами, фигурой современной Венеры и грациозными смелыми движениями. Буквально издеваясь над самим Райфом, она игриво переступала с ноги на ногу, обольщая, соблазняя, оставляя Гейбу только его скромную роль, слава высшим не штанги. Он профессионально провожал ее формы своим пристальным взглядом, при этом успевая крепко поддерживать вновь опасно прогибающуюся Мару за талию. Драйвово, захватывающе, они сами получали грандиозное удовольствие как от музыки, так и от всего остального. Это не было пошло, не было вульгарно, а именно красиво, даже не смотря на некоторую неуклюжесть Габи в отдельных случаях.
Бах, конец! Нет, это не падение. Единожды задорная парочка чуть не вписалась в какой-то старинный резной столик, но пронесло ведь. Закончилась музыка и двое остановились, как-то вроде бы логически не завершив собственное представление. Ну что уж тут поделаешь, это ведь не отрепетированная постановка, так, импровизация. Легонько приобнимая только что танцующую Мару, он повернулся к публике, со своим привычным "с вами были Святой Гавриэль и Преподобный Мор", но вдруг вспомнил, что это как бы немного другой случай.
- Барби, мы обещаем больше не затмевать тебя этим вечером, - весело расхохотавшись заявил. Его невинный подстеб заслуживал как минимум подзатыльника, но это ведь выше достоинства Стефано. Отпустив восвояси разгоряченную Мару, а ведь как не хотелось, он окинул взглядом подунывшую публику. Это стадо баранов стало походить на публику захудалого клуба, где очень дорогой вход. Знаете, там всегда находятся те парни, которые платят кучу денег, а потом, за неимением излишка оных, сидят на диванах и тупо глазеют на танцующих. Гейб почувствовал себя танцовщицей.
- Брррр! - Недовольно фыркнув, он еще разок отхлебнул из своего стакана. Признаться, как человек мало пьющий, он уже немного повеселел, и душа его грешная требовала продолжения банкета. - Мы конечно можем устроить конкурс талантов или поиграть в крокодила, - тонко намекая на овощевание публики, начал Габриэль, - но можно переместиться мм... в бар? Или поближе к женским телам. Есть такой коктейль, "Слезы змеи", слышали когда-нибудь?- Пока Гейб нес всю эту ересь, он уже поплелся куда-то в закрома родины, где блюститель Стефано припрятал самое горячительное. - Мне нужен помощник, есть добровольцы? - Не дождавшись ответа, он запустил салфеткой в зевающего Цезаря. - Эй, малый, дуй сюда.
Ловко смешивая все игнридиенты, как у него это получалось, человека практически не пьющего, спросите потом, Гейб продолжал свою историю.
- Это не просто красиво и вкусно, это еще и полезно. Поговаривают, что если влюбленная пара выпьет сие зелье, тот кто прослезится - не верен своей, хаха, второй половинке. Идиотизм тот еще! Для тех кто пришел без пары, можете разбиваться по два человека, ибо отвертеться от этого я не дам никому. - Всучивая налево и направо ту еще взрывную смесь, Гейб действительно собирался угостить всех, и отворачиваться было бессмысленно. К стулу привяжу и волью. Смущающихся сам определял, толкая обескураженных парней на увеселенных барышень. Для тех кто еще не понял подвоха, объясняю на месте. Если условия распития коктейля таковы, как было указано выше, то сложно себе представить, чего там намешано - коктейль подразумевает возможность прослезиться. Те не менее, не зависимо от пола, алкоголеустойчивости, весовой категории и всего прочего, пьют все.
- Верные целуются, неверные дерутся, а мы снимаем их на камеру для ютюба. "С Днем Рождения, Барби", до дна!

налетай торопись|динамичнее, динамичнее!!

успей отхватить себе шальную куколку!
ну или именинника, что тоже весьма и весьма заманчиво)

Отредактировано Gabriel Rife (2012-01-13 23:14:34)

+3

19

Смотреть на золотую молодежь с самых откровенных ракурсов, слушать их не менее откровенный лепет было для Эрика не в новинку. За свою жизнь он побывал в разных компаниях, в разных щекотливых ситуациях и давным-давно принял тот самый апофеоз наслаждения* который передавал в своих картинах один из его любимых художников современности. Ребята и девушки разве что не были "модно раздеты", а в остальном проявляли довольно таки примитивные качества современных эгоцентричных молодых людей зависящих целиком и полностью от общества. Вульгарное поведение как так и нужно, как бы доказывающее ноу-хау стереотип современности. Эти люди слишком выделяются, слишком настойчиво притягивают к себе внимание. Эрик смотрел на каждого по отдельности, словно пытаясь выставить всех по порядку и приклеить к каждому невидимый логотип своей личной точки зрения. И почему-то точка зрения как не странно расходилась с визуальным восприятием. Как художник, Эрик привык чувствовать скрытые стороны человека в их лицах. Мимика и взгляд огромный кладезь в знании человеческой психологии...
Пока вино постепенно разливалось по телу горячими струйками умиротворения, художник мысленно наметил себе пару-тройку людей которые могли бы по-настоящему привлечь его внимание. Да они уже это сделали. Конечно Барби был не в счет. Этого человека Эрик при желании мог бы просто поглотить вожделевающим взглядом. Раскованность парня била художника хлесткими пощечинами, отчего Эрику казалось будто бы в нем медленно но верно разгорается дикое пламя рано или поздно сведущее его с ума. Но нет. Встряхнув головой, прогоняя назойливые мысли, а так же страстные желания что теплым ядом засели глубоко в мозгу, Дениелс вновь принимается за свои наблюдения. В поле его зрения, скорее личностного, не общего, попали Габриель, Мара и Цезарь. Кажется эти люди знали Стефано больше чем он сам себя, и с такой легкостью общались с ним на одном, каком-то личном, весьма двойственном языке. Больше всех впечатляла как не странно Мара. Такую девушку можно было бы назвать стервой, сукой - но в положительных аспектах. Наверное то что есть в ней, не хватает каждой девушке, а в Маре "этого" в избытке. Она походила на хищницу. Весь её образ заставлял где-то на подсознании громко рукоплескать и кричать "браво детка!". Такую девушку можно назвать властительницей своей судьбы и разрушительным ураганом мужских сердец, на которые плевать она хотела с высокой башни. Нда...Идеал...А всякий идеал достоин гениальности. Скачок взгляда, и художник уже рассматривает танцующего Барби с рыженькой девушкой с превосходной обаятельной улыбкой. Но не её улыбка тронула Эрика, а Стефа, который уже слишком много выпил чтобы вести партнершу. Эрик тихо смеется видя этот "ватный" кусок именинного торта приправленный немалой долей алкоголя. Где-то в стороне уже танцуют свой первый танец пара "избранных" художником людей. Мара и Геб отлично смотрятся, и даже самому глупому очевидцу стало бы ясно - что-то между ними есть. Какая-то животрепещущая атмосфера накаляется вокруг этой пары и ударяет в виски. Любовники?
<Гррр...>
Со всем своим прикованным интересом, Эрик совершенно забыл о своем новом приятеле. Потрепав псину за ухом, Эрик коротко извинился перед ним, словно к человеку обращаясь и дабы исправить свою вину, подозвал официанта и попросил принести большой стейк средней прожарки.
- Тебе с кровью?
<Гав!>
- Ему с кровью пожалуйста. - Эрик улыбнулся официанту и сделав еще пару глотков вина, уже не помня сколько выпил, снова посмотрел в сторону Барби. Не хотелось снова повторения ошибок, но почему-то Дениелса невозмутимо влекло к этому парню. Может быть потому что они уже были близки, а может быть потому что Эрику просто чертовски хотелось именно этого мальчишку. Как бы Эрик не учился на своих ошибках, как бы не пытался становится на те же грабли, его сущность распоряжалась с ним в своих эгоистичных целях. Идиот...Через пару минут тот же самый официант принес блюдо с шикарным стейком, который тут же отправился на пол к новому приятелю художника. Когда-нибудь я попрошу твою хозяйку разрешения нарисовать вас обоих...-мысленно обратился Эрик к доберману, который уже с хищным азартом уплетал кусок мяса, благодарно облизываясь и скуля.
- Приятного парень.
Эрик еще раз потрепал кобеля по холке и встав из-за стола, направился прямиком к танцующей парочке во главе с пьяным именинником. Ему насточертело сидеть в тени и давиться марочным вином. Довольно. Пора было бы вступить в игру в своей не менее активной роли, и не менее яркой манере. В районе бара уже раздавались довольные вопли. Гости слетелись к добровольно вызвавшейся тамаде, который предлагал им поиграть в игру с горячительными напитками. Да, сейчас, только возьму себе пару.
- Не против, я позаимствую твоего приятеля? - обратился Эрик к рыженькой девушке с обаятельной улыбкой. Приобняв Барби и позволив ему практически навалиться на себя Эрик потащил его к бару.
- Думаю без тебя там не так громко. Поиграем? - ведя Стефа к бару, Эрик улыбаясь шептал ему на ухо весьма соблазняющие словечки, которые не скажешь гетеросексуальной публике. А "своему" можно и откровенно. Тем более этот свой сейчас в твоих руках и такой горячий. И плевать на то что Эрик значительно выделяется из гостей сицилийца, он был одобрен поцелуем часом ранее, так что гори все огнем и *битесь все провалитесь.

+2

20

Я решил, что все дело в вине. Я пил его так, будто бы завтра меня похоронят на старом палермском кладбище рядом с могилой родителей. Я вообще жил, так будто бы завтра последний день. Отвратителен в жизни, омерзительный в пьянстве. Знали бы вы, что ежедневно творилось в моей голове. И хотя вокруг меня всегда были люди, я чувствовал себя почти как один из персонажей Бегбедера. Я пью затем, чтобы забыть, что обо мне забыли. Гори все синем пламенем.
Из меня ужасный друг, поэтому я предпочитаю называть своих друзей «знакомыми». Я второй танец подряд танцую с рыжеволосой прелестницей Орли, обняв ее так крепко, чтобы не свалиться с ног. Меня укачало от медленных движений и я уже ненавижу песню своей ранней юности и эти монотонные итальянские мотивы. Меня тошнило от самого себя и от своих двадцати двух. Пускай меня убьют сегодня. Вот прямо сейчас! Но мысли путаются, как и ноги. Кто сказал, что я хороший танцор? И именно в тот момент, когда я практически был уверен, что вместо тощих плечиков Орли, я обнимаю сильные плечи Бена, меня кто-то выдергивает из его объятий, крадет и тащит в сторону бара. Навалившись на новую подставку, от которой приятно пахло дорогой туалетной водой, я лениво переставлял ноги, пытаясь улыбаться окружающим. Здесь были все: и Мара, и Гейб и красавчик Цезарь, и Эрик, который осыпал меня вопросами и предложениями. Или я это придумываю.
Да, плевать Барби хотел на речи Райфа про какие-то там чудо - коктейли, способствующие пророческим наветам. Я с трудом понимал, что происходит. Неужели так можно было надраться одним вином? Хотя бесконечная череда поздравлений и тостов могли запросто к этому привести. Не дожидаясь старта «игры» я выпил, то, что мне налили в стакан. Из глаз моментально брызнули слезы. И я как сумасшедший принялся тереть глаза, истерично при этом смеясь.
- Что ты там шепчешь? – заявляю я Эрику. – Ни хера же не понятно! Знаешь, что я слышу: «Шушушушу»!!! – Говорю я ему прямо в ухо. – Все ясно?! И вообще, где мой Бен???!!! То есть Кен! – моментально поправляю я сам себя, в действительности думая о них обоих. Время перевалило за полночь, так как я слышал, как отбивают в одной из отдаленных зал старинные куранты.
- Выпей это! - Настаиваю я, буквально вливая в Эрика стакан с чем-то крепким. – Тебе нужно вспомнить человеческий язык или прекратить шептаться! Ты видел Кена? Того, что мне Цез задарил? Как ты считаешь, если я уложу его к себе в кровать, то он превратиться в прекрасного принца? Пойдем, поищем его, пожалуйста!
Я сказал «пожалуйста»?! Иногда я становлюсь таким сентиментальным. Я хватаю Эрика за руку и тащу его в сторону лестницы на второй или третий этаж, как получится. По дороге мы натыкаемся на одну из мексиканок, присматривающих за замком, и она ведет нас в комнату, где сложены подарки. Их что-то очень много. Среди этой груды я пытаюсь отыскать ту самую, огроменную куклу Кена, матерясь, как сапожник.
- Мне не терпеться уложит его в кровать! Боже, я такой идиот!

+2

21

- Барби ты и правда идиот каких свет не видывал. - сказал как отрезал Эрик, смотря на ползающего в поисках манекена Стефано. Еще десять минут назад он держался за художника как за спасательный круг, дрейфуя к бару, где такая же молодежь как и Стеф уже поднимали уровень кондиции до крепких отметин. Эрик был трезв как стеклышко, хотя настроение было на удивление весьма приподнятым. Он перестал чувствовать себя скованно, не в своей тарелке. Он был как бы в своей компании, хоть и не знал здесь большую часть людей. Или всему виной праздничная атмосфера? Это как в канун нового года или рождества говоришь каждому встречному "с наступающим", и все желают тебе счастья и прочих земных благ. Или когда сидишь в баре для болельщиков, например футбола, и забитый гол любимой команды провоцирует общее единение "угощаю всех! ребята мы победили!". Можно приводить уйму примеров, и все они в какой то степени были схожи с ситуацией Эрика. Вот только человек рядом, которого знал не по наслышке, с которым был близок - совсем не незнакомец из толпы золотой молодежи. Он тот, кто каждую минуту дарит очередную порцию адреналина и новых впечатлений. Странный парнишка, с которым весело, несмотря на язык без костей и пошлое, совершенно непутевое поведение. Одна его фраза, противоречивая во всех смыслах - и ты стоишь в недоумении и готовности выплеснуть из себя порцию громкого смеха. Противоречие, двусмысленность в его словах наверняка может обидеть любого, кто не знаком со Стефано Барбьери. А кто не знаком, тот уже по своему лузер. Ведь Барби кадр! Ведь в его словах зачастую сквозит туповатым, безбашенным, и вовсе безобидным сарказмом.
- Эй, эй, не много тебе будет герой? - Эрик пытался отобрать у Барби стакан с огненной смесью Гейба, но получил протестующий мат в ответ. Видя как Стеф упивается ядреным напитком, у художника в горле пересохло и кажется даже запекло. Ан нет! Это Барби успел полоснуть Эрику стаканчик какой-то крепкой смеси. Итог. Барби в слезах. Эрика пробило на кашель от внезапного градуса полоснувшего огнем по горлу. А потом Стефано потащил Дениелса насильно куда-то наверх, петляя с ним по коридорам третьего этажа. Везде царила странная атмосфера - вроде бы и древности, а вроде бы и современной пафосности. Эрик хотел бы задержаться здесь подольше, чтобы изучить висевшие на стенах картины - а они были гениальны. В некоторых полотнах Эрик узнал Караваджо, Рафаэля и Тицциана. Нда...Дед Стефа действительно был интересным человеком...И эти картины...Да они же вместе стоят больше чем весь замок!
- Стеф не тащи меня так, руку вывернешь...- Эрик попытался слегка умерить пыл итальянца, но тот вцепившись своей рукой в ладонь Эрика завел его по указаниям какой-то домоправительницы в спальню забитую подарками, цветами и прочей праздничной лабудой. И вот как раз тогда художник выразился по поводу правильности суждения Барби. Он и правда был похож на идиота, инфантильного принца желающего странного. Пьяный Барби - смешной и глупый, и вовсе не повзрослевший в свои двадцать два, его хотелось обнять и пожалеть. Почему-то от парня веяло истерикой, грустью, обидой и воспоминаниями о прошлом. Какой-то странный но болезненный коктейль. Да еще и этот "Бен-Кен", наверняка парень итальянца, которого Барби желал бы сейчас видеть на месте Эрика. Но что поделать. Сейчас и здесь - Эрик Дениелс, который разрешит побыть для золотого парнишки чем-то вроде успокоительного. 
- Ты хочешь уложить в кровать куклу? Не лучший вариант. Может мне заменить тебе "Кена"? - Эрик проявил огромный энтузиазм. Сделать настолько откровенное предложение он и не думал еще час назад. Он вообще не думал приезжать сюда и прощать этому мальчишке его проказы. Просто сейчас все по другому.
Стало слишком душно. Эрик снял мешающий пиджак, и опустившись к Барби на пол, где тот рылся в поисках манекена грозясь быть заваленным и захороненным в груде подарков, сел приобняв парня за плечи.
- Может быть хочешь поговорить? - Эрик аккуратно потрепал Стефа по лохматой прическе, и аккуратно снял с него наверняка давящую удавкой бабочку. - Знаешь, твоя радость слишком яркая, чтобы принимать её всерьез. Тебя что-то гложет? Я не хочу лезть не в свое дело, но ты можешь положиться на меня в любой момент, хорошо? А сейчас поднимай свою сладкую задницу, и показывай где та самая королевская спальня о которой ты так распинался перед своими друзьями. Или хочешь остаться здесь? Предложение о замене Кена еще в силе. Часики тикают, долго ждать не стану...- Эрик демонстративно выставил руку вперед, так что перед его и лицом Барби показалось запястье с золотым ролексом, стрелка которого равномерно блуждала по часовой. На лице художника играла лукавая улыбка. Он не отпустит парнишку. Не сейчас.

+1

22

В этом – весь я. Стою посередине комнаты старинного замка, завален дорогими подарками с ног до головы, пьян и несу какой-то несусветный бред. Закономерность проста – если в пятидесяти метрах от меня подают спиртное, то я незамедлительно напьюсь. Я не загоняюсь по наркотикам, экстази и прочей дряни, я просто надираюсь как ковбой-неудачник, чья кобыла много лет назад сдохла, а любимые сапоги истоптались до не узнаваемости. И я уже не помню, люблю эту жизнь или ненавижу, как самого заклятого врага. У нас с ней долгие и напряженные отношения. Все пошло не так с началом нового тысячелетия, когда не стало моих родителей. В то декабрьское утро, наверное, я умер вместе с ними, сам того не осознавая. После смерти деда или незадолго до нее, я вдруг начал возвращаться в своих мыслях и снах в свое палермское детство, которое, как оказалось, я совсем забыл. Внезапно меня охватила такая паника, когда я понял, что не могу вспомнить лицо отца. Я и сейчас вижу его весьма расплывчато, несмотря на то, что у меня есть его фотография. Мать внешне помню хорошо, но забыл какой она была. Говорят, что не стоит возвращаться в те места, где ты провел свое детство, потому что они кажутся такими маленькими и неправильными, что теряется все их волшебство. Я же просто не могу вернуться в Палермо, зарыть свои босые ноги в горячий песок его пляжей, втянуть ноздрями соленый воздух Сицилии. Дед сказал, что сжег мой сицилийский паспорт, но после его смерти я нашел его в одном из сейфов, разбросанных по огромному дому. Там еще были кое-какие мои документы, вроде свидетельства о рождении и разрешения на выезд из страны. И тогда я их сам сжег, до смерти напугав прислугу, которая застала меня за этим делом.
- Я, кажется, вспомнил, где Бен! – произношу я, усаживаясь на пол. Мои штаны слишком наглаженные и узкие, чтобы позволить мне «разложиться» в позе лотоса. Эрик тем временем, снимает бабочку, которая сейчас больше напоминает завядший цветок. Я прекрасно слышал все, что сообщил мне Эрик, но не торопился отвечать. – Он не пришел. – констатировал я, растрепав свою «напомаженную» прическу. – Ты хочешь говорить или трахаться? – вяло поинтересовался я, распаковывая чьей-то подарок. – И почему я решил, что нужен ему? Я пытаюсь подняться с пола, используя Эрика, как добровольный поручень. – Пойдем, я тебя дам того, чего ты так хочешь, - говорю я, и мы идем дальше по коридорам, держась за руки, а я лишь ловлю себя на мысли, чтобы не подарить случайно своему спутнику картины, которые будут кормить мой род до десятого колена. Хотя, что я такое говорю!
Спальня шикарна. Подсвечники, увитые свечами, задают атмосферу времен самой королевы. Сюда она водила всех своих любовников, здесь когда-то трахался мой покойный дед, а теперь я привел сюда Эрика, хотя представлял себя совсем с другим человеком.
Кондиционер, спрятанный за старинными гобеленами, издал писк, когда я нажал на включатель системы отопления. Бездушные камни замка и эта огромная королевская кровать навряд ли могли подарить мне сегодня тепло.
- Ну, Эрик, как ты хочешь начать? Родился, вырос или как стал таким? – спрашиваю я, понимая, что авторство сказанного под вопросом. – Или можно сразу раздеваться?
Я не издеваюсь. Я расстроен и сильно пьян.

+2

23

В кармане с претензией на то, чтобы быть замеченным, пиликнул мобильник и Эйвери вдруг так вот даже заностальгировал по этим двум суткам без электронного устройства, когда в его маленьком мире размером с больничную палату была тишина. Цезарь, коротко улыбнулся, словно извиняясь, быстро пробежался глазами по смс-ке - действительно, кому бы он еще всрался кроме Алекс?  Милое пожелание... Но стало так тоскливо, что она там сейчас, возможно, одна. Хочет быть здесь, с ним, а приходится лежать неподвижным грузом, потому что каждое движение причиняет боль.
  Не хотелось начинать развивать эти мысли сейчас, потому что чревато это было полностью изговняченым настроением и невозможностью расслабиться в принципе, поэтому Цезарь, применив универсальный совет Скарлетт О'Харры "Я подумаю об этом завтра", быстро настрочил ответ и спрятал телефон подальше.
  Вообще, компашка, стоит отметить, подобралась, что надо. Казалось ,что Стефано устроил прямо таки кастинг на "сливки" всея университета и они, те, кто был сейчас здесь с ним, были действительно достойнешими из достойнейших.
Цезарь не без удовольствия слушал бесконечное словоблудие Габриеля - и пусть тот в 99 случаях из 100 казался ему странным парнем, в своем отношении к которому он так и не смог толком определиться, всё, что он нёс (даже язык не поворачивается назвать это чушью или ахинеей), было исключительно всегда занимательным.
  Не будем упоминать о том, что предплечье Цезаря занудно, заунывно скулило - это закономерно и естественно, к тому же, Цезарь и сам уже практически смирился с болью - было достаточно того, что она не мешала веселиться  и принимать участие во всем этом безобразии, которое здесь затевалось.
- Хей, руки прочь от моей задницы! Её я тебе не дарил, - засмеялся Цезарь в ответ на настигший его щипок. Он, конечно же, не воспринимал всерьез подобное... И дернул же черт завести приятеля-гея! Впрочем, тогда, когда жизнь столкнула их вместе, Стеф был вполне себе обыкновенным подростком, и Цезарь даже не мог с полной уверенностью сказать, когда же Барби изменил свою "полярность"... Главное, что в сторону его трусов поползновения не совершал, а значит пусть трахает хоть сицилийских кроликов.
  К слову, пить Цезарь не собирался. Конечно же, как иначе? Точно так, как и всегда, когда рядом были Джеймс и Стефано.
- Нее, я не пью, - уверенно заявил Цезарь на манипуляции Габриеля( хотя тот пока что и не упрашивал, и даже не предлагал ему хлебнуть или нюхнуть пробку).  ИЛИ ему просто показалось, что уверенно? Или он вообще пробубнил это себе под нос, словно стесняясь, стремаясь собственных слов, которые окружающие могли поднять на смех? Нет, он не боялся смеха над собой, и даже вполне возможно, поржал бы вместе со всеми, но мы опять отходим от темы - Эйвери отчаянно боролся с осознанием и четкой уверенностью в том, что алкоголь вырубит его легким щелчком, без хуков, лоу-киков, словно отпусив щелбан по носу и повергнув в беспощадный нок-аут.
   ТОли Гейб был возмутительно-непозволительно убедителен, толи Эйвери посчитал, что отлынивать от исполнения святой обязанности приглашенного - свинство еще большее, чем ничерта не помнить на утро и провести большую часть веселья вне своего тела и рассудка... Но он поддался на команду и послушно присоедился к Джеймсу.(по крайней мере, не зная наверняка, какой эффект произведет на него пойло, было безопаснее находиться рядом с особью своего пола, к которому даже чисто теоретически не можешь питать никакого влечения, чем потом склеивать разбитые отношения - это ведь так прозаично... СТолько пар распадается с пометкой на полях "измена по пьяни")
- Я вас ненавижу, - беззлобно рыкнул Эйвери, особенно много вкладывая в эти слова, когда взгляд его уперся в зачинщика безобразия - Райфа.
  В конце-концов, мысль о том, что даже в безконтрольном состоянии он никогда не совершал ничего, противящегося его сущности, убаюкала рассудок. Например, Цезарь никого еще не убил. Он никогда не спал с кем-попало. Вобщем, самого худшего не происходило, а значит, все было не так уж плохо и драматично (по сравнению с тем, что завтра с утра заботливо предъявит ему разгневанная совесть)
- Ну что, Джеймс, если ты сейчас заревешь, готовься к беспощадной и жестокой смерти... - напутственно сообщил Цезарь.

+3

24

- Он не пришел…
Кто был этот самый «Бен», Эрик знать не знал, но невооруженным взглядом было видно – Барби сильно расстроен. Такие эмоции бывают на лице влюбленного человека, когда тот кого ты любишь придает твои надежды. Такое лицо Эрик видел однажды у своего первого любовника. Именно Рик тяжело переживал разрыв, а Дэниелс стал тем кто поставил точку в отношениях и сжег все мосты, без сожаления и сострадания к человеку, который посвятил молодому художнику всего себя. Наверное по-настоящему Эрик никогда не любил. Весь его список любовных похождений можно было бы свести к мимолетным интрижкам, стремительным романам и случайным связям. Любить по-настоящему, безвозмездно, проваливаясь в пропасть чувств, посвящая себя одному единственному человеку, растворяясь в нем, упиваясь его теплом…Любить «так» художнику не доводилось. Смотря на Стефа, самым чистым и теплым взглядом, Эрик завидовал парню белой завистью. Конечно он не знал всей поднаготней отношений Барби с его парнем (а есть ли тот вообще, или у Эрика фантазия разыгралась?), и все же... Переживать, изводить себя из-за того единственного, которого называешь «возлюбленным»…Черт как же это чувствительно! Пусть и больно, пусть и горько. Но таким образом хотя бы чувствуешь себя живым человеком способным на высокие чувства. Быть связанным с кем-то одной нитью, любить…У Эрика таились противоречивые домыслы. Человек не любивший ни разу, мало верит в любовь. Он даже любви родителей не чувствовал. Бездушный отец, отвергший его уже около пятнадцати лет назад, мать потакающая целиком и полностью лишь ненавистному Эриком тирану и сестра…Та самая что впервые окрестила его «грязным педиком»  и «маленькой шлюхой». Эрик уже давно говорил о себе как о сироте, не упоминая своих родителей если кто-нибудь интересовался. «У меня нет семьи. Нет родителей. Я совсем один». Лишь недавно нашедшаяся младшая двоюродная сестра была отрадой художника. Лишь Крис приняла его таким какой он есть…
– Пойдем, я тебя дам того, чего ты так хочешь...
Эрик ничего не ответил. Хотя при более «не» щекотливой ситуации художник мог бы элементарно съязвить, пролить толику сарказма в их короткий диалог с голубыми мотивами. Просто не хотелось еще больше задевать за живое и без того задетого Стефано. А ведь я не говорил что собираюсь трахаться милый. Я лишь предложил тебе себя вместо Кена. Неужели ты бы занимался сексом с манекеном? Или все таки ты имел ввиду того самого «Бена»? Эрик отбросил ненужные мысли, ненужные факты его не касающиеся и добровольно пошел вслед за Барби по длинным коридорам замка. Где-то снизу раздавались довольные крики и смех гостей, которые уже вроде бы и не нуждались в имениннике. Замок тихо дышал своей стариной, а бесшумная прислуга как можно незаметнее мелькала в тех самых коридорах, где находились Эрик и Стеф. Его горячая рука, немного влажная, так крепко держала руку Эрика. Приятное ощущение, и кажется что тебя просто не хотят отпускать. Но ведь так только кажется? Парень заметно наматывал восьмерки, то и дело не нарочно дергая Эрика за руку. Он был слишком пьян.
- Ого…Не слабо. – присвистнул Эрик войдя в спальню хозяина обставленную всевозможной старинной атрибутикой и мебелью, и конечно же огромная кровать знатного типа. С каждой минутой пребывания в замке королевы Марго, Эрик убеждался в несчетном богатстве своего пока что единожды любовника. И пусть любопытство Эрика было плохим его качеством, но слишком интриговал вопрос «кто есть Стефано Барбьери?». Кто тот Барби который сейчас пытается держать планку, и все же неумышленно выплескивает свои эмоции прямо в лицо Эрику.

Не для гомофобов!|я предупреждал...

- Как я хочу? Ахаха...Даже не знаю что тебе ответить. Сегодня ты именинник, решать тебе, но... - Эрик сделал пару шагов на встречу Стефано. Тихо приблизился к нему со спины и обнял за плечи, которые были напряжены несмотря на градус в организме парня, что наверняка должен был бы подействовать расслабляюще. Губы художника коснулись чуть покрасневшего уха Барби, горячо ему проговаривая:
- Я мог бы подарить тебе себя, но при условии что потом твой парень не станет устраивать сцену ревности. Я не хочу быть третьим лишним. Но мне бы хотелось снова быть твоим любовником.
Язык Эрика скользнул по мочке уха Барби, проведя влажную дорожку к пульсирующей вене на шее парня. Чувственный, теплый поцелуй мягких губ, оставил на шее Стефа небольшой багровый след. Эрик медленно, так чтобы в случае чего Берби смог остановить его, опустил руки к бедрам парня, обхватил ремень расстегивая не спеша его а после ширинку на узких брюках. Пальцы Эрика проскользнули под ткань плавок парнишки, замирая на несколько секунд, когда те начали сползать с бедер Стефа вместе с брюками.
- Стеф, если ты не против я продолжу…А ты пока можешь начать с самого начала. Ту свою историю. Я весь во внимании…
Эрик все же стянул с Барби ненужные элементы одежды, и мягко подтолкнув его к кровати, усадил лицом к себе, а сам расположился между ног парня, становясь на колени. Сперва Эрик нежно поглаживал Стефа от колен, вдоль бедер…Мягко целовал то одну коленку, то другую, поднимаясь вереницей поцелуев к паху, где его ждал «грустный» пока еще «поникший»  - Барби младший.

А что было дальше...Дальше было море удовольствие для именинника (наверное, судя по его сексуальному выражению лица и не менее сексуальным стонам). Взяв на себя инициативу полностью, Эрик как и обещал подарил Барби всего себя, да так что сицилийцу утруждаться особо не пришлось имея преподавателя по живописи в который раз за их недолгие "странные" по всем меркам отношения. Всю ночь играть в наездника Дэниелсу не пришлось, Стефа нагло вырубил слишком сильный противник - алкоголь в крови. Парнишка уснул крепким сном. Подарив на прощание своему уже дважды партнеру поцелуй, Эрик быстро собрался и покинул замок пресловутой монархини. Он был слегка пьян, и все же не стоило садится за руль...
Иногда судьба распоряжается слишком строго. В случае Эрика не было исключений. И откуда только взялась эта кошка?! Слишком высокая скорость, визг тормозов разразившийся уже ближе к утру, когда солнце только-только начало просвечиваться сквозь свинцовые тучи. Ужасный железный звук и звуки разбивающегося вдребезги стекла. Все что запомнил Эрик, это то как на проезжую часть выбегает черная кошка и как отчаянно он - Дэниелс бьет по тормозам и выворачивает руль. А дальше темнота. Машина на высокой скорости врезалась в столб для бигбордов, оставляя на асфальте черный мокрый след от дикого трения шин. Не пристегнутый ремень безопасности - злосчастная ошибка горе-водителей...Эрика выбросило через лобовое стекло на капот, который превратился в фарш из деталей и кучи железа...В какой-то момент с неба сорвались капли холодного дождя, и дикий ливень накрыл Сан-Франциско непроглядной стеной. Звуки сирен полиции и скорой помощи раздавались совсем близко, только вот Эрик их не слышал...Он лежал на капоте разбитой машины, весь в крови и словно бы уже не живой, но где-то на подсознании все еще борющийся со смертью. Темно...Холодно...Я не умру.

Отредактировано Eriс Daniels (2012-01-22 14:54:44)

0

25

Дата и время:
13 февраля 2012 г, понедельник
10:00 - 14:00
Погода:
Погода на удивление теплая, солнце ярко светит на чистом небе, мороз еще не отступил, но сегодня он дает право насладится прекрасным днем и хорошей погодой! +5 - +9 С

Отредактировано Game Master (2012-12-15 03:47:39)

0


Вы здесь » Golden Gate » Ненужные локации » Замок Королевы Марго