Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » с вещами домой


с вещами домой

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

что? - все приличные девушки утром в субботу уходят с вещами домой ©
кто? - эмили и крис
когда? - задолго до декабря 2011 года
зачем? - а вы думаете, с чего поползли слухи об извращённом уме профессора уэйлера? с того, что кто-то от кого-то услышал, будто у него дома ночевала малолетняя девочка, зашедшая к нему с улицы. ну как тут слухам не окутать мужчину пошлостью и враньём?

0

2

Она прятала холодные руки в карманы, в надежде непременно согреть их теплом тела, сохраненного и приумноженного курткой. онемевшие пальцы почти не чувствовались, лишь едва заметное покалывание на кончиках говорило о том, что еще не все потеряно. Варежки давно перестали греть еще несколько часов назад, пронизанные холодом и покрытые тонким слоем корочки, еще сильнее обжигавшей нежную кожу рук. но без них было еще холоднее. Кутаясь в красный шарф, служивший одновременно воротником и маской для лица, не скрывающий только раскрыты от паники и ужаса глаза. В них читалась странная смесь безысходности и нежелания сдаваться вот так легко. Девочка пристально посмотрела в потемневшее небо, еще недавно оно было светлым, едва греющее солнце только начинало покидать небосвод, а улицы казались знакомыми. но через мгновение ее накрыла тьма и поглощающий страх. Осознание того, что она заблудилась пришло не сразу. Чуть подрагивая, ощущая холод конечностей она медленно шла вперед, в надежде найти хоть намек на знакомую местность. Куда-то спешивший народ просто не обращал на нее внимание, а потом и вовсе скрылся с улиц, прячась от холода в теплых квартирах с включенным обогревателем или зажженным камином. В этот раз Эм  пожалела, что позволила себе задуматься и унести себя в неизвестном направлении. Она раньше никогда не терялась, но раньше и место, и город и все было другим. Там, где она жила раньше, Эмили просто не могла заблудиться, за годы своей жизни она изучила его настолько хорошо, что даже закрыв глаза, по наитию, смогла бы вернуться домой.
Свет от фонарей резал глаза, которые и так болели от напряжения. она вглядывалась во тьму, постоянно оборачивалась, боясь забыть куда в этот раз она повернула, через пару поворотов забывала и начинала сначала. Когда холод начал пробираться к ней через толщею куртки. она оказалась в каком-то небольшом дворике, усыпанным отблесками света из горевших окон многоэтажки. небольшой коттедж, уютный двор. странно, она не видела раньше такого в центре. Хотя где она сейчас? Хороший вопрос. Она пристально посмотрела вверх, ругаясь на себя, свою беспечность. Мобильник замерз и не подавал признаков жизни. Часы на руке горели, поэтому их она сняла и положи в карман, да в темноте она вряд ли могла бы увидеть, сколько показывают стрелки.
Струйка пара изо рта. Почти сразу растворилась в надвигающейся тьме. Становилось все труднее дышать, с каждым вдохом она все сильнее ощущала как в нее проникает холод вместе с воздухом, сильнее куталась в шарф, надвигая его на глаза и дергала кончиками пальцев, их чувствовать она почти перестала. Пальцы ног и уже вся ступня были для нее недоступны. шаги, которые она делала не ощущались ею. страх перед холодом и темнотой давил, но все же она шла. Не важно куда, лишь бы идти.
Замерев у одинокого фонаря, Эмми закинула голову вверх, посмотрела на звезды, вновь выпустила струйку пара ртом, глотая промерзлый воздух. ее взгляд привлек мужнина, стоящий в окне дома. он кажется тоже смотрел на звезды. ей на миг стало не по себе. Отец волнуется, она неизвестно где, без денег, мобильник умер, если не в прямом смысле. Темнота и холод. Что с ней будет, если она переживет эту ночь? Только где ей ее переживать? Попробовать попасть в подъезд какого-нибудь дома? Хоть как-то согреться. переночевать там, надеясь, что утром станет чуть теплее и она обязательно выберется отсюда. Отец будет зол. И будет прав. как это легкомысленно с ее стороны было вот так просто уйти из дома.
Она его подвела. С трудом сглотнув подступивший ком к горлу, она запретила себе отчаиваться и только в этот момент почувствовала на себе взгляд. Глаза сами поднялись вверх, пересекаясь со взглядом того мужчины из окна. Она замерла, боясь пошевелиться. В горле защекотало, но она подавила в себе это, почему-то не в силах оторвать от него своих глаза. Может он поможет ей? Хотя бы позволит позвонить?!  Она ждала, надеясь на лучшее, в миллионный раз вдыхая холодный воздух и боясь пошевелиться.

Отредактировано Emily Rosier (2012-09-27 21:59:35)

+1

3

Я ненавижу осень. За всю мою довольно долгую жизнь, в это время года не происходило ровным счётом ничего положительного. Настроение вечно на нуле, погода с каждым днём всё мрачнеет и холодеет, пока, наконец, не заставляет тебя кутаться в огромные тёплые шарфы и бесформенные куртки. Возвращение из университета домой пешком становится невыносимой пыткой из-за вечно моросящего дождя, что нещадно лупит по лицу своими ледяными иголочками. И нет, чтобы в самый покров землю окутала снежная пелена, как в это принято верить в России! В наших краях этого самого снега поди дождись – скорее почки на деревьях появятся посреди зимы, а ты всё отчаянно веришь, что пройдёшься по хрустящему настилу, оставляя замысловатые следы от подошв ботинок. Осень – пора, когда большинство людей считаю, что пришло время для уныния и депрессии, а значит вытащить друзей в бар или подруг на прогулку становится всё сложнее. И вот, казалось бы, вечер пятницы, самое время расслабиться в кругу близких людей и пары стаканов виски, но я сижу дома, и периодически бросаю грустный взгляд в окно, в надежде, что картина за ним резко изменится. Да лучше б я увидел там взрыв ядерной бомбы, чем эту противную промозглость, от которой кости сводит даже в тепле и уюте собственной лачуги.
Какими бы любителями одиночества мы себя не считали, люди по природе своей созданы, чтобы быть вместе. На вопрос «что не может существовать без пары» я скорее отвечу «люди», чем «носки» или «перчатки». И вроде ничего не стоит сорвать с себя оковы надуманной усталости и вырваться навстречу дождю и ветру, наперекор плохому настроению и лени, но лишь вздыхаю и заново перещёлкиваю каналы в телевизоре. Плед, горячий чай и ты чувствуешь себя брошенной девчонкой, которая уже выплакала все слёзы, рассказала родителям и подружкам, но так и не решила ничего сама с собой.
Внезапный громкий стук словно пробудил меня. Резкий хлопок повторялся снова и снова, напуская долю страха и непонимания. Нехотя поднявшись с дивана, я шлёпаю босыми ногами в сторону окна, за которым стало совсем темно, и сперва оглядываю двор в поисках источника шума, а затем опускаю взгляд ниже и понимаю, что ветер оторвал часть карниза и весело с ним резвится, отчего железяка изо всех сил бьётся о стену и царапает стекло. Такая перспектива, как открытие окна, меня вовсе не радовала, но и спать под громкие стуки, словно находишься в разваливающейся хибаре на берегу бушующего моря, которая рискует вот-вот оторваться от земли и полететь вслед за Элли с Тотошкой, было бы невозможно. Собравшись с силами и посильнее укутавшись во флисовый плед, я рванул на себя ручку. Через появившееся отверстие в комнату мгновенно юрко проник холод, капли дождя касались не только лица, но и забирались за воротник и даже попадали в уши. Я с трудом смог руками удержать болтающийся во все стороны карниз, и прицепить его на место с помощью висящей проволоки. Как только со злом было покончено, я захлопнул окно и вновь почувствовал себя в безопасности.
И всё бы закончилось продолжением тёплого одинокого вечера, если бы не силуэт, который промелькнул за окном. Я напряг зрение, вглядываясь в полумрак, и убедился, что возле моего дома стоит чья-то хрупкая фигурка. Моей фантазии не составило труда дорисовать картину такого же одинокого, но к тому же промокшего и продрогшего существа, спасти которое внезапно стало целью всей жизни. Я зачем-то улыбнулся и поднял руку с растопыренными в стороны пальцами, хотя не был уверен даже, что существо смотрит в мою сторону. Затем сделал жест, показав вниз, в сторону входной двери, словно приглашая войти.
Спустившись по ступеням, я распахнул дверь, на порог которой стекла уже целая лужа воды с.. маленькой девочки. На секунду я удивлённо вытаращил глаза, стараясь не делать при этом резких движений. Издалека, да с плохим зрением, она не выглядела ребёнком, которого я увидел теперь вблизи. Большущие глаза, наполненные взрывной смесью эмоций – единственное, что возможно увидеть на её лице, остальная часть которого была замотана в шарф.
- Проходи скорее, - тихо проговорил я, начиная замерзать на сквозняке. – Что с тобой стряслось?
Девочка шмыгнула внутрь, скорость, с которой она это сделала, скорее свидетельствовала об отчаяние, чем наглости. Я закрыл дверь и прошёл на кухню, включая чайник и доставая с полки Несквик. Взгляд вновь застопорился на девочке, теперь я видел её лицо, и что-то внутри меня потеплело, растаяло и вытекло через края. Впервые в жизни я испытал неосознанное умиление и безропотное доверие, хотя эта малышка могла с лёгкостью оказаться серийной убийцей.
- Какао будешь?

+2

4

ОФФ

Прости, что я так долго((((

Темнота. Она поглощала последний источник света, последнюю капельку надежды, упивалась наводимым ужасом, жила и правила только в своем царстве. Можно было убежать, скрыться, обставить себя различными источниками света, попытаться победить темноту. Но она никогда не оставит тебя, ведь она часть твоей души. В каждом человеке есть тьма, которая не только пугает его, но и, порой, берет над ним верх, заставляет творить немыслимые деяния, убивать, грабить... Но без тьмы никогда не понять света. Только тонкий луч солнца может пробиться сквозь пелену тьмы и подарить собой лучик надежды в темном царстве, дать опору и вдохновить, особенно тогда, когда руки уже опускаются.
Человек подавал признаки жизни. Он кивнул, махнул рукой, словно пытаясь что-то ей объяснить, хотя Эмили и не поняла, но тело отреагировало быстрее, просто взяло и пошло в сторону ворот, к двери. Шаг, другой, третий. Сердце забилось в бешеном ритме, срываясь на бег. Мысли тараканами летали в разные стороны, сбивая друг друга и наполняя голову замерзшего ребенка звуками жужжащего пчелиного роя, делая и без того испуганную Эмили резче, грубее и наглее. Защитная реакция? инстинкт самосохранения? Страх? Скорее все и сразу. Гремучий коктейль переживаемых чувств лишил девочку здравого  смысла, а дикий холод, забравшийся, казалось.  в самую душу, заставлял забыть об осторожности и, когда дверь приоткрылась, Эм скользнула в нее змеей, ощущая, как невыносимо ледяными становятся ее пальцы. Она даже толком не рассмотрела спасителя, с неестественной для нее наглостью пробежала пару метров и замерла, не в силах больше держаться на ногах. Подперев собою стенку, она дышала на руки, которые постепенно подавали признаки жизни.  Сейчас самое главное было согреться, не важно где и у кого, не важно, что хозяин, должно быть, смотрит на нее со странным недоверием, быть может даже жалеет, что пустил ее в дом. Сейчас Розье было все равно!
Руки постепенно начали двигать, хотя двигались они и раньше, этого самого движения девочка не ощущала, поэтому когда все же поняла. что пальцы есть и они в состоянии хотя бы как-то работать, она расстегнула замки на сапогах, вытаскивая деревянные ноги из пут ледяной кожи, ощущая болезненные показывания в ступнях и, шатаясь, попыталась проследовать в комнату за хозяином.
Кажется, он что-то говорил. Но Эмми прослушала все это, находясь в каком-то холодном трансе, ощущая, как медленно наливается теплом ее остекленевшее тело, набирается им, как земля дождем, после долго засухи.
- Простите, - тихо проговорила она, дрожащими пальцами пытаясь развязать ледяной шарф. Когда путы льда наконец-то были сброшены, стоя в куртке, на кухне, Эмили обратила внимание на испуганно-заботливое лицо незнакомого ей мужчины. - Простите, - еще раз пролепетала она, пытаясь понять, что нужно говорить в такие моменты.
- Какао будешь?
Эмили испугано посмотрела на него, словно вместо какао ей предложили что-то ужасное, но дикий холод, голод и чувство признательности незнакомого человека, заставили ее кивнуть в знак согласия. Дом, куда попала девочка, оказался довольно внушительным. Тут приятно пахло и она сглотнула, осознавая как сильно голодна, но просить что-то еще она просто не могла себе позволить. Стягивая куртку, она она повертела головой, словно пытаясь найти, куда ее можно положить, вновь столкнулась взглядом с незнакомцем и пошла пятнами, хотя наверно больше от своей глупости, чем от смущения.
- Можно от вас позвонить? - ее голос был подобен разорвавшейся бомбе в ночном тихом летнем небе, от чего она дернулась, будто попросила что-то неправильное, невозможное или в крайне неудобный момент. Лишь на этот момент она поняла, на сколько она еще маленькая, ведь взрослая Эмили Розья никогда бы не оказалась в такой вот ситуации, не сидела бы на кухне неизвестно где и не известного у кого продрогшая до костей.
Руки рефлекторно потирали друг друга, с рукавов, промерзших и покрытых корочкой льда, начало капать, от чего Эм становилось еще не удобнее. Хотелось зажмурить глаза, ущипнуть себя и проснуться в своей постели, осознавая, что это страшный сон.

Отредактировано Emily Rosier (2012-10-23 09:33:52)

+1

5

Впрочем, моё сравнение с серийной убийцей, не сильно отличалось от действительности – находиться в одной комнате с чужим незнакомым подростком мало чем отличалось от нахождения один на один с маньяком. Ну, то есть, разве можно ожидать чего-то заранее, можно предугадать что она сделает или скажет? Тоже самое с убийцами – никогда не предскажешь ход их мыслей и действий. Однако пока, девочка вела себя до странности тихо и скромно, хотя я на её месте либо упал бы на пол и хныкал, либо повис на люстре шепча молитвы – мало ли кем окажется приютивший самаритянин? Тут-то я и понял, что, должно быть, бедняга чувствует примерно то же самое, что и я, только её страхи вполне обоснованы, а мои – смешны.
В любом случае, я продолжал вести себя так, словно ничего странного не происходит, будто ко мне по три раза в день заходят маленькие заблудившиеся девочки, которых я отогреваю в подвале в мёртвом состоянии. Не бойся, милая, пей какао.
Усмехнувшись непохожим на свои, мыслям, я насыпал три щедрых ложки Несквика в кружку, и подошёл к дрожащему существу в ожидании вскипания воды.
- Позвонить потом, сначала нужно отогреть твои руки, чтобы они вновь научились держать, - улыбнулся я, разматывая с её шеи шарф и стягивая шапку.
Вскоре вся её верхняя одежда была развешана на стуле, который я в свою очередь поставил поближе к камину. Теперь она выглядела менее жалкой, но не более согревшейся. Я усадил её на диван, включил телевизор и принёс готовый какао, поставив его на столик напротив.
- Может быть, всё-таки утолишь моё любопытство, и расскажешь, как вышло, что ты оказалась в этом богом забытом районе?
Не подумайте, мой район считается почти центральным. А богом забытым я его считаю только по причине полного и катастрофического отсутствия каких-либо развлечений. Ни тебе парка аттракционов, ни торгового центра, ни кинотеатра. Даже ближайшая кондитерская располагалась через два квартала от моего дома. А два квартала – это не хухры-мухры по американским меркам, не то, что в Лондоне – прошёл два дома – вот тебе и первый квартал. В общем, здесь совершенно нечем было заняться – сплошные домики да газончики. Скука. Иногда мне казалось, что наш район был построен во времена испытаний ядерного оружия. Знаете, когда выстраивались целые «города» с бутафорскими домами и счастливыми семьями манекенов внутри, чтобы потом взрывать в них свои атомные бомбы и глазеть на причинённый ущерб. Интересно, они всерьёз считали, что пенопласт и гипрок равняется прочности дерева и камня?
Я отыскал наименее новостной канал – по MTV шла передача «Следующий» - и протянул девочке трубку телефона.
- Кому ты собралась звонить? Может быть, тебя нужно куда-нибудь отвести? Скажи мне, что ты не одна-одинёшенька в этом жестоком мире, - с надежой попросил я её, заранее зная ответ. – У меня дома совсем не осталось еды, могу отвезти тебя в Макдональдс или куда-нибудь ещё..
С какой-то стати вместе с умилением, льющимся через край, я ощутил неудержимое желание ей помочь? Что это? Отцовский инстинкт? Почему он проснулся именно сейчас? Длинные промокшие кончики её кудрявых волос беспомощно лежали на плечах, глаза бегали от одной детали к другой, а руки, кажется, потихоньку отмерзали благодаря горячей кружке, что она сжимала трясущимися пальцами. И тут меня осенило – красивые каштановые волосы, большие светлые глаза, лёгкая угловатость, уживающаяся с детской красотой.. да она копия молодой Эстель. Точнее не так, - она копия ребёнка, который мог бы получиться у меня и Эстель! Не скажу, что больная фантазия приводила меня и к таким подробностям, я вообще никогда не думал о том, какие и с кем у меня будут дети, однако именно сейчас факт схожести сидящего рядом человечка со мной и Либерти, было сложно отрицать. Где-нибудь в параллельной вселенной, я бы посчитал, что стал героем романа «Жена путешественника во времени» в момент, когда он впервые встретил свою повзрослевшую дочь после собственной смерти. Но здесь, в реальном мире, я списал всё на игру воображения. Придя, наконец, в себя, я несколько раз моргнул, чтобы окончательно отогнать почудившееся видение, и уставился в экран телевизора, где происходил какой-то разврат с участием грудастой блондинки и накаченного паренька. Нажав на кнопку выключения на пульте, я понял, что совсем не знаю подростков и как себя с ними вести. К собственному удивлению, вспомнил, как однажды пришлось сидеть с ребёнком друзей, которому ещё не было и двух лет, и решил, что было намного проще и спокойнее, чем сейчас.

+3

6

В десять лет ты только начинаешь понимать, что за мир открывает у тебя перед глазами, к пятнадцати ты чувствуешь отчетливое желание попробовать если не все. то многое, ведь эта самая жизнь открывает для тебя небывалые горизонты: первую влюбленность, мечты, науку, веру в светлое будущее. В восемнадцать жизнь только начинается! Эмили, прижимая к себе большую чашку с горячим, должно быть обжигающим какао, внимательно следила за незнакомцем. На глаза лезла мокрая, постепенно отмерзающая челка, вода каплями, а потом и струйками потекла по лицу. Руки уже чувствовали тепло, неприятно покалывало в ладошках - признаки обморожения на лицо. Кожа покрылась красными пятнами, чувствуя тепло и пропуская ее через поры. С трудом сделав небольшой глоток, девочка обожгла язык, чуть поморщилась, взгляда с хозяина дома не сводила. он, кажется, и сам себя не слишком уютно чувствовал. По крайней мере так показалось Эм, на деле же.. Может это был признак странного поведения. Поздний вечер, мужчина один дома, маленький ребенок у него в доме. Кажется Зозье даже ойкнула, глазки распахнулись, но поведение мужчины вроде не было похоже на планирование ее расчленения и убийства. Пора перестать смотреть тв и читать детективы... насупилась она, чувствуя, как тяжелеют рукава свитера, как влага течет по руке, медленно капая на обивку дивана.
И голос у него был немного напуганный. Эмили даже на секунду стало его жаль. Это надо же было приключиться такому! Ладно она, та еще бестолочь! Но он, взрослый мужчина, вынужден сидеть напротив ее, нервно думать о том, кто она такая и как вообще такое произошло, да еще и переживать по поводу ее желаний.
- Я потерялась, - тихо сказала Эмми, понимая, что правда все равно звучит банально, но все же не перестает быть правдой. - Я хотела изучить город, но не заметила, как заблудилась, - угу, а еще, я маньяк со стажем и вообще тот еще коварный тип... Эмми отчитала себя еще раз, делая очередной глоток. пальцы рук уже заметно согрелись, стали даже двигаться, чем она была крайне рада. Ноги тоже постепенно приходили в норму, но тот факт, что диван под ней начал постепенно намокать, приводил Эм из неуютного состояния в еще больше виноватый. Она поднялась, поставила кружку на столик, не замечая похабщины на экране. Видимо большие дяди любят смотреть такое. Но Эм было явно рано, да и папа за такое мог и отчитать. Папа... Вот тут Розье стало совсем не по себе.
- Папе надо позвонить. Я его не предупредила, что ушла гулять. Да и телефон мой.. кажется умер окончательно, - она достала из кармана свой мобильник, который тоже постепенно таял, на нем уже красовались следы скатившейся жидкости. Эм пробежалась по кнопкам. Безрезультатно. Телефон завещал долго жить, а сам почил. Когда в руках девочки оказался телефон мужчины, она набрала номер, бесконечное количество гудков свидетельствовало, что отца нет дома, либо он крепко спит. Потом сбросила, набрала мобильный номер. тот вовсе оказался выключен. Позвонила еще раз на домашний, дождалась автоответчика.
- Па, это я. Я тут заблудилась, - проговорила она, косясь на мужчину. - Нахожусь... - она бросила вопросительный взгляд владельца шикарного дома и повторила за ним названный адрес. - Как сможешь, приезжай. У меня замерз телефон. Жду! - она положила трубку, протянула ее едва заметно дрожащей рукой мужчине и вновь потянулась за кружкой. Хорошо, что тот догадался и просто выключил тв, наполняя комнату легкой тишиной.
- Мы же в центре находимся? - прервала тишину Эм, словно до нее только дошло, что так далеко она и забралась, видимо наступающая темнота сбила ее ориентирование. - Вот только я все равно тут раньше не была. Видимо свернула не там.. - последнее было сказано еще тише, словно не хотели, чтобы их кто-то услышал.
Как бы мы не были мудры и как бы не ценили того, что у нас есть мы можем понять насколько были счастливы, насколько любили, насколько были неправы, только когда уже ничего не исправишь. Мы вспоминаем о том, что не сделали, а должны были, мы понимаем, как слепы были, там, где всё было так очевидно, как многого мы не сделали, когда могли. Это осознание страшнее всего на свете, это бездействие ужаснее, чем любое действие. Невыносимо сидеть и ждать, когда любимый человек за стенкой борется за жизнь, один на один со смертью. Боролась ли сейчас Эмили? Похоже нет. Ее борьба завершилась готовностью человека оказать ей помощь, хотя такое было редкостью всегда. Сейчас, она вновь присела на чуть промокшее место на диване, сделала пару глотков какао, чувствуя как оно проникает своим тепло, чуть улыбнулась, согреваясь.
- Нет, что вы. Не надо меня никуда вести. - чуть резче, чем хотелось, проговорила Эм, съеживаясь в комок. А потом, чуть более спокойным тоном добавил: - Вдруг папа приедет, а нас нет. Мало ли что подумает. У него такая фантазия... Детективы пишет... - она сделала еще один глоток, осознавая, что слишком уж легко проболталась про отца. Но с другой стороны, почему бы и нет И окажись этот человек каким-нибудь маньяком, он наверняка бы насторожился... И правильный ли он дал адрес? Эм вновь подняла глаза на незнакомца, но его взгляд излучал такое тепло, что мысль о плохом тут же растворилась в сознании.
- Ой, простите. Я Эмили Розье. Я должна сказать вам большое спасибо! Я даже не знаю, что бы делала, если бы вы не впустили меня к себе! И простите за доставленное неудобство!

+1

7

Моя юная гостья напоминала заблудшую в поисках Кая, Герду. Но воды с неё стекало, словно со Снежной Королевы, попавшей под лучи палящего солнца. Я старался пропустить мимо ушей собственные опасения, особенно когда речь зашла про отца. Конечно, я взрослый человек, и кого-то бояться мне не под стать, но в тот момент я готов был поверить своему собственному ещё не развитому чувству отцовства – оно твердило, что я не был бы рад увидеть свою дочь в доме чужого мужчины втрое старше. То есть, в доме чужого мужчины вообще любого возраста. Попади я в такую ситуацию на место отца девочки, выпотрошил бы доброго самаритянина, не успевшего даже заикнуться в своё оправдание. И справедливость тут не причём, если вы не заметили, поступки родителей в защиту своих детей, частенько оправдывают, даже если их жестокость схожа с преступлением серийного убийцы. Да что там говорить, я бы сам оправдал её отца не только в своих глазах, но и в глазах всех окружающих. Нашёл бы слова.
В общем, мне совершенно не хотелось встречаться с ним лицом к лицу, однако, когда девочка одним взглядом попросила меня назвать адрес, я незамедлительно это сделал, ни разу не запнувшись. Оставляя сообщение на автоответчик, она выглядела неуверенно и потеряно, словно сама не могла понять, хочет ли, чтобы её нашли? Рано или поздно все дети приходят к этому вопросу, но в её случае думать об этом ещё рановато. Мне вдруг жутко хотелось спросить, где её мама и почему она в таком случае звонит именно отцу, но вопрос отпал сам собой так же быстро, как и появился – на всё есть причина и не всегда её необходимо выяснять.
- Ну практически в центре. Это один из тех районов, куда обычно даже любопытные туристы носы не суют.
Иногда я засматривался. Глядя на неё, я чувствовал потепление глубоко в душе и такую безвольную расслабленность, благодаря которой даже сам себе не задавал вопросов и перестал анализировать. Её аура превращала меня в мягкотелого папашу, готового с ложечки кормить. Я наблюдал за тем, как меняется цвет её лица, как от мокрых волос потихонечку начинает идти пар и почему-то плевать хотел на замоченный диван – подумаешь! А потом она резко выплюнула фразу, выдавшую в ней игольчатого напуганного ребёнка – её голос сорвался на панику. И, хоть она и попыталась тут же выровнять этот свой тон, я уже был отторгнут. Ладно, Крис, не разводи и ты волнения. Нужно перетерпеть, а выставлять её – очень плохая идея.
- Ты, может быть, в душ хочешь? – дерьмовее предложения найти не смог. – Согреешься, а я подыщу тебе какой-нибудь небольшой свитер. И будем ждать звонка от твоего отца. Детективы пишет, говоришь? Тогда ему не составит труда найти нас, - я едва заметно улыбнулся и поднялся с дивана, чтобы показать девочке ванную комнату.
Она хотела было пойти следом, но потом вдруг, словно опомнившись, решила представиться. А я уж и забыл, что так принято в воспитанном обществе – казалось, что без имени гораздо проще.
- Привет, Эмили. А я Кристиан. Можно Крис. И давай без благодарностей. Учитывая, что я сам открыл перед тобой дверь, не дождавшись просьбы войти, это своего рода мазохизм, знаешь ли, - усмехнулся я, не сразу осознав, что ей такие шутки могут быть непонятны. – Главное, что ты жива и, скорее всего здорова. Но ты сидишь тут в мокрой насквозь одежде, а это явно не способствует согреванию. Пока твой отец не доберётся до нас, мой дом в твоём распоряжении.
Я снова улыбнулся как можно искренней и теплее, и, не дожидаясь её решения, стал подниматься по лестнице.
- Ванная на втором этаже, я принесу тебе полотенце.
У меня дома всегда были проблемы с запасными вещами для гостей. Я никогда не озабочивался вопросами, типа покупки дополнительных тапочек или комплекта полотенец или зубных щёток. Я не очень-то гостеприимный. Хотя, скорее всего, это случалось лишь потому, что в гостях у меня никто не бывает. А если наоборот, то этот кто-то с лёгкостью нацепит мою рубашку или футболку вместо платья или будет ходить в махровом халате до пят – девушкам нравится носить дома мужские вещи на двести размеров больше. Но на этот раз я быстро нашёл чистое полотенце, достаточно большое, чтобы малышка могла трижды обернуть его вокруг себя, а вот со свитером вышли проблемы. Дело в том, что я ношу несколько комплектов вещей, которые хорошо смотрятся друг с другом в любом сочетании, и вещи эти всё время разбросаны по спальне, чтобы я быстро мог их найти, не роясь в шкафах и комодах. Но ради Эмили я всё-таки отодвинул дверцу шкафа-купе и зарылся в пыльных сто лет не ношенных шмотках. Спустя несколько минут, из самой глубины самой верхней полки, я выудил абсолютно новый свитер, который мне, кажется, подарили ещё в Нью-Йорке, и который я ни разу так и не одел. Он был небольшого размера – на мне бы сидел в обтяжку, а Эмми должен быть чуть велик.
- Я нашёл тебе свитер, положу на тумбочку рядом с ванной, - громко оповестил я, заметив, что полотенце с кровати исчезло, а дверь в ванную плотно закрыта. – Спускайся вниз, я попробую найти что-нибудь перекусить!

+2


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » с вещами домой