Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Ненужные локации » Пляж


Пляж

Сообщений 1 страница 30 из 43

1

Дата и время:
6 января 2012 г, пятница
07:00 - 12:00
Погода:
Никто не ожидал снега, ведь мы в Калифорнии, но даже для жителей Сан-Франциско +10 - +11 С - жарковато, как для января. Но не спеши распахивать пальто, дружище, порывы ветра - будь здоров, а к вечеру обещают дождь.


http://s1.uploads.ru/UbwKG.png

0

2

Дата и время:
17.09.2011, суббота
11:00-15:00
Погода:
Сегодня очень пасмурно. Выходной день, а он как-то совершенно не радует глаз своей погодой - за облаками не видно солнца, дует ветер. Погода соответствует этому состоянию "шока" после произошедшего терракта. Около +17

0

3

Раннее субботнее утро. Не могло быть ничего прекраснее проснуться без противного пиликанья будильника у подушки, в прекрасном расположении духа без спешки. Едва распахнув глаза, Ян заметил, что небо заволокло тучами. Хорошая погода для того, чтобы осуществить задуманное. Наспех принятый душ, легкий завтрак, чисто для галочки. Погружаясь в свои увлечения, Голдмен часто забывал о естественных потребностях. Лишь изредка выныривая из мира своих иллюзий, парень вспоминал, что неплохо было бы поесть и подышать воздухом, проветривая одну из комнат в квартире, которая была отведена под мастерскую. Юноша ненадолго остановился у окна, всматриваясь вдаль, все еще раздумывая над правильностью времяпрепровождения. Настроение зашкаливало, адреналин зашкаливал в крови. Редкость проснуться на таком подъеме. Поэтому парень быстро принял решение отправиться на пляж и немного привести свое моральное и духовное состояние в порядок. Подхватив с собой ган, одну из любимых длинных досок для серфинга, лиш и костюм, Ян бодрым шагом отправился на пляж, который располагался в непосредственной близости от его дома. Дул сильный ветер, и это было гарантией больших волн. Настроение было скользящим, как раз для подобной погоды. Уже в гидрокостюме с доской в руке и лишем, крепящем доску к левой ноге. Разминка прошла совсем незаметно, и вот Голдмен уже стоит на доске, ожидая волну, столь стремительно скатывающуюся к берегу. Несколько ловких движений, чуть согнутые колени и вот он уже под завитком скользит по глади воды, рассекая, преодолевая. Сразу вспомнился друг его детства – Марк. Этот парень был австралийцем, и каждый уважающий себя житель этого островного государства считал свои долгом кататься на серфе. Таким же был и Марк. Со стороны казалось, что для него нет ничего желаннее, воодушевленнее волн и океана. По нему можно было смело сказать – рыба в воде. Он то и привил юному Яну любовь к доске под ногами и бескрайнее лоно океана. Мутная иллюзия плавно перетекла в другое воспоминание. Об Электре. Она разделяла его любовь к морю, но исключительно в эстетическом плане. Оба любили рисовать то бушующий, переполненный жизнью океан, то тихую гавань и штиль в ней. Ян расплылся в улыбке от приятных мыслей о женщине, в которую, возможно, до сих пор был влюблен, но уже не так, как прежде. Любовь эта была в рамках – учитель-ученик. Юноша был бескрайне благодарен женщине за все, чему она смогла его научить за эти года, проведенные в университете. Воспоминания заполонили мысли Голдмена и едва он отвлекся, как тут же нырнул в воду, накрытый волной. Ловко всплыв на поверхность, Ян обхватил руками доску, стараясь отдышаться. Ревность океана. Думать лишь о волнах, очищаться. Мокрые пряди облепили лицо. Надвигалась новая волна, и мешкаться не стоило. Поэтому парень ловко забрался на доску, когда волна уже подходила, вновь окутывая его своим водяным покровом, унося в свои грезы.

+1

4

Утро...Это сложный и непосильный труд изо дня в день. Просыпаться с кислой физиономией, под звуки назойливого будильника с одним желанием - хотя бы сегодня не жалея, как жалел в предыдущие дни, шибануть дурацкую пиликалку о стенку, в которой видишь причину всех своих неприятностей, природных катаклизмов за окном, в виде тяжелый свинцовых туч, что вот вот сорвутся с небосвода на головы людишек стеной из холодного дождя. Будильник...Адское создание приучающее тебя к пунктуальности, выстраивающее твои биоритмы под четкий общий режим - утро-день-вечер-ночь. Вставать вынуждено, отрывать голову от теплой подушки так неприятно...Разве что есть один компромисс, который более уместен к молодым парнишкам. Вставать под эгидой твердого стояка! - вот оно счастье! Вот она молодость! Что до Эрика...А он и вовсе не ложился спать. Сегодня его будильник миновала жуткая участь превратиться в фарш из шестеренок и хрупких механизмов. Эрик долго не мог отойти от своей лекции о Терри Роджерсе, которая как и картины знаменитого художника оказалась разногласной и скандальной. Конечно свои студенты приняли лекцию всерьез, им даже понравилось. Приятны были точные, лаконичные и просто по существу вопросы, на которые преподаватель отвечал практически взахлеб. Ему нравится говорить о живописи, и наверное это единственная вещь о которой он может говорить сутками напролет. Свои студенты не подвели. А вот остальная шайка братия пришедшая на лекцию для галочки в своем учебном расписании, чуть было не лишила достаточно сдержанного преподавателя кондиции. Особенно постарался "случайный" любовничек, которого Эрик готов был в клочья порвать, лишь бы тот закрыл рот. Барби не унимался до конца лекции, плетя языком и бросая на Эрика такие взгляды от которых становилось...стыдно! Эрик даже не заметил собственной сестры за дальней партой, которая всю лекцию просидела тише воды-ниже травы. Его голова была забита тем, что он отсчитывал минуты до конца занятия, что было достаточно плачевно. Не сказать что лекция была неудачной попыткой внедрить в черепные коробки студентов что-то высокое и нравоучительное, скорее каждый из них взял для себя что-то свое. Начинающие художники новый опыт и виденье, а "левая" ячейка студенчества в который раз самоутвердилась. В чем именно? Наверное в том, о чем пытался в талдычить Эрик молодежи со слишком завышенной планкой. Полотна Терри Роджерса схожи с кривыми зеркалами, способными выявить скрытые аспекты реальности. А реальность такова - жизнь пуста, современный социум попросту не видит другу друга, он одинок и несчастен, благодаря собственным убеждениям. Людям нужно заново учиться видеть друг друга, тогда жизнь преобразиться в других - светлых и теплых красках, и перестанет быть слишком агрессивной и вульгарной. Думаю я до этого точно не доживу...- на лице Эрика, уставшем после бессонной ночи отразилась тень улыбки полной тоскливого сарказма. Художник всю ночь просидел перед холстом, бросая на него хаотичные ляпы, которые выражали его внутренний мир. Переплетение черного, карминового и синего цветов, делали картину слишком резкой и дерзкой. Под утро, Эрик отложил измазанные краской кисти, встал с небольшого табурета и бросив робкий взгляд на свое "творение", поплелся в ванную. Холодный душ...Чашка крепкого бразильского кофе без сахара. Ноль завтрака - лень готовить, да и аппетит пропал, стоило включить телевизор и посмотреть новости. Какой-то безумный теракт в оперном театре. Знакомые лица студентов в камерах телевизионщиков - перепуганные, шокированные. В них было столько страха...Слава Богу вы все живы...В такие моменты Эрик мог бы поверить в Бога. Все еще прибывая в каком-то полудреме и немом шоке, Эрик вернулся в комнату с все еще сырым полотном, и отчего то разозлившись на себя, порвал рисунок на несколько частей. Бездарность! Собрав наскоро сумку, кинув в нее кисти, карандаши, краски и большой альбом с эскизами, Эрик наскоро оделся в темные джинсы, футболку и теплую вязаную кофту, и абстрагировавшись от всего, побрел через набережную на пляж под музыку одной из любимых групп, что рвалась из наушников плеера. Погодка была под стать событиям и эмоциональному диапазону. Выбрав себе уютное местечко на большом валуне неподалеку от берега, на небольшом склоне, Эрик достал альбом, графитовый карандаш, и принялся медленно наносить на бумагу первые очертания пока еще эскизного рисунка. Волны...Огромные волны бушующего океана накрывали с головой отчаянных серфингистов, которых и завтраком не корми, лишь бы дай поймать самую стоящую в их жизни волну. Эрик боялся воды. Когда-то он чуть не утонул в озере, будучи ребенком. Вода не его стихия, но она как и огонь, как все вечное захватывает дух. Эрик выбрал себе натурщика-инкогнито, который даже не подозревал, что сейчас его беспечный и отчаянный образ срисовывает человек по имени Эрик Дениелс. Вода, человек в гидрокостюме рассекающий волны своей доской, облачное небо в котором не видно просвета, песни placebo...Ветер треплет волосы. Эрик ударяется с головой в работу, не видя перед собой никого кроме того, кто стал его очередной музой...
Never thought you'd make me perspire.
Never thought I'd do you the same.
Never thought I'd fill with desire.
Never thought I'd feel so ashamed. 

Me and the dragon can chase all the pain away.
So before I end my day, remember..
My sweet prince, you are the one
My sweet prince
You are the one 

Отредактировано Eriс Daniels (2011-12-20 22:13:25)

+2

5

Уже на доске Ян отмечает легкое головокружение и тянется ладонью ко лбу. Так и есть, при падении ударился об один из подводных камней. На тонких пальцах остались следы крови. О заражении Голдмен думать не хотел, такое едва ли не каждый раз случалось во время заплывов при обучении. Отметив, что следующая волна набегает, но она гораздо меньше предыдущей, он позволил себе немного расслабиться. Несколько глубоких вдохов на три, плеснуть водой в лицо. Вот, кажется, парень уже в порядке и снова уверенно стоит на доске, проскальзывая на образовавшийся гребень волны и делая стандартный кат лип. Сгибая одну ногу в колене, оставляя образующийся накат позади, взобраться на гребень, сделав сальто. Все это стало таким привычным, но тем не менее адреналин зашкаливал на каждой вылазке в море. Он и не заметил, как его отнесло от места, где он оставил свои вещи. Но это сейчас не сильно волновало, море вновь окутывало его, заманивая в свои цепкие объятия. Пожалуй, Ян мог бы сказать, что в воде чувствует себя гораздо увереннее, чем на суше. Парадоксально, но среди его работ никогда не встречались зарисовки океана, озер, рек, водопадов или просто дождя. Так тонко чувствуя эту стихию, Голдмен сам себе удивлялся. Ведь ничего не стоило, вдохновившись на доске, вылить испытываемые эмоции, ощущения на бумагу. Но нет. Парень в глубине души боялся, что в этом случае его возбуждение и заряд эмоций от серфинга выплеснется на холст, не оставив ему возможности и дальше черпать вдохновение. Вновь приседание и Ян в новом завитке. Соленая вода плещет в лицо. Волна почти закрылась, образовав собою длинную резко сужающуюся трубу. Припомнив уроки своего друга, юноша совершил плавное приседание и выскочил из волны, обернувшись на сто восемьдесят градусов. Одна из самых крупных волн сегодня направлялась в сторону берега, превращаясь в небольшие гребешки. Небольшая волна шла вдогонку, нацелившись на нее, и, взобравшись на гребень, Ян подпрыгнул, выполнив эриал, достаточно сложный в технике исполнения прыжок над водой. Пора выбираться на берег. Разбитая голова давала о себе знать. При резких движениях начинало двоиться в глазах. Кажется, удар о камень не был таким уж безобидным. Что-что, а из воды Голдмен в таком состоянии вылезал крайне редко. Расцепив пальцы, он бросил доску на песок, и, усаживаясь рядом с ней, принялся снимать лиш. Грудь вздымалась и опускалась, сбитое дыхание. Давно Ян уже не катался на таких больших волнах. Это было приятным дополнением в учебе в университете. В Нью-Йорке почти невозможно найти нормальное место для плаванья, здесь же выбор был широким. Это и сыграло свою роль в выборе учебного заведения для обучения в аспирантуре. Все мысли витали вокруг Электры. Как ни странно, но море стало своеобразным напоминанием о ней. Вернешься ли ты? Где-то в глубине души Ян может и смирился, но сказать то, как бы он поступил, окажись, что женщина, в которую он был влюблен, вернулась, затруднился бы. Его гложил факт, что, едва познакомившись с этим тянущим, растекающимся по венам чувством эйфории от любви, пришлось с этим расстаться, наткнувшись на стену реальности. Тут его взгляд наткнулся на человека, сидящего неподалеку. В нем он узнал одного из своих преподавателей. Ян даже не помнил, как его зовут, хотя тот представлялся, ведь он только пришел в университет и провел всего одно занятие по живописи. Неужели его воодушевляют волны? Неподалеку лежала его одежда и он, наспех переодевшись и, кинув костюм с лишем в рюкзак, закинул его на плечо, подхватив доску. Уже в паре шагов от мужчины, Голдмен одернул себя на мысли, что даже не зная имени, решил подойти к незнакомцу. Ранее в нем не было рвения к общению с незнакомыми людьми. Но одинокая фигура мужчины, расположившегося на большом камне, не могла не привлечь внимание. Хотелось подойти и разбавить ему досуг своей компанией, вполне вероятно, что у него еще нет в городе друзей, и поэтому он здесь один. С другой стороны, мужчина что-то усердно чертил в своем альбоме. И отвлекать его было бы как минимум не  вежливо. Ну ладно, была не была. Еще шаг и он очутился перед незнакомым преподавателем, загораживая тому обзор на океан, парень прищурился, разглядывая мужчину.
- Простите, что помешал. Вы случайно не новый преподаватель в GGU? – продолжать было бессмысленно, рассматривая этого юного парня, Ян вдруг подумал, что ему показалось и он ошибся, приняв его за другого человека.

Отредактировано Yan Goldman (2011-12-22 16:56:28)

+2

6

And if I only could,
Make a deal with God,
And get him to swap our places,
Be running up that road,
Be running up that hill,
Be running up that building.
If I only could

Спокойный, несколько отстраненный голос Брайна Молко ласкал слух своими порой странными песнями. Иногда задумываясь над их смыслом, часами ломаешь голову, и все же приходишь к выводу - Молко гениальный исполнитель. Эрика привлекало все гениальное, высокое, то что может вскружить голову и лишить рассудка. А искусство не редко лишает рассудка...Искусство своего рода творческое, непревзойденное сумасшествие, чьей жертвой становишься осознанно и по собственному желанию. "victime d'art" - так когда-то смеясь обозвали Эрика друзья из Франции. С того времени кличка "жертва искусства" привязалась к творческому псевдониму Эрика, и по сей день его упрекают за слишком отчаянное желание достичь каких-то нереальных вершин. А пока, наша жертва все так же растворяясь в работе, с типичным ему энтузиазмом рисовала один эскиз за другим. Все тот же сюжет. Все те же детали. Вечный океан, пенистые гребни волн, серое небо и один единственный силуэт в гидрокостюме на доске, сливающийся с водной стихией в одно гармоничное целое. Жутко хотелось курить, но от сильного ветра пепел от сигареты мог бы испортить бумагу, поэтому Эрик принял альтернативное решение, засунув в рот припасенный на такой случай чупа-чупс. Кисло-сладкий привкус ягодной конфеты заставил слегка улыбнуться. Вкус детства, вкус сладкой жизни. И как в детстве, рассасываешь конфету в ожидании заветной середины. Жвачка! Этот маленький резиновый комочек, а как ждешь на него наткнуться. И порой не выдерживая интриги, раскусывал конфету норовя поломать себе зубы. Нда...Большой ребенок ты - Эрик Дениелс. Уже тридцатник на носу, а во рту одни конфеты. Конечно шуточка с самим собой была маленьким тонким намеком на большие обстоятельства, которых ждешь, а они выливаются боком. Эрик мотнул головой, на несколько секунд задержал карандаш на одной точке, а после сделал пару завершающих штрихов. За то время пока он рисовал, у него получилась целая серия картин аля "Океан и Он". Кто был этот самый "Он", Эрик знать не знал. Один из множества поведенных на серфинге молодых парней, чей интерес наверняка сводится к единому шаблону - вода, доска, девочки в бикини, пиво, вечеринки и костры на берегу океана. Эрик вздохнул, взял карандаш-туш и начал аккуратно растушевывать определенные элементы, чтобы картинка была более живой и реалистичной. Конечно это все эскизы, над которыми мало кто корпит настолько, чтобы ставить их ценность на уровень полноценного полотна. А вот Эрик корпел. Ему каждый рисунок должен был казаться идеальным настолько, насколько этого потребует внутреннее самоудовлетворение. Пока художник занимался своим делом, погода решила поменяться в худшую сторону. Поднимался шторм, ветер уже стал более агрессивнее и запах океанской воды отчетливо бил по обонятельным рецепторам. Людей на пляже было единицы. В воде осталось пару камикадзе, желающих подчинить себе самую огромную волну - их королеву. Мимолетно окинув взглядом водную стихию, Эрик потерял из виду того, кто стал его центральным объектом на морских пейзажных эскизах. Жаль...Можно было еще немного порисовать...Хотя долго Эрику жалеть не пришлось. Как говорится "если гора не идет к Магомеду, Магомед идет к горе" или наоборот? Перед Дениелсом возник парень приятной внешности с очаровательной улыбкой. Его волосы были мокрыми, что приводило Эрика к мысли...не его ли случайно я рисовал?
- Да нет, не помешал. Я уже заканчиваю. - проговорил Эрик слегка мямля, все еще держа во рту чупа-чупс. А когда опомнился, быстро высунул конфету изо рта и встав на свои две протянул руку в знак приветствия.
- Я Эрик Дениелс. Преподаватель ИЗО, в частности живописи. Классической и современной. - на лице художника появилась теплая улыбка, но она тут же померкла, стоило Эрику узреть тонкую кровавую струйку стекающую со лба парня.
- У тебя кровь...Черт, подожди у меня вроде бы был пластырь...- когда дело касалось чьего то здоровья, Эрик не медлил. Альбом выпал из рук Дениелса, он быстро откопал в сумке пластырь и платок и жестом указал парню на валун, который до недавнего времени согревал своим милым задом.
- Садись, я помогу. Кстати, как тебя зовут? Ты с моего факультета? - Эрик насильно усадил парня на камень и встав к нему вплотную аккуратно оттер с его лба кровь. Медленно, нежно, так чтобы не сделать больно. А после с какой-то трогательной щепетильностью наклеил пластырь на свежий порез. В какую-то секунду Эрик просто не смог отвести взгляд от его глаз, за что поплатился внутренним смятением и смущением на лицо...

Отредактировано Eriс Daniels (2011-12-23 01:11:24)

+2

7

Было странным наблюдать взрослого мужчину, изо рта которого торчит белая токая трубочка от конфеты. Ян язвительно прищурил глаза, едва сдерживаясь, дабы не ляпнуть какую-нибудь колкость в сторону мужчины. Но, прекрасно понимая, что ни мотивов, ни тем более повода особо и не было. Мало ли парней едят сладости?! По сути, незнакомец был приятной наружности. Темные средней для парня длины волосы. Мягкие линии лица. Прямой нос с аккуратными ушками ноздрей, миндалевидные зеленые глаза. И приоткрытые притягательные губы. Выглядел он прекрасно и сошел бы за натурщика. Голдмен осматривал его жадным до мелочей взглядом, ухватывая каждую деталь. Хорошее телосложение. Мужчина был в форме, насколько это можно было разглядеть из-под его одежды. Взгляд на руки. Тонкие пальцы, ладонь, протянутая в приветствие. Ян и не заметил, когда незнакомец успел подняться и вытянуть руку в приветственном жесте. Быстро пожать его руку, ощущая мягкую, словно шелковистая ткань кожу. Длинные пальцы разомкнули захват, и рукопожатие было окончено. Стало неловко. Голдмен явно отвлек мужчину от созерцания океана и рисования, видимо, его же. Шаг в сторону, и вид на бушующую стихию вновь открывается перед мужчиной, а юноша уже думал, было уйти. Плохой идеей было подойти, но любопытство превыше всех сомнений.  Тем более, как говорится, рыбак рыбака видит издалека? Так же и Ян уловил признаки натуры творческой, явно погруженной в свое занятие с неподдельным энтузиазмом. В голове мелькнуло воспоминание. Лекционная аудитория для теоретических занятий. Никаких мольбертов и холстов. Лишь проектор и парты. Тогда Голдмен был не выспавшимся и лекция по одному из самых ярких представителей арт-хауса Терри Роджерсу и его картине «Дворец аморфных наслаждений» не доставила ему никакого эстетического удовольствия. Вроде современное искусство всегда вызывало противоречивые чувства и юноши, но вызывало хоть что-то в душе. В тот же раз Ян не почувствовал ничего. Поэтому лекция особо и не оставила свой отпечаток в памяти парня. Преподаватель. Да, безусловно, это был этот же самый мужчина. Тихий низкий голос прозвучал рядом, подтверждая все догадки юного художника.
- Я Эрик Дениелс. Преподаватель ИЗО, в частности, живописи. Классической и современной. Мужчина представился, и,  наконец, перестал быть таким уж незнакомцем. Эрик. Может, я ошибался, и он местный? Парень приятно улыбался, вызывая у Голдмена ответную улыбку. Столь простая эмоция, а так приятно получить ее от другого человека. По жизни считаясь энергетическим вампиром, Ян всегда перехватывал эмоции собеседника, проникался ситуациями, в которые попадали его друзья, помогал найти выход, пропуская все через себя. В его сите было уже достаточно много негатива, поэтому, каждый раз улавливая положительно заряженную эмоцию, он испытывал чувства, близкие к описанию счастья. Внезапно улыбка пропала с его лица. Неужели он понял, что я с его факультета? И не пристало учителю так неформально общаться с учеником? В сердце защемило. Электра была единственным преподавателем на его памяти, с которой он общался вне стен университета. Прикрыв глаза, серфингист мотнул головой, позволяя небольшим прядям волос облепить лицо. Но неожиданно Эрик отпустил альбом и принялся рыться в своей сумке. Я что-то пропустил?
- У тебя кровь...Черт, подожди у меня вроде бы был пластырь...
для Голдмена все происходящее стало явно неожиданностью, он невольно дотянулся рукой до лба и тыльной стороной коснулся раны. Неприятно защипало, но терпимо, и уж явно не смертельно. Во все глаза наблюдая как совершенно незнакомый человек  так трепетно отнесся к этому будничному ушибу, так еще и движения его были нежными, не оставляя боли или неприятных ощущений. Ян прикрыл глаза, откровенно наслаждаясь вниманием и заботой к своей персоне.
- Кстати, как тебя зовут? Ты с моего факультета?
Легкая улыбка заиграла на губах. Ну да, он же еще не знает, что я его ученик. Набрав воздуха в легкие, юноша поднял глаза, встретившись с взглядом Дениэлса и заговорил.
- Меня зовут Ян, да я учусь в аспирантуре на факультете живописи и изобразительных искусств и был на вашей позавчерашней лекции Роджерсу. Вы раньше преподавали? Вы из Сан-Франциско? – цепкий взгляд пронзительных голубых глаз в ожидании ответа. Рука коснулась матерчатого пластыря на лбу. Это был достаточно интимный заботливый поступок. Голдмен нахмурился, уставившись на Эрика, вглядываясь в его черты лица, и внезапно даже опешил, сощурившись. Гей? Мягкие ладони, плавные движения, заботливость об окружающих. Вряд ли бы он сам бросился кому-то на помощь такого рода. При утоплении – безусловно, спас бы, учитывая, что и возможность есть, и добродетель еще не испарилась из его прожженной души. Но вот предложить пластырь, потому что у парня, который к тебе подошел – увы, нет. Юноша хлопнул по камню рядом с собой, приглашая жестом Дениэлса присесть обратно. Заметив краем глаза сиротливо лежащий на песке альбом, Ян поднял его и отряхнув от попавших крупинок в листы, протянул преподавателю, преодолевая желание заглянуть.
- Любите океан? – ничего глупее спросить не мог, но уходить никак не хотелось, а остаться мог не позволить сам Эрик. В Университете отношения между учителем и учеником считались большим табу, и никто их переступать не мог. Речь не о любовных, а о дружеских, приятельских. Особенно в их среде. Гораздо проще выбраться с преподавателем на набережную, и, рисуя, получать комментарии и критику в процессе. В аудиториях же они могли рисоваться исключительно с натуры, преимущественно с натурщиц, или же по памяти. Женское тело было одним из фетишей Голдмена. Рисовать обнаженную женщину подобно половому акту. Скользя короткими мазками по линии ее тела, словно касаясь женщины кончиками пальцев. Заканчивая подобные картины, Ян всегда испытывал чувства, близкие к оргазму, иногда даже перебивающие оргазм, гораздо более сильные и мощные. Занятия на природе группой проводились, но согласитесь, это отличается от того, когда отношения доверительные, и ты один на один с преподавателем придаешь искусству.  Вспоминались дни, когда юноша мог заниматься любовью с девушками на холстах, или же в красках. Непосредственно перед соитием нанося на юные трепещущие в объятиях тела замысловатые рисунки, которые впоследствии стирались при трении двух возбужденных тел. Возвращаясь в реальность, он повернулся к Эрику и внимательно встал всматриваться, улавливая краем уха его речь.

Отредактировано Yan Goldman (2011-12-23 22:15:35)

+2

8

Когда смотришь на кого-то, кто становится в одну долю секунды интересен тебе, отвести взгляд очень сложно. Но парадокс! Стоит тому кого поедаешь взглядом посмотреть тебе в глаза, случается маленькая катастрофа под названием "ох, как неловко!". Эрик словно нашкодивший кот виновато отвел взгляд от парня, пытаясь зациклиться на какой-нибудь мелочи вроде песка, который разносит сильный ветер по берегу, или волны что накрыла с головой одного из тех самых камикадзе-серферов. И все равно продолжаешь улыбаться как дурак, и будто бы смеясь над неудачей человека, что наивно пытался подчинить себе водную стихию, ан нет...Улыбка знак неловкого смущения. Вот так немного, краем глаза еще раз посмотреть на парня. Красивый. Даже очень. И где же ты взялся на мою извращенную голову. Почему извращенную? Наверное к Эрику привязалось это слово еще с юношества, когда его заставили покинуть отчий дом. Для отца Эрик оказался "выродком извращенцем" а для старшей сестры "педиком шлюхой". Ну как с такими ужиться? Да никак. Просто ушел из дому и все. И даже не разу не пожалел что когда-то подставил зад, и что ему хоть убейте! - нравятся парни. Вот как этот...Статный, спортивный, с обаятельной улыбкой, с мягкими чертами лица. Мечта любого тридцатилетнего гея. А глаза! mamma mia! Эти глаза цвета marine*, что даже при облачной, бессолнечной погоде кажутся блестящими и настолько яркими, что где-то в груди начинает неровно биться сердце. Быстрей и быстрей...Эрик как ошпаренный дернулся в сторону, выхватывая протянутый альбом. Все движения его были нервными и скованными. Да, от своей сути никуда не денешься, и наверняка своим поведением Дениелс вызвал подозрения у молодого человека. Геи в наше время не редкость, а у натуралов на них особый нюх. Так сказать чувствуют "чужака" которого при первой возможности требуется кышнуть из общего стада. Хотя люди бывают разные, и порой не поймешь как к тебе относится тот или иной человек. Ян (именно так представился парень) вроде бы не был враждебно настроен против Эрика. Даже пренебрежение и отвращение не чувствовалось в этой легкой и жизнерадостной улыбке. Говорить с ним и дальше? Раз он мой ученик, значит ничего постыдного в нашем общении нет, так ведь? В Эрике играла нерешительность. Продолжать непринужденную беседу со студентом или извиниться и собрав свои вещи абстрагироваться назад в студию? Внутренний голос говорил - "беги Эрик...беги...". Прямо завывал, эхом проносясь по подсознанию. А сердце говорило об обратном. Да и желания превозмогали над здравым смыслом. Поэтому взяв себя в руки...по возможности, Эрик все с той же нерешительностью сел рядом с Яном и сделав глубокий вдох вновь улыбнулся.
- Я из Лос-Анджелеса. Вернее жил там до восемнадцати лет, а после в связи с обучением и творческим порывом отправился в Европу. Около восьми лет провел заграницей. Франция, Англия, Италия...Раньше не преподавал. Для меня это ново. Мой друг преподает в ГГУ психологию, он и посоветовал меня ректорату. Все же после долгих лет набирания опыта, хочется остановится на чем-то и отдать то что знаешь сам другим. Хотя преподаватель с меня кажется не особо удачный. Слишком много требую и слишком мало получаю взамен. Это меня слегка угнетает. - Эрик провел пальцем по краю альбома тихо подавленно усмехнувшись. А ведь и правда, карьера учителя оказалась непосильным трудом, каким бы одаренным художником и ценителем искусства не был Дениелс. Отношения с людьми - вот залог плодотворной работы. А если не располагать к себе, о каком уважении и росте может идти речь? Эрик пусть и был коммуникабельным человеком, но все же было и есть в нынешних молодых людях своя доля перца, с которой справляться не очень то легко. Каждый требует свой особый подход, чего Эрик терпеть ненавидел. Каждый хочет выделиться и делает это при помощи странных постыдных методов. Возможно с такими темпами, Эрик просто напросто вновь уйдет в творческий полет, покинет США и вернется например в Англию...Где туманными, дождливыми днями будет бродить по улочкам Лондона и рисовать пессимистические образы прохожих.
- Океан? Конечно. Но не то чтобы я его любил...я вообще остерегаюсь глубоких водоемов. У меня фобия с детства. Боюсь утонуть и плавать не умею. Океан привлекает меня в эстетическом плане. Он очень сильный и величественный. Дух захватывает, да...- Эрик мечтательно посмотрел на волны, что шумя омывали берег своими пенистыми брызгами. Все таки он действительно прекрасен...
- Так ты говоришь...аспирант? Какие направления в живописи тебя вдохновляют? Что вообще рисуешь? Мне ведь как твоему руководителю нужно знать все о своем студенте. Ну...в профессиональных рамках конечно же. - Эрик поправил себя на слове смеясь.

marine* - от франц. "морской", цвет светлой морской волны

+2

9

Кажется, на некоторое время повисла неловкая пауза, и воздух накалился. То ли это было от того, что каждый из них был погружен в свои мысли, то ли от стремительно приближающейся грозы. Безумная любовь к водной стихии во всех ее проявлениях, будь то море, океан, дождь или же просто принятие душа, он всегда получал невероятный заряд эмоций и энергии от воды. В любой другой ситуации он бы с радостью воспринял тот факт, что с минуты на минуты должен был пойти дождь, а точнее ливень, судя по устрашающей черной туче, надвигающейся в сторону берега с океана. Но сейчас прерывать непринужденную беседу с этим едва знакомым ему парнем вовсе не хотелось. Точки соприкосновения были найдены, и в его силах было сделать все, для продолжения общения с заинтересовавшим его парнем. Эрик наконец-то сел рядом и принялся рассказывать о себе. Улавливая каждый факт, слетающий с его губ, Ян рассматривал запримеченную ракушку в песке, любовно обнимая одной рукой доску. Лос-Анджелес. Значит он отсюда из Калифорнии. Город ангелов. Сложно себе даже представить, что может заставить человека покинуть этот прекрасный, насыщенный не только развлечениями, но и культурой, наукой, образованием центр. Тишина? Обычно люди, родившиеся в мегаполисах, стремятся к тишине, более спокойной размеренной жизни. Не так же ли поступил сам Ян? Нью-Йорк, город любви и скандалов, вечеринок и преступности. Слишком известный отец. Слишком большая ответственность за свои поступки. Слишком сложно доказать окружающим, что ты представляешь что-то сам по себе, а не по тому, что ты сын известного бизнесмена. Слишком много этих «слишком». Именно поэтому Ян находился сейчас здесь и сейчас. На этом пляже, сидя на булыжнике рядом со своим преподавателем. Интересно, а какова его история? Он услышал про Европу. Вот куда-куда, а в Европу его не тянуло. Хватило не столь позитивного опыта его друга Зака в поисках себя во Франции. Невольное отторжение, даже не обоснованное.
- Все же после долгих лет набирания опыта, хочется остановиться на чем-то и отдать то что знаешь сам другим. Хотя преподаватель с меня кажется не особо удачный.
- Хорошее желание, и стимул не сдаваться, - Ян кинул короткий взгляд на собеседника, - кажется, Вы еще совсем молоды, уверены в своем опыте?
Парень не хотел тем самым обидеть или задеть преподавателя, но, посчитав, что в расцвете сил мало чему можно научить, не прочувствовав ее до конца. С другой стороны непонятно сколько нужно для этого лет? Возможно ли, что при столь частых переездах он погрузился в разные культурные общества и проникся этим европейским духом, и сможет научить ему других. А можно ли этому вообще научить?! Слишком много требую и слишком мало получаю взамен. Это меня слегка угнетает.
"Мало получаю взамен" – пронеслось эхом в голове Голдмена. Кажется, на том единственном занятии он не был так требователен. По крайней мере оказавшись на его месте, Ян бы приструнил всех студентов, заставляя смотреть на изображение и вдумываясь в рассказ преподавателя. Или нет, сложно сказать. Аспирантура готовила его к тому, что, возможно, в будущем, и он встанет по ту сторону преподательского стола.
Ян невольно рассмеялся, прикрыл ладонью рот. Было забавно услышать от взрослого мужчины о его боязни воды. Мало того, что они знакомы едва ли десяток минут, так и сам факт этого откровения слегка развеселил юношу. Мотнув головой, он одернул себя, напомнив себе, что подобное поведение нельзя счесть приличным, и смеяться, когда человек открывается тебе – крайне неуважительно, кем бы этот человек ни был. Он поднял голову, повернув лицо в сторону Дэниэлса, и поймал на себе его взгляд.
- Да уж, того и гляди морское чудовище поймает за ногу и утащит на дно.
Непринужденный смех, сложно сдерживаемый. Шутка не показалась ему такой уж жестокой, именно поэтому парень не удержался и пустил ее на волю. А тучи все сильнее сгущались над их головами, стремительно темнело. Сомнений не было. Вот-вот пойдет дождь.
- Да, аспирант. Какие направления? Самым ярким я считаю сюрреализм. Шедевры Дали, Танги и Дельво просто оргазмичны, по другому и не скажешь. И рисую тоже в этом стиле, хотя когда только поступил в университет, невероятно любил работы в стиле экспрессионизма. Рисую в этом же стиле, он кажется мне близким по духу. Конечно до Дали далеко, но я стараюсь, - парень лучезарно улыбнулся. Ему приятно было разговаривать с человеком, с которым можно поговорить без вечных перепалок из-за пропасти во мнениях однокурсников.
Несколько капель упали Голдмену на колени. Оставаться на пляже долее было бы затруднительно. Он задумался над тем, что идти куда-то с доской для серфинга было бы проблематично. Единственный вариант, пришедший в голову он и озвучил.
- Я думаю, что совсем скоро небольшой дождь превратится в сильный ливень. И пока это не произошло, предлагаю пойти в уютную кафейню неподалеку отсюда. Надеюсь, Вы пьете кофе? Но.. – Ян поднял руку с доской в ней, - мне нужно будет закинуть этой домой. Он как раз по пути.
Парень поднялся с камня, удобнее подхватив рукой доску, и неловко отведя взгляд принялся ждать ответа.

Отредактировано Yan Goldman (2011-12-29 13:45:50)

+2

10

Дэниелса мало кто мог бы зацепить за живое, ставя под сомнение его способности, его талант и прочие качества что утверждали его не просто как работника в сфере искусства, а как человека чья жизнь полностью отдана любимому делу. Художник...Для Эрика это слово было вторым именем. Как если бы его при рождении назвали "Эрик" а окрестили "художник". Забавно звучит, но суть от того не меняется. Эрик был слишком уверен в своем таланте, чтобы принимать всерьез чьи-то комментарии. И так по жизни. Он мог бы завязать долгую, истошную дискуссию с более известной личностью, и таки выйти из нее победителем. Доказать. Утвердиться. За такое качество многие мировые художники современности с которыми Эрик так или иначе имел честь познакомиться на той или иной выставке,  в Лондоне, Париже, Венеции - за такое качество его ценили и уважали. Что до лекции которая прошла не совсем так как хотелось бы, Дэниелс остался равнодушным. Я еще выпью с вас соки на практических занятиях...Он никогда не судил людей которых привлекает живопись по их манере поведения. Скорее он оценивал то, как выглядит конечный результат писаного красками творчества. Вот здесь начинался сущий Ад. Не увидев в картине души, Эрик мог бы не колеблясь порвать полотно, над которым студент работал битых два-три часа. А ведь Дэниелс всего несколько недель преподает и уже такая жестокость. Впрочем - нет таланта, иди маляром красить стены....Что до Яна, Эрик совершенно не знал на что способен его новый ученик. Он конечно мог бы на словах рассказать о своих пристрастиях, но все же донести до Эрика суть оказаться не способным. А вот увидеть воочию что "творит" аспирант, было бы более значимо. То как прозвучал вопрос об опыте Эрика, не было намеком на оскорбление или что в этом духе. Эрик даже слегка задумался...Нет, опыта ему не отбавлять, так что и делиться им вполне приемлемо. Но вот опыта в преподавании ноль. Опять таки затрагивается вопрос о возрасте. Внешне Эрик выглядел младше своих лет, поэтому и отношение к нему проявилось не как к старшему, зрелому мужчине, а как к сверстнику. В каком-то смысле данный расклад вещей льстил...Молодость это хорошо. Но реальность совершенно не создана для лести. В удостоверении личности стоит практически круглая цифра. Практически тридцать лет. Совсем не мальчишка...
- Понимаю...Смешно слышать подобное от взрослого человека, тем более мужчины. Но я правда боюсь воды. - тема резко сменилась. Эрик мило улыбаясь смотрел на смеющегося парня, у которого действительно оказалась слишком обаятельная и сногсшибательная улыбка. Такой положительный и честный, Ян был олицетворением гейского идеала, которого хотелось бы взять и соблазнить...Держи себя в руках Дэниелс. Хватит с тебя студентов. По университету уже ходил слушок об их связи с Барбьери, которого Эрик готов был порвать за длинный язык без костей. За глаза, студенты обзывали Эрика старым развратником. Вот феномен! Как только доходит до обвинений, так сразу всплывает наружу истинный возраст, за который раньше слышал только лестные отзывы - "вы такой молодой!".
- Дали один из моих любимых художников. Каким бы шизофреником он не был, но его работы впечатляют...Могу говорить о каждой из них по отдельности часами. Хотя знаешь, однажды я был в психиатрической лечебнице с другом, исключительно по работе - не подумай чего лишнего, - Эрик взмахнул руками коротко рассмеявшись. - так вот там нам показывали рисунки людей которые находились в онейроидном состоянии. Это когда психически не здоровый человек впадает в состоянии подобное сну и видит разные фантастические галлюцинации, а после рисует их. Так вот эти рисунки очень напоминают работы Дали. Все же гений был больным человеком, и только его признал весь мир. А если хорошо поискать, в псих больницах сотни Дали. - Эрик горько усмехнулся, складывая свои вещи в сумку. Он толком и не понял в каком же стиле предпочитает рисовать Ян. Толи это был сюрреализм, толи экспрессионизм в котором столько направлений, что можно запутаться. Мне нужно увидеть его работы...Начался дождь. Пусть и небольшой, но его вполне было бы достаточно чтобы испортить свежие эскизы. Сам намокнуть Дэниелс тоже особо не горел желанием, имея не слишком крепкое здоровье.
- Не откажусь от твоего предложения. Желательно поскорее где-нибудь переждать дождь. Аааа..а еще эти страшные молнии. - Эрика всего передернуло, когда одна огромная витиеватая молния ударила об океанскую гладь. Мучина даже от страха прикрыл лицо рукой и весь затрясся. Еще одной фобией у него была боязнь грозы - молний и грома. И как на зло раскаты грома раз за разом набирали обороты, становясь более угрожающими и оглушающими. Эрик быстро пошел в сторону набережной, идя бок о бок с Яном. Один из нежданных "бабах" заставил Эрика схватиться интуитивно за руку Яна и прижаться к нему как к чему-то спасительному. Пусть неловко, пусть странно они смотрелись со стороны, но страх наталкивал на неожиданные повороты. Огромные капли дождя, густого и непроглядного как стена срывались на парней, на всех окружающих, на весь город...За какие-то пятнадцать минут пешей пробежки, Эрик промок до нитки и стал похож на обиженного искупанного кота. Еще один "бабах" и яркая вспышка вызвала у Эрика еще больший страх...Единственное что хоть немного успокаивало - рука за которую он вцепился, а еще сердце Яна, что гулко колотилось где-то в груди. Быстро...И так успокаивающе.

+1

11

Дата и время:
14 октября 2011 г., Пятница
14:00 - 18:00
Погода:
Хоть на дворе уже и середина октября, сегодня выдался теплый солнечный денек. На небе ни облачка, оставшиеся на деревьях листочки не тревожит ветер. На улице +13 - +14 градусов

0

12

Не знаю, возможно, я и заблуждаюсь ,но мне всегда казалось, что туристы и иностранцы, подкормленные репутацией Калифорнии, как "солнечного штата", считают, что здесь лето круглый год, что пляжи даже в разгар январских праздников полны оголенных загорелых телес - словом, это что-то из оперы курортных островов. К чему я об этом вспомнил? Да к тому, что сегодня мы с Эстель, как два туриста, наивно раскатавших губу поймать волну на доске для серфинга и изменить натуральный цвет кожи тона на два-три, шлёпали на пляж. Только в отличие от вышеупомянутых, для которых здешняя погода, вполне соответствующая тонким намекам календаря, стала бы удивлением, мы абсолютно точно себе представляли, на что идем и на что себя, так сказать, обрекаем. И нас это не заботило, ибо для этой цели мы сюда и пришли - понаблюдать за умиротворенным марафоном волн, подслушать их поэтичное таинство и, что важнее всего и должно было бы быть во главе этого короткого списка - просто пожрать побыть вдвоем!
  Когда-то мне казалось, что быть абсолютно счастливым - это скучно. Если вы были когда-то в таком состоянии, то поймете всю глубину моего заблуждения! Да, конечно же, песни я пишу гораздо круче, вдохновеннее и проникновеннее только в состоянии близкому к беготне по стенам, пожиранию кирпичей и рванию волос на голове и любых поверхностях тела, где они растут...  Но толку с этой музыки, если счастливой она меня все равно не сделает, сколько бы произведений я не написал? Может быть, кого-то она и осчастливит, но меня ввести в состояние полной и безмятежной эйфории могла только Эстель. И здесь даже музыка была ей не конкуренткой.
   Одной рукой уцепившись за итальянку (а вдруг убежит?), второй я тащил неподъебный свиду груз - из-за плеча загадочно высовывала свой гриф гитара, а раскрасневшаяся от напряжения кисть хваткой питбуля держала скромный пикник-набор, по содержанию едва ли уступающий номерам-люкс аля "Все включено". Плед, сэндвичница, термос с горячим питьем, шоколадные батончики, еще какая-то неидентифицируемая снедь, прихваченная про запас - вобщем, джентельменский набор "Привет диетологу".
   Господи, в кои-то века я чувствовал себя человеком! Человеком, а не несуразным созданием, запутавшимся в мыльнооперных хитросплетениях жизни, который спит с кем-попало, любит вроде бы одну, встречается вроде бы с другой - и это самая легкая из комбинаций, уж поверьте!
  А самым любопытным было то, что я почти не ощущал никаких изменений в том смысле, что все, что есть у нас сейчас - это все было и ДО, просто мы предпочитали называть это иначе и стыдливо прятать за недосказанностью. А быть может, наоборот, СЕЙЧАС осталось то, что было - и Иса ,несмотря на "продвижение по служеблной лестнице" отношений, оставалась в первую очередь моим самым близким другом, с которым мне хотелось делить не только романтику и постель, но и более приземленные жизненные явления в духе - "Черт! Лейкерс продули! Пошли в бар запьем это пивом?!". Словом, все было достаточно просто, но словами это выразить чрезвычайно сложно - как то и пристало любым чувствам, которые на бумаге или в словесной форме теряют всю свою исключительность.
  - Кстати, у меня для тебя маленький сюрприз, - многозначительно протянул я, усердно бороздя своими ногами с крокодильим размером крохотные дюны.
   И пока я не явил этот сюрприз миру, вынужден предупредить - сюрприз этот не блестит на солнце, не надевается на палцец/шею/запястье/грудь, не мяукает и не лает. Так что можете отбросить все "стандартные" продукты амурной промышленности и начать акт насилия над своей фантазией, пока моя ехидно подсмеивается в сторонке!

+1

13

Я знаю, Кристофер, который Колумб, простит меня, грешную, за то, что я наглым образом отказалась от празднования знаменательного дня его высадки на земли Америки, и не менее наглым образом решила не посещать ни одно из тех мероприятий, которые уготовила администрация университета для своих студентов в честь праздничка. Ну а если даже и не простит - земля ему пухом, а мне плевать с высокой башни на его мнение, потому что у меня, в конце концов, был свой, куда более важный для меня праздник, и отсутствие оного на календаре не умаляло его значения для меня. Какое мне дело до какого-то там Колумба и до его открытия какой-то там Америки, когда пару дней назад - да буквально позавчера - всем моим рвениям к поползновениям на стену от сумасводящей тоски был положен конец. Не буду пафосно заявлять, что я из тех девиц, которые, в силу своей гордыни, еще долгое время даже после примирения задирают вверх головы, делая вид, что им все равно и что они прекрасно справлялись со своими страданиями в момент ссоры, потому что я таковой не являлась. Прочувствовав все прелести безэнжеловского бытия на этой бренной земле, теперь мне хотелось проводить с ним еще больше времени, чем прежде, чаще слышать его голос (да можно почти круглосуточно, с перерывами на короткий сон), и чаще видеть его рядом с собой. Ну знаете, вроде страха после недавно испытанной боли, кануть в нее снова.
И вроде бы ничего не изменилось. Он не перешел в чисто романтический разряд, как это часто бывает у многих парочек - они воспринимают друг друга не иначе, как только возлюбленными. Я по-прежнему видела в нем близкого человека и лучшего друга. Да и, честно, затухли бы мы, если бы между нами осталась только розовая романтика, ни чем более не приправленная. Не смогли бы мы без всех этих дружеских подъебов и подшучиваний, без всего того, что было между нами прежде. Единственное, пожалуй, что стало иначе - теперь можно было обходиться без всех тех неловкостей, что возникали прежде. Когда берешь за руку или целуешь в губы. Не нужно было более подгонять все это в дружеские рамки и искать всему этому объяснения, убеждая друг друга, что друзья так делают. На долго ли нас хватит на эту мирную жизнь, в которой можно просто наслаждаться каждой минутой, что проведена вместе?
Сейчас у меня не было времени об этом задумываться. Целяясь за его руку и борясь с порывами ветра, я брела вслед за Энжи (а бедолаге помимо меня, повисшей на его конечности, приходилось тащить еще и другой не менее важный груз) по пляжу. Да-да, именно по пляжу, именно здесь мы собирались провести сегодняшний вечер, вдвоем, подальше от всей этой праздничной суеты. И пусть завидуют нам те, кто напичкан байками о том, что в Сан-Франциско пляжный сезон круглогодичен, мы же предусмотрительно запаслись пледом и горяченьким. Ну и друг другом, конечно же. Так сказать, будем главными радиаторами друг для друга.
- Надеюсь, он не сильно покалечит мою психику, привыкшую за последние дни к блаженному спокойствию? - убирая прядку с лица, что залепила глаза, с любпытством пробормотала я. Шансов на то, чтобы угадать что же это за сюрприз у меня не было. Сколько знаю Галахера - с каждым разом убеждаюсь, что его фантазия это нечто, действия которой предугадать практически невозможно! Хотя, в одном я была уверена точно - едва ли сюрприз будет являться какой-то банальной штуковиной, что дарит банальный парень милой сердце даме на банальном свидании. - Иии когда я его увижу? -  и тут в пору хоть прыгай вокруг него, словно маленький заинтригованный ребенок, который страсть как не любит ждать!

+1

14

В какой-то момент я просто понял, что мы зазря бороздим сложнопроходимые просторы побережья - мы итак ушлепа достаточно далеко, так что в дальнейшем побеге от глаз людских не было уже смысла как такового. Кроме того, ситуация требовала (точнее, требовала Иса. То естЬ, ситуация в лице Исы) предъявления заявленного подарка, так что я в тот самый момент, как эти две мысли стукнули в мою светлую (без лишней скромности, ага) голову, я остановился, скинул балласт, не пощадив даже гитару, на песок и запустил пятерню в безразмерный карман безразмерных джинсов.
   Возможно, кто-то возмутится этому вопиющему безобразию - дескать, ну кто подарки из кармана достает? Ну не из трусов же, в конце-концов! И вообще, я не девушка, чтобы таскать за собой целый редикюль. Карманы в удобстве ничем не уступают! Словом, после своих нехитрых манипуляций я извлек... шапочку! Светло-бежевую такую, вязаную шапочку (не мной, конечно, а станком, надо полагать) - с небольшим помпоном и смайлом. Кстати, у меня была такая же. Купил их вместе, как покупают кулоны лучших друзей. И специально не надевал, чтобы сделать это вместе с Исой. На том и порешил - напялил сначала на её головку, обрамленную пышной копной русых волос, а затем и на свои крашеные перья.
- Это, - авторитетно начал я так, словно сия деталь гардероба нуждалась в подробных инструкциях. Впрочем, с тем смыслом, который вкладывал в эту шапочку я, так оно и было! - Шапки хорошего настроения. ЕЩе это шапки влюбленных и шапки-невидимки, но обо всем по порядку. - и пусть эта шапка не представляла собой совершенно ничего особенного - она не относилась к коллекции какого-нибудь именитого творца, в чьих руках даже льняные носки с дыркой на пятке будут писком моды, на ней не были вышиты наши имена, я откровенно от них тащился! Особенно от того. как забавно она сидела на Исе. В комплекте с моими любимыми ямочками на щеках - это было умильнейшим зрелищем. - Мне лень сейчас рассказывать о всех преимуществах этой простой с виду вещицы, но скажу одно, с ней очень удобно делать вот так, - мои пальцы, прочно ухватившиеся за крешки шапочки Эстель, потянули спереди её вниз так, что буквально через секунду все её личико оказалось спрятанным. - Вуаля, шапка-невидимка! - практичное назначание подобного "фокуса" я бы вряд ли сумел объяснить логично, но было забавно целовать сейчас её губы, единственные выглядывающие из-под укрытия и вместо глаз, маленького точеного носика и щек видеть желтый смайл.
   Может быть, когда-нибудь, я натяну эту самую шапку на лицо Исы вот таким же бесхитростным образом и подарю ей нечто более банальное, но очень желанное - то, что блестит на солнце; то, что можно надеть на палец; то, что я не рискну назвать вслух, потому что от одной только мысли о связанных с этим ритуалах мне плохеет. Интересно, а эта фобия занесена в официальный медицинский список?

+1

15

Моя психика была в полнейшей безопасности. Во всяком случаи, если ее не снесли пронесшиеся тайфуном всяческие эмоции безграничного умиления и в какой-то степени абсолютно детского восторга, многочисленные смерчи а-ля "унини!!", "мимимими", "аняняня", "няя няяя няяя" и наконец цунами различных вариаций визжазщего "уиииии" - то ничто больше не могло ее покалечить. Хотя безусловно за последствия вышеупомянутых стихийно-подсознательных бедствий я ответственности не несу и в душе не чаю - и даже ни малейшего представления не имею! - какие они там извилины могли выпрямить, какие борозды перебороздить... Короче говоря, эти милейшие шапочки были куда лучше всяких ваших банальных браслетов на тонкие девичьи запястья, лучше всяких там ожерелий и колье, лучше пафосных BFF (хотя, подари мне Энжи что-то связанное с bff, я бы придушила его на месте) лучше даже маек с изображением кумира и лучше миленьких колечек. Я даже безумно загордилась - да в принципе, в который уж раз - соображалкой блондина. Едва ли какая-нибудь цепочка могла бы вызвать у меня столько эмоций, сколько эти вязанные прелести. Нет, я бы, безусловно, порадовалась - просто как любая девушка, не вычленяя среди серой массы просто девушек саму себя. Но я, Иска Либерти, личность и индивидуальность, была до непередаваемости довольна преподнесенным подарком.
Моя моська являлась самым наглядным примером и отчетливо представляла собой умиленный няшущий смайлик - ^___^. Да-да, я, сияющая и довольна, была похожа именно на него. И не нужно путать этот блаженный прищур с разрезом глаз представителей народа Китая! - И действительно, шапка хорошего настроения - проворковала я, я очередной раз ощущая себя яркой лампочкой. - Хээээй, верни меня обрааатно! - засмеялась было я, когда меня спрятали от внешнего мира (ну или вернее сказать, внешний мир от моих глаз, но да неважно), но бьющим через край эмоциям пришлось подождать, когда мы наберемся мужества оторваться от губ друг друга. И они практически терпеливо выжидали того момента, пока я вновь смогу вздохнуть. - Энжиии, это такая прелесть это так здорово и умилительно ты знаешь они чудесны и восхитительны у меня просто слов нет одни эмоции!!! - вещала я, сквозь шапочку, ибо поднять ее с моих глаз у меня не было времени - руками я активно жестикулировала, видимо, изображая тот самый фонтан, которым хлыстали эмоции, и к слову говорила я на одном дыхании,  голоском что стал на пару тонов выше , окрашенный различными оттенками беззаботной радости, едва делая паузы между словами, чтобы те не слились в единую кашу. Ну вот вы видели когда нибудь востороженнного ребенка? Примерно тоже самое зрелище. - Ты просто чудо! - наконец завершила я весь свой словарный... водопад и подняла наконец шапку на положенное ей место, жадно хватанув ртом прохладный воздух. - Ой, а она тебе так идет! - и снова выражение моего лица превратилось в тот самый смайлик, я улыбка в которую растянулись губы была ни чем не хуже той, что красовалась на вязанном изделии. - Ну и давай уже раскладываться, штоле - а то жрать уже хочется, да, но я этого конечно же не сказала, вы что. Беря инициативу в свои лапы, я выудил из сумки большое покрывало, которому было предназначено расстелиться по песку. И в общем-то, со всем мужеством принялась с ним справляться, пытаясь расстелить его, противясь порывам ветра, и не обращая внимания на то, что полотно было на несколько раз больше меня самой.

0

16

На самом деел, не так уж много всего нужно для того, чтобы заставить девушку пищать от восторга и жмуриться от трепещущего внутри большекрылой птицей счастья. Впрочем, не берусь обобщать и судить обо всех - скажу лишь, что МОЯ девушка (ах какие сладкие слова!) была способна радоваться подобным мелочам так, словно я подарил ей Тадж-Махал и переименовал планету Земля в планету "Восхитительной Эстель". И это качество было крохотным кусочком большого паззла "За что я люблю мою итальянку". И пусть законченные романтики продолжают вещать, что, если ты любишь, ты никогда не сможешь сказать, за что именно; что любят не ЗА что-то, а ВОПРЕКИ всему.... Я люблю, да. И вместе с тем я могу без запинки назвать миллион тому причин!
  Я знал, что простая, с виду ничем не примечательная шапочка может вызвать (и обязательно вызовет) целый шквал эмоций, но, признаюсь, почти сутки томился в ожидании того, как заблестят еще больше глаза Иски, как она еще больше расцветет, словно цветок, правильно удобренный мастером своего дела; как благодарно запляшут ямочки на щечках!
   Любимая, любимая, любимая! Неповторимая! Естественная и непосредственная, как дитя, но завораживающая, как Женщина. Идеальный люди бывают - со всей ответственностью зхаявляю, потому что это почти что мифическое существо, обросшее домыслами и легендами, стояло передо мной. И если вам всю жизнь совали фиалки за уши, что идеала не существует ,то лишь оттого и для того, чтобы вы не провели жизнь в погоне за ветром, ибо идеал этот недостижим. Никто и никогда не сравнится с нею! И руки отчекрыжу тому, кто рискнет!
   Словом, находясь на самом пике своих романтических, явно идеализирующих реальность, чувств, я благодарно выслушивал писк Либерти.
  Предложение ее пришлось весьма кстати и то, с каким усердием и энтузиазмом девушка взялась за воплощение его в жизнь, меня искренне позабавило.
- Давай сюда, - смеясь, перехватил инициативу (точнее было бы сказатЬ, что перехватил "покрывало", но так звучит патетичнее!) в свои безразмерные лапищи. - Учись, как надо! - мне было достаточно просто взяться за два конца и расправить объект легким разведением рук в стороны - моего размаха в аккурат хватало на длину одеяла.. - Смертельный номер! - гордо возвестил я, мысленно прикидывая, а так ли мягок песок, чтобы мой трюк действительно не оказался смертельным?
  Вообще-то, я планировал шмякнуться звездой с расправленным вытянутыми вширь руками покерывалом на сомнительно мягкую поверхность песка и тем самым ровно расстелить одеяло, удерживая его собственным весом. Но инстинкт самосохранения (скучная и занудная штука, абсолютно лишняя, как по мне!) спутал мне все карты - в последний момент руки сгруппировались у груди и я лихо принял положение  отжиманий "в упор лежа".. ХОтя одеяло я так и не расстелил, как нужно, вышло, как мне показалось, весьма эффектно и красиво! И выпендрежно...
- Не было времени отрепетировать, - озираясь на своего единственного зрителя, в оправдение пробасил я.

+1

17

Это невозможно описать никакими словами, даже пользуясь самыми современными и самыми толстенными словарями в мире, на сколько это приятно, находиться рядом с любимым человеком. И это втройне приятно, если за плечами у тебя лежит целый срок, который приходилось нагло врать и прятаться за различными масками, считая что твоему любимому человеку вовсе не нужно быть твоим любимым человеком. Это такое облегчение, такой груз с плеч, теперь - когда все встало на своим места. И мы, вроде бы, только-только пришли на пляж, еще даже не разложились, и у нас впереди был целый вечер, который мы проведем вдвоем, в кои-то веки в такой спокойной и даже романтичной обстановке, а не занимаясь очередными приколами - у нас был целый вагон времени! Ведь мы запросто могли растянуть вечер до следующего утра, если того захотим, а мне уже не хотелось уходить отсюда, возвращаться в цивилизацию и вновь показываться на глаза остальным, таким неважным людишкам. Мне слишком нравилось быть с ним наедине. И каждый раз, за каждую нашу встречу, мне было до невозможности мало - хотелось побыть с ним еще минуточку, две, три, десять, двадцать, час... Так было и раньше, но теперь все обострилось. Наверное потому, что теперь и ранг наших отношений теперь был выше, теперь я могла вполне официально требовать с него этого внимания, вовсе не дружеского. А влюбленные, они все такие, сколько не проведи времени вместе, им постоянно будет not enough. Мы только пришли, а я уже боялась и не хотела того неприятного момента, когда мы будем собираться обратно.
Я любила в нем абсолютно все! Любила это его пристрастие к вечным шалостям, любила его беззаботную манеру поведения, любила как он ловко умеет находить приключения на наши задницы (ну а куда уж наши задницы друг без друга? одинокая задница - потерянная задница!), любила и то, что рядом с ним я всегда ощущала себя ребенком - и теперь могла с уверенности заявить, что не просто ребенком, а его маленькой девочкой (нет, ну вы посмотрите на меня - ну дитя дитем же, ну!), любила его забавную дурашливость и склонность к причудам... Можно продолжать этот список, по скольку, как я уже сказала, любила я в нем абсолютно все - но остановимся на дурашливости и причудах. Так как они приходятся как раз кстати в присказке "О том, как Энжи одеяло расстилал". Я, как мне и было велено, таращилась во все зенки - внимала, и училась. На секундочку зажмурилась, когда каждый миллиметр приближающий фейс блондин к песку поднимал риск расквасить оный в кашицу, и широко распахнула глаза в аккурат одновременно с глухим бумом. Нет, это чудо даже покрывало для пикника расстелить не может без приключений - обязательно ему нужно повыкрутасничать, выдать что-то эдакое, что обязательно заставит мое ранимое сердечко сжаться наблюдая за фокусом, но... Верно, как вы догадались? Это еще один пунктик из того списка, где собрано все, за что я люблю это чудо.
- Ну так это значит, что нам нужно чаще устраивать подобного рода пикники! - рассмеявшись вынесла свой вердикт я, мысленно выставляя 10 баллов за артистизм и семерочку за технику. Ну, действительно, было же над чем работать? Было. А значит, с каждым пикником будет становиться все лучше и лучше! - Так что теперь не отвертишься, будешь репетировать, и репетировать, и репетировать, пока не отчеканишь до идеала! А там, я предполагаю, можно было бы и в цирке выступать, смертельный номер все-таки... Но имею наглость в цирк тебя не пустить, обойдутся. - расправившись наконец с покрывалом, расправив его по песку, я накидала по его краям небольших камушков, которые как нельзя кстати оказались по близости, дабы наше местечко не снесло очередным порывом ветра. И между прочим, мысль о том, что нужно участить подобные вылазки, прочно засела в моей головке. Ведь я, как уже говорила, безумно любила находиться с ним наедине. О да, эта эгоистичная натура влюбленной женщины: она требовала к себе огромной порции внимания - только к себе любимой и ни к чему больше! А так же заботы, нежности, романтики, и прочей амурной мишуры. Оставалось только надеяться, что Энжел находился примерно на той же волне и что подобные тихие вечерочки не сильно притесняют его тягу ко всему бешенному и ненормальному. Нам просто нужно было найти баланс. Об этом я и размышляла, потихоньку выуживая все наши припасы из пакета и напевая себе под нос какую-то незамысловатую мелодию.

+1

18

Болтать о сущей ерунде и не бояться выглядеть глупым; болтать без умолку на несерьезные темы и не бояться надоесть... Было так неважно, о чем говорить - хоть о бесконечности вселенной, хоть о бренности жизни или о том, почему ударение в имени Леди Гаги идет именно на первый слог! Просто слышать голоса друг друга - вот что было важно. Как змея, которая завороженно наблюдает за действиями своего "укротителя" - вопреки тому, что всем кажется, будто она вслушивается мелодию флейты (или чем там они заклинают гадов ползучих?), змея просто "втыкает" на сами действия трюкача.
  - Кстати, было дело, - пронаблюдав, как методично и с нескрываемым профессионализмом Иса внесла завершающие штрихи в операцию "расстели подстилку", а также выслушав её планы относительно цирка и моего в нем участия, я тутже припомнил одну занятную историю - слава богу, не про цирк, потому что цирк у меня ассоциируется отчего-то не с воздушными гимнастами, а с клоунами, которых я в детстве дико боялся. Нет, сейчас я их не боюсь. По крайней мере, я так давно с ними не сталкивался, что кажется - не боюсь. А если и боюсь, хрен же кому признаюсь! Уверен, что человек, внесший боязнь клоунов в список официальных фобий просто не хочет, чтобы над ним ржали сослуживцы. Но песня совсем не о том... Выкладывая весь запас продуктов (преимущественно, соленых, из сладостей там было всего два батончика - ведь Иса не слишком жалует сладкое), я начал свое повествование. Их Либерти уже, ручаюсь, слышала сотни, но этот я точно не рассказывал, потому что это был один из моих фейлов. - мы готовились к концерту в Огайо где-то, мне не было еще и двадцати лет тогда. Вобщем, у меня были глобальные планы на концерт, я хотел взорвать публику и заставить её биться в конвульсиях от эйфории. Предлагаю такой нашему режиссеру, мол, а давай после бриджа я сделаю спиной кульбит и в зал сигану, они меня поймают, потискают и круто будет всем. Режиссер нецензурно выругался, сказал, что  здесь командует он, а наше дело действовать по сценарию. Но ты же знаешь, я не из тех, кто сдается... Мне хватило ума недооценить тот факт, что рядом со сценой пустое пространство, которое тщательно охраняют по периметру верзилы и что до толпы я попросту не допрыгну. Когда же пришел момент мне решить - сделать ли то, что хочу или послушать режиссера (а в это время я стоял спиной к зрителям), я чисто физически не мог ничего видетЬ, поэтому самонадеянно сделал два кульбита и после третьего ощутил прелесть свобдоного полета. Ненадолго, правда, - я замолк с выражением лица, словно мне здорово досталось тогда... НУ знаете, Если бы я на самом деле шваркнулся после такого  прыжка, вероятно, меня бы потом, как паззл собирали хирурги и травматологи. - Я тяпнулся в аккурат на охранника и свернул ему шею, - знаете, эти слова вывалились из меня сами неконтролируемо, а функции "отмотать назад" у времени, увы, не было, поэтому, пришлось зажмуриться, выражая тем самым всю свою скорбь по поводу очередной маленькой лапши, и расставить все на свои места. - Нет, на самом деле все было не так. Это я просто кому-то рассказывал историю в таком виде, вот и засело в памяти...По правде говоря, тот охранник - он меня поймал. Я тогда весил вдвое меньше, наверное! И не просто поймал, а закинул назад на сцену.Ох и конфуз был. Первый ряд откровенно ржал. Плохо, конечно, никому не было, шоу удалось, но по шапке я получил и от охраны и от режиссера. И даже от мамы с папой! - так всегда - когда вспоминаешь годы своей "юности", когда ты был еще под родительским крылом, невольно начинаешь ощущать себя несмышленным юнцом-сорванцом, которого тягают за уши и дают ремня за провинности.
  Между делом, я распаковал старательно запакованный ранее куль с гамбургерами, один протянул Исе, половину второго сиюсекундно затолкал себе за щеку. И, хотя это было некомильфо ни разу, с половиной начиненной булки за щекой, я умудрился продолжить свой фирменный треп:
- Лапуль, ты адово фальшифишь! - смеясь, вынес свой вердикт и потянулся за термосом. Я мог умиляться на разодранную рубаху, меня могла бы рассмешить рухнувшая гора грязной посуды и любые другие оплошности, но когда речь заходила о музыке - я был занудным непримеримым бойцом. Впрочем, уверен, что даже неверно взятые ноты в исполнении Исы я всегда буду вспоминать с теплотой и любовью!

+1

19

Еще один пункт, который я просто обожала в моем ангеле... Байки. Разные истории. Нередко приукрашенные, конечно же. Он мог повествовать что-либо часами, порой уже то, что я вроде бы слышала, но представляя это все в совершенно новом свете, так, что мне снова было интересно. Иногда мне даже кажется, что у него имеется просто нескончаемый запас всяких забавных и не очень историй, которых хватит до конца жизни. И я обожала его слушать. Я могла часами сидеть, сама молча, впурив взгляд в болтающего Энжи, и слушать, слушать, слушать, забывая о времени. Душа компании, что с него взять, временами он заставлял меня задумывается о том, что я, должно быть, жутко скучная и неинтересная, но подобные мысли ненадолго засиживались в моей головке - в итоге я снова заслушивалась и предпочитала просто упиваться совместно проводимым временем, чем задумываться на посторонние темы. Теперь, правда, я похоже начала бояться этого еще больше - оказаться скучной и серой, - просто потому что боялась в итоге надоесть ему, ведь наши отношения только-только устаканились, были очень зыбкими. Но я приспособилась успокаивать себя мыслями о том, что наверное ему все нравится и все устраивает, раз он проводит со мной столько времени. А еще и тем, что подобная паранойя - явление нормальное, и что все влюбленные девицы ведут себя подобным образом: критикуют самих себя с ног до головы и ищут потенциальные изъяны, которые могут не понравиться возлюбленному, дабы стараться их искоренить. Девушки!
- Балбееес! - я смеялась и попутно наткусывала протянутый мне гамбургер. Да-да, гамбургер. Несмотря на то, что я отдавала свое предпочтение овощам, я не была строгим вегетерианцем и никогда не вздергивала носик, когда мне предлагали что-то мясное. Загонять себя в рамки - это не мое, ей-богу, я любила жить в свое удовольствие и наслаждаться жизнью, а не натыкаться лобешником то на одну идиотскую рамку, то на другую. - А если бы расшибся!! - что ни говори, история берет своей забавностью, несмотря на то, что я слабо могла представить Энжи, пойманного охранником и вновь выброшенного на сцену. То еще зрелище, наверное! Но ведь была и другая сторона медали... которая, благо, так и останется лишь гипотетической. - Ииии, это ты был такой маленький, или это охранник был таким шкафчиком? Случись такое сейчас - я многозначительно так смерила блондина взглядом - То все наверняка обернулось бы так, как ты привык рассказывать! - ай, а я еще не сказала вам, что моя моська буквально светилась от того, что в кои-то веки он выдал мне правду, пусть даже в начале выдав приукрашенную версию? На самом деле, это было даже вдвойне приятно, что он поправил самого себя, а не остановился на неверном варианте. Вот только интересно, на долго ли его хватит... - Я? Фальшивлю? - тоном обиженной до глубины души оперной дивы и моргая в духе перекрашенных блондинок у которых вместо мозга - ниточка, соединяющая уши, переспросила я, подсаживаясь поближе к молодому человеку и склоняясь к его уху. - Да быть такого не может! Может у тебя со слухом плохо, м? Ты прислушайся, как я могу фальшивить!! - и я снова замурлыкала незатейливую мелодию, но на этот раз прямо в его ушко. Ну конечно, я фальшивила, как же иначе. Несмотря на то, что природа не обделила меня приятным голоском, он мог сойти только на любительское пение в барах-караоке. Возможно, удели я в детстве больше внимания вокалу, из меня и могло-бы выйти что-то путное в области пения, но имеем то, что имеем - звуки, невпопад верно взятые и не очень, могли ездить по ушкам моему музыканту. Но я ж не могла долго мучать его нежный музыкальный слух! - Ладно, уговорил, ля-бемоль мне не хочет поддаваться, - я рассмеялась и разлеглась на покрывале, уютно расположив голову на коленях Энжела. - Кстати, а что там с вашей группой? ты же, кажется, новый состав хотел собирать - он говорил мне об этом с месяц назад, да. Но как-то все связки голосовые не доходили, чтоб спросить. А сейчас, протягивая ему свой гамбургер, заботливо его подкармливая из своих рук, наслаждаясь криком чаек и шумом прибоя (хотя на самом деле наслаждалась я по большей части все таки своей компанией), было самое то, чтобы спросить.

0

20

  - Да правда! - засмеялся я в ответ на сомнения Исы относительно реальности того, что я ей с не с первого раза донес в правдивом виде. - На тот момент...сколько же мне было? Семнадцать с половиной, кажется! Я был щуплым нескладным каланчевидным мальчишкой! - не скажу, что я шибко ностальгировал по тому славному времени, по крайней мере, что  касается веса. Хотя сейчас мне приходится временами уделять этому чуть больше внимания, это все же лучше, чем выглядеть каланчой и просвечиваться. - Эй, ты что же это, намекаешь, что сейчас я бы не ограничился даже расплющенным охранником и пошел бы дальше - проломил бы сцену? - и, словно демонстративно показывая, как меня это все мало волнует, я одним махом, словно начинающий маг иллюзионист, заставил остатки гамбургера исчезнуть в черной дыре моего рта.
  Последовавшее за моим замечанием мурлыканье итальянки вызвало нежную, но невероятно дурацкую улыбку из мировой коллекции "Влюбленный дурак. Подвид обыкновенный". Особенно, когда оно стало доноситься в самое мое ухо. Ей-богу, сейчас я уже был готов  объявить капитуляцию и утверждатЬ, что это ноты на самом деле звучат фальшиво и ошибаются! Иса - она же не имела на меня необыкновенное влияние. Как Кларк Кент вблизи криптонита терял свои силы, как Рокфор был готов родину продать и Чипа с Дейлом на деликатесный шашлык пустить за один кус плесневелого сыра; так я, слушая это сладкоголосое урчание, мог признатЬ, что мой отец - Йолло Пуки, а мать - Жанна Д'Арк.
  Когда же моя любимая девочка - носитель этих восхитительных ямочек, уложила свою головку мне на колени, я машинально принялся поправлять её волосы, в которых мои пальцы не без удовольствия тутже заблудились. Я уже было собирался продолжить тему фейлов и поинтересоваться у Исы, каким был её самый большой промах в жизни (ну если не считать того, что она простила меня), но она внезапно задала вопрос на тему из серии тех, о чем меня стоит только спросить и  "Остапа понесло...". Если о музыке я мог говорить часами, то о нашей группе - бывшей и, возможнО, будущей - веками, коих у меня, к великому сожалению, на счету не было.
- Ооой, - многозначительно вздохнул я, наклоняя голову так, чтобы видеть уложенное на моих коленях личико. - Там долгая история. Нашли хорошего паренька с Джа, но проблема в том, что он немой. Ты представляешь себе немого музыканта? Я раньше не представлял. Теперь вот представляю. Точнее, он, конечно, не полностью немой, потому что полностью немые они и слышат так-сяк. У этого, видимо, что-то типа пост-травматического стресса, шут его поймет. Но мне он нравится. Не уверен, что я, Джа и наша музыка - это то, что сможет его разговорить, но в любом случае он жуть как хорош! - для пущей убедительности я взмахнул руками, делая неопределенный описательный жест, ведь тот парень действительно вызвал во мне бурю эмоций и то, что для меня раньше показалось бы нонсенсом, легко и просто уложилось в моей голове, когда я предлагал ему наш совместный проект. - Ис, любовь моя, а ТЫ хотела бы, чтобы моя... эм... НАША  с ребятами группа возродилась? Просто знаешЬ, это ведь... ну с телевизора выглядит красиво, а в реальности отнимает кучу сил... - если честно, я сложно себе представлял, как смог бы разрываться между Исой, моим желанием поглощать её присутствие двадцать четыре часа в сутки, магнетическим притяжением к ней и сценой, которая, словно законная жена, требует предписанного ей законом - в данном случае, контрактом.
    Выудив свободной от мягких прядей волос Исы рукой из нашего пакованчика очередное блюдо нашего меню, а именно, салат, я бесцеремонно подхватил двумя пальцами капусту и вытянул её на свет божий. Еще одна моя дурацкая привычка - существуют вещи, которые я категорически не могу есть столовыми приборами, даже если речь идет о светском ужине. Например, капусту. Для меня она только тогда имеет свой особый вкус, когда я ем её руками. Засмотревшись на  длинную светло-зеленую полосочку, я задумался о том, как все было раньше - тогда, когда мы выступали.

Отредактировано Angel Galaher (2012-03-11 22:02:30)

+1

21

- Ага, представляю - практически мурчащим от блаженства голосом и с растянутой по всему лицу улыбкой отвечала я, немного растягивая гласные, так словно мне было лень даже разговаривать - когда в твоей шевелюре копошатся чьи-то пальчики, это так расслабляет, а уж если это пальчики любимого человека - считайте, я потеряна для общества. Но общество, занятое сейчас праздником в честь дядюшки Колумба, не так уж во мне и нуждалось, а от Энжела я по определению никуда деться не могла, поэтому приходилось всеми силенками хвататься за реальность и не уплывать в далекие дали где хочется только сладко мурлыкать, блаженно закатив глазки и покорно сложив лапки, да и только. Вообще, я была из тех людей, которые любили - и предпочитали - жить настоящим моментом, наслаждаться тем, что имеешь в данный момент, искать радость и вдохновение во всем, даже в самых мелких мелочах нашей жизнь. Наверное по этому я была отчасти таким ребенком, ведь дети они живут точно так же. Радуются тому, что взрослые уже давным давно перестали брать в расчет. Кто как расценивает фразу "бери от жизни все": кто-то считает что это прямое дозволение пускаться во все тяжкие и идти по самым греховным дорожкам, каким только можно; кто-то считает что это призыв идти по головам всех и вся ради достижения любой своей цели; а я расценивала именно так, как было описано выше - предпочитала радоваться каждому прожитому моменту, находить положительные черты абсолютно во всем, искать новые оттенки и вкусы, раскрашивать день по своему. Именно поэтому такие мелочи, как подаренная забавная шапочка или тихий вечер с любимым человеком на пляже, вдали от суеты и общества, могли вознести на седьмое небо счастья. Я пыталась впитывать все положительные эмоции, как губка, а представляете, сколько оных для меня мог предоставить мой ненаглядный Ангел? Но вернемся к разговору, ведь я все таки не дауненок, чтобы делать такие длительные паузы в речи, и не сумашедшая, чтобы убиваться комфортом настолько, чтобы забыть о том что я, собственно, разговариваю лежу. - Я слышала много историй о том, что дети, чем-то обделенные - не любила я слово "инвалид". Поэтому приходится обходиться такими вот пояснениями. - ну вот как этот мальчик, например, способностью разговаривать - они очень талантливы. Если где-то убыло, значит где-то прибыло. Нооо ты знаешь - я рассмеялась и щелкнула ему по носу, - Рядом с тобой он рискует стать обычным музыкантом, разговорчивым и прочее! Ну честно, Энжи, ты у нас и мертвого разговоришь!
И... сложный вопрос он задал, ой сложный. По правде говоря, я никогда не понимала, как у музыкантов, актеров, и прочих занятых карьерой людей вообще может быть личная жизнь. Я имею ввиду, настоящая личная жизнь, когда человек просто любит, безо всякой для себя выгоды как это часто делается в шоу-бизнесе. Музыка это такое дело, которое запросто может заменить жену\мужа в том плане, что требует для себя полной отдачи и уйму времени. Мне сложны было представить, как будут строиться наши отношения, если мой милый будет постоянно пропадать на студии. Будут ограничиваться короткими звонками и разговоры в духе "привет, как дела, ну все, пока"? Я ведь заранее знала, что о том, чтобы мне проводить с ним время во время его репетиций - просто сидеть где-то в уголочке и наблюдать - практически не светит. И еще я боялась, что со временем стану просто ему не нужна. ну знаете, как бывает, одно увлечение сменяется другим, так и тут: кто знает, может он на столько увлечется музыкой, что поймет что никакие там Исы ему и подавно не нужны? Но, черт возьми, натура у меня была такая, до глубины своей романтическая в том плане, что я считала что любимому человеку всегда должно быть хорошо, и что нужно все делать для того, чтобы он был счастлив. Даже если для этого нужно добровольно согласиться на такую соперницу, как музыка. Ну не могла я посадить ему в золотую клетку и оторвать от того, что ему по-истине нравится!! Но опять же, ушли от темы, а ведь задумалась я всего на пару секунд: мне не нужны были все эти рассуждения, я просто чувствовала это все. - Нууу, я понимаю, что музыка затянет нас в любовный треугольник, нагло встанет между нами с тобой и будет настойчиво отбирать тебя у меня, и все, что мне останется делать, это сидеть дома, в окружении маленьких ребятишек... - сказанув это, я поспешила исправиться. Нет, ну согласитесь, рановато для ребятишек. Мы всего третий день встречаемся! В полном смысле этого слова. - Ну вернее сначала одной, а потом в окружении ребятишек, смотреть сопливые фильмы и ждать, когда ты вернешься домой. Ах да, и еще засыпать, положив рядом с собой на подушку твою фотографию! - и говорила я это все таким пронизывающим тоном, дабы Энжи мог прочувствовать всю трогательную трагичность ситуации, ну и все такое. Мне мой сказ даже чем-то напомнил ситуацию, когда девушка ждет своего возлюбленного из армии. Романтика, да и только, чо уж там. - Я все это понимаю, да, но хочу чтобы ты занимался тем, что тебе нравится - и завершила я свою болтавню кивком, на сколько это было возможно в положении лежа. - Ам! - приподнявшись, я поймала губами капусту, которую рассматривал блондин, и брякнулась обратно ему на колени, похрустывая словно кролик.
Все это, конечно, здорово. Тишина, покой, уют, комфорт, расслабон, пляж, горланящие чайки, встревоженные волны, природа, Энжел, Энжел, Энжел... Но у меня ж, походу, шило в мягком месте. Я не могу так долго сидеть спокойно! Тем более, что мне всегда нужны были новые оттенки, чтобы ощущать себя живой. Так что... - Время купаться!! - провозгласила я, вскочила на ноги, и схватив свою любовь за руку, попыталась поднять его с места. Безусловно, я не собиралась лезть в воду для дальних заплывов, я хотела всего лишь помочить ножки, а то как это, побывать на пляже и даже не притронуться к воде! Но фразу "айда купаться" я любила куда больше чем "айда ножки помочим а потом их песком заляпаем", поэтому всегда пользовалась именно первой. - Нууу, пошли!!

+1

22

- Да нет!- отмахнулся я в ответ на выводы Эстель относительно Бена. - Говорю же, он не всегда был немым. Это все стресс. А вот талантливым он был всегда, - и хотя на сей счет я не имел никакой достоверной информации, все же слабо верилось в неожиданно явивший себя слух, голос и незаурядные умения.
  Продолжая разговор о музыке и моем особом к ней отношении, Иса сказала именно то, что я, наверное, хотел бы услышать. Мне сложно сказать наверняка, думала ли она так на самом деле или решила взять с меня пример и призвать себе на помощь ложь во имя спасения, однако говорила она именно то, что обласкало мой слух и утешило сердце - слово в слово. И если это было правдой, то она определенно самая идеальная девушка из всех, которые пытаются называть себя идеальными. Девушка, которая умеет понимать. Девушка, которая, когда ты приползешь домой, валящийся с ног, не будет с остервенением трусить за плечи и выбивать из тебя злочастные "ДА ЛЮБЛЮ Я ТЕБЯ НАДОЕДЛИВУЮ!". Девушка, которая сумеет устроить уют ваших отношений из того, что есть, не идеализируя и не равняясь на недостижимое. Я даже живописно представил себе описанную ею картину и, признаюсь, она мне нравилась от "а" до "я" - начиная от фотографии под мышкой, и заканчивая гурьбой ребятишек, без которых собственное будущее я представить не мог. Ну а что можно ожидать от человека, у которого четверо братьев и сестер? Который привык к топоту ног в доме и бесконечному шуму и гаму?
   Словом перспективы у нас с Исой были достаточно радужные, если бы мы сумели сохранить наши отношения и отношение к жизненным ситуациям именно такое, какое нарисовали себе сейчас. Хотя, у меня на этот счет были еще варианты - например, я был бы не против, если бы она сопровождала меня во всех турне - пока что несуществующих и мифических турне, но тем не менее...
  Внезапно угнанная из-под самого носа капуста вернула меня в реальность. Я уже хотел было с полной ответственностью и искренностью заявить, как я ценю её самопожертвование и желание не сажать меня в клетку (а это, как по мне, было самым страшным, что только может быть для человека моего склада характера!), как вдруг Иса сделала то, что обычно в нашем дуэте делаю я - озарила этот вечер внезапным предложением.
- Холодно же! - вроде бы как возразил я, но действия мои явно не свидетельствовали в пользу того, что я намерен отказываться, потому что рубашка летела в сторону уже тогда, когда я, словно поднятый усилиями Эстель (на деле же, приложивший собственные), поднимался на ноги.
  Я мчался к воде, как воодушевленный молодой сайгак! Как горный козел, спешащий на водопой и как зебра, дающая деру от хищника. Мне-то, ошизелому, в голову не пришло, что в мире женщин, "нет" значит "да, но попозже", а "айда купаться" - "пошли помочим ножки".
  И хотя здравый смысл и легкий бриз недвусмысленно нашептывали "замерзнешь, придурок!", я восторженно несся к воде, таща за собою идейного вдохновителя этого безобразия.
  - А потом будем греться у костра, да? - вдохновенно предположил я, ощущая, как холодные пенящиеся волны своими жадными язычками начинают облизывать мои стопы, пуская по телу, словно какой-то яд, легкую дрожь.

Отредактировано Angel Galaher (2012-03-15 23:08:10)

+1

23

У нас с ним все всегда так слаженно получалось, мы так легко могли подхватывать волну друг друга... Или же вовсе постоянно находились на одной? Но все было так четко и ловко, словно бы мы отрабатывали умение поддерживать друг друга долгие годы: редко ведь встретишь, когда люди настолько хорошо "спеваются" не путать со спиваются, это не про нас, нет-нет. Не буду приводить то сравнение с магнитами, которое было приведено в вампирской саги: он двигается - ты двигаешься, как магниты... ай черт, я его все таки привела! Ну так вот, забудьте о нем, так как у нас все было куда круче. Нет, ну согласитесь, действовать подобно магнитам - это легко, нужно лишь немного тренировки. Многие этим занимаются между прочим! Например, в синхронном плаванье - ну чем не магниты? А мы - мы подхватывали друг друга, подзаряжали друг друга, и, между прочим, всегда действовали импровизационно! Мы просто интуитивно знали, что стоит кому то достать спичку - у другого обязательно найдется зажигалка, чтобы разжечь зародившуюся идею. Мы всегда могли друг друг поддержать, в любых сумашествиях - да и не только в них - поэтому я была уверена, что мне не нужно будет прикладывать много усилий дабы затащить сие чудесное создание в воду.
Однако все вышло даже круче, чем я ожидала - это кто еще кого тащил в воду! С таким энтузиазмом было принято мое спонтанное и, видимо, опрометчивое предложение искупаться. - А руба... - я хотела было забрать ее с собой и напялить обратно на Энжи (хотя, едва ли фланель может спасти от холодной воды!), но... - ..шка? - не успела. Какой там, оставалось только поспевать за скачущим к водичке блондином, в страхе споткнуться и по самое нехочу зарыться фейсом в песок на страусиный манер (эпично так, ага, задницей кверху). В такие моменты я всегда ощущала себя маленьким Пяточком, который ну никак не может поспеть за Винни-Пухом. Вот только у Винни-Пуха шерстка такая нихуевая, в такой хоть в проруби купайся, а у моего Ангела, который столь вдохновленно мчался к синим просторам, таковой шубки не было. Замерзнет же, натурально! Хотя, в общем-то, где наша не пропадала? у-у-у..
- Ага, закутавшись в плед и распевая песенки под гитару - пробормотала я, ступив по щиколотку в обжигающую воду (вы видели, сколько градусов на улице? 14 то 14, но на дворе давно не лето, и, как говорится, солнце уже не то... ) и машинально цепляясь покрепче за его руку. Уж не знаю, чем руководствовалось мое тело, когда вело себя подобным образом, но теплее он усиленной хватки мне явно не стали - по коже, которая стала "гусиной", устраивали свои марафоны многочисленные мурашки. Но, как я уже говорила, где наша не пропадала! Так что уверено, а-ля мне море по колено, я зашагала вперед, отпуская руку блондина и подцепляя пальчиками низ вязанного платье (если оно вязанное, так какого черта оно не греет?!). Собственно, когда вода оказалась на уровне чуть выше моих колен, я таки остановилась. Мне кстати пришлось покрепче вцепиться в ткань, дабы не выпустить ее из холодных пальчиков и не намочить. - Дальше не пойду, неа. - Нет, вообще, на самом деле это было здорово. Октябрь месяц, а мы на пляжу, да еще и в воде! Ну круто же, чо, полностью соответствует мифическим представлениям туристов о солнечной Калифорнии! - Мне все таки нас еще оравой детишек снабжать. - Здоровье!! Оно превыше всего. ПРедставляете, я иногда об этом задумываюсь, да-а. - Не ну так-то вообще не холодно, не-не!! - хохотнув попыталась убедить я саму себя, на автомате запуская ручонки в воду и отправляя в сторону Энжела стаю брызг, - А зимой придем искупаемся - и вообще можем себя гордо моржами провозгласить! - И еще одна порция брызг. В детстве это было любимой забавой, брызгать друг в друга под вопли и визги.  А про платье, кстати, за которое я так недавно тряслась, боясь его намочить, мне удалось вспомнить только тогда, когда я ощутила что так неприятно облепляет ноги. Ну благо.. короткое оно. Не много намочится, да.

+1

24

Было прохладно. Ну хорошо, было холодно. И обманчивые +14 на градуснике явно не были убедительнее моих собственных ощущений. Я бы даже сказал, было адски холодно! (впрочем. что за бред, в аду по преданиям народа мира, жарко... )Кажется, было бы даже лучше снять штаны, потому что они, намочившись, тепла уже абсолютно никакого не несли, а лишь противно липли к заднице и ногам (да, я уже стоял по пояс в воде, уворачиваясь от шалостей Эстель). По хорошему, стоило бы отомстить этой очаровательной паршивке и обдать её фонтаном брызг, на кои вполне способны мои руки-весла, если ими с силой хлопнуть по воде, но ей-богу, я не смог! Я уже даже приготовился и набрал разгон, но в последний момент вдруг представил, как она дрожит от холода и стало жалко! Это было так несправедливо - то, что она со спокойной совестью плещет на меня водою, а сама ежится и отступает - так, словно знает заведомо, что я-то, сердобольный, дитя не обижу!
  Я несколько секунд боролся с желанием просто подхватить Эстель на руки и унести в водные пучины вместе с собою, потому что, несмотря даже на то, что зубы мои воодушевленно стучали друг о дружку, не отступился от мысли выкупаться, но нежное, трепетное желание оберегать мою итальянку от всего, что могло бы причинить ей дискомфорт перебороло пакостную натуру и маленький демон на плече испустил свой пар, изобразил "фейспалм" и заткнулся, рассудив, что спорить с моим сердцем - безперспективное занятие. А я все отплевывался от брызг, хихикал и отступал назад, испытывая почти садо-мазохистское удовлетворение от того, как мне было холодно. Просто знаете - это приятно, греться у костра. Но это в разы приятнее, если до этого ты промерз до нитки. Точно так, как ты можешь быть счастлив, просто любя, но насколько же сильнее это чувство, взрывающее грудную клетку, когда ты сначала клеишь по кусочкам свое сердце, а потом, вымолив прощение, наконец получаешь желаемый приз. Как без черного мы бы не зналИ, что такое белое - что-то из этой вот оперы.
   - Зимой? - переспросив, словно для того, чтобы выиграть время, я на секунду застыл в полной задумчивости. Мне всегда казалось, что зимой все водные просторы замерзают и покрываются плотной коркой льда, становясь сплошным раем для фигуристов. Ей-богу, сколько живу в прибрежных городах, мне не приходило в голову побывать на пляже зимой. Даже стыдно как-то стало. Вот, что значит игнорировать всякое чтиво кроме узконаправленного - на музыку, к примеру.  - Ну ладно, если доживу и не сдохну от воспаления легких, - после этого я картинно растопырил руки и упал на спину, тот час же погрузившись в водную пучину. Холодную, неприветливую в это время года. Вообще-то я был здоров, как бык. Я редко болел, и уж тем более о таком малоприятном явлении, как воспаление легких, слышал лишь издалека. Вынырнула моя белобрысая макушка секунд через двадцать - не больше, я не успел набрать в легкие воздуха, поэтому пришлось выпендреж с утоплением отставить на потом. - Ч-ч-ч-ерт, я-я ч-ч-чувств-вую с-себя Д-джеком н-на об-б-бломке Тит-т-т-аника, - простучал зубами я, ритмично так, музыкально даже. - Т-т-ты не п-п-ередумала, л-любовь моя? Или нет, ты меня б-б-будешь г-г-греть! - сюда бы сейчас небольшой мотельчик с крохотными уютными комнатушками. И камином, на котором можно было бы жарить сосиски из пачки, купленной на заправке и представлять, что это шашлык на пикнике. Дешевая романтика, которая иногда так забавляет!
  И тут я вдруг подумал... Ну а что, все равно я уже замерз и мерзнуть дальше некуда просто? Поэтому я, снова изобразив пизанскую башню, скрылся под водой, на сей раз набрав побольше воздуха во имя долгоиграющих планов.

+1

25

- Хэй, ты совсем с ума сошел!!! - я звонко шлепнула ладошками по воде, когда белобрысая шевелюра скрылась под водой, видимо рассчитывая что сей жест каким-то образом повлияет на блондина и как-то образумит его. Он псих, я безусловно всегда знала, что мой Ангел - псих, и мне даже подруга говорила, что влюбиться в такое не всегда адекватное чудо могла только я. Нет, ну а что, мы друг друга стоим, и мне ее слова даже льстили, ведь такой есть только у меня! Такой ненормальный, способный на все, что угодно, и поверьте, это уже было многим, за что его можно было полюбить. Но порой, когда палка перегибалась, то становилось уже вовсе не смешно, вот например сейчас: ну вот что за ребенок, а? Неужели и вправду хочет подцепить воспаление легких? Хотя наверняка он думал, что такое ему не грозит! Я уже тысячу раз обругала саму себя за то, что начала всю эту катавасию с водой - ну честно, могла же предвидеть, чем подобное может обернуться, и поэтому теперь, раз сама затащила его в воду, самой же как-то и вытаскивать надо. - Да, б-буду теб-бя греть, и з-займусь этим п-прямо сейчас, п-пойдем на б-берег! - мои постукивающие от холода зубки в унисон отвечали постукиванию зубок Галахера, но вот сам этот балбес меня слушать отказывался, и снова скрылся под водой, вызвав шквал негодования с моей стороны. Забравшись в воду чуть поглубже (ну как раз на тот уровень, где плескался мой расшалившийся возлюбленный), я дождалась пока тот соизволит вынырнуть. - Б-балб-бесина! Заб-болеешь же!! П-пойдееем отседова! - из меня вышла очень очаровательная баржа, когда я, встав позади ангела, начала подталкивать того в сторону песка, который, к сожалению, не был горячим, и я не могла рассчитывать на теплые согревающие песочные объятия. Помочили ножки, ага. Теперь по нам плачет три отделения сразу: пульмонология, урология, и гинекология. Ну ничего, зато мне наука - не буду забывать о том что в нашей паре роль здравого смысла (который временами клинит) исполняю я, и что моя задача - притормаживать глупости учиненные моей второй половиной, а не давать ему почву для разжигания оных и не втягивать его во все то, что приходит в мою головку. И, о дааа, я уже предвкушала, какие угрызения совести загрызут бедную невкусную меня, когда у него подскачет температура. Хотя, может быть все же Энжел был прав, когда говорил, что никогда-никогда не болеет?... Что ж, буду надеяться, что я влюбилась в супергероя с нехуевым иммунитетом.
- Раздевайся! - скомандовала я, когда мы наконец оказались на песочке, и, сама же по своей же комнате беззастенчиво так избавилась от мокрого платья. Одно из правил выживания - хочешь согреться, избавься от всего мокрого! Ну, или хотя бы, от максимума мокрой одежды на твоем теле. Достав оба пледа, которые мне припасли с собой, я впрыгнула в сухую рубашку Энжи, которая была оставлена на берегу. Правда их сухой она весьма быстро стала мокрой местами, но тем не менее, не я же из нас двоих изображала утопленника! - Ну и в кого ты такой дураш, а? - набросив на плечи парня теплые пледики, я поцеловала его в холодный нос. Я да, я дофига заботливая, особенно если сама нашкодила. И совестливая очень, да-а, поэтому продрогшему до мозга костей следовало приготовиться к целой лавине заботы и ухаживаний: и начала я с того, что убедилась что моя любовь плотненько замотан в теплый кокон из пледов. - Нет, пожалуй, я забиру свои слова обратно... про зиму то - пробубнила я, пожевав нижнюю губу. - Ты мне еще здоровый нужен, вот что! Нам с тобой еще жить долго и счастливо, и желательно дома, а не в больнице!

+1

26

Неужели я действительно расчитывал на то, что сумею продержаться под водой со стучащими зубами и выпрыгивающими от холода внутренностями ровно столько, чтобы Иска начала немножеко паниковать? Да, представьте себе. Расчитывал. Но итальянка без особого труда, словно упавшие в пучину морскую плавки, вытащила меня из-под холодной толщи, да я и не особенно сопротивлялся -  на это сил у меня теперь не хватало. Да и вообще по большому счету первоначальная цель была достигнута - мы изрядно подмерзли и самое время было умостить свои непоседливые пятые точки под пока что несуществующий костер и, обогреваясь его природным теплом, обниматься и вслушиваться в мелодичное потрескивание пламени.
   Кстати, я понятия не имел, как мы собирались разводить костер на пляже, не имея заготовок. И что-то мне подсказывало, что мыслей у Эстель на этот счет было не больше моего, но какая, к черту, разница, когда она так заботливо укутывает меня в пледы, довольствуясь моей рубашкой? И почему только все мужчины так любят собственных пассий, облаченных в собственное шмотье? (ну мы же понимаем, что речь идет о верхней части гардероба, а не о брюках, которые на дамских бедрах смотрелись бы по меньшей мере нелепо!).
- В тебя, радость моя, весь в тебя! -  знаете, этот прием "расслабиться", когда очень-очень холодно и зуб на зуб не попадает, - он очень помогает! И хотя теплее мне от этого расслабона не стало, все же речь лишилась этой дурацкой косноязычности, который от природы я, к счастью, не был "одарен". - Заметь, не я предложил купаться! - тактично умолчим о том, что я с радостью подхватил безумную идею - в кои-то века Иска была виновницей нашей дурости! Да уж, парочка мы были - как на подбор... ОДин другого краше! По крайней мере, скучать нам не прийдется никогда - и это факт!
  Мне даже живописно так представилась картина - я, старый, сморщенный, с гадкой лысиной вместо моих крашеных перьев, похожий на кузнечика, на полусогнутых коленях, и моя старушенция, которая, отчего-то даже с возрастом не утратила своей изящности и природной ослепительной красоты (несправедливо же!) - мчимся такие по трассе на самокатах. На границе с Мексикой. В три часа ночи. Под заманчивый гул ливня и овации-раскаты грома. А за нами целый кортеж из полицейских машин! И вертолет, да! Куда ж без него? Разве остановить нас обычной стайкой четырехколесных мигалок? Я даже заржал вслух, представив себе эту картину, которую так щедро сдобрил всяческими нелепейшими подробностями!
   - Долго и счастливо, - подавляя смех, попугаем повторил я и, чтобы Иска не подумала чего доброго, что смеюсь я над этой перспективой всех влюбленных, а также сказочных персонажей, решил во всех подробностях описать то, что нагородила моя недюжая фантазия. При этом, бесконечное движение языком нисколько не помешало мне сгрести итальянку в свои объятия и спрятать под толщей двух покрывал. Вдвоем было теплее и приятнее, да и смех, кажется, меня прогрел лучше костра, который, в нашем случае, был не столько средством обогрева, как еще одной угрозой спокойствию и безмятежности. - Иска, - уткнувшись носом в ее шею, когда в моем рассказе была поставлена точка или, что вернее, многозначительное троеточкие, буркнул я. - Я тебя люблю просто до невозможности! Мне кажется, ты даже не представляешь, КАК... - это всегда трудно описать словами. Всегда кажется, что кто-то другой, даже если он - тот самый объект, на которого направлены лучи чувств, не может вместить в своем воображении ту целую вселенную, которая удивительным образом теснится у тебя в грудной клетке.

+1

27

Дата и время:
13 ноября 2011 г., воскресенье
20:00 - 1:00
Погода:
Как для ноября, день был достаточно тёплым - будто бы лето предприняло попытку вернуться в свои владения. Однако ближе к ночи жители Сан-Франциско вынуждены были вспомнить, что на улице ноябрь и потеплее укутаться в свои плащи. Температура: +6 +7 С, ветренно

0

28

Вы когда-нибудь выигрывали в лотерею? в настоящую лотерею? И не так, что купил билет за доллар, а выиграл два.  По-крупному?  Вот и ты никогда, но все бывает в первый раз. Вчера с Цезарем вы шутки ради купили лотерейный билет, розыгрыш был сегодня. И кто бы мог подумать, что ваши руки, совместно вытащившие какую-то бумазейку, сыграют в такую игру. Сумма была огромная! Дом на неё не купишь, но все же можно поехать куда-то отдохнуть хорошенько. Выиграть в лотерею - для тебя это вообще что-то немыслимое, потому что ты никогда не могла даже достать игрушку из автомата (что с успехом всегда делала мама), что говорить про лотереи
- я до сих пор не верю! - говорила ты, вылезая из машины с бутылкой вину в руках. Да-да, вы решили отметить сие событие. Когда еще так повезет - тебе уж точно никогда, такое бывает раз в жизни. Конечно, есть люди, которые по жизни везунчики, они на таких штуках зарабатывают себе состояния. Тебе же (особенно если касается автоматов) надо во время остановиться, если дело не пошло. Еще лучше - сразу остановиться, если не пошло. К тебе со временем удача не приходит. У тебя она дама вредная и недружелюбная в таком - заходит редко. Но зато как метко!
- Мы выиграли, Цезаааарь, мы выиграли! - радостно пропела ты, подлетая к молодому человеку и обнимая его. Вина ты еще не пила, но вела себя уже как пьяна. Еще бы, когда вокруг столько дурманов - шум прибоя, любимый человек рядом и осознание того, что ты победила в розыгрыше - пойдем туда повыше? - спросила ты, отстраняясь от молодого человека. Одной рукой ты держала бутылку, а второй ты взяла Цезаря за руку, медленно двигаясь вперед. В общем-то тебе было непринципиально, где сидеть - главное было сидеть с ним и с вашим маленьким "разогревом" на сегодня. Ты только сейчас вспомнила то, что Цезарь обычно не пьет, ссылаясь на свою особенность быстро пьянеть. Но сегодня, обсуждая выбор вина, он не говорил никаких слов типа "выбирай, какое ты будешь, я не пью" "на твое усмотрение, я все равно не буду". А значит он тоже собирался это отпраздновать, что не могло не вызвать хитрую улыбку у тебя на лице. И эту улыбку сложно было не заметить, что наверняка вызвало бы вопросы у Цезаря. Но даже при полном обнаружении ты сделала вид, как будто ничего и не заметила, а сама двинулась дальше вперед
- Сегодня достаточно тепло, как ни странно - сказала ты, подходя к краю одного небольшого обрывика. Внизу было море, но глубина была примерно по колено, а обрыв сам было высотой метра два с небольшим - откуда было на пляже взяться большим обрывам?

+1

29

Цезарь и вино? Да вы шутите, верно? А впрочем, Цезарь + вино - это не всегда значит "ползком домой" или домой висящим у какого-нибудь приятеля на шее. Иногда это значит, что сегодня просто произошло что-то из ряда вон выходящее, притом далеко не в отрицательном смысле, потому что Цезарь был не из тех, кто имеет привычку топить жизненные неурядицы в бутылке горячительного. А повод был на самом деле исключительным - каждый ли день, без особого расчета на удачу получаешь 250 тысяч долларов? Цезарь не был баловнем судьбы и жизнь его не шла под знаменем Фортуны, поэтому подобные фокусы провидения немало удивляли молодого человека. В особенности сейчас, когда эти деньги были как нельзя кстати - как раз тогда, когда он отчаялся выпутаться из сложившихся обстоятельств и уже было решил, что в один прекрасный момент придется пойти на довольно отчаянный шаг, который может привести к еще большему краху. Он не мог поверить своим глазам, ушам и прочим органам восприятия окружающего, когда услышал, что они с Алекс выиграли эти деньги.
  Правда, оставался еще один нерешенный момент - ведь вся загвоздка была в том, что выиграли они вместе, а поэтому требовать от собственной любимой девушки исключительного права обладать этими деньгами Цезарь не имел никакого права: ни морального, ни какого-либо другого, да и сам бы себя строго осудил за мысли подобного рода. И пусть Алекс не нуждалась в этих деньгах так остро, как он, Цезарь не смог бы напрямую сказать, что предпочел бы их потратить как-то иначе, чем это видится ей. Ведь Алекс так многого не знала... И пусть августовская авария - мелочь, которая может произойти с каждым, все же Цезарю не хотелось быть в глазах своей девушки несостоятельным слабаком, который не может решить собственных достаточно примитивных проблем. Это не ложь. Это даже не сокрытие важной информации. Просто Цезарь считал, что этого ей знать не нужно. Впрочем, вероятно, он опасался, что Алексис захочет как-то ему помочь - а это будет архи-унизительно. Он никогда не был альфонсом и им не будет, даже если попадет в обстоятельства еще худшие, чем сейчас.
   Глупый и дурацкий план созрел в его голове, когда они с Алекс направлялись к месту, где планировали отпраздновать этот маленький свалившийся на них, как снег на голову, счастливый случай. Мерзкий, гадкий план, - таким казался он Цезарю. Однако все эти характеристики были не настолько критичны, чтобы Эйвери решительно отступился от посетившей его мысли. Ощущая себя Клайдом Гриффитсом из Американской трагедии, он мимиходом возвращался к маленькому короткому плану, тогда как внешне будто бы всецело был поглощен обуявшей их с Алекс радостью - полностью разделял её, бодро вышагивал с девушкой за руку, с неподдельным участием выбирал их место празднования...
- Сам не могу поверить! - восторженно отзывался Цезарь, делая осторожные шаги в полумраке. Где-то горели огни - Сан-Франциско никогда не погружался в полную непроглядную тьму, но все же сложно было разглядеть, что было под ногами, поэтому приходилось с особой тщательностью впериваться взглядом в собственные ноги. - ЗнаешЬ, мне никогда особо не везло в жизни. Все, что было, особенно хорошего - в основном приходилось выгрызать зубами. Впрочем... - Цезарь остановился, чуть крепче сжимая руку Алекс. - Однажды мне уже выпал крупный выигрыш. Такой лотерейный билетик, какой вряд ли когда-нибудь повторится. Совсем-совсем недавно я сорвал, если можно так сказать, большой куш. Одна девушка - абсолютно нереальная, лучшая из всех, кого я когда-либо знал, стала моей. Представляешь?
   Когда они с Палмер будто бы достигли предела, за который уже продвинуться - как минимум опасно, Цезарь встал за спиной девушки и, одной рукой приобнимая её, при этом не отпуская ее ладони, вторую отвел в сторону - ту, в которой была бутылка вина. Ни дать, ни взять - Джек и Роуз на Титанике!
  - Сегодня холодно, - твердо возразил Цезарь. - Поэтому я буду тебя греть, - на самом деле, действительно было тепло, но нужен же был шуточный, дурашливый предлог, чтобы прижимать её к себе и делать вид, что отогреваешь после аляскинских морозов.

+1

30

А в этом даже есть свой шарм, что вам обоим не везет. И то, что двое невезунчиков в какой-то момент выиграли - в этом есть своя победа, свое вознаграждение за то, что так не везло все предыдущее время
- Какие мы с тобой невезучие - покачала ты головой - зато если что случится, то я найду тебя, а ты - меня. Как в том французском фильме "Невезучие" с Пьером Ришаром . Знаешь его? - на одно мгновение обернулась ты, чтобы увидеть утвердительный или отрицательный ответ молодого человека. Ты любила этот фильм. Примем в составе Жерар Депардье\ Пьер Ришар. Есть и дугой вариант, но он не столь привлекателен и красочен.
Ваш маленький обрыв казался сейчас самым теплым местом на свете, когда он нежно обнимал тебя сзади и шептал такие добрые слова. Особенно от таких слов становилось тепло всему телу и, особенно, душе. Ты широко улыбалась, смотря вперед. Он не мог видеть этой улыбке, но мог её чувствовать
- Познакомишь меня с этой девушкой? - игриво сказал ты, медленно откидывая голову назад, упираясь затылком в плечо молодого человека. Твоя рука немного сильнее сжала его, ты сделала глубокий вдох и выдох, закрывая на мгновения глаза. Такая свобода, хотя ты вроде бы и не свободна, такая раскованность, хотя,казалось бы, тебя крепко обнимает сзади кто-то. Некий кто-то, который еще и похитил твое сердце
- Тогда сегодня самый холодный день в году, самый! - ответила ты его реплике, прижимаясь сильнее - а еще у нас есть вино, которое тоже сослужит в этом хорошую дружбу - кстати стоит отметить, что вино уже было открыто. Ты попросила продавца в магазине открыть его для вас. Поэтому без особо труда ты открыла пробку, повернулась к молодому человеку и уставилась на него, широко улыбаясь
- За все наши невезения, которые привели нас к такому везению! - сказала ты, поднося бутылку к носу (да-да, у вас в вашей семье была такая странная традиция - у кого нет чего пить во время тоста, чокается носом), а затем сделала два небольших глотка, после чего передала бутылку молодому человеку
- Не обращай внимание на это маленькое действие. У нас всегда так было принято, если у кого-то не было в руках бокала, стакана - ну и так далее. Пока молодой человек "знакомился" с вином, ты смотрела на него, не шевелясь и не моргая. Это первый раз, кажется, когда ты смотрела, как он пьет. Вас было только двое, поэтому, наверное, он был так спокоен. Хотя тут скорее за себя говорила эта невероятная победа. Как тут можно было не выпить? Ты пока (все еще смотря за ним) потянулась в карман, где лежал лотерейный билет
- А что бы ты хотел сделать с такой суммой? - промурлыкала ты, дотягиваясь до его губ. Что поделать, что тебе все равно нужно было приблизиться, чтобы достать билетик - ты не могла при этом упустить возможности поцеловать его. Пусть очень легко, мимолетно, но все же чмокнуть его в губы. Тебе было интересно узнать, что бы он хотел сделать с такой огромной суммой. Потратил бы он её полностью на что-то или Отложил бы большую часть, а что-то оставил бы: купить чего, съездить куда. Что бы ты хотела сделать? Это огромная сумма, ты не могла знать. Но ты бы явно хотела большую часть отложить, а на какую-то сумму съездить отдохнуть вместе с Цезарем куда на недельку (или на две). Часть бы ты точно отдала на благотворительность . И еще большая часть бы осталась, чтобы дожидаться своего звездного часа. Но вас было двое, а значит вдвоем нужно было обсудить то, как это могло бы быть

+1


Вы здесь » Golden Gate » Ненужные локации » Пляж