Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Как Цезарь и Алес с криминалом боролись


Как Цезарь и Алес с криминалом боролись

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Название воспоминания/события
Как Цезарь и Алес с криминалом боролись
2. Действующие лица
Caesar Avery, Alessandra Martinez
3. Дата/примерная дата и время
18 июля, около 6ти вечера
4. Краткое описание.
Алес нужно забрать одну вещь из летнего домика своей семьи, который совсем недалеко от Сан-Франциско. Девушка уговаривает Цезаря поехат с ней: она не хочет пересекаться с семейкой и хочет "обойтись малой кровью" - тихонько пробраться в дом.
Но всё переворачивается с ног на голову.. Студенты пробираются в дом через задний ход, гостепреимно распахнутый настеж. Только вот в доме полнейший беспорядок: некоторые окна разбиты, мебель перевёрнута, полки выдвинуты... Это не останавливает молодёж...
5. Эпиграф (по желанию)
Странные дома
Не стоит в них входить!

0

2

"Да ладно, чего уж там!" - самоуверенно отмахивался Цезарь, соглашаясь на просьбу Алессандры сопроводить её в поездке.  Он искренне не понимал опасений девушки - как будто она собиралась не съездить за некоторыми своими вещами в фамильные загородные угодья, а как минимум выпотрошить по самые помидоры швейцарский банк. В его  видении ситуации, которое было весьма и весьма ограниченным в силу его неосведомленности в  биографии девицы Мартинез, фигурировало то самое сакраментальное "ничто беды не предвещало", которым, как правило, в жизни Эйвери ознаменовывались самые яркие экшны с примесью детектива, драмы, комедии, а порой и фантастики. И казалось бы, уже одно только это должно было насторожить невнимательного сорвиголову и побудить быть готовым ко всяким сюрпризам, чтобы, когда они  непременно впишутся в его биографию, встретить их  по достоинству во всеоружии.
   Ну да ладно, о чем это мы? Цезарь летящей непринужденной походкой вышагивал по газону по траектории, берущей начало у припрятанной в кустах машины и заканчивающейся у черного входа в дом, о котором его осведомила Алессандра раньше, чем Цезарь успел со всей своей пресловутой непосредственностью вломиться в парадные двери имения Мартинез.
- Ничего так домишко, - одобрительно отозвался о шикарной постройке Эйвери прямо-таки со знанием дела. - Охрана есть? - сканируя фасад здания на предмет нахождения на нем камер или чего-то похожего на то, машинально поинтересовался  Цезарь. Он часто и густо сыпал вопросами из серии "а оно тебе надо?", всвязи с чем у Алессанрдры было два варианта: либо  добросовестно отвечать на все, либо загрузить пытливый мозг молодого человека чем-нибудь более полезным.
  Впрочем, можно было и просто отморозиться, потому что секунду спустя мысли Цезаря сами по себе переключились на обдумывание  переспектив в его будущем, в которых как раз-таки и фигурировал такой замечательный загородный особняк.

+1

3

Ну… Я волновалась, честно говоря. Отряд мурашек давно, ещё с самого утра, уверенно маршировал по моему телу, заставляя ёжиться от плохого предчувствия. Как же мне не хотелось ехать туда!
Я повела плечами, пытаясь сбросить с себя плащ тревоги: явной причины волноваться не было – я просто ехала в летний домик нашей семьи за кое-какими личными вещами, которые не успела забрать, стремительно порывая связи со своей семейкой. Я даже взяла себе Цеза для моральной поддержки – какая-никакая, а всё-таки компания. А точнее -  очень весёлая и приятная. Наверно, мне хотелось сделать поездку весёлым приключением, а не мучительной обязанностью.. Ну ещё бы, ведь были причины – я должна была наслаждаться каникулами.
Стояла середина июля: солнце жарило во всю, не давая ни малейшего послабления никому, асфальт плавился под ногами, а по улицам вышагивали толпы девчонок в бикини. Каждый прохожий на улице улыбался, активно любил весь мир и желал поделиться со мной этой важной новостью, что иногда весьма раздражало. Но всё же я безумно любила лето всем сердцем, несмотря на удушливую погоду – вечный праздник и золотистый загар я ни на что не променяла бы.
Я вздохнула и приподняла солнечные очки, рассматривая предложенное место для взлома:
- Ну что, ты готов преступить закон? – флегматично поинтересовалась я у парня. Да, не буду от вас скрывать – мы должны были зайти через задний вход. И совсем не потому, что я не хотела знакомить «жениха» (как бы сразу подумали они) с семейкой Адамсов.. Скорее, я самого Цезаря не хотела шокировать этими милягами с акульими улыбками.. Да и встречаться с родственниками  было бы верхом идиотизма: я не могла поручиться, что одна из моих тётушек не кинется при встрече на меня с ножом…
Я уверенно распахнула дверь, открывающуюся во внутренний дворик, и ступила на газон. Как же здесь было всё знакомо с детства! В этом доме я проводила всё лето, зачастую даже не зная, что там - дальше этого самого забора. Да, папочка весьма скрупулезно следил за моей безопасностью, поэтому я знала здесь каждый уголок, каждую травинку.. и каждый тайник, которыми я себя не обидела.
Хмыкнув, в ответ на хлынувшие воспоминания, я услышала голос Цезаря:
- Ничего так домишко, - протянул он, оглядывая мою собственность. Точнее, фактическую собственность Дьябло, на которую он просто ленился предъявлять права. Лично я считала этот дом каким угодно, но точно не «ничего».
- Охрана есть?
- Да… - я указала пальцем на незаметный красный огонёк на углу фасада. – Есть несколько камер по периметру, подсоединённых к сигнализации. Они реагируют на движение.
Заметив вопросительный взгляд парня, я улыбнулась:
- Нет-нет, я уже её отключила,– я демонстративно помахала ключами, вынутыми из кармана. – Оставила себе на память, и теперь вижу, что не зря.
Я пошла в сторону поблёскивающей стеклянной задней двери дома, с трудом борясь с желанием пригнуться и продолжить путь по-пластунски. Но я внушала себе, что ничего противозаконного мы не совершаем.. Дух авантюризма пел в крови, толкая на разные глупости, которые я сразу же выкидывала из головы, но, каюсь, тихонько хихикала над моей бурной фантазией.
Подойдя к двери, я дотронулась до ручки – металл приятно холодил кожу – и полезла за спрятанными в кармане ключами. Но тут дверь раскрылась нараспашку. Я удивлённо нахмурилась: я была в курсе, что Мартинезы отдыхают сейчас в этом доме, но мы ВСЕГДА закрывали все двери, даже находясь внутри, что уже говорить о прогулке.. Статус обязывает быть бдительными. А родственника, страдающего кретинизмом или синдромом открытых дверей я вспомнить не могла.
Но я благоразумно не стала заморачиватья на такую мелочь – открыта дверь, так открыта! Тоже мне странность.
Я поманила Цезаря пальцем и шмыгнула в дом.
- Эм….??? – из моей груди вырвался возглас, и я нахмурилась ещё сильнее: по всему полу гостевой комнаты, куда мы и зашли валялись скомканные вещи, мебель была перевёрнута вверх дном, матрас лежал на боку, подушки были разорваны, а перья вальяжно кружились в воздухе.
- Что же здесь произошло? – озадаченно произнесла я, не замечая, что говорю вслух.
В голову закрались подозрения, на душе заскребли кошки дурного предчувствия, но я уверенно отмахнулась от них: мне не нужно было ничего выяснять и знать, мне просто нужно было забрать вещи! Я аккуратно обошла разбитую вазу и оглянулась на Цезаря:
- Мм, пойдём, мы быстро закончим, - произнесла я как ни в чём не бывало.

+1

4

Как только Цезарь перестал дразнить свою фантазию всякими мыслями о своем радужном будущем, он переключился в другую крайность. Теперь, когда Алессандра с таким хладнокровием выдала ему все "явки и пароли", а в данном конкретном случае подробно описала, где, откуда и сколько камер следят за ними, Эйвери прямо даже воодушевился как-то. И хотя он не был из тех, кто уж очень охотно кидаются с головой во всяческие авантюры и приключения, сулящие нервотрепки, яйцерезки и прочие садистские штучки, но сейчас это все казалось достаточно увлекательным. Цезарь даже как-то ненароком припомнил парочку блокбастеров про Бонда и даже пресловутую "Миссию" - хотя вряд ли им с Мартинез пришлось бы сейчас выделывать подобные трюки...
   Эйвери, доросовестно исполняя роль не то охранника, не то просто хвоста, который телепается сзади, чтобы скучно не было, проследовал за Алессандрой - ему абсолютно не тронуло то, на чем задержала свое внимание девушка. Разумеется - он же не знал традиций и привычек их семейки, хотя, конечно же, оставлять обиталище (не будем даже уточнять, что данное конкретное обиталище совершенно наверняка вмещало в себе достаточно дорогих вещей) нараспашку было бы не очень благоразумно, даже представляй оно собой крохотную квартирку.
   Подчинившись зову Алессандры, Цезарь прошел в гостиную, где последующую минуту или что-то около того, не без любопытства рассматривал форменный беспорядок, царивший вокруг.
- Эм... Ну я так понимаю, что это все, - Эйвери неопределенно взмахнул руками. - не есть лишь проявлением какой-нибудь, скажем...фамильной неряшливости, да? - он видел это много раз в фильмах, когда главные герои возвращались домой, в офис, на дачу и обнаруживали там бардак, свидетельствующий о событиях явно малоприятных. Но вот чтобы в жизни. Смесь любопытства с азартом заиграли в глазах Цезаря. Он даже попытался прикинуть в мозгу, как из этих новых ощущений можно было бы соорудить стоящую идею и модифицировать ее в сценарий.
   Хотя вопрос Эйвери относительно неряшливости Мартинезов был явно шуткой, Алессандра все же не выглядела настолько удивленной, как должна была бы. Ну или по крайней мере, не такой удивленной, каким был Цезарь. Видимо, семейка тут была - Адамсы нервно подбирали окурки в коридорах... Эйвери слышал о них лишь краем уха от Дьябло, предпочитал особенно не выпытывать у него, что к чему, и, судя по масштабности поисков, которые не ограничились лишь шмотками, не пожалели также и предметы быта, и вазы, не зря. Меньше знаешь - крепче и безопаснее спишь.
  - Да уж, давай поторопимся, - согласился Цезарь, а задница, всенепременно жаждущая приключений обиженно заскулила. В кои-то века появилась хлипкая надежда на что-нибудь "из ряда вон!" (если не сказать больше и грубее - "из ряда нахер") выходящее, и то обещало в ближайшее время закончиться достаточно прозаично.
   Молодой человек проследовал за приятельницей дальше - в ее комнату. Возможно, это все было лишь последствием увиденного, может быть, осознание того, что здесь повсюду натыканы хоть и выключенные, но камеры,  но Эйвери никак не мог избавиться от ощущения, что кто-то здесь есть поблизости, причем, этот кто-то явно не из отряда безобидно вяжущих носочки, и только и ждет удобного момента, чтобы выскочить, как черт из табакерки.

+1

5

Я хмыкнула, глядя как Цезарь «крадётся». Честно скажу вам, было немного не по себе: как я уже говорила, в доме мы всегда поддерживали порядок.. А тут создавалось ощущение, будто кто-то что-то искал, причём целенаправленно. Очень сомневаюсь, что обычные воришки смогли бы учинить такое: только самоубийца сунется в дом Мартинезов с такой целью, даже после смерти Хорхе. Так что чутьё мне показывало, что мы вляпались. Крупно.
Как бы то ни было, это было не моё дело. Я пришла сюда за шкатулкой, больше мне ничего не нужно было ни видеть, ни знать. Так что я не стала пугать Авери ещё больше, рассказывая страшилки – всего лишь поманила пальцем за собой и стала подниматься по лестнице.
Да.. Неизвестные гости постарались: шкафы сломаны, будто им мало было просто открыть дверцы, ковры изрезаны и перевёрнуты, полки и их содержимое валялись на полу для всеобщего обозрения. И среди всего этого хаоса я боялась только одного: увидеть на стенках кровь. Я боялась признаться даже самой себе, что такой вариант возможен. Да, я презирала свою семью, не хотела больше ничего общего с ними иметь, но всё же это была моя семья – они вырастили меня и я стала такой, какая я есть, только благодаря им. Я бы никогда не смогла пожелать им смерти, я любила всегда, пусть даже по-своему.
Шуметь не хотелось. Я тихо переступила груду вещей, в которых с трудом можно было узнать мои летние сарафаны, и зашла в комнату. Вихрь воспоминаний закружил меня, но я не позволила сбить его меня с толку: я встряхнула головой и сфокусировала внимание. Но этот раз я не смогла сдержать удивлённого возгласа:
-  О боже…!
Моя комната, кажется, пострадала сильнее других. Складывалось впечатление, что именно в ней незнакомцы сосредоточили свои поиски: абсолютно вся мебель была перевёрнута, подавляющее большинство даже изодрано на части. Некоторые деревяшки паркета были вырваны, подушки разрезаны, книги с полок выброшены на пол, а одежда.. Короче говоря, я была в шоке. Зачем кому-то понадобилась превращать мою комнату в этот кошмар?
- Давай возьмем то, что мне нужно, и уйдём поскорее, - пробормотала я.
В голове навязчиво крутилась какая-то мысль, но никак не желала оформляться во что-то более конкретное.
Перешагнув груду фиолетового стекла, в которой я с грустью узнала мою любимую дизайнерскую вазу, которую мне подарил мой первый поклонник, я подошла к окну. Было странно, что гости не забрались сюда, хотя на то и был расчет: я достала из-под подоконника маленький ключик, который был приклеен туда скотчем много лет назад. Сдунув пыль, я почувствовала себя настоящей Нэнси Дрю.
Теперь была другая проблема… Где же шкатулка?
Ладно, пора вам рассказать, зачем я сюда приехала, взяв Цезаря. Когда мне было пятнадцать, папочка сделал мне замечательный подарок на день Рождения – удивительной красоты шкатулку из красного дерева. Признаюсь, я была расстроена подарком: открыть мне её дозволялось лишь в день, когда мне исполнится 21. Глупость, не правда ли? Во всяком случае, я была в бешенстве, что не получила что-то действительно стоящее.. Например новенький мобильный.
Сейчас я понимаю, что Хорхе тренировал мою выдержку, что входило в его личный спецкурс моего воспитания. Но 21 исполнялось мне через пару недель, а любопытство всё ещё было. Так что я решила забрать это сокровище.
Я внимательно рассматривала груды вещей у себя под ногами, тихо комментируя:
- Ну и где? Приурки эти грабители – где мне теперь вещь нужную найти?!
И вдруг произошло то, чего я точно не могла ожидать: со стороны лестницы отчётливо послышался громкий скрип.
- Твою мать! – шёпотом ругнулась я. – Только не это!
Неужели кто-то с чокнутой семейки решил порадовать нас своим визитом? Недолго думая, я схватила Цеза за майку и почти на себе втащила его в мой шкаф в стене. Мигом закрыв дверки, я затихла.
Места было совсем немного, даже катастрофически мало, особенно с учётом кучи дребедени, валяющейся на полу, так что нам с Цезом пришлось изобразить в лицах картину двух любовников, запертых в шкафу: я прижималась лицом к его майке, стараясь не упасть обратно в комнату, знаками показывая, чтобы он молчал, и подсматривала в щёлку.
- Кажется, я слышал какой-то шум, - звук громкого грубого голоса разорвал тишину. Чёрт, я могу поклясться, что у моего дядюшки нет такого раскатистого баса.

+1

6

Хотя Алессандра выглядела относительно спокойной и непрошибаемой (но лишь относительно), Эйвери предполагал, что на самом деле недоумевает она почти также, как и он сам, ибо ситуация, как ни крути, как ни верти, к абсолютному равнодушию совершенно не располагала. Сказать, что Цезарь прямо-таки напрягся было бы ложью, как и заявить, будто у него возникло стойкое желание побыстрее свалить отсюда. Знаете, ведь человек,  проживший всю свою жизнь в относительно спокойной  атмосфере, никак не связанной с криминалом, авантюрами и иже с ними, и видевший такие сюжеты лишь в кино, что само по себе не предполагает какого-то серьезного отношения, так вот такому человеку не свойственно тутже моментально проникнуться драматизмом ситуации и воспринять её за реальную угрозу собственному благополучию.
  - Да, конечно, - охотно поддакнул Цезарь и даже совершил круг почета по комнате, чтобы изобразить бурную деятельность. Вряд ли он мог бы реально чем-то помочь Алессандре, даже если бы знал, что именно она ищет, потому что от многообразия вываленных из шкафов и ящиков вещей разбегались глаза. Так что, пока девушка занималась поисками, Эйвери поочередно брал в руки то фотографию в рамке с разбитым от удара стеклом, то сувенирную безделушку. Последней его внимание привлекла очаровательнейшая вещица из красного дерева, на которую он совершенно случайно наступил, не  заметив среди груды тряпок. И, как назло,  обстоятельства, резко сменившиеся с подозрительно спокойных на откровенно стремные, не дали ему в полной мере оценить красоту изделия и налюбоваться им. Они с Алессандрой практически синхронно замерли, прислушиваясь к приближающемуся движняку.
   Импровизация никогда не была сильной стороной Цезаря ни в режиссуре, ни в жизни. Он предпочитал планированое и четкое, обстоятельное обдумывание предстоящег, хотя жизнь довольно часто и щедро снабжала его всяческими спонтанностями и нежданчиками. Поэтому, а может быть, еще и потому, что Мартинез заранее предполагала что-то такое, отреагировала она достаточно быстро (и уж явно быстрее, чем дождалась бы реакции Эйвери). Буквально через считанные секунды Цезарь оказался вжатым во внутреннюю стенку шкафа, по прежнему держа в руке шкатулку.
- О, ты такая шалунья, -  только и успел беззвучно прошелестеть на ухо Алес Цезарь (вот где бы подшутить - на это всегда реакция была быстрая, что и говорить!), прежде, чем стало ясно - лучше бы им не дышать вовсе во избежания нежелательной встречи. Ну а еще лучше - просто испариться или телепортироваться восвояси.
   В одной руке его все еще была шкатулка, второй он придерживал Алесс за талию, чтобы та не вывалилась из шкафа на радость ищущим их подозрительным субъектам. Вообще, если бы не эти самые субъекты, то ситуация была бы самая что ни на есть романтичная... И замкнутое пространство в виде темного тесного шкафа очень способствовало бы бессловесному взаимопониманию. Да, именно об этом подумал сейчас Эйвери - и никак не о том, как им отсюда теперь незаметно улизнуть.

+1

7

Я боялась вывалиться из шкафа вперёд пятой точкой на обозрение нежданных гостей. Сердце колотилось как бешеное, глаза мои лихорадочно бегали, пытаясь найти выход из сложившегося, в прямом смысле, тупика.
Почему-то в этот момент я вдруг заметила, что прижимаюсь всем телом к Цезу, а он крепко придерживает меня за талию. Нет, я не в этом смысле – я люблю Эйвери как хорошего друга и ничего больше, но на ум приходило харакири, которое бы заставила меня сделать самой себе Алекс, увидев нас сейчас. И о чём я только думаю?
- О, ты такая шалунья, - прошептал мне на ухо Цез. Да он с ума сошёл!
Я беззвучно шикнула и метнула из глаз молнию, задрав голову наверх: парень на порядок оказался выше меня.
- Молчи, иначе мы оба покойники, - одними губами прошелестела я и напряжённо замерла, прислушиваясь: из комнаты лилась тишина.
В такой пугающей обстановке, когда не слышно ни звука, мы провели около минуты: всё тело невыносимо затекло, хотелось сделать хоть одно маленькое движение. Дышать приходилось через раз. Мне оставалось только догадываться, что происходит за дверями шкафа, который стал для нас и прикрытием, и ловушкой.
И вот, спустя, казалось бы, целую вечность, мужской голос пробасил:
- Здесь никого нет, Алекс. Вечно ты слышишь странные звуки. Херня, - голос прозвучал всего в метре от меня и я вздрогнула, всем телом ощущая опасность, исходившую снаружи.
- Алехандро, никакая это не хрень. Я слышал шаги и даже голоса. Здесь определённо кто-то был кроме нас, - ответил второй. Чёрт возьми! – я мысленно выругалась. Если против одного у нас и были шансы – повалить, выбить из руки нож и отрубить, чтобы быстренько смыться, то против двух и мизерного не было. Может, конечно, Цезарь и сильный, да и я не пальцем деланная, но простые телохранители в дома наркобаронов не вламываются. Стало интересно.
Я, каким-то чудом, изогнувшись, припала к щелке двери, разведывая обстановку. Еле слышное шипение Цезаря за спиной я проигнорировала как не первоочередное, а вот за руку, которая до сих пор держала меня, я была очень благодарна.
Один из взломщиков оказался мужчиной среднего роста, бритая голова, пирсинг в руке и тату.. На всю грудь и спину, судя по всему. Человек был в тонкой белой майке, через которую эти «украшения» и просвечивали. Второй же, обладатель, видимо, громкого баса, был немного ниже первого парня, в белых брюках и белоснежной рубашке. Он стоял прямо передо мной, загораживая спиной комнату. Я с неудовольствием заметила, что у него сзади из-за пояса торчит пистолет. Попали мы конкретно.
Я закусила губу: я действительно не могла пока ничего лучше придумать. Чем сидеть в шкафу и ждать, пока эти красавчики уйдут. Но если они захотят посмотреть что-то в шкафу – ведь зачем-то же они пришли? – тогда нам крышка.
- Ты нашёл его? – пробасил Алехандро, поведя плечами.
- Нет. Такую маленькую вещь сложно найти в целом доме. Но мы всё перерыли, его нет, - ответил татуирированный. В голове сразу закрутились вопросы: что же они могли искать? Сейф? 
Впервые за долгое время мне стало страшно. Всю мою жизнь от таких дядечек меня опекал отец своими же такими же дядечками, так что я, даже зная азы самообороны и теоретически умея стрелять из пистолета, совершенно терялась сейчас. Как мне было стыдно перед Цезем, что привела его сюда.

+1

8

Эйвери за эти секунды/минуты (он не был вполне уверен в том, сколько времени прошло) успел вдоль и поперек избороздить сложившуюся ситуацию  в поисках выхода. Но лучшей идеи, чем просто "телепортироваться" он не нашел. Возможно, в любом  другом случае Геббель с его "всем простым и гениальным" оказывался прав, но только не сейчас. То, что было проще всего пахло либо фэнтэзи (в частности, вышеупомянутая телепортация), либо откровенным дебилизмом (это если просто выйти из шкафа и бодро поприветствовать присутствующих), но уж точно не гениальностью.
  Жить хотелось как никогда. Почему-то мысленно представляя себе этих брутальных уродцев, Эйвери так и чуял задницей, что пристрелят - глазом не моргнут и даже не сощурятся.  И от этой мысли жить хотелось вдвойне. Нет, даже, пожалуй, еще больше. Полезный тренажер для тех, кто потерял вкус жизни, но этим Цезарь никогда не страдал.
  Пока Алессандра изгалялась, чтобы узреть, что творится в ее собственной комнате, не имея даже возможности никак повлиять на происходящее, капризно топнуть своей хозяйской ножкой и вытолкать нахалов прочь, Эйвери зажмурился и попытался представить себе, какое продолжение написал бы он подобному боевичку, если бы являлся его сценаристом и режиссером. Как бы он развернул ход событий, чтобы, как говорят в народе, оказались "и волки сыты, и овцы целы", но варианты опять же не радовали разнообразием - вечно то волки не были довольны своим положением, то овцы истекали кровью. В воображаемый боевичок затесать пару пулевых ранений было проще некуда. Примерять такие украшения на себя Цезарь не намеревался. В том была вся и разница, и головоломка, и ребус...
   Пока Эйвери раздумывал, в комнате продолжали происходить активные поиски, сопровождаемые диалогами верзил, которые, надо полагать, были вооружены до зубов. Последние их слова вывели Цезаря из задумчивости, потому что прозвучали достаточно близко. В какой-то момент ему показалось, что вот - сейчас распахнется дверца шкафа и аля-улю, "он был хорошим братом, сыном, другом"... Но нет, шаги отчетливо отдалились и Цезарь едва сдержал выдох облегчения.
- Как мы отсюда свалим? Через окно? - в самое ухо Алесс прошептал Цезарь, сам едва различая произносимые звуки. Хотелось надеяться, что слух у парниш не на уровне летучей мыши.
    На самом деле, хотелось спросить еще очень многое, например, стоила ли та херня, за которой они с Алесс сюда припёрлись такого стресса и массового суицида нервных клеток; часто ли в жизни Мартинез бывали такие пиздорезки; и, в конце-концов... не против ли она заняться сексом в таких экстремальных условиях?
  Последний вопрос Эйвери благополучно затолкал подальше - импульсивности у него, конечно, было не занимать, но до уровня бестолкового похотливого самца он еще не опускался, чтобы всерьез принять такое внезапное предложение собственной извращенной фантазии.

+1


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Как Цезарь и Алес с криминалом боролись