Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » 14:30 después de la mediodía


14:30 después de la mediodía

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://www.imageup.ru/img190/v-post848144.gif
1. Название воспоминания/события
Если привязанность к человеку достаточно сильная, ожидание становится счастьем.
2. Действующие лица
David Fabregas; Cordelia Ricci
3. Дата/примерная дата и время
28 августа 2011 год
4. Краткое описание
Лишь только разлука учит любить и ценить человека по-настоящему.
Они всё детство провели бок о бок друг с другом, таская местных кошек за хвосты, играя в дочки-матери, стряпая торты из песка во дворе. Они расстались, когда им было восемь: со слезами на глазах и громкими криками. Они не виделись уже более 12 лет. Им удалось зацепиться друг за друга в соц сети совсем недавно, но довольно крепко. Их жизнь за столь большой промежуток времени конкретно поменялась. Теперь же пришло время вновь встретиться, разломив жгучее чувство разлуки.
Аэропорт. Время после полудня. Он встречает её после утомительного перелёта из Испании в Америку. И упорно предполагает, что его милая подруга детства нисколько не изменилась, оставшись такой же милой, чудесной, бойкой, с несколькими конапушками на носу и выпавшими молочными зубами девчонкой...

+1

2

НАСТРОЕНИЕ. Читать под это.

внешний вид

http://xmages.net/storage/10/1/0/5/0/upload/8e38c833.jpg

Самое гадкое состояние — ожидать, не имея возможности ничего сделать: поторопить время, например, чтобы стрелка часов двигалась быстрее и утомительное чувство поскорее исчезло... Ожидание его всегда утомляло. Заставляло нервничать, шумно вздыхать, часто поглядывать на часы на запястье, отсчитывая минуты, тянущиеся в такие моменты по особенному долго. А если в купе с этим чувством сочеталась ещё и долгая разлука, которая вскоре должна была прерваться — он вообще не мог найти себе места, метался из угла в угол, пытался делать что угодно, лишь бы отогнать тоску, нестерпимое напряжение, накопившееся от необходимости ждать, ждать, ждать…
Бледные вспышки от восходящего солнца едва лишь поднимались над домами, освещая ещё тонувший во снах Сан-Франциско, а Давид уже проснулся. Морфей его сегодня не сковал своими оковами, борясь с безудержным потоком мыслей парня и проигрывая битву. Поэтому Давид почти не спал, лишь комкал всю ночь простынь, переворачиваясь сбоку набок и вырисовывая в подсознание картины: пытался предположить, как пройдёт завтрашняя встреча. Как он встретит свою подругу. Интересно, изменилась ли она? Почему-то он стремился увидеть её такой, какой помнил ещё с восьми лет — маленькой, бойкой девчонкой с растрёпанными косами, грязными от песка щеками, замаранном платьице - она всегда любила гонять футбол с мальчишками во дворе больше, чем играть в куклы. Улыбнувшись своим воспоминаниям, Давид резко раздвинул шторы на окнах — дребезжащий, едва занимающийся над городом солнечный свет приятно осветил комнату, вырисовав едва заметные желтые полосы на полу. Самолёт прилетал после полудня, около двух часов. Можно было нежиться под одеялом ещё, по крайней мере, три часа, а он поднялся почти с рассветом, никак не одолеваемый сегодня сном. Сейчас он впервые в жизни посчитал утренний подъём полезным делом — как никак можно было спокойно собраться, принять освежающий душ, хоть раз в жизни выпить кофе не впопыхах и, наконец, со спокойной душой двигать по своим делам. Наверное, он бы даже готов был рискнуть пообещать самому себе, что и в последующем постарается вставать с рассветом, но знал, что лишь в очень редких случаях выполнит такое само обещание.
Прохладные струи душа, приятно ударяющие по спине, окончательно взбодрили Давида и полностью отвели от него закравшееся где-то в глубине чувство сна. Он наскоро побрился, привёл себя в порядок, ограничился лишь чашкой кофе с парой бутербродов, хотя в холодильнике у него находилась куда более съестная провизия. Успел погуглить все произошедшие за ночь новости и около десяти вышел из дома. Воздух в Американском мегаполисе ещё не успел пропитаться едким выхлопным запахом от машин, поэтому дышать хотелось глубоко и много. Запустив руки в карманы джинс и включив музыку, он держал путь к метрополитену. Машину заводить сегодня даже не стоило. Во-первых, он обязательно попадёт в пробку на большом бульваре — почему-то на том всегда около двенадцати в одну кучу собирается большинство машин Сан-Франциско. Да и во-вторых, чёрт побери, эта самая машина уже вторую неделю находилась в ремонте.
Он не ездил на метро уже порядка двух месяцев. Пора было разрушить данные стереотипы. И, наверное, именно поэтому он сейчас наглым образом уселся у окна, прислонившись к тому лбом, вслушиваясь в стук колёс и внимательно изучая взглядом темные станы андеграунда и людей на станциях. Мыслями же Фабрегас всё ещё витал в воспоминаниях, выстраивая в подсознании образ Корделии и понимая, что он, чёрт побери, практически забыл, как она выглядела двенадцать лет назад. Те фото, которыми они обменивались по сети, всё же не могли дать парню полного представления о подруге. И он незамедлительно стремился увидеть её в живую, крепко обнять, просто ощутить присутствие Риччи рядом с собой. Ещё около часа он провёл в аэропорту, на территории которого, к большому счастью Давида, оказался доступным вай-фай. Томительные шестьдесят минут пролетели за проверкой писем в фейсбуке и ответами на те. А когда же приятный женский голос объявил, что наконец-таки рейс, совершающий перелёт из Барселоны в Сан-Франциско приземлился, Давид резко подскочил с мягкого кресла, уютно притаившегося в углу зала ожиданий. Замученный собственными мыслями и ожиданием, он вместе со сгустившейся толпой людей двинулся к перрону, на который скоро должны были хлынуть пассажиры из самолёта. Сжав потные кулаки и вытянув шею, насколько это было возможно, он устремил свой взгляд поверх голов людей, пытаясь высмотреть темноволосую девушку, почему-то обязательно, по его личным представлениям, особенно бойкую, шуструю и громкую. Родную и неизменно прекрасную подругу. Свою милую Корделию.

Отредактировано Davíd Fabrégas (2011-12-27 14:36:12)

0

3

Внешний вид|богиня прям!)))))))

http://s08.radikal.ru/i181/1112/cd/41a80c09902b.jpg

Страшно. Она еще никогда не летала на самолете, и жутко нервничала перед посадкой.  Пытаясь справиться перед страхом перед полетом, она давала матери последние наставления - не забывать кормить хомяков и кота, ограничить в средствах Таддео, не рассказывать ее друзьям, куда она уехала...
Даже отступило на задний план то нетерпение, с которым она жила в последние недели, в сотый раз перебирая чемодан, сортируя самые необходимые и совсем не нужные вещи. В суматохе последних дней ей даже некогда было задуматься о том, что ее ждет в Сан Франциско. Вернее - кто. Ей казалось немного нереальным то, что вот они так пересеклись в интернете, через столько лет после последней встречи. Господи, да они же совсем детьми тогда были! Но за время общения в сети стало казаться, будто не было этой разлуки длиной в 12 лет. Они часами висели в сети, забывая о делах, и "трепались" на разные темы, то вспоминая  детские шалости, то рассказывая о своих любовных похождениях. Брошенное невзначай предложение Давида поступить в Голден Гейт, засело в голове Корделии и стало навязчивой идеей, которой она и его смогла заразить. И вот уже через 11 часов она будет там, рядом с ним. Кора представляла, как подколет Давида по поводу его прически, и напомнит, как в детстве его подстригли наголо, и как он тогда "парился" и переживал из-за потерянных волос...
Преодолевая дрожь в ногах, она вошла в салон самолета и устроилась в кресле. Как только загудели двигатели. Корделия вцепилась в подлокотники и крепко зажмурила глаза.
О Dios mio! Если самолет станет падать, пусть я умру сразу и ничего не почувствую!
Но вопреки ее ожиданиям чего-то страшного, лайнер плавно поднялся в воздух, постепенно набирая высоту, а уже через какое-то время Кора смогла расслабиться и даже посмотреть в иллюминатор. Вид города и окружающих его полей и лесов привел ее в восторг. Ради такого зрелища стоило немного побояться!
Она воткнула в уши наушники и включила свою любимую музыку, прибавив громкость...

...Шасси мягко коснулись взлетной полосы, лайнер слегка дернулся. А Корделия с любопытством смотрела в иллюминатор, пытаясь охватить взглядом все, что попадало в поле ее зрения. Для нее, всегда такой подвижной и энергичной, эти 11 часов показались самыми длинными и нудными  - никуда не выйти, ни сесть удобно, пожав под себя ноги, ни окошко открыть. Она познакомилась с соседом справа, потом с молодой парочкой, которые сидели позади нее, и с каким-то ребенком из соседнего ряда, который во время обеда улыбался ей и пускал пузыри из своих слюней. Из всей компании новых знакомых этот ребенок понравился ей больше всего. Молодежь на задних креслах откровенно давала ей понять, что она им мешает своими расспросами о достопримечательностях Сан Фрациско. Сосед справа - импозантный мужчина, тоже как-то быстро пресек все ее вопросы о том, что будет, если у самолета откажут двигатели. И только этот забавный малыш кидался в нее крекером и так мило улыбался при этом, что Кора не смогла оставаться спокойной и тоже, улыбаяс, кинула в него пакетик с чипсами, вызвав тем самым у ребенка веселый искренний смех. К концу обеда малыш спел ей песенку в стиле "что вижу, то пою", и благополучно уснул. Поэтому большую часть пути ей было скучно. И вот наконец она сейчас сможет встать на твердую землю, выпрямить ноги и... и увидеть Давида!!!!!! От этой мысли ей хотелось скакать и кричать.
Вокруг было жуткое столпотворение. Как видно, на встречу прибывшим собрались чуть ли не все родственники. Пробираясь сквозь толпу, Кора тащила за собой чемодан, а второй рукой придерживая большую сумку на плече. Высматривая в толпе своего друга, она вдруг вспомнила его любимую футболку с логотипом футбольного клуба Барселоны, и сейчас взгляд цеплялся за все сине-красное в поисках того же самого логотипа.
На ее пути попалась кучка вьетнамцев, которые с разговорником пытались найти общий язык с толпой народа. Не миновала и ее эта участь - на ломаном английском с примесью азиатского "чириканья" один из вьетнамцев задал ей какой-то вопрос. В ответ девушка пожала плечами и, оттеснив мелкорослого азиата, двинулась дальше.
Народ все не заканчивался, путь к терминалу тоже казался бесконечным, рука уже устала тащить чемодан, а плечо ныло от тяжелой сумки. Риччи остановилась всего на мгновение, чтобы дать небольшую передышку рукам, но тут встречный поток людей чуть не сбил ее с ног.
- Да куда вы все так несетесь-то?! - воскликнула она, локтями отталкивая спешащих людей. Она уже потеряла ориентир и сбилась с пути, не зная, куда идти дальше. Обреченно вздохнув, Кора остановилась и громко крикнула, в надежде, что ее услышат: - Даааавиииид!!!!!!!!!!!!! Я здеееесь!!!!!!!!!! Она не видела его, но надеялась, что он заметит ее, и поэтому стала подпрыгивать и махать свободной рукой.

+1

4

Сжимая кулаки так, что аж начинали белеть костяшки пальцев, он вглядывался в толпу пассажиров, вываливающихся на перрон из самолёта. И, не находя взглядом девушку, хоть как-то похожую на Риччи, задумывался - не перепутал ли он случайно время прибытия рейсов? Почему её нет? Куда девалась? Может, панически боясь перелётов по воздуху, вместо багажа взяла с собой парашют и выпрыгнула где-то на половине пути, а сейчас сидит себе на берегу необитаемого острова? Он уже, было, хотел улыбнуться своим мыслям, но даже не изменил выражения лица, продолжая всё так же напряженно всматриваться в галдящую толпу. Путь вперед и общий вид перегородил широкоплечий мужик, вставший посреди дороги и попытавшийся наладить свою багажную сумку - колёсики той обо что-то зацепились, отказавшись крутиться, и их хозяину пришло на ум немедленно починить свою кладезь прямо в середине перрона. Давид с лёгкостью увернулся от широкоплечего, нырнул под его рукой и вновь, приподнимаясь на цыпочках, вгляделся в толпу, закусив нетерпеливо губу. Давно он не бывал в местах с большим скоплением людей. Он никогда не любил длинные очереди и просто ненавидел массовые толпы. Иногда его даже начинало трясти...трясти от злобы, что невозможно протолкнуться вперёд! Вот и сейчас он, недовольно фыркая на людей, которые спешили прочь из здания аэропорта и толкали Фабрегаса в бок, ненавидел это место всеми фибрами своей души. И желал поскорее уже встретить свою подругу, выбраться из этой банки, в которой люди "плескались", словно рыба бьющаяся о края, и вдохнуть нагретого воздуха Сан-Франциско.
Взглядом он ловил всех, кто шагал с самолёта. И старался не пропускать никого, чтобы не разминуться с Корделией. Но, вот беда, её всё не было и не было. Зато вокруг Давида собралась куча народу, будто парень был ёлкой, а все водили возле него хоровод. Ему то и дело приходилось кого-то отодвигать в сторону, чтобы протиснуться вперёд, а сделать это, когда вся толпа движется в обратном от тебя направление, не так-то просто. Или вообще приходилось материться, чтобы пробить себе путь вперёд грудью... Давид даже подумал, что пока пробирался через толпу - будто на войне побывал... А Риччи между делом всё не было видно. Он уже даже руки безнадёжно опустил, думая, может и правда рейс пропустил или ошибся временем? Парень начал прокручивать в голове всю последнюю информацию, сбившуюся в одну кучу: Дель точно говорила, что она прилетит на рейсе Барселона-Сан-Франциско. И таких рейсов за сегодняшний день будет всего два. Второй поздно вечером. Значит, она точно должна быть где-то здесь...если, конечно, не забыла вытащить и усадить свою задницу в самолёт в Испании.
Он развернулся на пятках, вглядываясь в сумбурный поток людей и пытаясь среди всех различить Корделию. Но успехов это не приносило, и потому Давид уже собрался двинуть к выходу, авось там её перехватит. Но не успел сделать и шага, как со стороны спины донеслось протяжное: Даааавиииид!!!!!!!!!!!!! Я здеееесь!!!!!!!!!! В подсознании, как током шибануло, и он сразу понял, что так заливисто кричит именно она. Хотя мало ли сейчас в здание аэропорта может находиться всяких Давидов, которых будет звать миловидная шатенка. Тем не менее, Фабрегас быстро повернулся на источник звука, через пару секунд словив взглядом итальянку, стоявшую посреди зала, размахивающую воинственно руками, громко выкрикивающую его имя и нервно пыхтящую на всех людей вокруг. Она стояла к нему полу боком и, скорее всего, сама ещё не могла уловить Давида в толпе. Он медленно двинулся к ней навстречу. Все чувства в душе, находившиеся до этого в спокойном состояние, сейчас сбились в одну кучу. И он шагал в её сторону так, будто был мелким мальчишкой, впервые идущем на свидание. Шатко, медленно, неуверенно. И вот он уже касается со спины девушки её плеча, чувствуя, как она, кажется, немного вздрагивает от неожиданности... Или он сам "сотрясается", ещё не до конца осознавая, КТО сейчас рядом с ним. Корделия? - спрашивает Давид, вопросительно приподнимая бровь и ища убеждение в своих словах. Хотя, чёрт побери, какие убеждения, да, это она! Он может дать стопроцентную уверенность, что это Риччи, пусть и все предположения Давида, что она нисколько не изменилась, оставшись милой, маленькой девчонкой из детства, вмиг рухнули. Сейчас перед ним стояла чересчур симпатичная и так не похожая на маленькую, беззаботную Риччи девушка. От детской "беззубости" не осталось и следа. Волосы, которые она всегда стремилась подстригать покороче, ибо те нереально мешали лазить по стройкам, теперь спадали лоснящимися локонами на хрупкие плечи. Горделивая осанка, белоснежная улыбка, округлые бедра, тонкие ноги - он смотрит на неё ещё пару минут, словно критик картинной галереи, готовящийся вынести свой вердикт по поводу очередного полотна... Словно пытается запомнить её образ на всю оставшуюся жизнь. И, наконец, тряхнув головой и попытавшись выкинуть из той все ненужные мысли - резко притягивает Корделию к себе, приветственно целуя её сначала в правый уголок губ, потом в левый. Испанские традиции в Давиде остались неизменны. Не все понимали его в Америке, когда он таким образом пытался кого-то приветствовать. Для него это было странным, ведь в Испании так принято, почему в Соединенных Штатах этого не понимают? Ховер! - громко произносит он испанское ругательство, вырвавшееся наружу из-за чрезмерных эмоций. И крепкой хваткой, рискуя раздавить итальянке все рёбра, прижимает Риччи к себе, приподнимая её от пола на несколько сантиметров и пуская по лицу довольную улыбку. - Безумно рад тебя видеть! - Фабрегас сам поразился своим эмоциям. Охренеть. Вчера вечером, нервно кусая ногти, он готовил тираду и речь, с которой встретит сегодня Дель в аэропорту. А сегодня все эти речи чудесным образом куда-то испарились и осталось только это туманное: "безумно рад видеть..." - Я уж думал ты катапультировалась из самолёта где-то в пути! - довольно произносит он, таки ставя её на пол...и ещё, кажется, не до конца веря и осознавая, что возле него сейчас и впрямь находится подруга безоблачного детства, с которой он проводил, будучи маленьким, свои лучшие минуты жизни.

+1

5

На ее громкий возглас обернулось сразу несколько человек, а один парень даже снял темные очки и с улыбкой посмотрел на Кору. Она пригляделась к нему получше, сравнивая с тем, что видела на фото в интернете. Хм... На фотках он был совсем другой... Несколько секунд Кора разглядывала парня, не чувствуя никакого желания обнять его и расцеловать, завопить, как безумно она рада наконец-то снова его видеть... А парень как-то тоже мнется, и улыбается не слишком уверенно. Риччи обреченно вздохнула, "натягивая" на лицо радостную улыбку и уговаривая себя: - Это же Фабрегас, твой друг... Она уже готова была протянуть к нему руки и позволить себя обнять, когда совсем с другой стороны ее позвали по имени, а на  плечо легла чья-то рука.
Она обернулась и какое-то мгновение недоверчиво смотрела на парня. Ох, и как она могла перепутать? Вот же он, ее Давид! За те секунды, пока они смотрели друг на друга, цепким взглядом Корделия отметила, что в реальности он еще лучше, чем на фотографиях. С какой-то жадностью она смотрела на его мимику, улыбку и теплый взгляд.
- Ну конечно, это я! - радостно воскликнула она и, бросив свои вещи, обхватила его за шею и поцеловала в ответ.  - Не ругайся, - шутливо нахмурилась и потрепала его за щеку.
Еще до приезда у нее были опасения, что оба стушуются, все-таки 12 лет - срок не маленький. Но нет, у нее такое ощущение, что не было этой длительной разлуки. Конечно, они уже далеко не дети, у каждого за плечами значительная часть жизни, какого-то опыта. Но сердце говорит, что перед ней все тот же давний друг, что здесь ничего не изменилось.
Оказавшись в его крепких объятиях, Риччи довольно взвизгнула.
- Безумно рад тебя видеть!
- Я тоже! Но если ты меня сейчас раздавишь, я никогда не увижу центральный парк Сан Франциско, - смеясь, пропищала она. Кора всегда была гиперэмоциональной, правда со временем научилась немного сдерживать себя. Но сейчас, она посчитала, не тот случай, чтобы проявлять скромность. К тому же, перед ней же Давид, а не кто-то посторонний, кто сочтет ее психически неуравновешенной. А он уже поставил ее на пол, но Кора не спешила отстраняться, и на миг снова крепко прижалась к нему, звонко чмокнув в щеку.
- Как же ты вырос! - она окинула его оценивающим взглядом и осталась вполне довольна увиденным.
- Я уж думал ты катапультировалась из самолёта где-то в пути!
Она хихикнула и сказала:
- Ну уж нет! Мне так понравилось в самолете! Даже была мысль улететь обратно, чтобы продлить удовольствие. - Риччи вручила Давиду свою сумку, а чемодан потащила сама, благо он на колесах, не слишком тяжело. Парочка двинулась к выходу, снуя между людьми. Корделия вцепилась в руку Давида, чтобы не потеряться в этой толпе. По пути, подтверждая каждое свое слово жестами, она стала рассказывать:
- Я хотела привезти тебе хомячка. Но мне сказали, что в самолет с ним нельзя. Поэтому я купила для тебя футбольный мяч. - она улыбнулась и добавила: - Но он занимал слишком много места в чемодане, и я оставила его дома. А мама послала тебе теплый шарф, она сказала, что здесь очень холодно. - Девушка красноречиво помахала перед собой рукой, показывая, что ей вообще-то жарко, а холод она представляла себе совсем по-другому - это много снега и ледяной ветер. А тут всего-то на несколько градусов прохладнее, чем в родной Испании. Не давая Давиду вставить хоть слова, она продолжала делиться впечатлениями: - В самолете мне сначала было страшно. А мама посоветовала уснуть в дороге. - она остановилась и расширив глаза, глянула на парня. - И умереть во сне????? Представляешь! - хлопнув ладошкой себя по лбу, Риччи усмехнулась. - Извини, я что-то разболталась. Ну, рассказывай, как ты? Как докатился до такой жизни? А ты покажешь мне статую Свободы? -  и тут же махнула рукой. - Ай, я забыла, что она в Нью Йорке, а не здесь. Давид! Мы должны отметить мой приезд! И сегодня вечером ты поведешь меня в самый классный ночной клуб!
Наконец поток слов иссяк. К тому времени они уже вышли из здания аэропорта, и Кора с восторгом стала осматриваться по сторонам. Несмотря на душный воздух и небольшую усталость после перелета, девушка чувствовала себя на вершине счастья. Ей казалось, что все это происходит не с ней. С трудом верилось в реальность. Ведь еще какое-то время назад она даже и думать не думала, что совсем скоро вырвется из дома, окажется в Штатах, в компании того человека, которого, откровенно говоря, уже не рассчитывала когда-нибудь увидеть вновь.

+1


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » 14:30 después de la mediodía