Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » от ненависти до гомосексуализма один шаг


от ненависти до гомосексуализма один шаг

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. название воспоминания/события
от ненависти до гомосексуализма один шаг
2. действующие лица
Тимоти Бэлл, Александр Бэлл
3. дата/примерная дата и время
примерно на третий-четвертый месяц после усыновления Тимоти, года полтора назад.
4. краткое описание.
максимализм подростка не знает меры, рамок и уж тем более, что такое здравый смысл. на то он и максимализм. считается абсолютно нормальным хотеть убить человека, а через минуту считать его самым близким.
Тим сразу невзлюбил нового родителя, его планы разрушились, когда его забрали из приюта. надо бы радоваться, но Тим только злился, в особенности, конечно, на своего опекуна. очередная ссора - абсолютно не нечто новенькое. словесная перепалка, попытки воспитывать - да какой в этом смысл? но, как известно, окружение всегда на нас влияет, хотим мы того или нет. вот и Тимоти изменился со временем, пока жил в новой "семье", оттого и итог ссоры предсказать стало сложнее.

+1

2

Главный вопрос, которым все время задается Тимоти «что все от меня хотят?». Ответа на него за шестнадцать лет жизни найдено не было, как бы парень не старался. Порой люди начинают приставать к тебе со своими вопросами, просьбами, наездами, не объясняя причины и даже не давая шанса разгадать их тайный замысел. Частенько говорят «я забочусь о тебе». Но это же полнейший бред, абсурд. Проведя всю свою жизнь, которая, к слову, сейчас в самом разгаре, Тимоти ни разу не видел такого, чтобы кто-то заботился о другом человеке, плевав на свои интересы. Нет безвозмездной помощи. Потом обязательно все вам вернется. Разве только… Его любимая Алесса никогда ничего не просила. Но он никогда и не считал ее человеком, предпочитая больше думать, что она ангел, или еще какое-то мистическое существо, абсолютно случайно посланное на эту гнилую планету. С момента ухода девушки Тимоти приходилось иметь дело только с лицемерием. Некоторые люди считали себя его друзьями, давали советы, сами о чем-то просили. Тим никогда не реагировал на них, в итоге все срывались, психовали, какой мальчишка ужасный, да подобно злодеям в кино, в чувствах выдавали ему, что общались ради какой-то своей выгоды. Ну, вот и как прикажете теперь верить кому-то, в чью-то заботу? Тимоти довел до автоматизма свое безразличие в таких вопросах. Стоило кому-то просто поинтересоваться, как у него дела и начать расспрос с пристрастиями, как парень тут же, откровенно говоря, клал хуй на разговор и начинал считать ворон или трещинки на потолке. Скука. Люди такие одинаковые, что даже неинтересно.
Сегодняшний вечер самую малость напомнил ему некоторые моменты в приюте. Например, когда он что-нибудь учудил и его ловили. Отчитывали по полной, орали, какой ущерб он приносит заведению, а в конце непременно добавляли «это ради твоего блага» и наказывали. Ради какого блага, простите? Никто не знает, что нужно человеку, кроме него самого. Если вам доставили проблемы, не надо говорить, что их радикальное решение в виде расправы с нарушителем осуществляется ради его же блага. Бред сивой кобылы.
В этот раз его поймал уже его родитель, хотя язык не поворачивался назвать так парня, который на каких-то пять лет старше самого Тимоти. Он всего лишь не убрал со своего стола самокрутку и ушел в туалет. А Александру понадобилось именно в этот момент войти в комнату и без труда заметить сие произведение искусства на столе и догадаться, что это. Тимоти вышел и напоролся на разъяренного опекуна. Ну, сейчас начнется опять «это вредит твоему здоровью», «ты что, хочешь потупеть» и так далее. Но, ставлю сотню долларов, не прозвучит такого, что «меня могут засудить если найдут траву в моем доме» или что-то подобное. Опять начнется выдуманная забота, от которой Тимоти уже откровенно тошнит. Парень приготовился отключаться и не слушать уже мужчину, в конце концов, это его дело – гробить свою жизнь. Чем хочет, тем и занимается, ему уже шестнадцать (для него это очень гордо звучало, нежели для людей постарше). Но Алекс, почему-то, пугал его намного больше, чем когда-то воспитатели. И было странное чувство стыда, непонятно откуда появившееся.

+2

3

- Как же ты меня бесишь, пацан, - с озлобленностью швырнув маленький мячик в стену, я не заметил, как в гримерку вошел мой друг, к слову тот самый с которым мы и спорили на усыновление.
- Ну, как тебе живется? – спросил мой друг, он же мой фотограф, он же человек, сейчас с наглой улыбой протягивающий мне стаканчик кофе, от которого я не отказался, так как полночи провел в полицейском участке, забирая своего непутевого приемыша, которого, по всей видимости, у меня скоро заберут. Черт, ну как можно управлять шестнадцати летним ребенком??? Сделав два больших глотка, я сел ровно на диван и повернувшись к другу, сказал:
- Это ужасное существо, это дьявол, я не знаю, что мне с ним делать и как с ним справляться, и не нужно мне говорить, что я мог маленького  взять, черт, - я тяжело вздохнул, закрыл глаза и откинувшись на спинку дивана продолжил, - Я думал с взрослым будет проще, ага, хер там, знаешь я таким вот не был, а он, да черт, ему всего шестнадцать лет, а у него каким-то образом получается транжырить мои деньги и постоянно попадать в участок. Я устал…
- Алекс, а ты не заметил, что парень  у тебя всего три месяца? А еще он будет у тебя года три, и заметь, что он жил всю свою жизнь в приюте, а у тебя мать и отец, известные и влиятельные люди, ты никогда не сможешь его понять, попробуй просто найти с ним общий язык, возможно, что-то удастся изменить, пойми у него могут быть причины на то, чтобы себя так вести, - мой друг улыбнулся и похлопав меня по плечу вышел, а я решил пойти домой, ведь съемки закончились уже… Больше часа назад… И может действительно Артур прав и стоит попытаться…
Я переоделся, быстро под душем смысл весь гель с волос и не вытирая их, а слегка взъерошил, одел очки в стиле «американский полицейский» и захватив свой телефон поспешил домой.
Подъезжаю к дому я успел прокрутить миллион разнообразных вариантов своих слов, которые я собрался сказать своему… Приемному сыну и плевать на нашу разницу в возрасте, все равно он младше… И глупее… И, черт возьми, на мне лежит ответственность.
Зайдя в дом, я нервно вертя ключи от машины в руках, прошел в гостинную и ключи тут же выпали из руки, противно звякнув упали на пол, я, не веря своим глазам снял очки, положил их на стол и подойдя к творению искусства, что лежало на нем, остановился поднимая взгляд на вышедшего парня.
- Ты дебил? – не было ни злости, ни ярости, лишь какое-то раздражение, нерв, отвечающие за спокойствие сейчас отключился… - Ты что творишь, черт возьми??? Что происходит??? Что это такое??? – а вот теперь я начинал злиться, - Не стоит строить из меня дурака, я прекрасно знаю, что ЭТО такое, я имею ввиду, что это делает в моем доме??? Как ты посмел принести эту дрянь сюда и даже не прятаться, а так в открытую в наглую… Думаешь взрослый? Думаешь теперь крутым стал??? Что ты пытаешься доказать своим поведением? Ты же только себе хуже делаешь? Что тебя не устраивает? Тебе больше нравилось жить в приюте? Когда ты полностью ограничен в своих действиях и поступках, ах ну да, вижу, получил свободу, ну что же, молодец, пацан, скоро ты своего добьешься, раз так стремишься вернуться обратно… Вернешься, и поверь этому поспособствую не я.
Я стоял прямо перед Тимом, смотрел в его глаза, в которых была видна насмешка над всем миром.
«Интересно, тебе хоть каплю стыдно???»
- Знаешь, мне надоело все это, черт! – резко схватив пацана за кофту, я припечатал его к стенке, глядя ему прямо в глаза и со злостью, с вызовом,произнес, - Решай сейчас, либо ты говоришь, что хочешь отсюда свалить, и мы идем обратно в приют, либо ты говоришь, что хочешь остаться, и, мы, что б тебя, садимся и говорим, что будем делать дальше. Поверь Тим, я не хочу чтобы ты выбирал первое, но я тебе, гаденыш, говорил, что в этом доме мы на равных, практически на равных и ты всегда будешь иметь право голоса, так давай, покажи мне свою взрослость, сделай выбор, будь мужиком, а не какой-то тварью, какой хочешь казаться!

Отредактировано Alexander Bell (2012-11-14 13:25:56)

+1

4

Самым часто задаваемым вопросом последних трех месяцев стал «почему я?». По логике вещей из приютов почти всегда брали малышей, если не едва ли рожденных. Случаи, когда забирали кого-то старше десяти были за гранью реальности. Если такое и случалось, то раз в десятилетие примерно. Кому нужен уже взрослый ребенок, с характером, с какими-то принципами, с прошлым, которое уже так просто не забудется? Только борделям, да каким-нибудь коллекционерам детей ради своей выгоды – рабочая сила или еще что. Откровенно говоря, Тимоти изначально, как только услышал, что на него оформили документы, думали, что его как раз в подобное место и забирают. По пути на встречу со свои новым опекуном он строил план побега из борделя. Удивлению не было предела, когда оказалось, что все очень даже прилично. И лишь через месяц он начал думать, что лучше бы забрали в бордель. Оттуда было реальней сбежать, чем от такого опекуна.
Тяжело вздохнув, Тим провел рукой по лицу, стараясь снять резко накатившую усталость и скуку, вызванную истерикой Александра. Он слышал в точности то, что предполагал услышать, отчего даже грустно становилось – его так давно никто не удивлял. Подняв взгляд снова на мужчину, Тим успел только пискнуть, прежде чем его впечатали в стену.
  - Эй, ты что делаешь?
Сопротивление, увы, было бесполезно. Несмотря на нормальную физическую подготовку, тягаться с подкаченным мужчиной мальчишка не мог. Приходилось лишь терпеть такую фамильярность по отношению к себе. Тимоти сопел недовольно, выслушивая все то, что непрекращающимся потоком лилось изо рта опекуна. Сейчас он бы хотел оказаться где-нибудь на пляже, чтобы не было никаких звуков, кроме шелеста волн и гальки. Но приходилось терпеть, приходилось принимать правила игры. Тимоти сейчас далеко не в самом лучшем положении, чтобы выделывать какие-нибудь трюки. Даже он понимал, что надо попридержать коней, не нарываться сейчас. Иначе все может пойти не так, совсем не так, как ему хотелось бы.
Прозвучало странное предложение. Вернуться в приют? Тимоти очень много думал о том, что он недоволен усыновлением, но, странно, мысль о возвращении не посещала его никогда. Он не задумывался, пошел бы он обратно в приют или нет? И теперь Александр поставил его в тупик, Тим всерьез задумался. Вот, ему дают шанс уйти. А что потом? Вернется он в приют. Два года жалкого существования прежде чем он наконец-таки сможет уйти оттуда и исполнить все свои мечты, задумки, планы. Чем плоха его нынешняя жизнь? Его содержат, кормят, одевают. Ведь о такой жизни ему надо было всегда мечтать. Но он строил из себя особенного, доказывая, что все людские желания ему чужды. А на деле оказывается, что ему это тоже было нужно, теперь он без этого не сможет. К хорошему быстро привыкаешь.
  - Давай поговорим.
Тимоти неуверенно поднял взгляд, вздохнул, глядя в глаза своему опекуну. Что это? Он волнуется? Почему не хочет отдавать? Тимоти был уверен, что кроме неприятностей он никому ничего не приносит, но этот мужчина говорит так, будто ему и правда важно, чтобы парнишка остался. Будто он получает какое-то удовольствие от того, что гаденыш живет с ним. Но Тимоти было сложно даже представить, что с этого получает Александр. Тим почти не помогает по дому, он никаким образом не помогает нигде. Он живет нахлебником, только вытаскивает деньги из своих новых родителей, сам ничего не вносит, так как на работу устроиться не получилось. Что тогда?
Тимоти чуть прищурился, будто это помогло бы ему разглядеть в глазах опекуна ответ на свой вопрос. Но вместо этого он почему-то начал разглядывать черты его лица. Он был очень красив, глупо скрывать. И Бэлл сам это знал. По началу Тимоти очень смущало, что его новый родитель – геи. Но сейчас он уже принимал это абсолютно нормально. Ему не нравились все эти манерные геи, которые приходили в голову при упоминании о мужчине нетрадиционной ориентации, но против Александра он ничего не имел, по сути, кроме ненависти за разрушение планов. Алекс ему даже… нравился. Да, видимо, гомосексуализм заразен, так как Тиму очень даже сильно нравится мужчина. Это плохо? А что, если это только кажется?
Тимоти всегда сразу проверял, ошибается он или нет. И в этот раз долго ждать не пришлось. Не успел Алекс еще отойти от мальчишки, как тот схватил его за плечи и просто поцеловал, будто так и надо. Он и с девушками не так часто целовался, а уж с парнем и вовсе впервые. Его накрыло волной тепла, смущения, щеки загорели. Но он лишь неуверенно смял губы опекуна, не решаясь оттолкнуть и посмотреть ему в глаза после этого.

Отредактировано Timothy Bell (2012-11-14 22:43:12)

+1

5

Я задаюсь постоянно вопросом, почему тогда, в тот момент, когда мой приемыш начала чудить, я не отвел его обратно в приют. Это волновало меня.… Но я не мог дать адекватного ответа на этот вопрос. И здесь уже для меня не важен был этот спор. Возможно, я просто привык к этому парню, который хоть и выносил мне вечно мозги и разлаживал нервы. Мне хотелось доказать этому парню, что стоит доверять людям, что не всегда все желают зла, иногда люди бывает добры просто так, просто потому что им так хочется.
Сейчас я был зол, зол наТима, на самого себя, но я не собирался сдаваться, это не в моих правилах. Здесь Франция, здесь Париж, здесь мой дом и это место должно стать домом для Тимоти. Я смотрел на парня и пытался понять, что же стало причиной такого его поведения и то, что сделал дальше Тим, ввело меня в шоковое состояние.… После слов о разговоре, я где-то в глубине души облегченно вздохнул, но потом, когда парень резко меня поцеловал с какой-то нежностью касаясь своими губами моих… Я выпал из реальности, какие-то обрывки воспоминаний, осознание того, что все это не правильно, но, черт возьми, мальчишка так соблазнителен… Легко отвечаю на поцелуй, сам от себя того не ожидая, отстраняюсь от юнца, слегка улыбаюсь и строгим, слегка хриплым голосом говорю:
- Никогда больше так не делай! – И это не звучит двусмысленно, это звучит так, как звучит. Я поклялся себе, что никогда не будет ни с кем кроме Эрика, ни с каким другим мужчиной меня никогда ничего не будет связывать, а тут… А тут еще и не мужчина совсем… - А теперь нам нужно поговорить.
Отхожу назад садясь на небольшой диванчик в гостинной, недобро косясь на все еще лежащую на столе… Дрянь.
- Первый вопрос, что это сейчас было??? Шутка? Неудачная, говорю сразу, если это так, - улыбаюсь, отводя взгляд. «Какой же он все-таки глупый мальчишка…» - А теперь я говорю, ты слушаешь, потом мы меняемся ролями, ты будешь говорить, а я буду слушать. Итак, объясни мне, и не стоит увиливать или включать свой извечный пофигизм, теперь это не прокатит, я не отстану от тебя, пока всего не выбью, что все это значит? Почему ты так себя ведешь? К чему эти концерты? И да, Тим, это концерты, это игра на моих нервах, если бы тебе было на меня плевать, ты бы сидел в своей комнате и занимался этой ерундой, а не выставлял все это напоказ. Или может быть это акция протеста? Тогда против чего ты высказываешься? Против правил, запретов? Тогда запомни малыш, эти правила, - я показываю рукой в сторону стола, - Устанавливаю не я. Так что сворачивай инвентарь. Далее, что тебя не устраивает? Кажется, здесь ты ни в чем, по сути, не ограничен. У тебя есть крыша над головой, и здесь нет еще сотни таких же, как ты, здесь есть еще я, и все. У тебя есть своя комната, своя личная, заметь, со всеми удобствами, с компьютером, всеми технологиями, у тебя есть свой собственный телефон, тебе не приходит его делить с кем-то. Ты ешь не в столовке, где на одну порцию выделяют от силы один доллар, ты ешь хорошую еду. Ты одет в фирменные вещи, у тебя есть карманные деньги, у тебя есть хоть и немного ограниченная, но свобода, все же ты еще ребенок. И, черт возьми, какое вообще ты имеешь право быть чем-то недовольным, я же сейчас стараюсь ради тебя, - я закрыл лицо руками, и протер глаза, которые устали уже за сегодняшний день от работы, от перенапряжения, - Я пытался и пытаюсь стать тебе другом, я понимаю, что я тебе не отец, хотя по документам таковым являюсь, я больше приписываю себя к старшим братьям. Ты же не хочешь идти на контакт, все эти твои выходки, вечные попадания в участок, травка… - «Поцелуй» - мысленно добавил я, убирая руки от лица и глядя Тиму прямо в глаза, - Теперь твоя очередь говорить, я хочу услышать ответы на все свои вопросы, без тайн, увиливаний и недоговорок.

+1

6

В таких ситуациях даже самое редкое и потрясающее красноречие убегает далеко в темную чащу леса, трусливо поджав хвост. Мысли спутываются в один огромный грязный глубок, слипаются, будто старой жвачкой, и выдать что-то вразумительное не представляется возможным. У Тимоти закрутило в животе от волнения, пересохло во рту. Перед глазами какой-то туман, а за ним мелькают сотни картинок, да так быстро, что уловить что-то одно нереально. Он запутался, сам себя запутал. Сегодня, видимо, был один из тех редких случаев, когда он признает свою вину сам для себя. Надурил, сглупил. Все это – его поведение, эта травка на журнальном столике – настолько глупо, настолько по-детски. Все его действия за последние несколько месяцев это одна сплошная глупость. Ведь Саша прав. Он дает ему все, о чем только может пожелать подросток. И как бы Тимоти не сопротивлялся, ему это нравится. Он рад жить так, как живет сейчас, а не так, как жил тогда, в приюте. Его нынешняя жизнь куда лучше, в десятки, сотни раз.
- Прости…
Жалкий писк, который он смог выдать, ссутулившись на диване. Было очень неприятно осознавать свою глупость, вину, а еще было стыдно за поцелуй. Он сорвался почему-то. Все произошло слишком быстро, младший Белл даже подумать толком не успел же. Да он вообще, видимо, разучился нормально рассуждать, здраво мыслить с момента, как его забрали из приюта. Правильно говорят, что эмоции мешают рассудку. Он настолько был зол, что перестал оценивать ситуацию трезво. Он, подобно отрицательным героям комиксов, полностью погрузился в ненависть. Его планы были нарушены, теперь он Гринч, который должен все разрушать.
Глупо. Очень глупо. И опять же стыдно за себя. Тимоти всегда считал себя лучше других людей, разумней и рассудительней, а что выходит сейчас? Он поддается эмоциям только так же, как и все остальные. Как все эти дураки в приюте, которые постоянно надирали друг другу задницы, стоило кому-то что-то не так сказать. Он ставил себя выше всех, а оказался в одной яме с ними.
После осознания такого накрывает паника. Кажется, у парня открылась фобия – быть как все. Он особенный! Почему он так решил? Неизвестно. Но он должен быть лучше, это его идея фикс. Пора заканчивать быть таким слабым, ничтожным, подобным приютским детям.
- Я просто… Ох, пойми… - говорить получается с трудом, мысли все еще свернуты в тугой клубок, - Я не хотел подставлять тебя… Или хотел… Я просто… - шумно выдыхает и закрывает лицо руками, - Я разозлился. Я не хотел в семью, как все. Я ничего не хочу, как все. А ты меня забрал, да еще и тупо из-за спора! – всплеснул руками эмоционально и тут же опустил голову вниз, закусывая губу, - Просто я был зол, слетел с катушек. Правда, прости. Я обещаю, что это не повторится…
Кашлянул тихо и неуверенно поднял взгляд на своего родителя. Да, пожалуй, это верное решение. Какой смысл во всем этом негативе? Какой смысл сживать друг друга со свету? Тимоти наконец понял, что Александр не такой плохой. Он, правда, для него старается. И он, правда, желает младшему Беллу только хорошего. Приют уж точно хорошим не назовешь. Так… подпишем же мировую?

+1


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » от ненависти до гомосексуализма один шаг