Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Все подряд » квартира семьи Манфреди.


квартира семьи Манфреди.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

...

0

2

начало.

предисловие.
http://25.media.tumblr.com/tumblr_maqtjfZx631r8vwvco1_500.gif
Когда мы вместе, мир вокруг становится ярче.  Когда мы вместе, безумие из наших голов переливается в реальный мир. Когда мы вместе… Да капец это какой-то, когда мы вместе!

Каждая пьянка начинается либо со слов: «а давай нажрёмся?», либо со слов: «дай просто тихо посидим, немного выпьем». Мы со Стефом всегда предлагали второе, но думали о первом. За три года нашей дружбы мы ещё ни разу не сидели тихо. То наш смех слышен в радиусе тридцати километров, то плач. То мы от полиции убегаем, то полиция от нас… Когда встречаются «человек-катастрофа» и «человек-морской бриз», их совместные вечера начинают проходить под девизами: « а тебе слабо?»,  "смотри, что я умею», и «интересно, а что будет, если?».
Десять утра. Всего лишь десять утра. Меня разбудил противный телефон Барби. Несколько раз я просила его сменить эту дурацкую песню. Нет, мы же вредные, а она же прикольная. А она всё играла и играла, играла и играла. Очевидно было, что все мои толкания и пихания его не могли разбудить, и мне пришлось перелезть через это крепко спящее тело, слепо пошарить рукой по полу в поисках телефона, чтобы ответить на звонок самой. Естественно, мне не хотелось открывать глаза, я боялась посмотреть на последствия наших посиделок. Знали бы вы, сколько усилий мне пришлось приложить, чтобы разлепить один глаз. Ведь если Стефу звонил его дядя, то я бы просто поставила телефон на беззвучный режим, а если кто-то другой, то я бы ответила.  Да и мне стало интересно, кто же это такой настырный. В любом случае, мне нужно было знать, кто испортил мне утро. Повиснув вниз головой, я поднесла мобильный друга к глазу настолько близко, что можно было рассмотреть самые мелкие царапинки. Кому-то другому, конечно, потому что я с трудом прочитала имя звонящего. Это был не дядя, а, по всей видимости один из тех жертв нашего вчерашнего телефонного терроризма «пьяный тариф».
- Занято. – хрипло и сонно произнесла я, и, не давая возможности что-то мне возразить, отключилась. Не в прямом смысле, хотя именно об этом мне и мечталось. С первого этажа запахло чем-то вкусным, что означало, что родители уже вернулись от гостей, у которых они пробыли несколько дней. У меня хорошая мама и замечательный отчим, которые перестали мне читать нотации про здоровый образ жизни, как только я стала совершеннолетней. И я поняла. Я хотела есть, а ещё больше пить. Моя попытка поднять своё тело оказалась такой же безуспешной, как и попытка Гитлера захватит мир. Импульс вроде пошёл, а всё равно сопротивление большое.
- Рик… Рик…  Воды..- голос у меня был такой, словно меня кто-то прищемил в турникете, ну, знаете, которые  в метро стоят. Почему я не позвала родную маму? Потому, что эта женщина имеет весьма и весьма противную привычку: издеваться и всячески подкалывать. Рик, конечно, тоже мужик с юмором, однако, он относится к издёвкам такого рода без особого фанатизма. Так что из двух зол выбирают меньшее. И это меньшее зло уже не спеша поднималось по лестнице.
Иногда родителям очень полезно испытывать чувство вины. Нет, не так. Детям полезно, когда их родители чувствуют вину перед ними. Из-за этого у тебя может появится свой, личный этаж в двухэтажной квартире, а так же отдельная ванная  комната и отдельный туалет, так же расположенные на твоём этаже.
Отчим зашёл в комнату, держа в руках самую желанную мною вещь (на тот момент) – стакан с водой. И картина, которую он лицезрел, явно его позабавила. Это было видно по его довольной физиономии. Ещё бы: его падчерица лежит вниз головой поперёк парня, наряженного в индейца.  В комнате хаос, пустые бутылки, полароидные снимки повсюду, ну, и так далее и тому подобное. Честно говоря, я тоже, мягко говоря, удивилась, увидев Барби в этом перьевом венце.
- Buongiorno! forse ti prendo un po 'di caffè? con il brandy?* – задорно проговорил он на итальянском. Говорить на его родном между собой у нас вошло в привычку со времён моих «домашних тренингов языка». - Очень смешно… Лучше положи меня нормально, пожалуйста… Я не могу пошевелиться… - я ещё раз попыталась встать,  и ещё раз обломалась. Рик, как и подобает заботливому отчиму, уложил меня в удобное для меня положение, посмотрел, как быстро я осушаю стакан, и, как подобает отчиму взрослой девушки, спустился на первый этаж, бросив напоследок: - мама уехала к клиенту и будет не скоро, так что, давай, буди своего вождя краснокожих, и приходите завтракать. – я что-то промычала в ответ, и попыталась заснуть.
Минут десять я пролежала, считая баранов, единорогов и прочую живность, но мне уже было не уснуть. Последней каплей стала нога Стефано, которую он перекинул через мои худенькие ножки, подминая меня под себя. Да ещё и перья его «чепунца» щекотали мне нос. Ну всё, выспались.
-  Вождь Чингачгук! – я начала трясти его и щипать за ногу. – Солнце уже высоко над горами, пора бы, вождь, делами важными заняться! Серьёзно, просыпайся, ты меня разда-а-а-вишь.

______________________________________
* - доброе утро! может быть, я принесу тебе кофе? с коньячком

внешний вид

http://s1.uploads.ru/t/gmiMP.jpg

Отредактировано Orli M. Joyce (2012-09-26 21:37:39)

+1

3

Внешний вид

http://s006.radikal.ru/i214/1209/ab/c6e95ffad4bf.jpg

Много выпил? Не, не слышал о таком. Я просто много всего «намешал». Все началось с того, что мы с Орли решили попить текилки в каком-нибудь тихом местечке, где нас не будут тревожить бесконечные знакомые лица. Выпить – поговорить по душам. В итоге получилось, все как всегда. Да потому что по-другому со мной не бывает. Помню, что мы опрокинули по три «шота», а потом заскучали в том сранном местечке. Кажется, я предложил переместиться в бар неподалеку. Зашли туда, а там коктейльная вечеринка. Тупо пить текилу. Влили в себя по два гламурных коктейля с торчащими из стаканов замученными фруктами. Рванули дальше. Проехали пол Сан-Франциско на такси в поисках чего-то отвязного. Нас не пустили в элитный клуб. Не прошли фейс-контроль. Вернее, только я. Орли без лишних разговоров были готовы пустить вовнутрь. От обиды я поссал у них на заднем дворе. Прошли парочку километров пешком до следующего клуба. По пути заглянули в заведение, где работал наш общий друг – Джонни. Остались на парочку рюмок, а что было потом, я смутно помню. Мы, кажется, попали на какую-то безумную костюмированную вечеринку, где все пили водку, а я не мог никому отказать в кампании. Что было потом и каким волшебным заклинанием я попал в квартиру Орли, да вообще добрался до кровати, для меня сплошной «сумрак».
И вот он я. Вернее, это тело пока еще не стало мной. Потому что я все еще сплю. Я покоюсь на дне глубокого оврага, куда скатился еще вчера вечером. Трусь щекой о мягкий мох (кожа Орли), отодвигаясь подальше от холодных камней (края одеяла). Проклятые птицы начинают меня доставать. Их звонкие скрипучие голоса вынуждают меня проснуться (диалог Орли и Рика). Вот бы взять ружье и перестрелять их всех. Недовольно прячу голову под пальмовый лист (одеяло), но она туда не помещается (индейский кокошник мешает). Злюсь. Пытаюсь абстрагироваться от птиц. Одна из них совсем обнаглела. Кричит в самое ухо.
Открываю глаза, но тут же закрываю их обратно. То, что я увидел мне, не понравилось, хотя я толком и не успел разглядеть. Этот расплывчатый мир закружил мою голову. Я предпочитал поскорее вернуться в свой уютный овражек, где все было понятно, никуда не скакало, не переливалось, да вообще не двигалось. Там было хорошо. Но птица не оставляла меня в покое. Вот бы двинуть ей прямо в клюв!
Прислушавшись, я понял, что она говорит по-итальянски. Да, это было явно умственно одаренная птица. Силясь, я снова открыл глаза и увидел сквозь пелену знакомое лицо. Хотя бы так! Это была Орли. А тогда куда делась птица? Мое сознание путалось, как у маразматика или же шизофреника. Вот, кстати, интересно, почему если  человек говорит с Б-гом, то он обращается к нему в молитвах и это нормально, но, когда Б-г начинает разговаривать  с человеком, так это шизофрения?
- Dio, Orly! Chi è per me? Mi sento come alla mia destra si stacca la sinistra…* - произношу я голосом «Пилы» из одноименного фильма. Удивительно, но голова у меня не болела, хотя кружилась ужасно, во рту плескалась ядовитая слюна, а горло было охвачено огнем. Состояние после ночи безжалостного алкоголизма перед простудой. Потер языком воспаленные стенки горлышка. Болит. Может, это от количество выкуренного? подумал я. И это мыслительный процесс дался мне необычайно сложно.
Прищурив глаза от дневного света и еще от чего-то, я смотрел на свою рыжую подругу, пытаясь понять, что в ней изменилось после вчерашнего вечера. То, что я был в одежде, да и она тоже было уже хорошо, хотя мы бы не никогда не стали, ну это, то самое. Или все-таки да? Нееее.
- Как мне плохо! – пожпловался я, лениво собирая свое тело в полусидящее положение.  Тру глаза ладонью. Смотрю на нее позже, а она вся в какой-то краске.
- Ой, - говорю я, качнув чем-то на голове. Чем????
Прикладываю ладонь к скуле и плавно поднимаюсь к волосам. Растерянно трогаю, то, что украшает (едва ли) мою голову. Вопросительным взглядом изучаю свои плечи. Ко мне на колени, выписывая в воздухе тройные тулупы, приземляется перо.
- Только не говори, что я... Индеец?
Так оно и есть. Размалеванный, как черт знает, что, но точно не под вождя краснокожих, в перьевом кокошнике, я предстал  себе перед зеркалом. Вернее, поймал свое отражение в нем, не отрывая задницу от кровати.
- Avresti dovuto fermato!** – заявляю я. – В прочем, мне ведь идет, да? Есть фоточки со вчерашнего?
И тут я начинаю ржать, как самая громко-ржущая лошадь на свете. Как конь, во!
- Что это у тебя на голове???? Унесенные ветром?!!! И если я хотя бы Чунгачкук, то кто ты????
Со мной приключилась истерика. Я и забыл, что всего пару секунд назад мне было ужасно плохо. Орли была такой-такой-такой нелепо смешной. Рыжая копна волос походила на сваленное деревенское сено. Нет, это был огромный огненный шар!!! Определенно!

______________
* Боже, Орли! Кто это со мной сделал? Я чувствую как от моей правой части отваливается ее левая.
** Ты должна была меня остановить!

Отредактировано Stefano Barbieri (2012-09-27 11:25:52)

+1

4

Просыпаться с кем-то после грандиозной пьянки – не так уж и страшно, как многие думают. Хотя бы потому, что второму человеку либо настолько же плохо, как и тебе самому, либо ещё хуже. И так и так, это отличная возможность поднять себе настроение. Особенно, когда этот кто-то просыпается в народном одеянии индейца.
- Откуда же я знаю – поговорила я сквозь смех. – или ты наивно полагаешь, что я помню больше, чем ты? Чувак, сейчас я открою тебе страшную тайну, - я включила режим «спец. агент ФБР» и пододвинулась поближе к другу  - моя память отказала по дороге в первый клуб. Мы, кстати, попали в него? – я действительно мало что помнила из произошедшего вчера. Я слышала, что если человек не помнит на утро то, что с ним происходило вчера, то это признак алкоголизма. Пф, ещё бы. Если бы наши встречи были редкими, то этот факт я бы ещё и отрицала. Но, это же мы. Точнее это же Стефано. С ним и с минералки напьёшься!
- Так ведь не нужно было начинать с текилы! Она всегда не доводит нас до добра! Фу, у меня во рту до сих пор вкус водку, фу… - закрыла лицо руками. Свет был таким ярким, мне казалось, что у меня сейчас лопнут глазами. И я прекрасно отдавала себе отчёт в том, что никто из нас не рискнёт встать из постели, чтобы зашторить окна. – Да ещё чего. Я тебе не Гэндальф, чтобы тебя останавливать. Над кем же мне ещё ржать? – хотя скоро нам обоим станет явно не до смеха. В первый час после пробуждения всегда так: у тебя ещё отличное настроение, в голове до сих пор играет музыка из пройденных тобою забегаловок, но потом похмелье берёт своё, и ты проклинаешь всех и всё. Я оглядела свою комнату. На ковре валялась пустая бутылка ликёра, баллончик взбитых сливок и.. стоп! – Барби, твою мать, Барби! А ну вспоминай зараза, что мы вчера делали со сливками?! – я накинулась на него, словно узнала, что он продал меня вчера в рабство. Хотя и насчёт этого, я бы задумалась. Это же Барби. – стоп машина. Я так понимаю, что мы ещё вчера дома догонялись. Но сливки-то, сливки? Так, ликёр и сливки. Сливки и ликёр… - я перебирала эти два слова в голове, хотя в ней абсолютно ничего не было. Наверное, я бы не смогла и два на два умножить. Но, что же это? Неужели Господь всемилостивый даровал мне прозрение? Или это я начала трезветь. – спокойствие, мы делали коктейль «ирландский кофе». А где тогда кофе, хотя.. Не важно… - оба они прекрасно знали, что никогда и ничего. Но когда тобой управляет ударная доза текилы, неизвестно, на завоевание каких территорий её потянет. - Ага, целый дом этих фотографий. Прямо фото-выставка наших алкогольных рож. Я бы на твоём месте не о фото подумала, а о видео. Обнови-ка youtube, чувак. Вчера могло произойти всё, что угодно. – я весело пихнула его в бок. – А что у меня на голове??? – с округлёнными от ужаса глаза, я активно начала ощупывать свою шевелюру. И она была раза в полтора объёмнее обычной. У меня создалось ощущение, что всё ночь у меня в волосах маленькие человечки устраивали дикие-пляски. И родео с быками. – Видишь ли, дорогой, я сейчас не смогу придумать себе достойное прозвище. К тому же, - начала смеяться я, - твой костюмчик, говорящий сам за себя, вне конкуренции. Уж извини – даже смеяться мне было сложно. У меня побаливали мышцы, гудели ноги, в глазах всё ещё немного рябило.
Внезапно, этот странный человек индейского происхождения,  начал ржать на всю квартиру, тряся при этом кровать.  В другой день я бы его прекрасно его поняла, вид у нас обоих, наверняка, был потрясающий, только сейчас… Сейчас, да всем знакомо это дикое чувство, когда даже собственное дыхание кажется шумом, погромче того, что от турбин самолёта.
- non si può ridere così forte? Mi sento dolore, anche nei capelli, lo sai??* - я попыталась заткнуть его подушкой, но, напрочь обессиленная, валилась рядом, то и дело выплёвывая перья изо рта.
- знаешь, мне такой бред снился сегодня. Как всегда, впрочем. Мне приснилось, что я в каком-то баре, и мне жалуется на персонал какой-то незнакомый человек. А я такая встаю, вся из себя крутышка, и говорю: «спокойно! Сейчас я во всём разберусь! Я же полицейский Малкольм!», прикинь? – и опять меня охватил ужас… предвкушая то, что произойдёт через несколько мгновений, я посильнее надавила подушкой на лицо Стефа, чтобы его очередной хохот окончательно меня не добил. – или… это.. был.. не.. сон.. mia bontà!** Мне так стыдно, чёёёрт! – я уткнулась в подушку лицом. Какой ещё к чёрту Малкольм??
_________
*  - ты можешь ржать не так громко? у меня даже волосы болят, понимаешь??
** - боже мой!

Отредактировано Orli M. Joyce (2012-09-27 13:48:02)

+1

5

Про то, что нас не пустили в клуб, а вернее меня, я тактично промолчал. Я же весь из себя такой невозможный, а тут такой стремный облом. Даже хорошо, что Орли этого не помнила. Обычно, когда какого-нибудь крутышку отшивают вышибалы на входе, он начинает размахивать выпальцовками и возбухать что-то вроде: «Ты знаешь, кто я? Ты знаешь, кто мой отец?». Даже при всем желании выпендриться и опротестовать столь грубый отказ в свою сторону от накаченных холопов-отщепенцев, мне было нечего сказать. Кто мой отец? Психиатр, которого отправили на тот свет кучка влиятельных подонков. Кто я? Никто. У моей семьи не было благородного рода, упирающегося в капельку спермы, слетевшей с  члена какого-нибудь голобокровного чувака. Моя мать была итальянкой, а отец – сицилицем. Его семья много веков прожила на Сицилии, однажды, иммигрировав из Персии (ныне Иран), если верить рассказам деда Чезаре. Свое состояние они нажили незаконным путем. Дядя Тициано говорит, что Аньези (девичья фамилия моей матери) не под кого никогда не прогибались. Они не встают в шесть утра и не мчатся на работу в поте лица. Они просто не приспособлены для «нормального» заработка. Примерно это я ощущал на себе. Да, у меня была мечта снять фильм, в который бы я вбухал все свои деньги, а если бы он провалится в прокате, то тогда я буду жить на улице и стану городским сумасшедшим. Но если он будет удачным, то я буду жить до конца своей жизни на эти деньги и купаться в бессмертной славе. Я наткнулся в процессе обучения на парочку таких режиссеров, рискнувших: все или ничего. Надо сказать, оба закончили в дурке, но остались знаменитыми. Я планирую их переплюнуть. Я верю, что для этого у меня есть все задатки и к тому же моя гениальность.
- Хреново я помню, Орли, где мы вообще тусовались вчера! – вру я, так как помню относительно большую часть наших похождений, но понимаю, если сейчас рыжесть завалит меня расспросами-вопросами, то мой мозг закипит и взорвется.
- Это же очень круто! – восклицаю я, рассматривая полароидные снимки, разбросанные по всей комнате. Надо упомянуть, что минутой ранее, я осторожно спустился (да, именно спустился!) с кровати и пополз буквально на четвереньках по полу. Собрал в охапку фотки и принялся с любопытством их рассматриваться. Они и вправду были забавными. Вытаращенные глаза, мартышкины гримасы, всклоченные волосы и…взбитые сливки. Ага. Усики и борода из белых сливок. Орли была в ударе. А вот и я, слизываю…ЧТО?! Слизываю их с ее лица. Ну, что ж. Тут есть чему удивляться. Вот, например,  эта странная поза, в которую мы скрутились на кровати, фотографируя себя с вытянутой руки. Или эта, где я демонстрирую свою голую задницу, изображая акт изнасилования шкафа.
- Тут много чего интересного, - продолжаю перебирать фоточки. Никакой пошлятины, ну, кроме, той фотки с моим голым задом, больше не было. Все по пьяному прилично, но я решил подлить маслица в огонь, а заодно заставить мисс Джойс выскочить из кровати.
- А мне казалось, что твои груди значительно меньше, или это из-за того, что на них взбитые сливки? – выдумываю я, поглядывая на вполне себе обычную фоторграфию-кривляку. – Или эта. Удивительно, как все аккуратно выбрито. Эту, я, пожалуй, заберу себе, уж очень она аррррр!
И пока меня не снесло ураганом под кличкой Орли, я продолжал издеваться и придумывать новые сюжеты для фотографий.
- Кто такой полицейский Малкольм? – поинтересовался я, разглядывая очередную фотку. – Это он тебя так грязно лапает, обтянувшись в латекс?
Конец был близок. И пока мой домик не унесло этим самым ураганом в открытый космос, я успел отстегнуть очередную шуточку.
- Волосы у нее болят! Лучше бы совесть мучила за такое!

Отредактировано Stefano Barbieri (2012-09-28 01:20:28)

+1

6

Дата и время:
31 января 2012 г, Понедельник
13:00 - 17:00
Погода:
Солнечная, но достаточно ветреная зима продолжает баловать калифорнийцев отсутствием осадков. + 12 - + 14 С.

Отредактировано Game Master (2012-11-04 15:36:54)

0


Вы здесь » Golden Gate » Все подряд » квартира семьи Манфреди.