Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » я не смог это назвать


я не смог это назвать

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Название воспоминания/события
thank you for making me feel like I'm guilty
2. Действующие лица
Габи Райф и Ривка Лэви
3. Дата/примерная дата и время
спустя недельку +- пару дней после событий в радиорубке
4. Краткое описание.
После событий в радиорубке Ривка исчезла с поля зрения братьев Райф на целую неделю. Ни разговоров по телефону или скайпу, только дипломатичное "я работаю" и вот она наконец-то появляется в ГГУ. Неизбежность встречи.

Отредактировано Gabriel Rife (2011-12-18 21:24:30)

0

2

Бек ненавидела это чувство, она даже название нормальное не подберет: стыд, смущение, неловкость? О, да это была гремучая смесь из вышеперечисленного которая подчитывалась противным осознанием содеянного под прессом алкоголя.
Сколько раз она зарекалась более не пить? Ну, как минимум 15 – и это я еще не все вспомню! Последствия подобных ее попусканий своих обещаний данной самой себе, всегда были плачевны: как-то раз после очередного «ой да подумаешь – это же всего лишь стаканчик виски – что мне от него будет?» она проснулась в неизвестном месте окруженная непонятными лицами гражданской наружности, а еще, однажды, сломала руку, пытаясь нетрезвая доказать на спор знакомому что старый дуб, растущий невдалеке от их дома, не такой уж и высокий…. В общем алкоголь нашу героиню никогда до добра не доводил. Слышите? НИ-КО-ГДА!
Вот и в прошлый раз – какого хрена ручки ее неугомонные вновь потянулись к бутылке с жидкостью содержащей N-ый процент алкоголя? Процент был небольшой, но последствия оказались громадными: стыд-смущение-неловкость и иже с ними….
Говорят, это мужчины не умеют держать себя в руках находясь во власти зеленого змия. Врут. Все те люди, что так утверждают – нагло врут, ведь так происходит не только с парнями, хотя, если уж быть честными, с Ребеккой такое было впервые…. Целовать Габриэля это же…. Это словно брату родному засос поставить – прямо кощунство над всем тем, через что Райф и Леви прошли вместе! Ну, вы понимаете: плавный переход от лепки куличиков в песочнице к показыванию под беседкой друг другу половых органов в возрасте 6 лет, взросление, подростковый период, первые прыщи, поцелуи, обсуждения вечных вопросов «то ли бабы - мляди, то ли мужики – козлы» и так далее по списку….
Осознание неправильности сего поступка, настигнувшее Бекк на утро после заставило ее вновь произнести это пустое и никчемное «кончаю квасить!», хотя на этот раз, вероятность, что теперь таки она, наконец, будет держаться от алкоголя подальше, была невероятно высока…. Угрызения совести с противным жужжанием сверлили черепную коробку! На этот раз не удалось отмахнуться от противных мыслей коронной фразой – «ой да ладно – один раз живем на свете»! Что именно так сильно ее гложет она не понимала сама – ну серьезно! С кем не бывает? Почему же лучше-то не становилось? Спасительным кругом для нее стало желание заниматься учебой: туда сходить - там появиться – навестить родителей - сдать долги – получить учебник – отрепетировать монолог…. Кто бы мог подумать, что однажды ей будет настолько радостно заниматься уроками и слушать нравоучения отца?
Последние дни она хваталась за любое дело, лишь бы не думать о произошедшем как о чем-то, что повлияет на их с Габом общение, сама того не осознавая, лишь теребила и без того шаткую позицию этих самых отношений, которые, сама же, и толкнула… Поговорить им нужно было сразу же, а не так, как она: выключила мобильный, затерялась в университете….
Пару раз она видела их с братцем в коридорах, но каждый раз, когда ее взгляд натыкался на фигуру Райфа, она спешила развернуться и ринуться в противоположную от его туловища сторону.
Отличный был план: убегать от разговора, жаль, что не осуществимый, нереальный…. Ну не могла же она вечно бегать от него? Они, в конце – концов, в одном университете учатся!
Она как раз выходила из библиотеки, увлеченно рассматривая зеленый корешок книги, что взяла на выходные почитать. Знала бы она, что «разговор», от которого она так долго и тщательно убегала, настигнет ее прямо сейчас, была бы внимательней – не считала бы ворон стоя у дверей библиотеки. Да и, в принципе, не пошла бы сегодня в библиотеку! Если бы она только знала….

Отредактировано Becca Levi (2011-12-18 17:08:23)

+1

3

В общем-то описывая ситуацию о том, какую гамму чувств и эмоций пропустил сквозь себя менее эмоциональный брат из двоих, Габриэль, с тех пор как Ривка исчезла с поля зрения Райфа и до самого момента, как он столкнулся с ней в двери библиотеки, подробно останавливаться, наверное, не стоит.
После череды не самых скромных поцелуев и сопутствующих, тогда на диване в радиорубке, происходящее сулило только разрыв гоняющего кровь органа и как минимум вынос мозга. Или так происходило только с Гейбом? Признаюсь, Лэви тогда держалась молодцом, даже не смотря на то, что еврей вел себя не самым любвеобильным образом. Он даже не помнит, чем закончился такой дикий, по всем меркам восприятия, разговор. Помнит начало, как его стукнуло в голову, а до этого стукнуло саму Бэк, помнит все от начала и до конца, от вдоха-выдоха и прикосновений, до собственных мыслей. Все, кроме того как упустил ее из виду, так и не добившись внятного объяснения ее поведению.
Звонил, писал, спрашивал. Все об одном - "работает", "на кастинге", "на съемках", "вчера была, что-то передать?", да, колу и трубочку. Даже беседа с Мором не обнадеживала и не распутывала дибильный узел, затянутый искусной интриганкой. Это про Ривку, сам такой же. Кажется Мора больше волновало то, чтобы Гейб не прикасался к Ребекке. Он и так слишком далеко зашел в своих вольностях, как законопослушный еврей. А тут еще это! Посягнуть на святая святых, на собственного третьего брата. От такой мысли волосы становились дыбом. Сам себя убеждаешь, ведь это не твоя вина, ведь ты ни к кому не приставал и даже не подглядывал, когда мог, а все равно, так гадко и противно, будто совратил малолетнюю девственницу и отказываешься на ней жениться.
До того момента, как эти двое встретились, Габи решил для себя, что не будет гоняться за Ребеккой и тряся ее за плечи расспрашивать, как моча ей стукнула в голову. Это ее личное дело, сама разберется, а когда разберется, придет в дом Райфов и поставит все точки над i. Обычно так и происходило: к кому же, как не к лучшим друзьям?! Или не друзьям?
Донна Дейч, во всей своей красе, таки не забыла про первое сентября. Когда она не потребовала выполнения наказания сразу, так сказать по горячим следам, Габриэль даже сначала подумал, будто она забыла. Но мы говорим о Стаьной Леди, не забывайте. В эту субботу она подловила младшего из Райфов, чуть ли не за ухо, и наступив собственной строгостью и суровостью на яйца айтишнику, одним только испепеляющим взглядом принудила первокурсника отправится в библиотеку.
Пулей метнувшись за дверь с гордой табличкой столь непопулярного места, еврей поделал вид, что сем-то занят, подождал пока Дейч отправится по своим делам (странно, что на не осталась караулить, ибо очень даже могла), вынырнул, осматриваясь по сторонам. Каково же было удивление, когда он наткнулся на до боли знакомую фигуру. А вот и я, цветов не надо.
- Ривка? - Обыкновенный глупый вопрос, который задают все нормальные люди, когда немного ошарашены появлением нового действующего лица.
Многозначительно сдвинув брови, близнец выпрямился, по обыкновению чмокнув ближайшую подругу в щеку после длительного расставания. Он был искренне рад, что наконец-то наткнулся на нее (спасибо Дейч!) потому что успел соскучиться. Очень.
- Нашлась пропажа, со своей работой совсем про нас забыла, - можно было бы упрекнуть, только вот не получалось. - Ты нас с братом разлюбила. По щщам!

Отредактировано Gabriel Rife (2011-12-18 23:16:35)

+2

4

Правильно. Давай, Бекк, вали все на алкоголь! Ведь именно он был виновником твоего такого недопустимого поведения, и никто другой. Конечно! Конечно, ты не виновата в том, что полезла к Габи целоваться! Это все он – змий проклятый! Ну что, стало легче? Конечно же, не стало, ведь мы обе с тобой знаем, что алкоголь не был единственной и решающей причиной твоего дерзкого поведения в тот вечер…
На самом деле для того, что бы напиться до бессознательного состояния ей всегда было мало у бутылки шампанского (ну это если уж говорить про то, на что Бека пыталась спихнуть вину за угрызения совести). И, наверное, единственным и основным фактором, что заставляло ее бегать от Райфа это непонимание мотива своего поступка в принципе, а главное детское, ребяческое нежелание разбираться с проблемой, а убежать от нее. Спрятаться всегда проще, не так ли?
Не хотелось углубляться, теребить и раскладывать по полочками свои эмоции и впечатления, ведь, если уж быть честными, начни она думать и размышлять о случившемся наверняка пришла бы к выводу, что ребячество, подкрепленное шампанским и озорством, поступок, такой, вроде бы, незначительный и шаловливый перевернул ее эмоции и отношение к братцу Райфу в принципе. Ну вот… знаете…. Она словно другими глазами на него посмотрела! Вы же не думаете, что она за все те годы их общения хоть раз задумывалась о том, что у него есть яйца? Нет. Не задумывалась. Наверное именно это маленькое открытие масштабов самого Колумба выбило ее из колеи: у Райфов есть яйца. Ну, по крайней мере у одного из них – точно. И с этим самым «одним из них» было так волнующе приятно целоваться, было приятно наблюдать его недоумение, колючки, что он выпустил когда она его поцеловала, играться с ним, провоцировать его на что-то большее…. На что, хоть ты его провоцировала, ты сама-то поняла? Видимо поняла, раз так старательно прятала свою задницу с поля его зрения….
- Ривка? -  Не удалось, не спряталась – вот он стоит в близи от тебя и пока не потребовал объяснений поспеши-ка придумать достойную причину прямо на месте испариться!
Она, конечно, рада его видеть, как вы могли подумать, что нет? Не смотря на неловкую паузу, что, как ей показалась, повисла над их головами стоило ему закончить свое дежурное приветствие, не смотря на ее замешательство и нервное покусывание губы, в поисках ответа на вопрос «как себя повести», не смотря на решение быстро, как можно быстрее скрыться из виду, она была рада видеть его.
- Габи! – улыбка – искренняя улыбка. Касаться в ответ губами его щеки? Неееет…. Не сейчас пока бунт в душе еще не утих. – Да что ты говоришь такое? Забыть? Вас? Да скорее мой отец съест свиной окорок! - Пихает кулачком его в плече, словно если бы она была не хрупкой девушкой, а рослым парнем, под стать ему. Старательно, весьма искусно делает вид, будто бы все в порядке, что все так, как обычно – мимо проходящие и не заподозрят подвох или неладное. Мимо проходящие, но не Габриэль, ведь так?
Рассказывает ему о том, где была последние два дня, с кем виделась, куда ходила, как поживают ее родители да братья – говорит, быстро-быстро, подкрепляя свой красочный рассказ жестикуляциями и эмоциональными рожицами, что бы он и слова не смог вставить. Пока рассказывает, ищет подходящую причину, что бы смыться….
- …. Ну и завтра вот – нужно будет сдавать историю современного искусства, а я еще ничего не учила. Поэтому я пожалуй пойду, да!? Еще увидимся! – снова пихает его кулачком в плечико, красиво так в своем воображении навострив лыжи в сторону общежития….

Отредактировано Becca Levi (2011-12-20 01:11:43)

+1

5

Замахнувшись на растерявшуюся от внезапной встречи и скоропостижного наезда Ривку собственной рукой, Гейб изобразил из себя строгого дядю, который сейчас "по попе ата-та" за дурное поведение. А Бэк словно и поверила. Сразу стушевалась, словно ее подловили за подтяжки в чужом огороде с полной запазухой чужой свеклы. Она была очаровательная, настолько мила и непосредственна именно в этот маленький миг, когда на автомате отреагировала так, как не умеет контролировать. Это заставило Гейба растянуть широчайшую улыбку на лице, даже не смотря на амплуа строго огородника с ружьем заряженным солью.
- В таком случае твой папа, - ударение на последнее "а", как будто с вами разговаривает недоделанный француз, - наверняка подъедает свиные окорока, пытаясь скрыть это от публики.
Сложив руки на груди, Гейб вскинул брови на жалкую попытку Ребекки оправдаться на ровном месте и всем своим "я" показал, что у нее ничего не вышло. Для окончательной убедительности ему даже пришлось приплести дядюшку Лэви к порочному поеданию свиных окороков или других частей тела, но в итоге основная идея все же была донесена до глуховатого уха Бэк. Он прямым тестом заявил ей, что не поверил. Обвинил, будто девушке надоело общение с братцами Райф и она теперь хочет спрятаться от них в вонючем болоте шоу-бизнеса. ну конечно, там ведь так интересно и увлекательно, что избавиться от такого соблазна практически невозможно. Новые люди и впечатление куда интересней заезженных и как свои пять пальцев понятных близнецов.
Рив, как будто на докладе по ни в зуб ногой технологиям, много говорила о том, что Гейб может и хотел бы услышать, но скорее в более спокойной обстановке, чем нагоняя воздух в легкие, как будто опаздываешь на самолет. Много жестикулирует, кривляется, словно хочет удивить собственной изобретательностью, от того вызывая на лице айтишника только неподдельный скепсис вперемежку с недопониманием.
- Ты в порядке? - Вырвалось, простите. Резко вытянув руку вперед, чуть ли не в призыве "хайль", он оттянул рукав рубашки и приложился тыльной стороной ладони ко лбу лучшей подруги, имитируя замер температуры. Такая свойственная показушность, конечно, не доставала до уровня самой Лэви. Вот она уже что-то навешивает о истории современно искусства (фебебе, ненавижу современное искусство) и неуклюже махнув рукой собирается смыться.
- Куда?! - Габриэлю плевать на ее выдуманную или не выдуманную занятость, даже плевать на то, что может у них получится слегка натянутый разговор ввиду относительно последних событий, он безумно скучал и теперь никуда ее не отпустит. - Ничего не знаю, я не местный.
Невозмутимо задрав нос в собственной непоколебимости, Гейб хватает Ривку за плечи и разворачивая по направлению "прочь от библиотеки", все так же приобнимая с высоты своего роста, дабы не сбежала рыбуля, влечет за собой, попутно доставая телефон из кармана.
- История вашего убогого искусства волнует разве что ваше убогое искусство и более никого, - самым похабным образом Райф объясняет, что ему плевать на все вокруг, кроме межличностных отношений, в данный момент его и Бэк, я имею ввиду дружбу, вы поняли, и набирает номер Мора. - Сейчас я позвоню дубликату и мы пойдем кормить мой желудок туда, где дают великолепный кофе. - В телефоне только гудки. Зачем он звонит Мору? Хочет прикинуться, словно ничего не было? А ведь сам прижимает поближе к себе Ривку, потому что она ему  не безразлична и дорога, прекрасно осознавая, что оба они прекрасно понят, как это было в последний раз. Как она себя ощущает? Что думает? Может ей неприятно, а может все равно. Может Габриэлю показалось и все ее нежности не имеют никакого особого значения. Может это было мимолетное помутнение расудка, о котором сама Рив уже давным давно забыла, заставляя мозги Габи вскипать каждый раз, когда он прокручивал эту глупость в голове. Быть может он так никогда и не узнает, какой бес их попутал. Так даже лучше. - И обязательно мягкие диваны, хочу развалиться, закинув на тебя ноги, и терроризировать за твое наплевательское отношение к нашей дружбе. - Вскидывает палец вверх, отключая вызов и сует телефон обратно в джинсы. - Мор трубку не берет, издеватель.

Отредактировано Gabriel Rife (2011-12-20 22:59:25)

+2

6

Это все было так естественно и, вроде бы, в порядке вещей: они стоят разговаривают, ну, в основном, конечно, разговаривает она, он лишь вставляет свои три копейки в редкие мгновения когда она останавливается что бы сделать передышку, собрать в кучу мысли, вспомнить еще что-нибудь из ряда вон выходящее или никчемное - хоть что-нибудь, лишь бы не молчать, лишь бы не чувствовать снова это гнетущее молчание и неловкость.
Надо сказать, что эти самые «три копейки» вставлял он искусно – в нем всегда это было, не знаю… природная язвительность что ли. Он вообще был колючий, ну, по крайней мере, старался казаться таким. Бека знала, видела всегда его с другой стороны – веселый, добрый, отзывчивый, друг! А человек, подписанный под это слово, в принципе, не имеет какого-либо полового признака. Не имел бы его и Габриель до конца дней своих, не попади шлея под хвост Бекк пару дней назад. Неужели тебе, Бекк, настолько нечем было заняться, что развлечься ты решила поиграв с огнем от ожога от которого теперь сама же себе места и не находишь? Когда же ты уже повзрослеешь, Бекк, когда же ты уже повзрослеешь….
Красиво она ушла, развернулась на 180 и, одарив братца Райфа милейшей улыбкой подкрепив ее тонким шлейфом приторно-тягучих духов, ушла восвояси, так и не дав ему возможности что-либо спросить, затронуть и поднять тему того случая в радиорубке. Красиво она ушла…. В своем воображении! Оооо…. В своих фантазиях она была, порою, не только известной и популярной актрисой – кумиром всех и вся, порою она была такой…знаете…. Супервумен! Все ей нипочем – ничто и никто ее не остановит – не в силах просто! На деле же, как подтверждалось неоднократно, она была маленькой, хрупкой девчонкой, которая вряд ли сможет постоять за себя, окажись в действительно опасной ситуации, нарвись она однажды, со своим характером и любопытством на серьезные неприятности кулаки и хамоватость помойниками ей не станут.
Хотя, если уж говорить о том, что взбреди кому-нибудь в голову просто куда-либо ее потащить без Ребекиного на то согласия, несчастный бы получил очень серьезные увечия для тела и души (по ушам эта дамочка умела ездить мастерски), сегодня, сейчас, когда ее, несогласную на подобное положение вещей, Габриэль схватил и повел в прямо противоположную от общежития сторону, она не смогла и слова вставить: слова, еще пару минут назад таким красивым информационным потоком стекающие с ушей Габи застряли у нее в горле, стоило ему до нее дотронуться. Вся та буря эмоций, так старательно сдерживаемая и, вот-вот почти уже даже утихомиренная, вновь ударила в голову диким, недопустимым провокационным вопросом «а что если....».
Что если она руководствовалась не просто ребячеством? Что если это в ней было всегда – желание его поцеловать? Что если он сейчас, своим таким, ранее, обыденным жестом – придерживая ее за плечи – тоже задается вопросом «что если»? Что если он звонит Мору, что бы просто не оставаться со мной наедине? Что если, притягивая ее поближе к себе, он совершенно не задумывается над тем, о чем задумалась и ощутила она? Что если она просто себя накрутила до такой степени, что ее вот-вот уже можно будет положить в психбольницу с диагнозом «паранойя»?....
Вся эта вереница вопросов заставила ее замолчать. Всю дорогу от библиотеки до кафетерия она молчала, переваривая и разжевывая – на этот раз пускай он говорит и отдувается, пытаясь скрасить напряженную обстановку, нависнувшую над их головами пока они усаживались за стол, пока сидели в ожидании официантки, пока ждали заказ.
Женщины поистине удивительные создания: то великое множество вопросов и логических цепочек у себя в голове мы может выразить одной единственной фразой произнесенной вслух, которая, естественно, будет непонятна мужчине сидящего вблизи – ведь он не может же слышать все те мысли и умозаключения что обдумывала девушка до того как произнесла свой вердикт? Отсюда и пошли легенды о нелогичности женской логики….
- Знаешь! Так больше продолжаться не может! – выдала Бекк. Вы догадались о чем она? Ну, в ыто может и догадались, но вряд ли Габ сообразит слету что она имела ввиду выдав Это после продолжительного молчания.
Раздувать из мухи слона – тоже, кстати, женская прерогатива, ведь за то короткое время, что они сейчас просидели в неловком молчании друг с другом в голове Беки произошли воистину революционные умозаключения.

+2

7

Хорошо  это было, что Мор не берет трубку, или плохо, это Гейб выяснит, когда проснется утром на следующий день, переваривая в мозгу очередной эмоциональный всплеск его молодой, энергичной и полной событий жизни. Сейчас только думалось, что сваливать на брата собственные проблемы и переживания не самый рыцарский выход из ситуации. Но ведь это же Мор! Буквально он сам, только с братом можно поговорить, не глядя в отражающие поверхности. Ну да, Габи, а это Ривка, с которой до некоторых пор можно было разговаривать ровно так же, как и со вторым Райфом. Казалось, айтишника больше расстраивала именно эта перспективка – обычно, когда у него возникали какие-то не благие ситуации личного характера, именно Ривка могла схватить его за ухо покречпе и прокатить челюстью вдоль всей барной стойки, чтобы гнал прочь лишние мысли из головы. Да будет так.
Близнец решил справиться сам, не подавать виду, будто его что-то волнует, и наставить саму Бэк на путь истинный. Если она сама до сих пор еще сомневается, а мы все надеемся на то, что нет, он пристыдит ее в собственной слабости до такой степени, что она сама себя за это возненавидит и быстро избавится от всякой пошлой мысли, касающейся Габриэля.
Вместе они завалились в студенческое кафе, на территории ГГУ, где Райф, как самый настоящий герой согнал кучку безвольных задротов, тусующихся за его любимым столом.
- Эй-эй, погодите господа, этот столик зарезервирован, - буквально выталкивая одного за другим, Гейб сам упаковал их вещички в чью-то сумку, какая уже теперь разница, что неизвестно в чью и почему-то одну, отдал самому патлатому и даже не позволив вставить слово, бодро помахал ручкой. – Он принадлежит звезде всея Болливуда, посидите под окном.
Когда-нибудь Габриэль наткнется не на таких слабовольных ребят и влипнет в самую неприятную историю с мордобоем до крови. Неприятную, потому что при девушке, даже не смотря на то, что просто подруге. Не просто подруге, вообще-то.
Райф много говорил. Часто густо обвинял Бэк в ее скоропостижной пропаже, но тут же сам себя поправлял, ибо за ней это наблюдалось не первый раз, и уж тем более не последний. Теперь сам первокурсник трещал дальше, чем видел, подобно тому глупому поведению Лэви у библиотеки, разве что не так много махал руками,  а вместо того поглощал собственный заказ, не стесняясь недюжинных аппетитов. Рив почему-то много молчала. И он точно знал, вовсе не потому, что не в состоянии вставить слова в бурный поток мыслеизречений еврея. Он видел ее насквозь и потому, наверное, так отчаянно боролся за самое обыкновенное общение между ними, без этой натянутости, заряженного воздуха между ними и бегающих друг от друга глаз. Он сам был не лучше, но старался держаться молодцом. А каждый раз когда поглядывал на безучастный вид Ребекки, в момент рассказа о последней выходке святого Гавриэля и преподобного Мора, читал на ее лице одну и ту же мысль "Какую ересь ты несешь, Габи, когда должен быть серьезным".
Знаешь, так дальше продолжаться не может.
Первой не выдержала Бэк. Ее молчание в бегах от сложного разговора все же  сыграло злую шутку, привело к неизбежному. Она как будто стояла перед огромной дверью и не могла двигаться дальше, пока не скажет волшебные слова. Гейб притих. Можно было бы списать это на полный рот калорийной пищи, но если перестать прикидываться дураками, это самое "притих" наступило до того, как студент сунул в рот вилку. На лице его ровным счетом не отразилось ничего, кроме пережевывания. Он не вскинул бровь, продолжая играть игру "о чем ты вообще?!", не переспросил и даже не стал отвечать на такое "знаешь". Принял как данность с удивительно зрелым хладнокровием, как будто и сам знал, что так дальше продолжаться не может. Он должен быть умнее, рассудительней и тверже. Когда колеблется она, у него просто не остается другого выбора.
- Хорошо. - Ты подумаешь, включил того самого ушлепка, что и радиорубке. Да, Рив, помирать так с музыкой.
Он размеренно достал салфетку, как будто специально раздражая собственной медлительностью в ожидании ну хоть какой-нибудь читабельной реакции!, вытер пальцы и рот и оставил ее подле себя. Отставил тарелку, теперь уплетать оставшееся будет обычным хамством, откинулся на спинку дивана и посмотрел на Ребекку. Ей сейчас гораздо тяжелее, чем самому Габи, а он не может назвать собственное состояние даже относительно устойчивым. Дак еще и бензина в огонь подливает.
- Ты можешь мне объяснить, почему и что "так дальше продолжаться не может", - с прямым посягательством на дружеский совет, теперь Габриэль спрашивает, снова, и ждет, пока Рив перестанет играть в маленькую девочку и разберется в этой ситуации жо конца. - Вместе разберемся.

Отредактировано Gabriel Rife (2011-12-22 10:38:56)

+1

8

Это было так естественно: друг друга задирать, подкалывать, провоцировать. Это было в порядке вещей: надавать ему по помидорам когда того требовала ситуация или же в довольно грубой форме привести его в чувства, поставить на место. Собственно, с его стороны она могла ожидать то же самое: поможет, направит, приведет в чувства….
Наверное, вы сейчас подумаете что да: это именно та ситуация, в которой Габу следует повести себя так, как это было бы обычно: треснуть ей подзатыльник, сказать что она с дуба рухнула, что все в порядке и пускай больше об этом не париться, но нет…. Ситуация была другой. Давайте не будем забывать, что как бы близки не были эти двое, между ними есть одна существенная разница и это – пол. Насколько бы непробиваемой порой не казалась Ривка, насколько беззаботной и незатейливой в своем общении с окружающими ее людьми, она всегда воспринимала ту или иную радикальную ситуацию в ее жизни крайне чувствительно, эмоционально. Так, как, возможно, даже и представить себе не могли ни Мор ни Габи ни кто-либо еще….
Это было сильно, гораздо сильнее желания все уладить или устаканить или пресечь на корню любые свои тревоги и опасения. Это была словно огромная морская волна которая накрыла с головой. И как бы Бекк не теребила в пространстве ручками и ножками – на поверхность всплыть так и не удавалось. Это были сомнения, радикально перевернувшие ее взгляд на их отношения с Габом в принципе! Тут не помочь подзатыльником, отборной руганью или еще чем-нибудь в духе Райфов. Наверное, именно это и была та самая ситуация, про которую говорят «друг познается в беде». Скоро Бека узнает: друг ли он ей, или же нет….
Таким неуместным казались сейчас все рассказы Габи! Так все это было так не к месту! Бекк искренно старалась вникнуть в суть разговора, но выходило, мягко говоря, хреново! Стоило ей зацепиться взглядом за его глаза, как любые мало-мальские интересующие ее вопросы и реплики на счет выдаваемой Райфом информации испарялись в никуда. Моментально. Бац – и нету! Она ковыряла пальцем несчастную картофелину фри и искренно сетовала на его болтливость и свою несобранность – почему так сложно взять себя в руки?....
Ну вот. Фраза которая станет началом конца - ну по крайней мере Бекк искренно будет так думать. И чего ей снова не сдержалось? Не было бы никаких проблем…. Поиздевалась бы она над остальными продуктами на своей тарелке и тихо дала бы съебушки в неизвестном направлении вновь став «недоступной» на Габриэля на n-ое количество времени.  Так ведь было бы лучше – вы так не считаете? Но, раз уж сказала А говори и Б….
Он приготовился: занял оборонительную позицию и как-то сразу так, незаметно для окружающих сжался и выпустил колючки. Незаметно для окружающих, но не для Бекк… Это, если честно, подействовало на нее радикально: ее словно вилкой в задницу тыкнули. Она вспылила. Вспыхнула как спичка и в следующую свою фразу чуть ли не орала на такого в себе самонадеянного, сидящего напротив нее засранца. Не время показывать какой ты крутой и что все тебе по бую Габи…. Не самое лучшее время ты выбрал для этого….
- Давай ты прекратишь строить из себя идиота! Я прекрасно знаю, что табель о твоей успеваемости мог бы быть гораздо лучше, если бы не это твоя порою неуместная принципиальность, так что не надо мне тут! Ты прекрасно понял о чем я сейчас говорю…. – уже чуть тише, немного смутившись заинтересованным в их сторону взглядам добавила она.
Она выдержала паузу, пока интерес присутствующих к их столику спадет, сидела покусывая свои губы, и только потом продолжила потянувшись ближе к нему через стол:
- Я не могу делать вид что все в порядке, потому что, мать твою, это не так! И если ты сейчас скажешь мне, что я себя накручиваю, клянусь святыми, я засуну эту перечницу тебе в анальное отверстие! - стеклянная колбочка была схвачена маленькой ладошкой брюнетки и угрожающей была наставлена на Габриэля.

Отредактировано Rebecca Levi (2011-12-27 01:28:56)

+2

9

Хах, скажешь еще тоже, конечно обидно. Теперь как-то остро, совсем серпом по яйцам и вряд ли потому, что какой-то эфемерный Райф "выпустил иголки наружу". Может быть в этом и состояла первая ошибка принятой тактики Габриэля, но он этого совсем не хотел. Еврей прекрасно знал, чего хочет и теперь должен был всем "я" убедить Ривку в правильности собственной позиции. А теперь ты говоришь, что я идиот. Хорошо, если тебе так больше нравится.
- Причем здесь табель вообще?! - Вопрос в никуда скорее от возмущения. Из низ двоих сидящих за столиком более взрослым себя считал Гейб. У него, потому что, в отличие от некоторых, гормоны в одном месте не играют и он способен трезво посмотреть на ситуацию. При чем не просто посмотреть, но еще и спрогнозировать немножко вперед. Одному Господу известно, что там будет дальше, и хорошо если частично Габриэль ошибается, так гораздо лучше. Но сейчас он сидел напротив Ребекки и, сегодня не в силу собственного самолюбия, нет, на 78% считал себя правым. Мешала малая доля сомнения, потому что это была Ривка. Не какая-нибудь там Кейт, с прыгающими кудряшками, а Бэк, глядя на каждый ее тяжелый вздох самому Райфу хочется разнести все вокруг, лишь бы не было того потупившегося взгляда безысходности.
И потом она вот так просто говорит, что не накручивает. В его системе координат нет такого условия.
Габриэль старается держаться молодцом, все так же реагировать без эмоций, а как истинный логик, которым он умеет быть, распутать себя, распутать Лэви и все станет на свои места. Он возмущенно фырчит на ее перечницу, опрокидывает голову, расписывая на собственном лице только абсурд. Близнец смотрит на нее как на ребенка, на которого не знает, злиться, или спешить утешать. В этот момент он совсем не воспринимает ее как женщину, способную испытывать какое-то чувство к себе любимому. Не то чувство. Снова отставил посуду, и без того располагаясь далеко от края, она теперь уже переваливает на половину Ребекки. Как будто ты толкаешь ее, чтобы верить в собственную правоту.
- А я могу, - голос предательски сорвался каким-то болезненным хрипом неожиданно и для самого Гейба. Различия смыслов вложенных в эти слова резало уши. То ли наглая рваная ложь лучшему другу прямо в лицо,то ли сдавленный упрек Ривке, такой несчастной напротив него, такого счастливца! Ему самому было от того не легче. Бэк даже не разглядела его смешной попытки все оставить, как было раньше. Теперь, тыкнутый самым носом в собственный сволочизм бессердечного и бездушного он должен проглотить сказанное девушкой и идти дальше, не спотыкаясь. - Что я по твоему должен делать, может расскажешь мне?
Поддаваясь какой-то лживой волне эмоций, Райф зажал между пальцев салфетку, мелкими едва заметными рывками разрывая ее на кусочки. Как себя вести? Что говорить, чтоб ты осталась довольной? Чтобы не сорваться вниз на этой скользкой доске? Как обойти все эти никому не нужные слова и фразы, чтобы определить суть? Как? Ты так умна и сообразительна, сама себе все решила, тогда может подскажешь мне? Наставишь на путь истинный, это ведь я с него сошел!
- Ты.. , - нет, не "ты", - твои эти.., - Габриэлю было очень сложно подобрать нужные слова. Он ценил и уважал Ривку прежде всего и уж точно никаким образом не хотел ее обидеть. Никогда. - Все это обрушилось на меня настолько внезапно. - Обрывая фразы и оставляя недосказанным весь тот поток кишащих в голове мыслей, айтишник обреченно смотрел на Бэк, одновременно взывая к ее здравому смыслу и уповая на понимание. Но что-то ему подсказывает, что понимания не будет. Только досказывая свое "внезапно", он уже знает, что Ривку это мало беспокоит. И в этой чертовой войне он остался один против того, с кем не хочет воевать. Это медленно, но упорно заставляет срываться.
- Я до сих пор понять не могу, как так вообще могло произойти?! Откуда?

Отредактировано Gabriel Rife (2011-12-30 23:46:19)

+2

10

О…. Как это было предсказуемо. Как это было по Райфски – нести ахинею в момент совершенно неподходящий! Ну скажите, разве в табеле была причина? Разве нужно было ей, что бы он начал в ответ сыпать вопросами, сбивая с ног и без того обескураженную Бекк? Разве правильно было вообще что-то говорить? Лучше б промолчал, ей богу….
Хотя давайте не будем предвзятыми: эта ситуация обезоружила обоих. И если Бекк не желала мириться и закрывать глаза на произошедшее – принять это как данное просто потому, что не так она была устроена, то Габи, в силу своего характера, было бы проще вообще про это не вспоминать. Он не был виноват в этом – за этого его винить не стоит!.
Его вина была в другом: в том, что он упорно продолжал закрывать глаза на половую разницу между ними! Впрочем и это можно было бы списать на недалекий ум мужской половины население, но извините меня? Пускай уже опустит взгляд с глаз Бек на сиськи и усвоит раз и навсегда: не на все пацанячьи отмазки она будет реагировать как «свой в доску парень с соседнего двора»!
- Ну ты же мужик! – машет руками, в ответ выдавая фразу, которая словно должна была все объяснить и поставить на Райфе печать «виновен». – Ты должен был… - что? Что он должен был? Повести себя иначе? Сказать что-то другое? Быть не таким засранцем? Смирись Бек. В этом весь Габриель – тебе ли не знать?
И что теперь делать? Как найти выход из этой ситуации? Какие подобрать слова? Что нужно выкинуть, что бы все вернулось в свое привычное русло?
Какие неожиданные и, порою, безрассудные поступки и решения приходят людям в голову. Если говорить о голове конкретно Леви, то эти самые безрассудные и неожиданные, казалось, никогда ее не покидают. Там, в ней, в голове, то есть, походу стоял генератор «безумных поступков».
Как там говорят: клин-клином вышибают? Нет. В данной ситуации скорее подойдет: «хуже уже не будет, похуй – пляшем!». Звуки давно уже перестали формироваться в слова, с губ срывались непонятные стоны, подкрепляемые возмущенным взглядом и взмахами ладоней.
Бесит! Смотрит на него и понимает как сильно он ее бесит своей непрошибаемостью! Прямо захотелось взять перечницу и воплотить в жизнь ту самую свою угрозу с инородным предметом в анальной зоне тела Габриеля. Но куда ей с ее то натянутой за красивые глазки четверкой по физическому воспитанию? А вот генератор в голове работал исправно…
Подрывается с места, огибает стол и плюхнувшись на диван рядом с Райфом хватает его за воротник: ну чтоб наверняка! Чтоб не убежал и в принципе не смел рыпаться подкрепляет свои дерзкие поползновения в его сторону еще и непробиваемым взглядом – вся такая прямо решительная…
Не знаю зачем она это сделала…. Проверить себя, проверить его, проверить то чувство, что шептало ей что все ее переживания взяты не с пустого места… Тянет его за воротник к себе и целует.
Приятно, волнительно, щекочет в носу от эмоций…
Да. Далеко не на пустом месте ты сегодня раздула трагедию Ривка, далеко не на пустом….

+1

11

Ну вот снова. У женщины, как у существа и особи, природой изначально заложено удивительное свойство создавать самим нелепые ситуации, самим же в них вляпываться только ради того, чтобы выплыть. Однако в отличие от мужчин, которые на генетическом уровне нарываются на неприятности, ака созданы для того, чтобы умирать, то эти в свою очередь как будто просто ищут острых ощущений, бросаются в омут с головой просто потому что могут. Психопатология поражения для любого человека на свете - забраться на самую высокую вышку лишь для того, чтобы как можно эффектнее оттуда спрыгнуть.
И Ривка летела вниз головой, не известно в воду, где еще можно спастись, или в пропасть, где рискует разбиться даже не успев добраться до дна. Пока Габриэль отчаянно пытался разобраться в самой Лэви, карабкался вверх, она, решив так и не объяснив бестолковому Райфу, уже ступила вниз. Его неуместные слова, вопросы, на которые не получит ответ, пока не смирится, просто смирится, потому что другого выбора в общем-то нет, вылетали холостыми зарядами, пролетая свистом в его ушах, но совершенно незамеченными для восприятия самой Бэк. И вот она встает, пока он хлопает своими глазами на нее и совсем как девушка, совершает глупости.
Да, Габриэль, как девушка, и не просто, а кажется серьезно увлеченная. Пусть назовем это так, пока ты еще боишься прокручивать это странное попсовое слово выведенное розовым курсивом в дневнике любой школьницы. Как ты мог упустить этот момент?! Когда вдруг нечаянно тебя накрывает под натиском уверенности Ребекки? Когда ее решимость сбивает с толку еще больше, чем сама причина возникновения этой решимости. Воротник затирает затылок и цепкие руки держат айтишника, который и без того никуда не сбежит. Ему не просто хотелось стоять лбом к этой проблеме, но похоже еще и нравилось. И если он сам себе в этом не признается, вам признаюсь я - это грандиозно! Когда вдруг открываешь для себя со всех сторон знакомого человека по новому. От того возникает любопытство, которому противится Габриэль не в состоянии.
В каких-то миллиметрах друг от друга, когда эти двое отшатываются, читать по лицам приходится совсем не то, что хотелось бы. В полном замешательстве Райф и совсем не упрямая и стойкая Ребекка. Он делает то, чего бы делать не должен был, прижимается щекой, зарываясь рукой в волосы на затылке. Рика, моя маленькая девочка, я так люблю тебя. Что ж ты делаешь?! Пока он прижимает ее к себе, в конец поняв, что ей отвратительно, буквально непростительно нелегко, в голове возникает Мор и их разговор в общажной комнате не так давно. Когда его двойник вскакивает с места с огроменными глазами, обвиняя Гейба в посягательстве на святая святых (нет, не сиськи) покой Бэк Лэви и всем своим видом накладывает такое же громадное, как и его неподдельный страх, вето. Заклеймена - "даже не пытайся протянуть к ней свои грязный пальцы". Ему друг показалось что всем вокруг понятно - большая ошибка, не сметь, не трогать. Или таким было только восприятие единого целого Райф.
Нужно было определится. Но ведь только что, еще до импульсивного поступка подруги он был определен! И честно держался, чтобы не рухнуть, а теперь вот сидит, подгребая под себя трепетную Рив, то ли по братски, то ли жалея, то ли безгранично любя.
- Ребекка, - один из немногих моментов, когда Гейбу и в самом деле совершенно нечего сказать. - Я тебе не помогу. Не одна ты маешься, мы, похоже, вместе погрязли в этом.
Как объяснить?! Как втолдычить в эту славную темноволосую головку, что ничего хорошего не выйдет. Габриэлю почему-то казалось, что даже если выбросить все внешние факторы и оставить только желания самой Лэви - Гейб ну совсем не тот мужчина, который ей нужен. Отнюдь. Теперь, чувствуя себя жутко виноватым, он должен был развалить все ее песочные надежды своей мощной ступней, оставляя глубокий след. И слава высшим если это совсем не так!, а всего лишь представляется в наихудшем свете в бурном воображении младшего из близнецов.
Он аккуратно целует ее в висок, находясь где-то между мирами, существующим и проецируемым. Вдруг не прав, насколько хватит упрямства и терпения девушки? Насколько его самого хватит, чтобы разделять дружески вложеную руку от зависимой.
- И не вздумай исчезать. - А вот это уже попытка ограничить в свободе выбора, с намеком на собственность. - Я не смогу без тебя.
"Я", не "мы".

+1

12

Если уж говорить по существу люди сами себе создают проблемы, сами ищут преграды там, где их, казалось бы и нет. Люди сами являются огромной, непреодолимой преградой к достижению собственного счастья. И пусть, наверное, говорить о счастье в одном предложении с именами Ребекка и Габриэль было бы неправильно, просто потому что….. Ну разве кто-нибудь даст им гарантий на «долго и счастливо» вместо «так хорошо дружили, а одна глупая ошибка все испортила»?
Страшно было. Конечно ему тоже было страшно переступить через какую-то грань, к которой она играясь его подталкивала. Но она не могла понять, принять, простить это в нем. Это простительно другим. Тем, на кого плевать, тем, с кем не бывает так волнительно хорошо. Ему она не позволит быть слабым: таким она его не знала, и знать не хотела.
И вроде бы понимает, прекрасно понимает, что не следует. Не стоит продолжать. Нужно было остановиться. Забыть. Забить. И ведь она старалась! Она правда старалась сделать так, как было бы правильно! Так как нужно было, но не вышло! Не получилось выкинуть это из головы. Так всегда бывает, у всех так бывает или было: когда появляется шанс, небольшая, совсем маленькая возможность что-либо изменить. Когда приоткрываются рамки уже изведанного и открываются перспективы чего-то нового. Когда вкус опьяняет а осознание близости приводит в дрожь.
А что в итоге? А в итоге так и не поняла, правильно ли поступила, или нет. Смотрит ему в глаза, видит растерянность, надеется, что вот теперь то он даст ей ответы на вопросы которые вот уже несколько недель не дают ей покоя. Надежды рушатся, когда она видит, отчетливо видит испуг и смятение в его глазах.
Разочарованна? Да… Обидно. Обидно второй раз бить лбом в дверь и в ответ получать молчание. Понимать, что это решение ей продеться принимать за двоих и если она, в конце концов, определившись, все так же не будет получать ответ на поставленный ребром вопрос, ничем хорошим лично для нее это не кончится.
Уткнуться носом ему в воротник, вслушиваться в слова и понимать насколько огромная пропасть образовалась между ними всего за какую-то неделю! Быть в его объятьях и чувствовать себя за тысячи километров вдали.
Мозг отказывался принимать факт вины обоих, впрочем, так ведь всегда: у нас, у женщин, как ни крути, во всем всегда виноваты мужчины! Это он ломается как девочка! Он строит из себя недотрогу, когда ему такое счастье само плывет в руки! Он делал вид что ем все по бую, хотя стоило ей надавить еще раз, посильнее, порешительней, наружу вылезло то, как он ощущал себя внутри! Он – причина ее страданий! Он, обнимает ее и говорит, что ей со всем придется бороться в одиночку! Он! Он! Он!....
Обидно! Но даже теперь, когда она едва попыталась найти утешение на плече у своего обидчика, потянувшись что бы обнять его в ответ, его фраза, такая эгоистичная, такая жестокая сейчас, в данный момент, снова резанула по больному словно лезвие ножа.
По какому праву он позволяет себе такое? Зачем говорить ей, что не поможет ей разгрести эту выгребную яму в которой они оба погрязли, и следом добивать фразой, которую она наверное и хотела бы услышать едва поцелуй прекратился? Неужели он настолько жесток? Впрочем, сие можно объяснить непробиваемой тупостью сильной половины человечества, но только не в головку Бек в ту минуту.
Обида резко, моментально переросла в злость. Злость на себя, на него, на всех тех кто находился вблизи от нее радиусе в километр!
- О, да катись к черту! – резко отталкивает от себя и поспешно собирает свои манатки: книги, сотка, сумка….
Думаю ему не понадобиться объяснять причину ее поведения. Надеюсь, если до него наконец дошло, он позволит ей побыть наедине со своими мыслями…

0

13

1. Название воспоминания/события
    thank you for making me feel like I'm guilty
2. Действующие лица
    Габи Райф и Ривка Лэви
3. Дата/примерная дата и время
    спустя недельку +- пару дней после событий в радиорубке
4. Последующие события.
    А толку, Габриэль, что ты громко стучишь кулаком по столу. Людишки оборачиваются, всматриваясь в эту глупую пару, которая только что нежилась в объятьях друг друга, а теперь буквально швыряет посуду по всему кафе. Зачем посылать Райфа к черту, если он и без того с бесом водится?! Зачем убегаешь, Лэви, когда тебя как никогда искренне просят остаться. Это хуже итальянских страстей, потому что совершенно того не стоит. Как и в рубке, ты Бэк, убегаешь едва ли не захлопнув дверь. Злишься якобы на Гейба, но скорее всего на саму себя. Гордость и непокорность берут верх на скользкой грани мазохизма и неподдельного счастья. Своей горячей кровью ты либо втопчешь и разобьешь Райфа, либо сама превратишься в пыль. Мое упрямство сделает тебя Викторией, вознесет выше небес и с высоты собственного полета ты посмотришь на мелких людишек, на своего Габриэля величиною с муравья, и все поймешь. Именно в тот момент, когда задирая голову наверх, он наконец разглядит твое величие.

А может все будет совершенно по другому.
Так, как ни один из смертных вообразить не в состоянии.

5. Статус:
Закрыт.

0


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » я не смог это назвать