Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Dot the I


Dot the I

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

1. Название воспоминания/события
Dot the I | Точки над "i"
2. Действующие лица
Клайд, Джейсон
3. Дата/примерная дата и время
10 января, 2012 г.
4. Краткое описание
Когда дела музыкантов идут в гору, без сплетен не обойтись. Бывший и настоящий участник одной и той же группы. Журналисты уверены, что эти двое не выносят друг друга, что вовсе не идет на пользу репутации парней. Менеджеры находят выход из этой ситуации, чтобы доказать обратное. Небольшие гастроли в ЛА, где на одном из концертов Клайда и Джейсона просят спеть вместе одну из старых песен группы. А когда речь идет о Bunny Love, куда же без фансервиса? Только вот менеджеры сами не знали, что этим они разбудили спящего дракона. 
5. Эпиграф (по желанию)
http://cs421718.userapi.com/v421718417/9a5/1AeinlBb5ak.jpg
(с) kang cat@tmblr

Отредактировано Jason Coleman (2012-11-10 05:25:18)

+1

2

Ну неудачным оказался прошлый год, бывает. Зато теперь есть время охладить разум  от резкой и непрерывной шоковой встряски и заняться делом. А если быть точнее, все свое время уделить работе, оставляя лишь считанные часы на отдых. И это вовсе н приступ извращенного мазохизма отягченного трудоголизмом, просто так сейчас действительно было лучше и прежде всего, для самого Клайда.  Ведь стоило ему остаться наедине с собой слишком долго, как воспоминания вновь накрывали с головой , подталкивая край пропасти, на пути к безысходности все ближе.  Его творческая карьера и так грозила подойти к концу в ближайшие года три и все, что оставалось, так это ловить каждый миг, связанный с, казалось-бы делом жизни, выкладываться по полной программе и до последней капли.
- Я ж просил что-то менее калорийное.  – Несколько раздраженно процедил Клайд закрепляя край белой эластичной ткани на поясе. Уж до чего не любил он работать со страховками, но менеджер ясно тал понять, что еще один несчастный случай, и его карьере в ближайшие два года точно конец. Как ни странно, подействовало безотказно и Клайд действительно старался неукоснительно соблюдать практически все, что могло повлиять на качество выступления. Например, временно забыл о даже слабых алкогольных напитках. Кроме шампанского. Его так или иначе приходилось иногда употреблять на фуршетах и презентациях.
Накинув на себя длинную, чуть приталенную рубашку из черного шелка с золотистыми пуговицами, он нахмурился когда на его туалетный столик опустился поднос с латте, шоколадным маффином и бег тейсти.
- Менеджер велел проследить, чтобы вы строго соблюдали диету составленную инструктором и нормально поели перед выступлением.
- С каких это пор фастуд является нормальной едой? – Язвительно усмехнулся Кот покрутившись перед зеркалом и придирчиво оглядывая свою фигуру. Вроде теперь он пугающего вида скелета не вызывает,  да, рубашка была чуть свободней обычного, но это еще ни о чем не говорит. И уж тем более, не повод пихать в себя всякую дрянь. Тем более, сейчас Кот считал что действительно в неплохой форме и готов был снова рваться в бой. Конечно, в былой график вливаться оказалось достаточно трудно, но усталость после репетиций была скорее приятной, нежели мучительной. Да и выходя на сцену, ощущаешь такой прилив энергии фанатов, что силы потраченные на тренировках возвращаются как минимум в двойне. Это подобно эйфории, которую по настоящему можно только почувствовать войдя во вкус. Странно, но даже после ухода из «Банни лав» публика встречала Клайда и его творчество более чем тепло, и все что оставалось делать ему, так это трудиться, чтоб не только оправдать, но и превзойти самые смелые фантазии фанатов.
Недовольно, даже брезгливо скривившись своему отражению, Кот уселся в кресло напротив туалетного столика и пригубив немного латте, поморщился.
- Гадость…. Я же просил без сахара. Билл, неужели так трудно это запомнить?
- Опять срываешься на ассистенте? – язвительно произнес менеджер, присутствие которого Клайд заметил не сразу. И обернувшись, он испепеляющим взглядом ударил мужчину при этом улыбаясь во все свои тридцать два белоснежных зуба.
- Что что-то хотели, менеджер-сан? – Елейным голосом спросил Клайд и не дожидаясь ответа, переключил свое внимание на ассистента.
- Извини, сорвался. Просто я уже перекусил по дороге, можешь принести просто черный кофе без сахара? – Уже спокойно, смягчив свой тон, обратился он к ассистенту, который кивнул и словив суровый взгляд менеджера, поспешил удалиться.
- Очень мило. Потом будешь жрать. А пока нужно отрепетировать песню, которую вы будете петь с одним из вокалистов «Банни лав» - произнес менеджер, недвусмысленно намекая Клайду, что пора уже собираться и идти на встречу с солистом и менеджером группы.
- С Хаяши что ли? Это не проблема. С нашим взаимопониманием мы можем выйти на сцену уже через час репетиции… - Клайд резко осекся, когда услышал, с кем в действительности ему предстоит работать. И это был дорогой ему человек, с которым, пока что, он не спешил искать встречи. А идея менеджеров, по поводу улучшения взаимоотношений, была не более, чем качественным, великолепно продуманным издевательством. Но спорить и идти на контры он не стал послушно плетясь в  сторону репетиционного зала один. Менеджер пока удалился вместе с менеджером группы, дабы разрешить часть организационный вопросов.

Отредактировано Clyde Gin (2012-09-14 00:53:53)

+1

3

Джейсон был профессионалом. Это было его главное правило, а потому, неважно, что он может думать по поводу того или иного решения менеджера, но если это решение профессионально верное, Коулман сделает то, что от него требуется. Что бы он там ни думал о желтой прессе, парень прекрасно понимал, как много проблем она может доставить. И Клайду,  и группе. Поэтому идею о совместном выступлении парень воспринял достаточно спокойно: в конце концов, что такого в том, если они с Гином споют вместе? Это всего лишь она песня. Они больше времени проводят и вне работы, так как у них общие друзья. Три минуты на сцене по сравнению с эти – ничто. К тому же, прошло слишком много времени, за которое Шисус научился вести себя с Клайдом, как раньше. По крайней мере, старался.
Лос-Анджелес встретил солнцем и сухостью; кажется, о зиме тут слыхали лишь отдаленно, хотя то же можно было сказать и о Сан-Франциско. Тем не менее, темные очки Джейсон снял только тогда, когда менеджер привез его в отель, чтобы оставить вещи: на отдых времени не было, потому что необходимо было встретиться еще и с Клайдом, чтобы обговорить детали выступления. Остальные ребята решили отдохнуть после перелета, а потом еще и пройтись по городу. По дороге в местный клуб пришлось несколько раз повторить менеджеру, что между ними действительно нет никакой неприязни, и то, что стали меньше общаться, связано лишь с тем, что у обоих куча дел.
- Все говорят, что вас стало не слышно даже в гримерке «Лагуны» между номерами, - заметил менеджер, чем изрядно выбесил Коулмана.
- Я не хочу больше это обсуждать. Все в порядке, эти слухи – полная херня, - отрезал он и, вернув очки на лицо, захватил гитару, вылез из мини-вэна и направился ко входу в клуб. В зале он не нашел ни Клайда, ни его менеджера. Бросив снятый кардиган на спинку стула, парень сел на него же, надеясь, что это действительно всё закончится хорошо. «Три минуты, Коулман. Всего лишь три минуты. И три часа репетиции, класс!» - язвительно усмехнувшись самому себе, он услышал, как менедежр разговаривает с ассистентом Клайда, который выглядел не слишком довольно и говорил что-то про черный кофе. Очевидно про тот, который был у него в руке и который предназначался Клайду. Решив, что больше он ждать не будет никого, и раз гора не идет к Магомету сама, гитарист забрал без объяснений кофе и направился в сторону служебных помещений и стал заглядывать в каждую дверь, пока не нашел за одной из них Гина с менеджером.
- Кто-то сегодня не в настроении? – прислонившись к дверной раме, поинтересовался он, снимая наконец-то очки и убирая их в задний карман джинсов. Менеджер Кота, спросив, где он может найти своего коллегу, ретировался из гримерки, оставив парней вдвоем. Заметив на столе поднос с едой, Шисус непроизвольно поморщился. Кажется, Гина пытались закормить, да еще и не самым здоровым образом. – На тебя еда, полная холестерина, так влияет? – усмехнулся парень, кивая на поднос. Отдавать кофе он не спешил. Напротив, усевшись на первый попавшийся стул, Джейсон решил выпить его сам.
- Будем считать это в качестве комиссии за ожидание. Я уже полчаса торчу в этом клубе, у которого явно проблемы с кондиционерами, - недовольно произнес Шисус. – А ты от кексиков никак не оторвешься.
Поддерживать приятельскую беседу оказывалось не так-то и сложно. Хотя, по правде, Коулмана и правда достало ждать: он терпеть не мог, когда опаздывали, а после перелета и вовсе хотел спать, а не ждать. Но, во-первых, работа была работой, а во-вторых, ему было любопытно, как отреагирует Клайд на идею менеджеров. А для этого ему нужно было с ним переброситься хоть парой слов до начала репетиции.

+1

4

Вот уж что Клайд искренне терпеть не мог, когда у него пытаются вызвать чувство вины, за косяки других. Ну, или когда менеджер принимает решение и ставит его перед фактом буквально за пару минут до встречи, которая должна была состояться еще полчаса назад. В такие моменты всерьез задумываешься расторжении контракта. И дело даже было не в напряженности ситуации, в конце концов, Клайд был достаточно опытным профессионалом, чтобы при необходимости отмести в сторону все моральные аспекты. Скосив взгляд в сторону двери, Клайд как ни в чем ни бывало, достал из пачки сигарету зубами и прикурил.
- Это на меня так действуюn репетиция, фотосет и интервью сразу после перелета. – Мягко улыбнулся Клайд, но скорее, сейчас все его действия были хорошей актерской игрой, нежели искренностью. Он даже не знал как относиться к сотрудничеству к Джейсону, просто не успел переварить эту информацию, которую так «приятно» вылили на голову в конце рабочего дня. – К сожалению, в отличие от некоторых, я не могу себе позволить тратить время и прохлаждаться в ночных клубах. – Спокойно добавил он, весьма равнодушно реагируя на легкую подколку со стороны Джейсона. Он и сам хотел спать после перелета, но после полдня работы вся усталость сменилась нервным возбуждением и раздражительностью. Климат Лос Анджелеса не так уж сильно рознился с климатом Сан Франциско, да и нынешний график очень походил на его летнюю жизнь, вот только влиться в прежнюю колею оказалось совсем не просто.
- Все вопросы к менеджеру, который известил меня о встрече пять минут назад. – Сделав затяжку улыбнулся Кот медленно выдохнув струйку сизого дыма в направлении Джейсона. – Но ты прав. – Как бы честно признался он, положив свободную руку на грудь. – Неудобно получилось. – Будто бы признавая свою вину, Клайд отвел руку от груди и подхватил ею поднос с макдаковской пищей и вручил ее Джейсону. – Поэтому лично хочу возместить вред процентами. – С этими словами он оставил себе только до мерзости сладкий латте, который был просто необходим, чтоб подавить вполне адекватное чувство голода. Дело в том, что самолетную еду Клайд не особо жаловал, а после высадки, времени оставалось только на то, чтобы забросить багаж в отель и скорее добраться до первого рабочего места. Но это же Гин, он скорее сдохнет, чем позволит себе что-то так нагло навязывать.
- А ты паршиво выглядишь, Джей. Отмечали всю ночь тот факт, что вас включили в программу, или перелет оказался слишком тяжелым? – Кот не мог оставаться полностью безразличным к Джейсону, которого перелет явно вымотал, но сейчас в его голосе скорее звучала легкая подколка. Он и сам сейчас не выглядел без грима особо бодрым, но уже давно привык не любить свое тело настолько, что просто не обращал внимания на всякого рода мелочи. Вот фигура да, это надо исправить, все же, рабочий инструмент, внешний вид должен быть предельно лощеный, а все остальное, фигня. Ибо, как оказалось, бывало и хуже, гораздо хуже.
- Ну да ладно, ты с таким энтузиазмом принял идею менеджера, что сдается мне, что он тебе не сказал про фансервис, который во время выступления должен быть особенно выраженный. – Отметил Клайд докуривая сигарету и потушив ее в пепельнице, закинул ногу на ноги и уже полностью развернулся к Джейсону в кресле. По идее, у них было еще время  на разговоры, прежде чем начать репетировать. Вот только нужны ли эти разговоры? Как ни странно, Клайд стал теперь совсем другим человеком, нежели летом прошлого года. – Мне-то не привыкать, а ты сам осилишь фансервис со мной? Заранее предупреждаю, что по работе я требую порядком больше, нежели ребята из группы. – Уже на полном серьезе предупредил Клайд. Он знал, насколько Джейсон склонен к перфекционизму, но даже у таких ребят иногда глаза на лоб лезли от замашек Гина, который стремился, чтоб работе было все не просто безупречно, а абсолютно идеально. Возможно понимал, что время его в творчестве ограничено, и поэтому старался успеть по максимуму. – Мы ведь не работали еще над совместными проектами так тесно, верно? – уточнил Кот, будто что-то запамятовал. Хотя, такое он бы вряд ли смог забыть. И все же сейчас он искренне надеялся, что сегодня обойдется все без косяков менеджеры если и будут вставлять свои комментарии, то исключительно по делу.

+1

5

Улыбка Клайда была настолько дружелюбной, что Шисус невольно задумался, как у него челюсть не свело от нее. Потому что у самого Джейсона начала появляться на зубах оскомина от такой сладенькой улыбочки. Комментировать это было крайне бесполезно: настрой Гина был более, чем очевиден, и каждое слово, так и сквозившее иронией и сарказмом, было тому подтверждением. Другой вопрос: насколько хватит выдержки Коулмана не реагировать на его язвительный тон и открытые насмешки. Приходилось напоминать себе каждый раз, что порой Кот - просто маленький, взбалмошный ребенок, который хочет поступать лишь так, как сам решит, не оглядываясь на других и забывая о некоторых вещах. Например, о вежливости. Причем в последнее время ситуация лишь ухудшалась. Коулман не считал, что подобное прощается завидным талантом Клайда, но его и никто не спрашивал: с этим пусть разбираются менеджер Гина, его задача на сегодня - выступить так, чтобы отстали и чтобы самому не двинуться. Он давно научился не обращать внимание на подобные вещи, не реагировать на сарказм, летящий в его сторону, но сарказм Клайда задевал куда сильнее, чем он мог предположить. Наверное, сейчас стоило отдать дань тому факту, что на лице Джейсона невозмутимость была привычным выражением. 
Слова о клубе и о тех, кто в нем по ночам прохлаждается, вызвали у Шисуса легкое недоумение, но парень не стал уточнять, что по этим подразумевает собеседник, лишь бросил критичный взгляд на поднос с едой и во второй раз поморщился.
- Нет, спасибо. Еще бы я еду у голодающих Африки не отбирал, - хмыкнул гитарист, невольно отводя голову в сторону от летящего на него облачка никотинового дыма. Клайд явно испытывал его терпение или пытался задеть: интонацией, словами. Вопрос: сознательно ли? – Нет, отмечал всю ночь тот факт, что мне удастся выступить на одной сцене с такой звездой, как ты, - с улыбкой парировал Коулман. «Черт», - тут же послышалось где-то на подкорках мозга, на секунду отключившемуся и позволившему Джейсону повестись на явную провокацию. Один-один тут же превратился в два – один, и счет снова в пользу Кота. Потому что слова о фансервисе стали действительно внезапными. Чистое пенальти.
Нет, фансервис для Шисуса давно стал чем-то вполне обыденным, все-таки несколько лет в составе Bunny Love, где у лидера группы ни одного номера без этого не обходится, дали свои плоды. Но в словах Клайда была доля правды – фансервис с ним был куда более сложной задачей. А признать это – означало бы поражение, которого Джейсон ни за что не допустит. Не сегодня. Это становилось делом принципа – на сей раз ни за что не уступить Коту.
- Ты даже не представляешь, сколько требую в работе я, - тихо произнес он, глядя в упор на Гина. Последняя фраза вызвала улыбку, а от того вида, с которым она была произнесена, Коулман едва не рассмеялся. Напрашивался весьма недвусмысленный комментарий на этот счет, но Джейсон сдержался, вместо этого встав со стула и, допив кофе, поставил бумажный стаканчик на стол. – Думаю, нам пора уже. До выступления осталось совсем немного, а то вдруг окажется, что моего профессионального опыта недостаточно, - покачал головой он. Джейсона начинало терзать чувство, что Клайд явно ему за что-то мстит. То, что это было определенно связано с тем, что они переспали, было ясно, но за что конкретно – это пока было для Коулмана тайной века. Что-то подсказывало, что этот вечер хорошо не кончится, но куда ты денешься с подводной лодки…
Шисус вышел из гримерки, направившись по длинному коридору  выходу в зал. Персонал уже вовсю был занят налаживанием звука и света, а менеджеры стояли в стороне в компании каких-то листочков, которые, очевидно, и стали предметом их бурного обсуждения. Не дожидаясь указаний, парень подошел к менеджерам и, взяв у них листки с разделенными вокальными партиями, отдал один вариант Клайду, после чего подобрал оставленную у стола гитару, достав ее бережно из чехла и принимаясь за настройку.
- Что вы там столько копаетесь? Марш на сцену, у нас времени в обрез, - крикнул кто-то из менеджеров. Бросив взгляд на Клайда, Шисус поднялся на сцену, на ходу цепляя микрофон. Просмотрев бегло текст и запомнив свои части, Коулман смял бумагу и, прицелившись, закинул ее в мусорку, как баскетбольный мячик в корзину. Зазвучали первые ноты; пальцы без труда набирали знакомые аккорды, сегодня все было проще, потому что большую часть музыки было на записи; все, что от них требовалось, это петь и устраивать шоу. Медлить Джейсон не стал. Вероятно, виною всему было то, что Клайд его изрядно разозлил в гримерке, но с первых же строк парень резко повернулся к Гину, подходя вплотную, насколько это позволяла гитара, пропевая оставшиеся строчки буквально в губы Клайду.

+1

6

С друзьями Клайд всегда был более взрывной и безбашенный, в остальных же ситуациях цинизм не знал предела. Можно даже сказать, что он был далеко не таким уж лапулей, коим его привыкли считать многие. А сейчас, когда эмоции зашкаливали, и только прекрасная выдержка не позволяла сорваться опять. Особо циничных и колоритных высказываний не последовало. Клайд только едва заметно усмехнулся смерив Джейсона холодным взглядом. И как только давались теперь эта аристократичная холодность, когда все сжималось внутри, стоило вновь поймать на себе взгляд Джейсона. «Нельзя. Он ясно дал понять, что это было ошибкой» будто останавливал себя Клайд всякий раз, когда разговор заходил на эту тему. Он даже с друзьями стал общаться реже, потому что, черт возьми, у них были общие друзья. А Коулман не может с ними не общаться, так как они состоят в одной группе, где Джейсон один из ключевых фигур. Выходил этакий замкнутый круг, разорвать который казалось невозможным.
- Не представляю, говоришь? То есть в «Банни Лав» ты ничего не требуешь? – слова вылетели как-то сами собой, и были даже не издевкой, и не ответом на провокацию, а этакой рефлекторной реакции в ответ на высказывание. Встав из-за стола, Клайд повернулся к зеркалу и чуть склонившись над своим отражением, слегка потрепал себя по щекам, чтоб нагнать на них легкий румянец и последовал к выходу.
[b]- Хм, ты чертовски прав, приятель. [/b]– Усмехнулся Клайд, не уточняя в чем именно прав Шисус. В том, что они уже опаздывают или в том, что Клайд зазвездился просто до предела. Пусть Джейсон сам додумывает, если хочет, что Клайд хотел сказать. Облизнув губы, Кот выпрямился чуть ли не по-королевски расправив плечи и едва заметно улыбнувшись, прошел мимо Джейсона, не то чтобы пихнув, даже скорее слегка потеревшись плечом о его спину.
За стенами гримерки работа кипела полным ходом. Операторы налаживали свое оборудования, младший персонал носился как угорелый, стараясь выполнить в кратчайшие сроки распоряжения менеджеров и агентов. И среди этой толпы, двое ребят шли по коридору быстрой ровной походкой с лицами каменных монументов.  Как всегда, высказывание менеджером было более чем очевидно и «тактично» и взяв листок с текстом, Клайд быстро прочел строки запоминая свои партии и следом за Джейсоном направился к сцене, взяв перед этим микрофон. Сегодня он него никто не требовал игры на гитаре.  Его дело двигаться, вертеть задницей на сцене напевая свою партию. Собственно, так он и поступил, когда отошел от легкого шока, после такой близости с Коулманом, и перестал так явно чувствовать его дыхание на своей коже, то незамедлительно принялся за свою партию. Чуть склонив голову, он взглянул прямо в глаза Джейсону пристальным взглядом, затем отстранился, проведя пальцами свободной руки и по подбородку азиата и плавно походной прошелся по залу, без напряга, но тщательно вытягивая каждую ноту, затем резко развернулся и подкрался за спину Джейсона, подобно вампиру, склонившись над изящной шеей Шисуса и жарко пропев-выдохнув последнюю часть своего куплета, чуть потерся  лицом о шелковистые волоса Джейсона, словно кот.

+1

7

Предчувствие того, что все это хорошо не кончится, не покидало Джейсона. Стоило бы разумно прекратить напрашиваться на неприятности, не идти на поводу у Клайда, который явно провоцировал его на... а вот на что, Коулман так и не мог понять. Похоже, что на ссору. А,может, он и вовсе ни на что не провоцировал. Просто решил довести Шисуса до белого каления, будто испытывая его завидное спокойствие и хваленую невозмутимость, о которых разве что легенды слагай. Но сейчас Коулман точно знал, что рано или поздно все это даст трещину. С громким, разрывающим барабанные перепонки треском. Грохотом. Что если это случится, то он, Джейсон, окажется сломленным, чего парень никак не мог позволить. Относиться ко всему происходящему на сцене, как к игре, было бы самым верным решением, но не всегда все выходит так, как мы хотим. Он знал, что сейчас Кот что-то сделает, когда тот исчез из поля зрения, уходя назад. Джейсон не стал оборачиваться, но, как бы он не ожидал чего-то, все же прикосновение к волосам застало врасплох. К счастью, микрофон находится сейчас дальше, чем мог бы уловить громкий неровный выдох, но резкий визг порванной струны достиг каждого, кто находился в зале. Этот звук ударил по нервам, разорвал иллюзия театрального представления, будто актер посреди спектакля забыл свои слова, а теперь неловкость чувствовал не только он, но и все в зрительном зале.
- Извините, - бросил парень, чувствуя слабую боль в области пальцев - тонкая струйка крови стекала из царапины, пересекающей ладонь с внешней стороны - результат полоснувшей струны, когда та порвалась. - Увлекся музыкой, - на лице Шисуса мелькнула беззаботная улыбка, правда, получилось как-то излишне вымучено, - Сейчас я заменю струны. А Клайд мне поможет.
- Только давайте пошустрее, через полчаса начинаем.
Улыбнувшись уже менее натянуто, Джейсон без предупреждения схватил здоровой ладонью Гина за руку и потащил к выходу, в сторону гримерок. Захлопнув излишне громко за собой дверь, Шисус повернулся к Клайду и уставился на него, и во взгляде этом не было ничего хорошего.
- Чего ты добиваешься? Так нравится выводить меня из себя? - кажется, произошедшее на сцене было последней каплей, сейчас Коулман чувствовал глухую обиду и бешенство. Все произошедшее, казалось, только к этому и вело, будто Гин только и добивался того,  чтобы Джейсон вышел из себя. На самом деле он не мог знать, чего тот в действительности добивался, но сейчас, впервые за долгое время уступив главенствующее место эмоциям, это для Коулмана было не важно. - Ты как осатанел в последнее время. Вечно чем-то недоволен, вечно пытаешься меня задеть. Или ваше королевское величество не снизойдет до простых смертных, чтобы просто объяснить в чем проблема?Какого хрена с тобой происходит? Если тебе так не хочется со мной работать, иди и скажи об этом менеджеру.

+1

8

Внезапно ровный звук мелодии пронзил резкий, фальшивый звон порванной струны. Клайд замер от неожиданности и несколько удивленно посмотрел на Джейсона, который не теряя времени  быстро под каким-то импровизированным предлогом попытался отпроситься у менеджеров на перерыв.
- С твоей грацией ты скоро обе руки раскроишь и струны заменять, да и играть буду я. – Спокойно заметил Клайд не чуточку не сопротивляясь, когда Джейсон железной хваткой схватив его за руку потащил к выходу. Но по правде сказать, в данный момент Клайд действительно оказался просто на редкость зол. Благо, мало кто из знакомых знал, как ведет себя Кот в те моменты, когда он и правда взбешен настолько, что на актерскую игру уже и не хватало сил.
Остановившись в гримерке, Клайд, видя как Шисус захлапывает дверь,  развернулся на каблуках вздернул подбородок и с вызовом во взгляде, но со спокойным лицом посмотрел на Шисуса, прекрасно видя его гнев. Да что там? Он уже сам был на той тонкой грани, когда злость норовила вылиться в действия.
- Вообще-то, я работаю.  – На удивление спокойным голосом начал Клайд.– То же, что должен делать и ты. Так что перевязывайся, меняй струны и возвращайся. – Пока еще ошметки самообладания позволяли парню держать себя в руках, не взрываясь окончательно от слов Джейсона. Но как стоило предполагать, разговор этот он продолжать не собирался, да и сносить долго на себе прожигающий взгляд разгневанного Джейсона было не слишком приятно, поэтому уже было развернулся и резко направился к двери чтобы выйти и вернуться на сцену. Но стоило Джейсону продолжить, а это последовало незамедлительно, как Клайд замер не сделав и шага и резко развернулся глядя на Коулмана чуть сузившимися глазами, но совершенно спокойным лицом. Слушая каждое слово и распаляясь еще больше. – «Значит, это я провоцирую? Ну-ну» - где-то между выслушивании о собственном нарциссизме и якобы нежелании работать. С шумом вдохнув, парень медленно выдохнул с силой сжимая правую руку в кулак и едва Джейсон закончил свой эффектную тирраду, а она безусловно сейчас возымела эффект, Кот молниеносно разворачиваясь всем  корпусом, заряжает Джейсону хороший удар правой, при этом действительно вкладывая немалую силу в удар.
- Ну извини что не оправдал надежд. – сквозь зубы процедил Кот в этот раз уже и правда собираясь вернуться на сцену ибо чувствовал, останься он здесь еще чуть-чуть и одним ударом дело не закончится. Ибо напряжение, царившее в гримерке, уже сгустилось до предела.

+1

9

Слова чем-то похожи на воду. И в зависимости о содержания слов эффект этой воды различается: каждым ядовитым словом мы отравляем не только себя, но и окружающих. Отпуская их, ты смываешь что-то, что гнетет тебя, но сдерживая их изо дня в день, ты лишь накапливаешь что-то, что в один момент оказываешься не в силах сдержать. и чем больше сдерживаешь, тем разрушительнее оказывается сила потока из прорвавшей плотины. Слова, которые я накапливал в себе более полугода, опускались на дно отчаянием, а сейчас всё это неконтролируемо выплескивалось наружу. И если бы в любое другое время удар по челюсти подействовал отрезвляюще, то сейчас он только распалил меня. Знакомый металлический вкус во рту появился сразу же после резкой саднящей боли от удара, по инерции уклонившего меня в сторону. Чтобы не упасть, я схватился за край небольшого столика, который, явно не ожидав такого веса, с грохотом опрокинулся. Не заботясь о кровоточащей губе, а о руке забыв и вовсе, я схватил больной ладонью Клайда за рукав, в мгновение оттащил от двери и, развернув его себе, ударил в ответ.
- Да какие к хренам надежды? - не заботясь о собственный голосовых связках, я повышал голос, что было вовсе мне не свойственно. Схватив Гина за рубашку, я толкнул его вперед, случайно задевая ногой напольную вазу с цветами. - Я никогда тебя и не просил их оправдывать. Если есть, что сказать, - скажи, а не имей мне мозг.
Не прошло и мгновения, как я почувствовал посторонние руки на своих плечах, а вслед за ними за своим криком различил и чужой - менеджера, который старательно оттаскивал меня от Клайда, что, впрочем, делал и его коллега со своим подопечным.
- Совсем двинулись? Слава по мозгам ударила? - мой менеджер схватил меня за подбородок и с явным неудовольствием рассматривал рассеченную губу и расплывшийся от нее синяк. - Или решили журналистам сделать запоздалый новогодний подарок? Два разъяренных менеджера и испуганный стафф, прибежавший на шум и крики, вписывались в картину просто идеально. Я давно не чувствовал себя таким идиотом, да еще и злым идиотом. Злость вовсе не прошла, и я только мог гадать, когда она пройдет, хотя это меня сейчас совсем не заботило. Я посмотрел на Клайда, но, почувствовав острое желание продолжить недосказанное, отвел взгляд, к тому же мое внимание отвлекла боль в области ладони: рассеченная струной рука продолжала кровоточить, запачкав одежду. Я беззвучно выругался и дернулся из хватки менеджера. Взглядом дав понять ему, что это не понесет за собой продолжения "банкета", я отошел в сторону, хватая из коробки салфетку и прикладывая ее к руке. "Бл**ь" Я чувствовал, как в моей голове все катится к черту. Но это катилось не в моей голове - это катилось всё к черту в моей жизни. Я не говорил лишнего в пылу эмоций, чтобы потом об этом сожалеть, но сейчас я чувствовал себе откровенно паршиво. От самобичевания меня спасала злость.
- Такие разрисованные вы никуда не выйдете. Готовьтесь к совместному интервью, кретины. Разошлись все, - персонал медленно начал расползаться, менеджеры стали что-то обсуждать по поводу отмены вечернего концерта, но я уже не слушал. Взяв куртку, я вылетел из гримерки, отправившись в ближайший от клуба бар.

+1

10

Как-то о работе думалось сейчас в последнюю очередь. Не стоило  останавливать меня, Джейсон, не стоило в принципе поднимать ту тему, которую сам хотел замять почти год назад. И уж тем более, не стоило сейчас начинать этот разговор. Да я и сам хорош. Пожалуй, стоило решить все еще тогда и спокойно работать дальше, чем постоянно ебать мозги друг другу и в итоге сорваться из-за какой-то херни. Аж противно. Одного только не понимаю: откуда, черт возьми, у тебя взялось столько силы, чтоб удержать меня так легко. Даже садняцая боль от удара по лицу не могла затмить удивления и некоторого раздражения. Говорят, все постигается в сравнении? Пожалуй, за прошлый год возможностей сравнивать у меня было хоть отбавляй. До сих пор не вольюсь в привычный ритм и эта ссора… черт… сейчас она была совершенно неуместной. Но как бы то ни было, старт объявлен и остановить это уже казалось невозможным. Во рту чувствовался до отвращения знакомый солоноватый вкус, а по подбородку стекала тоненькая струйка крови. Я чудом удержался на ногах лишь потому  что Джейсон вцепился в меня мертвой хваткой, очевидно, чтоб не сбежал. И итоге я лишь отшатнулся назад, едва не утягивая Коулмана следом за собой. Ан нет, оба устояли на ногах. Вот так всегда: царапинка пустяковая, а крови хоть захлебнись – подумал я, слизнув кончиком языка кровь с уголка губы.
- То есть, это я спасовал с первых же минут? – Все еще пытаясь говорить спокойно, и сохранить хоть какие-то ошметки самообладания. Вырвав руку из цепкой хватки Джейсона я продолжил… да, можно сказать, меня занесло хрен знает куда, ибо прежде чем сказать последующее, я явно не думал. Слова вырвались непроизвольно, будто какой-то психоделичный порыв души и даже осознание сказанного не приходило еще достаточно продолжительное время. – Сам сказал, что продолжать не стоит. И какие от меня предложения, интересно ты хотел услышать? «Раз так думаешь, то свали нахер?» или может мне стоило упасть перед тобой на колени тогда и умолять передумать, тем самым окончательно истрахав тебе мозг? Знаешь, по-моему ты уже так втянулся в образ всесильного и заботливого Джейсона, что самому себе боишься признать, чего хочешь на самом деле! – Я уже не заметил как начал повышать голос стараясь не отводить взгляда от разгневанного лица Коулмана. Черт, даже не смотря искаженную гневом мимику, черты не утратили своего совершенства. Я знаю, этому мудаку тоже сейчас нелегко. Не стал бы он психовать, будь та весенняя встреча  была чем-то обыденным, на что с легкостью можно положить свой нежный хуй и никогда больше не вспоминать. Долбоеб, как ты не понимаешь, что мне невыносимо видеть тебя таким? Ибо сам знаю, что моральные метания порой гораздо хуже физической боли.  Но сейчас, сейчас помимо беспокойства был еще и гнев. Гнев на себя, на тебя, на нас обоих, за то что мы реально такие долбоебы, причем конченные долбоебы. Я не хочу драться сейчас, я давно не дрался и просто знаю, теперь это бесполезно пока что. И хоть я и сам фактически начал драку, сейчас просто позволил тебе взять себя за грудки рубашки и фактически отпихнуть вперед по направлению к шкафу. Врезаясь спиной в дверь я чувствую как металлическая, высокохудожественная ручка скользнула по спине. Собственно, на этом драка закончилась. Вбежали разъяренные менеджеры быстренько растащив нас по разным углам гримерки.
- Вы совсем охренели, идиоты? – Уже чуть тише произнес один из менеджеров. Но сейчас было все равно. Трудно отвести взгляд от лица, пытаясь прочесть мысли, особенно, если человек сознательно избегает взгляда. Ты первый не выдержал. Просто сорвался и вышел из гримерки. Черт, Джейсон, надеюсь, твоя осознанность не подведет тебя сегодня и ты не наделаешь глупости. Не понимаю, с чего я друг стал таким сентиментальным параноиком, но сейчас я волнуюсь за тебя. Странно это, беспокоиться за человека, которому готов доверить собственную жизнь, даже если он воткнет тебе нож в спину.
Кажись, менеджер говорил что-то еще, но я уже не слушал, просто вышел из гримерки и решил вернуться в свой номер. И еще одна гадкая мысль не давала покоя: «Да что со мной такое в последнее время? Куда подевались выдержка и бесстрашие? И какого черта я вздрагиваю от щелчка по носу так, будто у меня пуля пролетела над головой?» - стирая тыльной стороной ладони остатки крови с подбородка я сплюнул на асфальт и сел в свое арендованное авто, чтобы добраться скорее до отеля.

офф

офф: не самая удачная попытка писать несколько в ином стиле

+1

11

What I fear and what I try
Words I say and what I hide
All the pain, I want it to end
But I want it again
(c) Red - Nothing & Everything

Холодная вода стекала по рассеченному струной порезу, оставляя алые подтеки на белоснежной раковине. Шум воды сливался с роем мыслей, носившихся в мой голове. И как бы я ни пытался их привести в порядок, все попытки оказывались тщетными. Все, на что я был способен, это просто стоять и смотреть, как по светлому мрамору стекают бледно-красные струйки воды. Я не знаю, сколько прошло времени, но из этого странного оцепенения меня вывел настойчивый стук в дверь, напомнив заодно о том, что туалет бара создан был точно не для меня одного. Бросив громкое "Сейчас", я наспех перемотал ладонь бинтом, который я взял у ассистента, уходя из клуба, и открыл дверь. На пороге стоял какой-то парень, по виду байкер, с явным неудовольствием на лице от столь долгого ожидания. Но, по правде, меня это мало беспокоило. Сев за барную стойку, я попросил виски, не обращая внимания на любопытствующий взгляд бармена, задерживающийся на перевязанной руке и разбитой губе, в углу которой уже активно пестрел синяк.
Из головы никак не шли слова Клайда - наверняка, потому что я узнал, насколько тот был прав. Знал. но не мог признаться в этом даже самому себе. С каких-то пор я стал жутким лицемером, особенно по отношению к собственной персоне. Обманывая себя, я перестал понимать, что настоящее во мне, а что - очередной винтик в мною созданном проекте под названием "Идеальный Джейсон Коулман". Я отступаю перед всем, что в какой-то мере может разрушить этот образ, что может поколебать меня и внести внутрь сумятицу. Другими словами, я просто трушу. Трушу и спокойно наблюдаю, как все вокруг сыпется карточным домиком; и единственный, кто дал этому случится, - я сам. Я заблудился в стенах собственной глупости, тщеславия и вечного стремления все контролировать; в стенах, куда затащил не только себя, но и Клайда.
Вечер льется сквозь дымовую завесу табачного пепла и пустеющего бокала. Я опускаю голову на подставленные предплечья, и мне ужасно хочется спать, словно, если я проснусь, все произошедшее в клубе окажется не более, чем пустой кошмар, который лечится чашкой кофе и забитым работой от и до днем. Мысли в голове перестают различаться друг от друга, и чем меньше виски остается в бокале, тем больше они сливаются в один мощный поток.
Мне кажется, будто я стою перед мостом, словно для меня сегодняшний день - тот самый Рубикон, который либо нужно перейти, либо отступить назад, но уже никогда к нему не возвращаться.
Мысли прерывает жужжащий в кармане телефон: обеспокоенное сообщение от Хамфри. Сорванный концерт - не то, для чего все сюда ехали. Первой мыслью становится не отвечать, но тогда к сообщению добавится звонок, а сейчас разговаривать и объяснять кому-то что-то - последняя вещь, на которую я способен. "Все в порядке" - достаточно, чтобы обеспечить спокойный вечер себе и группе.
Еще один бокал, моя поразительная неустойчивость к алкоголю, кричащие огни Лос-Анджелеса сквозь стекло заднего сидения такси и прохладная панель лифта в отеле, к которой так приятно прислоняться гудящей головой. Я знаю, что поступаю, возможно, неправильно. Нечестно. Но иначе я поступить не могу. Возможно, все дело в выпитом алкоголе, возможно, я просто повредился рассудком, возможно, одно другому не мешает, но есть слова, которые задушат скорее, став посреди горла, если их не сказать вслух. Разговор не окончен, и пусть он закончится еще хуже, чем начался, по крайней мере, все будет четко и ясно. Я же так люблю, когда все четко и ясно. От этой мысли то ли смешно, то ли тошно.
Расставить все точки над i. Кажется, французы это так называют.
Возможно, сейчас, направляясь вовсе не в свой номер, я был честнее, чем когда-либо. Увереннее, чем когда-либо.  Клайд для меня как какая-то извращенная форма мазохизма, это как наркотик - чем больше пытаешься от этого отказаться,тем больше тянешься обратно. Глупо, безрассудно. Прислонясь к дверному косяку номера Гина, я постучал.

Отредактировано Jason Coleman (2012-11-14 14:35:45)

+1

12

Нечего тут и сказать, друг мой. Мы идеальная пара. Мой цинизм и твой гребанные перфекционизм оказались сильнее нас, а артистизм, так или иначе присущий людям занимающийся творческой деятельностью, только усугубил эту ситуацию, оставив свой незабываемый след. Побежал бы ты за мной умоляя остаться и быть всегда радом, даже если возжелал бы это все душой? Думаю, нет. Да собственно, и я не стал бы валяться на полу целуя следи от твоих ног, не стал бы умолять остаться, даже не смотря на то, что порой, встречаясь с тобой случайным взглядом, случайно касаясь или задевая тебя плечом, к примеру, мне сдохнуть хочется от осознания того, что на этом-то, собственно, все и заканчивается. Да, просто поразительно, сколько всего можно обдумать стоя в этих гребанных пробках.
Выкручивая руль, так, чтобы колеса развернулись на девяносто градусов, въезжаю на парковку возле отеля, паркуюсь и выходя из машины, захлапываю дверь, тут же вжимаясь спиной в закрытую дверь и прикрыв глаза. Как-то некстати сейчас эти концерты, ведь планируя выступления, я искренне считал, что к тому моменту буду в гораздо лучшей форме. А сейчас что? Небольшая встряска и привет, сука мигрень и головокружение? Пфф-ф, жесть. Нажав пару кнопок на тесном, прямоугольном брелке, блокирую двери и включаю сигнализацию, и убрав ключи от авто в карман куртки, я потер пальцами правой руки глаза, словно стараясь их продрать после пробуждения с хорошего бодуна. Хах, знал бы об этом менеджер, забрал бы у меня не только права, но и от работы отстранил. Благо, он не знает, да и не его это дело. С силой зажмурившись я тряхнул головой и открыл глаза, взгляд постепенно сфокусировался и плывущий, чуть двоящийся пейзаж плавно превратился в цельную, почти четкую картину. И отлипнув от двери, все таки палировать я ее своей тушей не собирался, вхожу в отель и забрав ключи на ресепшене, поднимаюсь на лифте на третий этаж и захожу в свой номер, захлопывая за собой дверь. Черт, пожалуй я стал трусом. Не стоило паниковать из-за того случая представляя самые неблагополучные исходы и писать Коулману смс-ку с признаниями. А может, не стоило тащиться в его мастерскую? Это уже реально похоже на инстинкт домашнего зверька, блять, кота к примеру. Его пнет злой сосед, а он убегает к своему хозяину, ищя сука защиту. Тогда, если уж так судить, то не стоило лезть к Джейсону в отеле год назад. По сути, изначально ведь эта была моя инициатива, а Коумал опять решил взять ответственность на себя? Любит он это… мать Тереза блять. Положив ключ на тумбочку, беру из шкафа чистую одежду и плетусь в душ. На раздевание и разматывание уходит до неприличия много времени, успеваю еще посмотреть на свою рожу в зеркале, отмечая, что на губе таки остался небольшой кровоподтек вокруг которого расплылся нехилый такой синяк. На спине кстати тоже остался синяк после встречи с дверной ручкой, но в последнее время этих синяков уже было столько на моей хиловатой теперь уже тушке, что одним больше, или одним меньше, мне было все равно. Отрегулировав напор и температуру воды, залезаю в душ и просто тупо стою под ним какое-то время, не замечая как напор воды постепенно сменился и из теплой и слегка прохладной, вода стала практически ледяной. Вздрагиваю и матерюсь сквозь зубы, тут же регулируя температуру струи, беру шампунь и быстро мою голову. Длинные патлы может и выглядят порой эффектно, однако и проблем с ними хватает. Смыв остатки шампуня, вылезаю из ванной сразу же обертываясь полотенцем, и выключаю воду. Меня все еще потряхивает слегка, непонятно от чего, от холодной воды или от накативших разов воспоминаний. Знаете, когда-то я считал бредом изречение, что мысли могут стать тяжелыми даже физически, но сейчас, мне начинает казаться, что в этой фразе была все же доля правды. Переодеваясь в свежее белье и свободные, потертые джинсы светло-голубого цвета, снова останавливаю взгляд на собственном отражении и едва сдерживаюсь чтоб не плюнуть его. Да, пожалуй это новый талант: меньше чем за год, расстаться с практически безупречным здоровьем и заработать кучу шрамов. Поспешив натянуть на себя черную, свободную футболку я сбросил полотенце на пол и вышел из ванной, собираясь свалить спать в ближайшие минут десять. Увы, этим планам не дано было осуществиться и тишину в номере нарушил негромкий стук в дверь. Черт, еще одно событие не вовремя. Сейчас мне хотелось просто побыть одному, освежить свой мозг и немного поразмыслить, но.
- Кого еще там принесло? – даже не скрывая раздражения, достаточно громко процедил я, все же спокойно открывая дверь и… зависая на несколько секунд с открытым ртом. Черт… ну и кто из нас двоих больший мазохист, Джейсон? В нос бьет не слишком сильный, но весьма ощутимый запах алкоголя и не говоря ни слова, я с силой хватаю Джейсона за плечо и утягиваю в номер и захлапываю дверь, ибо последнее, чем бы мне хотелось усугубить эту ситуацию, была огласка и новый корм журналюгам. Забавно устроена жизнь. Иногда мы инстинктивно тянемся туда, где подсознательно хотим оказаться, а иногда, мы подсознательно чего-то хотим, боясь признать этого, но в итоге, так оно и случается.
- Откуда ты узнал мой номер? – стараясь стереть из голоса любое проявление эмоций, спрашиваю я, чувствую как уголки губ сами приподнимаются, изображая на лице слабое подобие улыбки. – Уверен что стоит продолжать сегодня разговор? Сейчас рядом нет менеджеров, если что. – Я и правда боялся не сдержаться, но понимал, что уже никуда не смогу отпустить тебя, ни сейчас, ни потом. Мы и правда заигрались Джейсон и даже если ты снова спасуешь, то теперь, черта лысого сдамся я. И ты сам знаешь, насколько упертым я могу быть, не так ли?
Замолкнув, я делаю шаг назад и убираю руку с плеча Джейсона, а так не хотелось разрывать даже такой контакт.

+1

13

Синяк на лице Клайда будто зеркалит мой собственный; от этого становится смешно, и я бы улыбнулся, но выдавать хоть какое-то движение мимики оказывается жутко сложно. Кажется, что алкоголь настолько размягчил мои мышцы, что контролировать их практически невозможно. Вместо этого я пытаюсь прочитать по одному выражению лица, рады ли мне, но это кажется не так-то просто. Как бы я хорошо ни успел изучить Клайда за все время, в этом он всегда оказывается впереди. Чертово умение держать лицо. Чертовы занятия по актерскому мастерству. Я прислоняюсь к стене, когда Гин меня отпускает: не то, что бы я был настолько пьян, что не мог держаться на ногах, скорее просто всё происходящее имело способность выбивать почву из-под ног в самый неожиданный момент. Давно пора привыкнуть, что с Клайдом - как на американских горках: никогда не знаешь, вверх или вниз тебя снесет на следующем повороте. С детства их не переношу, прям ирония судьбы какая-то.
- Я всегда всё знаю, забыл? Кто в каком номере, у кого какое расписание, у кого на что аллергия, и так далее и тому подобное, - отвечаю я, сопровождая все каким-то хаотичным размахиванием кисти. Взгляд останавливается, фокусируясь на собеседнике, а губы кривятся в усмешке. И правда, стоит ли продолжать разговор? Но глупо задаваться вопросом, на который давно ответил. -И я не делаю того, в чем не уверен.
Внезапно я не знаю, что говорить. Странно: так долго и так много хотелось сказать, а сейчас я попросту растерялся. Слова вовсе не встали поперек горла: их вообще не было; любое слово, приходящее на ум, казалось не более, чем оправданием, пустым звуком, не более, чем попыткой сотрясать воздух. Или же я просто подсознательно боялся того, что могу услышать в ответ на любой из тех вопросов, которые крутились в моей голове. Я чувствовал себя отвратительно глупо. Точно школьник какой-то.
- Извини, - я коснулся указательным пальцем уголка собственной губы - ровно там, где у Клайда красовался синяк. Ничего лучше сказать я не мог, а тишина затягивалась, и Гин явно ждал объяснения моего присутствия. Извинения просить стоило не столько за разбитую губу, сколько за все это время молчания, за постоянные недомолвки и хождение вокруг да около, за слова, сказанные почти год назад, а тем более - за несказанные. Но вместо этого я окинул собеседника внимательным взглядом, подмечая детали внешнего вида, будто именно это сейчас имело первостепенную важность. В голову почему-то пришла мысль о том, что я давно не мог вот так просто смотреть на Клайда, не пытаясь отвести взгляд и не избегая любой возможности, взглядом на него наткнуться. Меня накрыло ощущение, будто я его не видел слишком давно. - Ты похудел.
И снова не то. Бросив взгляд в сторону, я оттолкнулся от стены и, пройдя мимо Клайда, направился к бару, где надеялся найти что-то из выпивки. Мне было достаточно на сегодня, да и пить не особо хотелось. Кажется, мне просто нужно было чем-то себя занять. Отворив дверцы шкафа, я взял в руки первую попавшуюся бутылку, но, так и не открыв ее, с громким стуком поставил обратно и повернулся.
- Глупость. Ты так тогда назвал это... помолчи пока, ладно, - я кивнул, утыкаясь глазами в пол, но вновь поднимая их на Гина. Все же наполнив бокал, я сделал глоток, меряя шагами комнату, но, почувствовав, что готов продолжить, я остановился. - А я испугался, ты прав. Испугался, что все к чертям полетит - я, ты. Наша дружба, в конце концов Но на самом деле больше всего я боялся, что в моей жизни что-то изменится. Что привычный уклад Джейсона Коулмана, где он все может предугадать заранее, рухнет. И, будь у меня возможность вернуться назад, я не могу с уверенностью сказать, что поступил бы иначе и не сделал бы шага назад, но единственное, что  знаю точно: я ни на секунду не пожалел о случившемся.
Я смотрел на его спину, покрытую черным хлопком, я мог видеть, как едва поднимаются его плечи, обозначая дыхание, и мне ужасно хотелось до этих плеч дотронуться. Но вместо этого я лишь сильнее сжал бокал в руке до побеления костяшек и, сделав небольшой шаг, остановился за ним. Я уперся лбом во влажные волосы Гина и громко выдохнул. Почувствовав среди кучи запахов то ли шампуня, то ли геля для душа, то ли и того, и другого, едва уловимый запах его тела, я ухватился за черную ткань одежды, почти бессознательно сминая пальцами.
- Мне до бешенства надоело то, что между нами происходит, - прошептал я, - Я не хочу твоей дружбы, Клайд. Я тебя хочу, всего тебя. Хочу быть рядом, когда мне этого хочется, а не когда для этого нужен дурацкий повод. Хочу проводить с тобой время, видеть, как ты гробишь свой голос сигаретами и выпивкой, хочу целовать тебя и не думать о том, что поступаю неправильно.

+2

14

Сначала эти гребанные недомолвки выводили из себя, теперь же, глядя друг на друга, все что оставалось в ближайшие пару минут, это стоять, смотреть, не в силах выдавить ни слова.
- Да нет, футболка растянулась. – Говорю в ответ твоим словам, невольно поежившсь и обхватив руками свои костлявые плечи. Знал бы ты, как менеджер достал меня со своими претензиями, что пора бы достать мозг из задницы и заняться своей физической формой. А я все боюсь, что если попытаюсь это сделать, то сил на выступления просто не останется. Поразительно, сколько всего случилось за этот год. Я бы даже сказал, каждое третье событие в моей жизни, едва ли не стало переломным. И будто запоздало проснувшись, отвечаю.
- И ты прости. И за драку, и за молчание и за ту гребанную смс-ку. – Голоса не хватает и поэтому отвечаю почти шепотом, чувствуя как ком стает в горле будто стягивая его изнутри. Черт возьми, да это я должен просить прощения! Куда делась моя злоебучая привычка никогда не сдаваться? Почему я пошел на попятную, вместо того чтоб бороться за того, кто так дорог мне?
Джейсон прошел к минибару, достав оттуда бутылку и стаканы, но так и не вскрыл бутылку, не разлил по стаканам алкоголь. Будто просто хотел эти секунды занять хоть каким-то действием. В то время как я, человек с вечным шилом в жопе, стоял облокотившись плечом о стену, не в силах двинуться с места. А знаешь, Джейсон, из нас действительно вышел бы прекрасный союз. Два придурка, которые стоят друг друга. Но этого я не сказал, замолк, слушая каждое слово Коулмана, стараясь уловить малейшее колебание его голоса. И с каждым его словом, сердце билось все чаще, но до сих пор сжатой лозой с шипами, лишь еще сильнее раздиралось о шипы напрочь лишая способности сказать что либо. Странно, ведь меня всегда считали наиболее болтливым.
Я вздрогнул, чувствуя как Джейсон уткнулся мне в затылок и сжал потертую ткань футболки. В глазах предательски защипало. Возможно, от недосыпа или постоянно размытого грима или перелета, но воздуха стало не хватать и я сделал глубокий рваный вздох, чем-то напоминающий на всхлип. Жалкое зрелище, наверное. В глазах щипало еще сильнее, будто песок насыпали и я не знал, что сказать в ответ. Глаза стали влажными и я почувствовал как по щеке стекает маленькая капелька воды. Позорище! Так стыдно, в этот момент я разрывался между двумя сильнейшими чувствами: провалиться сквозь землю или прижать к себе и никогда больше не отпускать тебя. Рука дрогнула и поднявшись к плечу, я положил свою руку, на руку Джейсона и судорожно сглотнул, пытаясь отыскать хоть какой-то намек на самообладание.
- Прости что дал тебе уйти тогда. – наконец выдавил я отпустив руку Джейсона и разворачиваясь так, что наши лица оказались буквально в паре сантиметром друг от друга. – [b]Я скучал по тебе. Я не могу без тебя. И Джейсон, ты мне нужен. Не только как друг, не только как брат. Мне нужен ты, именно ты…[/b] - Чуть ли не в губы говорю я эти слова пока не задумываясь над тем, что на утро может быть дико стыдно за эту слабость. Но если честно, я уж устал от всего этого. Устал от образа несокрушимого и вечно веселого Клайда Гина, в котором привыкли меня все видеть. Я просто хочу спокойствия. Хочу быть с человеком которого люблю и ради которого готов душу дьяволу продать, если бы это сделало его счастливым. И слова, к черту слова, говорить уже и правда не получалось. И я лишь обнял стройный, изящный стан Джейсона притягивая его к себе и нежно поцеловал его, будто в подтверждение своих слов. Будто прося остаться еще хоть ненадолго. И черт подери, похоже я окончательно слетел с катушек.

+1

15

В тот момент мне казалось, что моя жизнь подвешена на волоске, а ножницы судьбы в руках Клайда. Я ждал его ответа, хоть какой-то реакции, и будто весь мир остановился в ожидании со мной. И от этого сузился до пределов одного гостиничного номера, до клочка хлопка с моей ладони, до тепла чужой руки, накрывшей мою собственную.  Все стало лишь клубком ощущений, хлынувших в поток крови, подталкиваемой стуком в висках. Я чувствовал, как она, изрядно разбавленная алкоголем, приливает к мозгу, но сейчас это не доставляло какого-то дискомфорта, напротив - я просто отдался воле течения. Горячее дыхание сливается с моим, опаляя тонкую кожу на губах; в голове шумит непонятно отчего, и последующий поцелуй вовсе не помогает расставить все по местам. Моё тело живет своей жизнью, и под руками Гина я выгибаюсь, как какая-то девчонка. Вселенная - свидетель: в этот момент я его искренне ненавижу. Но на мгновение мне становится страшно: от мысли, что это очередной сон, и что ощущение дыхания Клайда на коже, на губах - не более, чем глупая и жестокая иллюзия, и стоит мне открыть глаза - в руках не останется ничего, кроме скомканной простыни. Наверное, поэтому я почти неосознанно цепляюсь в его руку мертвой хваткой, а другой обнимаю за затылок, углубляя поцелуй. Я не гонюсь за превосходством, но во мне просыпается какая-то абсолютная жадность, как просыпается в тех, кто дорвался до чего-то, то так долго и так сильно, и теперь сдерживать себя совсем не просто. Мир сыпется невыпавшим калифорнийским снегом, с тихим хрустальным звоном и, несмотря на то, что физически в этот момент мне дышать совсем не просто, где-то на подсознании я чувствую как раз-таки обратное.
Я разрываю поцелуй, чтобы прислониться ко лбу Гина своим лбом, кажется, у меня температура, меня словно лихорадит, и я начинаю бредить, а может, просто только сейчас обратил внимание на давно затянувшуюся болезнь. Я вижу лишь блестящую дорожку на щеке прямо перед собой, правильную форму губ, и от застрявших в горле слов пересыхает в горле.
- Со мной ужасно сложно. Я буду нудеть, много нудеть... очень много нудеть, - я не могу сдержать улыбку, которая все же меркнет, когда я обхватываю пальцами покрытые черной тканью плечи, - Никогда не уходи.
Искренность - непозволительная роскошь, и я знал, что больше никогда не повторю ничего подобного. Скажи мне кто-то раньше, будто я произнесу нечто подобное сейчас, я бы ни за что не поверил; но похоже, эмоции в кои-то веки взяли верх, и говорить такие вещи казалось чем-то вполне простым и естественным. Я вновь поцеловал Клайда, и, отыскав пальцами край его футболки, потянул вверх. Мне нравится, как это растрепало его едва подсохшие волосы, то ли меня это просто еще больше заводит - я просто гребанный фетишист. И самым главным сейчас кажется – не отпустить Клада, словно навязчивая идея; и я переплетаю наши пальцы, притягивая ближе к себе, хотя ближе уж некуда. Я целую его шею, плечи, и осознание, насколько мне этого не хватало, накатывает волной. Воздух становится чересчур густым и вязким, и на мгновение кажется, что проведи по нему рукой - и можно почувствовать его на ощупь.  И как бы всё ни было мутно и запутанно в моей голове, меня не покидало ощущение, что всё стало на свои места. Внезапно я почувствовал, как в кармане кардигана зажужжал телефон - и я на 200% уверен, что звонит менеджер, но сейчас я был не в настроении менять свои планы, поэтому телефон вместе кардиганом отправились… - если честно, я даже не смотрел, куда.
- Если сорванные концерты всегда будут приводить к таким ситуациям, боюсь, нас обоих уволят прежде, чем мы хоть чего-то добьемся, - я поднимаю глаза на Клайда и усмехаюсь. В здравом уме я бы вряд ли такое сказал, а тем более подумал, но губы Гина имеют какую-то гипнотическую способность заставлять меня забывать о всяком контроле, а особенно – самоконтроле. Делаю шаг вперед, и снова шаг, и чувствую, как под коленом прогибается кровать. И всё, что мне вселяет такое долгожданное ощущение правильности происходящего, это ладони на бедрах Клайда, дыхание, ловящее дыхание Клайда. Я чувствую себя ужасным эгоистом, но даже это кажется сейчас правильным. И более того, это мне даже нравится.

+2

16

Возможно, на руке остается красный след, но я не пытаюсь вырваться. Ведь даже если это лишь сон, я не хочу чтобы он заканчивался сейчас. Хочу в памяти сохранить каждый миг, каждый взгляд, каждый звук. И это осознание окончательно сносит с катушек, заставляя мозг взорваться к чертям, а кровь в теле кипеть. В этот момент не было ни боли, ни чувства стыда. И все пространство, все мои мысли, всю мою душу в этот момент занимал лишь ты. Твой взгляд, пронизывающий насквозь, будто ты знаешь о человеке все на свете, твое прекрасное лицо, словно шедевр созданные природой, который не в силах повторить ни пластический хирург ни самый талантливый художник, твоя неподражаемая, очаровательная улыбка, согревающая мое сердце и заставляющая его биться чаще.
- Не отпущу. – Словно эхом повторяю я. – И сам не уйду. – Я не рыдаю, но слезы сами скользят по щекам, и я чувствую, как холодит лицо там, где прошлись капли влажными дорожками. Я не псих и не слабак, просто это и был предел, за которым стояла лишь неизвестность. – И плевать. Моя экспрессия это компенсирует. Плевать на все, потому что я не могу без тебя. Ты мне дорог и нужен мне именно ты. Нет, не нянька-защитник, оставь это группы мне нужен. Позволь себе хоть раз отпустить контроль над ситуацией и я всегда буду рядом, буду идти с тобой плечом к плечу. – слова, пусть и шепотом, сказанные на одном дыхании заставляют чуть ли не задыхаться и лишь вздрагиваю, когда Джейсон касается губами моей ключицы и шеи и тело тут же поддается в ответ на ласки. Даже пропускаю тут момент когда с губ срывается тихий стон, а футболка оказывается на полу, куда тут же летит и кардиган Джейсона. Сигнал мобильника в какой-то момент режет слух, но тут же становится плевать.
- Не посмеют тебя уволить. – Улыбаюсь в ответ снова ловя губы Коулмана поцелуем.
Воздух в помещении будто накаляется и становится вязким настолько, что кажется, будто сделав еще один вдох, ты задохнешься в этой вязкой субстанции. И двигаясь по направлению к кровати, сам падаю первый, ухватившись при этом за края футболки Джейсона и стягивая ее с него обнажая приглушенному свету номера стройное, даже хрупкое тело. Футболка летит в неизвестном направлении, а я откидываюсь назад, словно соглашаясь, чтоб ты был главным. Не из страха сделать что-то не так, а просто потому что этого хочу.  Обнимая за плечи, буквально утягиваю за собой на кровать тот же переворачиваясь и оказываясь с верху, чувствя как улыбка ползет по губам, мягко целую его зубы медленно спуская поцелуями к шее и груди, а руки уже сами тянуться к ремню джинсов…
Надоедливый лучик света бьет по глазам и прикрывая ладонью лицо, неохотно приподнимаюсь на локтях чуть морщась от боли во всем теле и легкой мигрени. Пытаясь сфокусировать взгляд, я огляделся по сторонам рассматривая чуть мутные очертания номера. – «Это что блин вчера было?» - неожиданная мысль ползет в голову вместе с обрывками воспоминаний. Я рад, что нам все таки удалось поговорить на чистоту и единственное, о чем я жалею, так это о том, что не сдержался вчера. За крики, слезы, рукоприкладство. Ей богу, как баба. Аж самому противно. Неопределенно пошарив рукой, натыкаюсь на что-то теплое рядом и осколки воспоминаний наконец собираются в цельную картину. Он не ушел, как в прошлый раз, и я чувствую, что сейчас все действительно по-другому. Развернувшись к Джейсону, чуть наклоняюсь осторожно целуя его в плечо не могу сдержать улыбки. Он прекрасен, даже когда спит. Взгляд снова падает на разбитую губу и перебинтованную руку и на секунду сердце пропускает удар. Чувство вины? Пожалуй. Пытаюсь встать, но сильное головокружение заставляет тут же лечь обратно, слишком уж резкой была попытка. Вернее упасть, упасть и потому чувствуется неприятное ощущение соприкосновения синяка с простыней. Стиснув зубы, немного морщусь и снова переворачиваясь на бок, глядя как он спит и уже стараясь не двигаться лишний раз, чтобы не будить.

+2

17

Меня будит движение где-то совсем рядом, а следом и осязание мягких губ на коже, но, прежде чем открыть глаза, я прислушиваюсь, и в этот момент вместо сна появляется осознание произошедшего. Нет, я не собирался повторять то же, что и в марте; но понимал, что мне предстоит привыкнуть к некоторым вещам, в том числе и к тому, как просыпаться рядом с кем-то. Это случается со мной уже во второй раз, но непривычность ситуации никуда не исчезает. Я чувствую тепло, исходящее от человека рядом со мной, слышу, как он все еще крутится, а потом замирает, и до слуха доносится лишь его дыхание, и это едва не вызывает у меня улыбку. Мне это чертовски нравится. Взгляд Клайда ощущался даже сквозь закрытые веки. В конце концов я открыл глаза и внимательно посмотрел на Гина.
- Пытаешься на мне дыру прожечь? - тихо интересуюсь я, в то время как моя рука скользнула под одеяло, устраиваясь на пояснице Клайда и притягивая его ко мне. И прежде, чем он успевает что-то сказать, я делаю это  просто физически невозможным: подавшись слегка вперед, встречаю губы Клайда долгим поцелуем и наваливаюсь сверху. - Доброе утро.
На моем лице прочно поселяется улыбка, которая не исчезает, даже когда я спускаюсь вниз по шее, прямо к ее изгибу, где она переходит в плечо; и пока ладони медленно блуждают по уже такому знакомому телу, остановить себя оказывается невероятно сложно. Но совесть в компании моего патологического трудоголизма ненавязчиво напоминают о том, что в ЛА нас привезли далеко не на отдых. Удивительно, как я всегда между "хочу" и "надо" выбираю второе, хотя вчерашний сорванный концерт и стал исключением. И я бы, возможно, потерзался угрызениями этой самой совести, если бы не человек рядом. Утыкаюсь в плечо Клайда, и с губ срывается тихий, полный досады вздох.
- Нам надо на интервью, - приподняв голову и устроив подбородок на плече Клайда, я смотрю на него и понимаю, что совершенно не собираюсь в следующую секунду вставать.  Для этого приходится собрать в кулак всю силу воли, напомнив заодно себе и о том, что доставлять группе лишние неприятности, тем более после вчерашнего, мне точно не стоит. А мы с Гином уже были, скорее всего, на пороге черного списка не только менеджеров, но и возможных спонсоров. Кстати об интервью. Тут и без всякого дара предвидения можно было предсказать с десяток пропущенных звонков, и единственное, на что оставалось надеяться, так это что время интервью еще только впереди. Кстати о времени, которому я совершенно потерял счет. - Пора вставать и рассказывать журналистам, как мы с тобой отли-и-и-ично ладим, - в моих глазах неприкрытый смех, а улыбка на губах становится лишь шире, пока не прячется в прикосновении к теплой ключице, - Как близко дружим, - еще один мимолетный поцелуй прерывает эту откровенную ахинею, - Ну просто о ч е н ь близко.
Я не сдерживаюсь и смеюсь, но все же поднимаюсь, чтобы как следует потянуться и только сейчас ощутить всю прелесть вчерашнего виски. Собственной головой. "Уф", - я хватаюсь перевязанной рукой за голову и морщусь на мгновение. Поиск одежды превращается в своего рода квест, правда, занимает он не более минуты. В кардигане я нахожу телефон, а вместе с ним 15 пропущенных звонков от менеджера. "Ну, зато, когда он будет кричать "Я тебе 15 раз звонил", на сей раз это не будет преувеличением..." Я оборачиваюсь на Клайда и приставляю палец к губам в немой просьбе помолчать, после чего, не медля, набираю номер, и первое, что слышу по другую сторону, - это гневный ор, поэтому трубку приходится отодвинуть от уха во избежание глухоты. Даже на громкую связь не пришлось ставить - кажется, Гин и без того слышит все, что менеджер думает обо мне, а заодно и о нем самом. Выцепив из этой тирады время и место проведения интервью, я быстро поблагодарил собеседника, извинился и повесил трубку. Все равно эта ситуация еще не скоро замнется, а слышать лишний раз не самые лицеприятные вещи порядком утомляет.
- Слышал, у нас с тобой 40 минут, чтобы привести себя в порядок и добраться до места. Но можешь позвонить своему менеджеру: уверен, ему есть, что тебе сказать, -  я снова смеюсь, не обращая внимания на пульсирующую боль - явный признак похмелья. Я подбираю с пола футболку Клайда и бросаю ее в него. - Собирайся. А я к себе. Мне нужен душ и чистая футболка, потому что эта насквозь пропитана сигаретами завсегдатаев баров Лос-Анджелеса. Через 15 минут встречаемся в холле.
Я напоследок улыбаюсь и, захватив несчастный кардиган, выскальзываю за дверь.

+2

18

Странное чувство с утра пораньше. Будто с груди сняли стальной обруч, который до этого момента с силой впивался в ребра и сдавливал грудную клетку, не давая сделать и вдоха. Будто что-то давящее, мучительное исчезло и дышать стало легче. Настолько, что от избытка кислорода кружилась голова. Ты рядом и больше не сбежишь, я это знаю.
Смотрю затаив дыхание, изучая взглядом каждый изгиб его тела, каждую родинку, каждую черточку его совершенного, ангельского лица. Я хочу большего, но не могу оторваться, не могу позволить себе просто взять и нарушить его сон, руководствуясь лишь собственными порывами.
И вот, ты просыпаешь, а я, зарываюсь под одеяло чувствуя как губы расплываются в совершенно счастливой улыбке. «Улыбается как кот», говорили про меня когда-то знакомые, но даже если и так, то сейчас я действительно счастлив, не смотря ни на что.
В ответ не реплику Джейсона успевают только усмехнуться, прежде чем чего рука обнимает меня и притягивает к себе. И как в таком худощавом теле может скрываться столько сил? Или это я теряю форму? Но к чертям такие мысли. Главное, что ты рядом, и я снова чувствую твои прикосновения по моей коже, отдающиеся сладкой дрожью по всему телу. Обняв свободной рукой Джейсона, медленно провожу ею по шее вдоль позвоночника и останавливаюсь на затылке, зарываясь пальцами в его шелковистые волосы, чуть сжимаю их притягивая к себе, не давая тем самым так быстро разорвать поцелуй и под конец, чуть прикусывая его нижнюю губу, неохотно отстраняюсь, соглашаясь разорвать этот поцелуй. – «Ну ты садист, Коулман» - проносится в голове мысль, которая, очевидно, отражается на моем лице.
- Доброе. – Каким-то сдавленным шепотом, словно эхом отзываюсь я, хотя хотел сказать: «не останавливайся», но утро и впрямь доброе как никогда. И снова поцелую, еще более страстный и жадный и даже сам теряю тот момент, когда уже не обращая внимание на пощипывание в рассаженной губе, сам углубляю поцелуй, делая его еще более требовательным и жадным. – «мы сегодня едины, друг мой» - улыбаюсь откидываясь назад обнимаясь Шисуса за плечи, скользя ладонями по гибкой, стройной спине, чувствуя под пальцами бархатистую кожу. Откидываю голову назад подставляя шею и невольно закусываю губу стараясь не издать ни звука. Не вышли, вот же с губ сорвался тихий стон, когда его мягкие губы коснулись ключицы. Черт... нашел таки слабое место, засранец. Пару раз невольно вздрагиваю, когда Джейсон своими умелыми и на удивление нежными руками задевает шрам  от ножа. Не от боли. Нет, даже если боль бы и была, мне сейчас на нее плевать. Смущало то, что Джейсону это может быть не слишком приятно. Ведь я толком не рассказывал о том инциденте, всякий раз заминая неприятную тему.  Но сейчас не хочу чтобы Джейсон считал меня конченым мудаком, не способным ни постоять за себя и как следствие, которому нельзя довериться в принципе.
- Может к черту их? – лениво отвечаю довольно улыбаясь и касаясь пальцами щеки Джейсона. Просто грех было лежать без действий, когда такое чудо пристроилось у тебя на плече. А он красив, я уже повторяюсь, наверное, но он чертовски красив. Пожалуй, один из тех, на чье лицо я готов был бы смотреть вечно. Но Джейсон прав, надо собираться. Тем более, если уж это мой последний концерт перед долгим отстранением, то я предпочитаю уйти красиво.
Нет, Джейсон не из тех людей, которых можно назвать завсегдатаями юмористами, но сейчас его слова и правда изрядно развеселили. И знали бы журналисты, что на самом деле скрывалось за этой неприятностью и насколько мы близки на самом деле, просто взорвались бы от информационного экстаза. Еще один мимолетный поцелуй и я прикрываю глаза на секунду. В сон по прежнему слегка тянуло, но заснуть не давало лишь чувство голода и страсть. Никуда не хотелось его отпускать от себя сегодня. – О да,  очень близкие. – Отвечаю я. Кажись сегодня мы махнулись степенью болтливости и сарказма в каждом слове. Но нет, следующие секунды заставляют убедиться, что возможно в чем-то мы и поменялись местами. Ведь стоило Джейсону встать, как тот тут же схватился за голову пораненной рукой и поморщился. Нет, не так, чтоб прямо перекосило, но это было заметно.
- Да, не удивительно что ты не поверил мне тогда, в мастерской, что все в порядке. – Зачем-то ляпнул, сам не понял зачем. Возможно, последние приключения сделали меня конченным параноиком, трясущимся не только за свою шкуру, но и за состояние и благополучие тех кто действительно дорог. – Ты как? Живой? – Спрашиваю, тоже неохотно выползая из кровати и кутаясь в одеяло. Отчего-то в номере показалось прохладно, может потому что тепло лежащее под боком вспомнило о своем клиническом трудоголизме и одевшись, схватилось за телефон. А я всю думал тем временем, что руки его и права золотые. Прекрасный механик, шикарный гитарист, но и в постели найдет рукам достойное применение. А по ту сторону трубки раздавался гневный голос менеджера с такой громкостью, что даже мне было слышно.
- Окей. И обработай руку как следует, а то я тебя в травмпункт потом силой затащу. – Смеюсь, будто бы шутя. Но наивно предполагать, что это шутка. Ведь познав все «прелести», ранений, волей неволей начинаешь с подозрением относиться к каждой царапине.
Помявшись коло минуты посреди комнаты и пытаясь прогнать остатки сна, отправляюсь в душ, привожу себя в порядок и переодеваюсь. На сушку волос уже нет времени и я прячу их под бейсболку. Надев куртку, забираю с собой мобильник и карманные вещи и выхожу из номера, закрыв дверь.
Знаю, что опаздываю. И знаю как Джейсон не любит этого, поэтому ускоряя шаг, иду по коридору, но глянув на часы, срываюсь на бег и остаток небольшого пути проделываю легким спринтом. Ничего экстраординарного, но дыхалка уже сбилась к хренам, отдавая слабым, неприятным покалыванием в боку. Пришлось даже остановиться за углом на несколько секунд, чтоб выровнять дыхание и уже просто ускоренным шагом выйти в холл. «Блин, надо покупать абонемент в качалку», было первой мыслью, когда все еще переводя дух я беглым взглядом огляделся в достаточно многолюдном холле, пытаясь отыскать  Джейсона.

+2

19

Тяжелые прохладные струи, стекающие по спине, если не приводили в полный порядок, то, по крайней мере, помогли настроиться на более-менее рабочий лад. Работать сегодня даже трудоголику-мне не слишком хотелось, но менять чужие планы из-за своих прихотей я бы не стал, а потому во всю собирался на встречу. Никаких лишних движений, всё четко и рассчитано, поэтому ровно через 15 минут я стоял в холле и - кто бы мог сомневаться! - ждал Гина. Я окинул себя взглядом в большом зеркале: собранные в хвостик волосы, короткие пряди, выпавшие из него на лицо, заправленные в высокие ботинки джинсы, кожаная куртка - "Ну прям восходящая рок-звезда", - то, что надо для встречи с журналистами. И даже "боевая" рана, уже залепленная простым пластырем. Я не без иронии усмехнулся собственному отражению, когда в тот же момент заметил в зеркале оглядывающегося Клайда. Подойдя со спины, я схватил его за запястье, утягивая резко в сторону за массивную колонну.
- Ты опоздал, - констатирую я c наисерьезнейшей миной, делая шаг вперед и сокращая тем самым расстояние между мной и Клайдом до минимума. - Я подумаю над штрафными санкциями. По моему лицу расползается ухмылка, пальцы ослабляют хватку вокруг запястья, окончательно его выпуская. Я бросаю взгляд на дисплей телефона и снова на Гина. - Но сейчас нам пора.
Спрятав телефон в карман, я направился вслед за ним к выходу из отеля, прямиком на парковку. У меня было какое-то совершенно дурацкое настроение, и дело было даже не в отсутствии всякого желания работать; я позволил себе расслабиться, а теперь никак не мог вернуться к обычному режиму. Сев в машину, я уставился на Клайда и, вспомнив о чем-то весьма важном, едва не рассмеялся. Пока я собирался, менеджер перезвонил, чтобы сообщить "официальную версию" отмены вчерашнего выступления. Якобы мы с Клайдом, прогуливаясь по ЛА, ввязались в драку с какой-то мелкой шпаной. Версия лучше некуда. И очередной гимн узам нашей дружбы, и отличная отмазка художествам на лицах обоих. По крайней мере, так наши карьеры не закончатся, толком и не успев даже начаться. Эту историю я и рассказал Клайду. Дорога не то чтобы была скучной, но меня не оставляла мысль о том, как мог бы продолжиться день, не будь этого дурацкого интервью. Поэтому какой-то участок дороги я молча изучал профиль Клайда, взглядом сверля вырез его футболки. Когда и это занятие мне наскучило, я подался в сторону Гина, устраивая руку позади него и оставляя на скуле легкий поцелуй. И в то время как мои губы прокладывали путь вниз по его шее, свободная рука скользнула вверх по бедру, даже сквозь плотную джинсовую ткань чувствуя жар его кожи. Не самое подходящее время и место, но кто мне доктор.
- Только не останавливайся, иначе мы точно опоздаем, - тихо проговорил я, прикусывая тонкую кожу над бьющейся венкой, пока пальцы справлялись с металлической пряжкой. - И следи за дорогой.
О чем я думал, когда залезал Клайду в штаны посреди трассы, одной Вселенной известно. Хотя мне тоже: ни о чем. Я знал, что Гин отличный водитель, вероятно, подсознание в тот момент именно об этом и вспомнило. 
Приехав на место, я вышел из машины и, выкинув в ближайший мусорный бак смятые салфетки, стал дожидаться Клайда. Желание работать только уменьшилось, но я же профессионал, поэтому, нацепив на физиономию полную невозмутимость, я помахал рукой менеджеру Гина, вышедшему нам навстречу. Мой менеджер, как оказалось, занят с ребятами из группы, а потому примерный перечень ожидаемых вопросов завез лишь он.
- Я смотрю, сегодня вы дружелюбнее друг к другу, - хмуро заметил мужчина, оглядывая внимательным взглядом нас обоих.
- Ага, не то слово, - хмыкнул я, проглядывая написанное на белоснежных листах. Ничего интересного6 как познакомились, ваше первое впечатление друг о друге и бла бла бла. Можно подумать, я собирался делиться с журналистами тем, чем дорожил больше всего на свете. Или раскрывать душу нараспашку перед ними. Ну да, как же. Есть вещи, которые могут быть сказаны во всеуслышанье, а есть то, что я бы хотел сохранить только между собой и Клайдом.

+1

20

Похоже, этот день полон сюрпризов. Не успеваю перевести дух, как кто-то, подкравшийся со спины, хватает меня за запястье. И спасает этого чудика только мои слегка притупившиеся рефлексы, иначе я бы не простил себе, если бы посадил еще хоть один синяк на таком милом личике.
- Джейсон… фух... напугал. – Прижимаюсь к колонне спиной, все еще тяжело дыша и чуть сощурив глаза смотрю на него. Красив, нечего сказать. Даже слишком красив для настоящего рокера, особенно с волосами забранными в хвостик, что открывало его худощавое лицо с на удивление выразительными чертами.  – Я как-нибудь подумаю над тем, чем смогу это компенсировать. – Почему-то, когда Джейсон отпустил меня, мне жутко захотелось растечься по полу как безвольная амеба и не вставать. «Работа… последние дни, перед долгим «отпуском», не хочу», впрочем идти куда-то и правда не хотелось. Возникало лишь желание вернуться в номер, затащить с собой Джейсона и притвориться мертвым еще на пару дней. Но Шисус прав, еще одна выходка и наша карьера закончится, не успев толком начаться. «А может ну их нахрен?» - хотел было спросить, но так и не спросил, чувствуя, что за последние сутки и так сказал слишком много.
Мы сели в машину, арендованную мной на время пребывания в ЛА, и вырулив со стоянки, направились в студию. Джейсон был прав, официальная версия нашего отсутствия звучит более чем вменяемо и в это могут поверить журналисты и фанаты. Но поверят ли ребята из группы? Вот это уже большой вопрос. Который, кстати, сейчас нисколько не парил меня, ибо двигаясь на приличной скорости, все мое внимание уходило на то, чтобы следить за дорогой, но я и предположить не мог, что мои нервы и выдержка в скором времени подвергнется такому испытанию.
- С ума сошел? – Удивленно выдыхаю уставившись на Джейсона, и он был полон решимости довести задуманной до конца. – Сам попробуй следить за дорогой… - фраза обрывается, когда его мягкие губы вновь касаются моей шеи, а горячее дыхание обжигает кожу, от чего по телу проходит приятная дрожь. Закусываю губу и лишь каким-то усилием воли не издаю ни звука и не закрываю глаза, силясь отслеживать за происходящим на дороге. Пару раз машину слегка занесло в сторону, что не удивительно. Попробуй сосредоточиться на дороге, когда теплая, умелая рука касается твоих… кхм, особенно чувствительных органов, сводя с ума.
- Садист… - севшим голосом выдаю я, останавливая машину на стоянке возле студии. Тело кажется ватным, в голове полный хаус, а это наглец еще и унес свою сексуальную задницу из машины. Да, что там говорили? Полный покой и никаких стрессов? Куда уж там? Стираю ладонью пот со лба, прижимаясь лбом к рулю не сразу замечая гудок автомобиля а-ля: «дай дорогу!». Но минутой позже, с трудом возвращаю свое самообладание и вытерев брюки салфеткой, закутываясь в куртку и игнорируя напряжение в паху, догоняю Джейсона.
- Вотпросы на изучение. И вот еще что, раз уж осилил драку, тогда сегодня осилишь исполнение песни. В живую. Без фонеры. – Строго произнес менеджер и оглядев меня с ног до головы, с нехорошей усмешкой добавил. – Ты ведь ничего такого не делал чтобы выдохнуться. – Я только улыбаюсь забрав список и мысленно выругавшись, быстрым шагом следую за Джейсоном в гримерку. О нет, милый, разговор еще не закончен.
- Мы ведь можем немного порепетировать? – С улыбкой спрашиваю я стаффа, намекая на то, чтобы он скрылся на какое-то время. Парень оказался чертовски понятливым и моментально скрылся с глаз долой, оставив нас с Коулманом наедине. Захлопнув двери, я запираю ее за защелку и быстрым шагом пересекая помещение, схватил его за грудки куртки и припер к стенке, вжимаясь в него всем телом.
- Ты хоть представляешь, как это было опасно?! – шепчу ему на ухо, Тут же прикусывая мочку уха, и удерживая за плечи, не давая лишний раз пошевелиться. Я крупнее его, и даже потеряв в весе, по прежнему тяжелее, поэтому мне не составляет труда этого сделать. Отпускаю солоноватую мочку уха, скользя языком по щее, от ключицы до подбородка и жадно целуя в губы, с каждой секундой углубляя поцелуй. Правой рукой до сих пор сдерживаю его плечо, а левой спускаюсь вниз, проведя пальцами от груди, по торсу  останавливаясь в зоне пояса, тут же, потратив немного времени, расстегивая ремень и опускаюсь на колени.
- Не люблю оставаться неблагодарным. – Отпрянув чуть назад, поднимаю взгляд на лицо Джейсона, чуть ли не в самый ответственный момент и стерев маленькую струйу крови, стекающую по подбородку из открывшейся царапинки на губы, жадно улыбаюсь, затем встаю с колен чувствуя как собственная плоть мучительно напрягается. Но из последних сил, встаю  с колен и поднимаюсь наверх, снова целуя Джейсона в губы.
- Встретимся здесь же после интервью. Не опаздывай. – Шепчу на ухо сорванным, надтреснутым голосом и с невероятным мучением отступаю назад, - И давай после работы сходим и пожрем наконец. -  открываю дверь и выхожу из гримерки. А все для того, чтобы несколько минут спустя, выслушать в гримерке все, что обо мне думает стилист, за мой потрепанный, взъерошенный вид и кровь на подбородке, около двадцати минут наложения грима и вот, наконец, добравшись до зала, я останавливаясь возле дверей. «Черт, не стоило выходить голодным» - меня немного ведет от голода, словно хлебнул вискаря залпом, но возбуждение постепенно сходит на нет. Слышу голос менеджера и натянув лучезарную улыбку на лицо, выпрямляюсь как ни в чем ни бывало и быстрым, уверенным шагом выхожу на сцену, вставая за стойкой с микрофоном. Прокручивая в голове вопросы, я понимаю, что вряд ли отвечу на них честно. Не хочу выворачивать свою душу наизнанку перед чужими людьми. А наши с Джейсоном отношения их и вовсе не касаются, Коулман слишком важен для меня, чтоб я смог так просто говорить о нем. Бросаю мимолетный взгляд в сторону входа, очень надеясь, что Джейсон уже отошел от нашего последнего разговора и тоже скоро выйдет на сцену.

+1

21

Происходящее за последние сутки было не только больше того, что Коулман мог выдержать, но и больше того, что он мог себе позволить. Полная неспособность не только соображать, но и вообще мыслить трезво. Стоило ему только собрать себя до кучи и почувствовать готовность работать, как Клайд снова смешал в голове все, что когда-то должно было стать мыслями. Не то что бы Шисус был против, конечно... И хорошо, что Гин припер его к стенке, иначе бы Коулман весьма красочно по ней спустился прямиком вниз. Он хватается пальцами за подвернувшуюся в сторонке полку, до которой был в состоянии дотянуться и, старательно игнорируя звон в ушах, заглатывает жадно воздух, тут же рвано его выдыхая. Это настолько хорошо, что дня Коулмана это становится мучительно. Вытягивая шею, он вжимается затылком в стену позади себя, а голос Клайда словно возвращает его в реальность. Джейсон провожает Гина молчаливым взглядом, не потому что ему  нечего ответить - он попросту сейчас не совсем в состоянии это сделать.
Открыв в первом найденном туалете кран с холодной водой, Коулман плеснул ею себе в лицо, и, с трудом подавив в себе желание подставить под воду всю голову, взглянул на себя в зеркало. Румянец на щеках стоил покрасневших губ, и будь у них гримеры,им бы определенно досталось немало работы. Джейсон касается пальцами губ, ему на мгновение кажется, что они насквозь пропитаны чем-то сладким, но почему-то кажется, что ядом - так они горят.  Каждое прикосновение и каждый поцелуй Гина вгоняет в какое-то поупьяное состояние, выбивает его из колеи. Он не помнит ни одного вопроса, ни одного ответа, старательно заготовленного менеджерами. "Какого черта?"
В голове сущий бедлам, но Коулману удалось взять себя в руки и выйти на сцену в конференц-зале, где стафф устанавливал столы. В конце конов, разве может что-то помешать этому парню выполнять то, что он умеет лучше многих - работать?  К тому же, чем быстрее они все закончат, тем быстрее поедят. Когда Клайд напомнил о еде, Шисус только тогда понял, что не ел больше суток, а теперь готов был съесть слона. Взгляд моментально выцепил неподалеку Гина, и Джейсон не смог удержаться от усмешки. Его жизнерадостный вид просто не оставлял равнодушным. Коулман едва не расхохотался, прислонившись к дверному косяку и наблюдая за Клайдом оттуда. Тот словно родился, чтобы стоять на сцене. Хотя Шисус в принципе нравилось на него смотреть, но на сцене особенно. Еще один фетиш, касающийся одного и того де человека, из многочисленной коллекции Джейсона Колумана.
- Наконец-то! Вперед на сцену, через две минуты начинаем, - раздался у самого уха голос ассистента, который тут же скрылся за дверью, а через несколько секунд провожал внутрь группу журналистов.
- Ты убиваешь во мне работоспособность. Тебе должно быть стыдно, - шепнул он Гину, проходя мимо, когда кто-то из персонала попросил их занять места за приготовленными столами. Усевшись рядом с Клайдом, парень стал бесстрастно разглядывать пустой зал, где только в первом ряду нетерпеливо сидели те самые работники прессы. Не Vanity Fair, конечно, но все впереди.
- Пожалуй, можно начинать.
- Тогда, начнем с вас, мистер Коулман. Скажите, каково было ваше первое впечатление о мистере Гине? - не став тянуть кота за хвост, приступила к делу одна из журналистов. Джейсон склонил голову и посмотрел на сидящего рядом Клайда.  Вспомнив историю с медиатором, он улыбнулся. Это было странно. Столько совпадений и случайностей. Коулман никогда не верил в судьбу, и сейчас ему почему-то хотелось смеяться над собственными мыслями. Повернувшись к журналистам, он скривил губы в полуулыбке.
- Подумал, что он пафосный засранец, - покосившись на Гина, Джейсон сделал улыбку шире и вновь перевел взгляд на прессу. - Но вскоре мои заблуждения были развеяны. На протяжении нескольких лет единственное, что я могу сказать о Клайде, так это то, что он - один из самых надежных людей, которых я встречал. На него всегда можно положиться. А еще он круто поет. Думаю, насчет второго пункта вы разделяете мои мысли с полной уверенностью, - добавил он последнюю фразу бодрым тоном, вызвав смех у журналистов и стаффа.
- Вы когда-нибудь видели в Клайде соперника?
- Если вы имеете в виду еду и девушек, тонет. Нам нравятся разные типы девушек, а обжора среди нас один, и это точно не я. - печально-скорбным тоном произнес Коулман.
- А в музыке?
- Всегда вижу, - не задумываясь, ответил он. Подобная искренность была внезапной для него самого, и какие-то несколько секунд он выдержал паузу, чтобы обдумать сказанное. С той самой первой встречи он всегда оборачивался на Клайда, когда что-то делал. Искал его одобрения, неосознанно, но это было ему нужно. - Клайд - талантливый музыкант, и для меня всегда будет целью не уступать ему. Что-то вроде стимула к саморазвитию.

+1

22

«Чем я думал вчера, срывая репетицию у срываясь с катушек? Не понятно. Но явно не головой» - эта мысль проскальзывала уже не в первый раз, за последние минуты. И завидев наконец Джейсона, оказалось чертовски трудно скрыть улыбку, глядя на его милое, все еще покрытое румянцем лицо.
-Честно? Ни сколечки. – И коварная улыбка снова ползет по щекам, скрывая едва сдерживаемый смех. Да, это интервью определенно будет не легким.
- Пожалуй, можно начинать.
«Спасибо что не с меня. Я бы и не знал, что ответить сейчас» - проведя указательным и средним пальцами правой руки по нижней губе, Кот задорно улыбнулся подмигнув в одну из камер. Было крайне занятно послушать, что же думает о нем Джейсон и попытаться предугадать, что в его словах правда, а что игра. Получалось кстати неплохо.
Насчет их первой встречи, Кот был уверен, что так оно и есть. А вот по поводу конкуренции. «По ходу эта ночь была ответом на вопрос» - мысленно ответил Клайд стараясь сдерживать так и рвущийся наружу смех. Даже о голод на время позабылся. А на последнем вопросе, Клайд недвусмысленно изогнул левую бровь и взглядом полным искреннего удивления посмотрел на Джейсона.
- Знаете, пожалуй, на этот вопрос я могу ответить прямо сейчас. – С улыбкой произнес он, придвинувшись чуть ближе к микрофону. – Я не вижу в  Коулмане конкурента. – И уловив недоумение и на лицах репортеров и менеджером тут же, спокойно добавил. – И не считаю себя его конкурентом по одной простой причине: В своей стезе, Коулману и правда нет равных. Порой, мне кажется что его паталогический трудоголизм и профессионализм достигают абсурда. Но, я думаю, что именно эти черты с неисчерпаемой харизмой сделали его без сомнения лучшим в своей стезе. Что же касается меня, то моя деятельность уже давно отошла от стиля «Банни Лав», а именно, по этому критерию нас сравнивают. Даже рок, в последнее время, меньше исполняю. Вот и ответьте сами на вопрос: могут ли люди, занимающиеся, по сути, разной деятельностью, считать конкурентами.
- Чтож. – Смеясь, встряла одна из репортеров. – Ваша позиция, на сей счет, нам примерно ясна. Но что вы можете сказать о мистере Коулмане, как о музыканте в целом?
- Оу, ну тут могу сказать только одно: великолепный музыкант. – Улыбнулся Кот, оглядев присутствующих беглым взглядом. – Пожалуй, его старания и преданность своему делу, порой и меня заставляют не расслабляться и браться на дело.
- То есть, определенная конкуренция все же есть?
- «Ух блеать, как вы меня задрали!» широко улыбаясь, и склонив голову чуть влево, Клайд посмотрел на репортера.
- Тут скорее дело не в конкуренции. – Чуть заметно кивнув ответил Кот. – Просто я привык соответствовать своим друзьям идти с ними плечом к плечу, а не быть им обузой. – Уже сто раз пожалев, что открыл рот, Клайд изрядно опираясь о стол стараясь не уронить голову на столешницу. В первые за долгое время он вышел на сцену без львиной доли преппаратов в организме и голодный. О чем уже жутко пожалел.
- И в связи с этим, мистер Гин, хотелось бы задать следующий вопрос: правда ли, что ваш грядущий хиатус связан с покушением пару месяцев назад? Или были другие причины, для временного прекращения деятельности? – Слушая репортера, Клайду стоило огромных трудов, чтоб не выдать того откровенного раздражения и растерянности, которые вызвал этот вопрос. Он и сам понимал, что зря тогда встрял, спровоцировав, по сути, такую волну. Но и наглость некоторых индивидом не знала предела. Бросив мимолетный, по-настоящему испуганный взгляд на Джейсона, он снова с улыбкой посмотрел на журналистов. По сути, ответить на этот вопрос, значило признать неизбежное.
- Отчасти. Выдохся творчески, знаете ли. – Рассмеялся он, тут же добавив. – Но знаете, кто бы не распространял подобные слухи, они слишком утрируют их. Клайда Гина так просто не сжить ни с творческой стези, ни с этого света. – Весело смеясь,  добавил он, обратив внимание, как уж изрядно забеспокоившиеся менеджеры начали сверять списки вопросов и о чем-то перешептываться.
- Думаю, ребята ответили уже на все вопросы. Думаю, пора заканчивать. – Непринужденным тоном не терпящим возражений произнес менеджер в микронаушники. Среди толпы послышался недовольный шепот, будто их лишили долгожданной сенсации.
С улыбкой распрощавшись с присутствующими, Клайд уверенным, спокойным шагом зашел за сцену. И тут уже улыбка сползла с лица. Разговоры о перерыве, до сих пор были как кислота на рану, причиняющие боль похлеще физической. А сегодня еще напомнили настолько явно, что пришлось об этом говорить прилюдно. С крестив руки на груди, Кот чуть сжался привалившись спиной к бетонной стене, дожидаясь Джейсона. Еще одна неприятная вещь, он искренне надеялся, что Коулман не будет его сильно ненавидеть за то, что он фактически узнает о таких новостях не от него, а из уст журналистов. А еще, в душе поселилось гадкое чувство, будто сегодня он подвел всех. Что это? Очередной творческий кризис или объективное чувство вины?
Желание закурить и поскорее свалить из студии сейчас резко достигло своего предела и перевалило через край.

+1

23

С едва заметной улыбкой я повернул голову в сторону Клайда и, подперев рукой подбородок, слушал то, о чем он говорит, иногда опуская взгляд в стол или, закусив губу, глядя куда-то впереди себя. Журналисты, определенно, радовались нашей болтливости и желанию "общаться", но разве у нас был выбор? Все это было в наших интересах, после вчерашнего-то случая! Вряд и я бы стал спорить с менеджером сейчас. Слова Гина не могли не вызвать улыбку, но последний вопрос, прозвучавший на этом интервью, стер ее с моего лица до самого окончания этого достославного мероприятия. Я не обернулся в сторону Клайда. Возможно, потому что боялся на нем увидеть подтверждение слов журналиста, хотя оно и прозвучало в следующий момент. А может, боялся своим лицом выдать собственные мысли.  Смех Гина резанул по ушам,  мне с трудом удалось сдержать усердно равнодушное выражение лица. Я не понимал, что больше тогда меня задело. Сам факт того, что Клайд покидает сцену, хоть и на время, или же то, что я узнаю об этом благодаря случайности, или же попросту несдержанности прессы.
"Выдохся творчески..." - мне хотелось рассмеяться над этими словами, потому что, как бы я ни пытался, но понять подобное решение и столь дурацкую причину для него я не мог. "Но, в конце концов, это меня не касается". Было глупо думать, что Клайд станет рассказывать подобное. Было вообще идиотизмом думать, что он станет что-либо рассказывать. В конце концов, что изменилось с тем, что они спят вместе? По всей видимости, ничего. Я не взглянул на Клайда, пока тот не скрылся за сценой, после чего сам поднялся из-за стола, намереваясь последовать к выходу. Но почему группа до сих пор не знает?.. Как бы давно Клайд ее ни покинул, они всегда были фактически вместе. Хотя все эти мысли о группе были попыткой оправдать собственную обиду.
- Мистер Коулман, вы не дадите некоторые комментарии по поводу отмены вчерашнего концерта? - я лишь улыбнулся в ответ, предоставив всю остальную работу менеджеру, попрощался, поблагодарив прессу за внимание и направился вслед за Гином.
- И когда ты мне собирался об этом сказать? - произнес я медленно, прислоняясь к противоположной стене и глядя на собеседник в упор. - Ах, да. Ты, наверняка, и не планировал. Ну что ж, теперь я в курсе, - улыбнувшись как можно более беззаботно, - И даже не от Лисбет постфактум. Ну, или от посетителей клуба за беседой у барной стойки, - я усмехнулся, - Ну, в общем, проехали. Я хочу есть. С тебя обед.
Похлопав Клайда по плечу, я направился прямиком на парковку. Я понимал, что это не повод ля ссоры, и раздувать из мухи слона не было смысла, но мысли и эмоции не переставали разъедать меня изнутри, поэтому лучшим выходом сейчас было просто молчать, пока все не перекипит и не осядет где-нибудь на дне меня. Я не стал говорить, что хиатус сейчас, когда карьера еще толком не пошла вверх, означает в 90% то, что она и не пойдет. Нам уже перевалило за 20, и либо сейчас, либо никогда. Но говорить и правда не хотелось. К тому же, вспоминая вчерашний разговор с Блейком, я в очередной раз задумался о том, что ни черта не знаю о своих друзьях.
- Кухня и место - на твой вкус, - произнес я, пристегивая ремень безопасности и вынимая мобильный.
И практически весь путь от студии я занял себя тем, что позвонил менеджеру и подробно выспрашивал расписание парней на сегодня, несколько раз уточнив время нашего вылета в Сан-Франциско и планы на ближайшие несколько дней, хотя и так всё это знал наизусть.

+1

24

Тогда, в коридоре ночного клуба, я думал, что мне конец. Я ошибался. По настоящему я умер сейчас, когда с улыбкой на лице подтверждал слух о своем хиатусе, без сожаления, без слез, без тени сомнений. А внутри все сковало убийственным холодом. Неужели, это и правда конец? Все время, выходя на сцену, будто не воспринимал это всерьез. Считал выступления лишь развлечением. Кто бы мог подумать, что лишь лишившись возможности петь, я вскоре осознаю, что именно это и было частью моей жизни.
- «Лучше просто ударь» - Каждое слово Джейсона, словно лезвие из соли, загонялось в тело и поворачивалось на сто восемьдесят градусов. Я стал чертовски сентиментальным. Пора бы это менять.
- Итальянская кухня подойдет? – Словно не в тему спрашиваю, подходя к машине. Да, Лис… дело в том, что я подал заявление на увольнение раньше, чем возникнет острый вопрос о нетрудоспособности.
Всю дорогу до ресторана, Джейсон старательно игнорировал меня, старательно изображая крайнюю занятость и заинтересованность планированием своего графика. Видать поэтому страстно обсуждал это со своим менеджером. Будто бы он не знал наперед свои планы лет этак за сто. Ни за что не поверю!
Поворачиваю направо и ускоряюсь. Так, что перед окном уже мелькают слегка размытые вывески. Слишком большая скорость? Да нет, все как обычно. А значит, пора притормозить или, как минимум, сбавить скорость.
Сворачиваю к бордюру и останавливаюсь метром за десять до остановочного комплекса. В голове лишь гул и хаос, и даже картина вокруг слегка размыта, словно на плохой фотопленке.
Какая-то неописуемая злость вспыхнула с новой силой затмевая все. С силой саданув руками по рулю и резко ощутив саднящую боль в ладонях, отстегиваю ремень безопасности и достав из бардачка пачку сигарет с зажигалкой, выуживаю зубами одну и прикуриваю, резко втягивая в легкие никотиновый дым. Но он не приносит в этот раз успокоения, только неприятное жжение, заставляя поперхнуться. Раздраженно потушив сигарету о пепельницу в боковой дверце, откидываюсь назад нервно смеясь, хотя ей бог, хотелось удавиться.
- А тот год и правда был очень неудачным. – Наконец выдаю  резко развернувшись, чтобы посмотреть на Джейсона, но тут же прилипаю назад к креслу, чуть хмурясь. Не так- то просто избавиться от старых ран, если не даешь им зажить. Не так-то просто справиться со страстями, когда лавина уже тронулась с верхушки горы и стремительно катится вниз. – Арргх! Вот только не делай так, ладно? А то мне и правда начинает казаться, что я подвел всех! – Пытаюсь улыбнуться и на удивление это получается без особых усилий. Чтож, по крайней мере, будет время подумать и перевести дух. А подумать и правда было над чем.
- И кстати, мы приехали. – Выхожу из машины обогнув ее спереди и открываю дверцу, испытывающим взглядом глядя на Коулмана. Тот гадкий осадок до сих пор неприятным холодком сжимал мышцы в области солнечного сплетения и частично парализовал глотку. Мне и правда было непонятно, что сейчас меня больше выносит: то что я действительно сейчас не у дел или то, что об этом узнал Джейсон. И черт, почему именно сейчас, когда все только начало налаживаться? И почему, стоило мне оказаться на улице, как хлынул жуткий ливень, просто сгоняя на нет усталость. Аж второй глоток жизни, «Адрена раш» блин.  Все таки стоять в полусогнутом состоянии было тяжеловато и я неожиданно для себя опускаюсь на колени, положив подбородок на колено Джейсона и как кот потеревшись щекой о его ладонь.
- Ну не злись на меня, окей? Я правда хотел рассказать вам после концерта. – Чуть ли не мурча говорю полушепотом глядя на Джейсона взглядом кота из Шрека.

Отредактировано Clyde Gin (2012-12-02 22:26:40)

+1

25

Я бросил беглый взгляд на водительское сидение, когда почувствовал, что машина ускорила свой ход. Пугаться было еще рано, да и Клайд был не дурак, чтобы угробить нас обоих. Не то, что некоторые... Кажется, менеджер несколько утомился рассказывать мне одно и то же по пятому кругу, но я от него не отставал, несмотря на то, что чувствовал, как еще немного - и он меня пошлет куда подальше. При торможении меня едва не уносит вперед по инерции, а внезапный удар по рулю заставляет меня все же попрощаться с моим собеседником и повесить трубку. Повернувшись к Клайду, я молча смотрю на то, как он курит. Вряд ли сейчас что-то стоило говорить, да и говорить мне было нечего. Не то, чтобы я по-прежнему злился... скорее просто не знал, как себя вести и как относиться к тому, что Клайд скрыл свой хиатус. Я молчу даже, когда он начинает говорить, вместо этого глядя вперед сквозь лобовое стекло, в окно, на собственные пальцы. Наверное, это действительно было попыткой вызвать чувство вины, дать возможность продолжать эти, по сути, бессмысленные оправдания. Они мне были не нужны, но обида не отпускала.
Гин если кого-то и подводил, то только себя. Но какая-то часть меня считала, что он поступает верно, что и на это должны были быть свои причины. Но почему-то я не мог признать этого вслух. Я продолжал себя вести как ребенок. Всегда-разумный-и-рассудительный Джейсон Коулман. Но я не хотел ничего обсуждать, тогда как Клайд, вероятно, был другого мнения. Я никогда ничего не хочу обсуждать, думая, что все само решится и сохраняя какое-то совершенно необъяснимое самообладание, которое можно принять почти за равнодушие. Похоже на защитную реакцию. И Гин, по всей видимости отключил всякие инстинкты самосохранения, иначе я никак не мог объяснить этот внеплановый душ посреди улицы в январе-месяце. Схватив Клайда за плечо, я поднял его на ноги и вылез из машины вслед за ним - только чтобы открыть заднюю дверь авто и затолкнуть туда Гина.
- Совсем умом двинулся? Такими темпами ты не только в хиатус уйдешь, ты себе путевку в больницу заработаешь с очередным воспалением легких. И по моей вине! Не добавляй мне лишних угрызений совести.
Закончив свою гневную тираду, я захлопнул дверь и, достав из багажника обычный плед, который можно найти в любом снятом авто, сел на водительское сидение, передав одеяло назад Клайду.
- На меня не действуют эти твои взгляды, - устало произнес я, глядя на него, - И я не злюсь. Я просто не могу понять. Возможно, все дело в том, что это открылось слишком внезапно.
А возможно, все дело было во вчерашнем разговоре с Блейком о будущем, о том, что тот сказал про группу, про то, что, не будь ее, есть вероятность, что мы бы все давно растерялись, хотя с Гином этого и не произошло. Но мы работали вместе, виделись постоянно из-за выступлений на одной и той же сцене. А сейчас я испугался. Независимый, живущий по правилу "я - это все, что у меня есть", неспособный находиться с людьми больше 8 часов подряд без ощущения дискомфорта, испугался. И в первую очередь потому, что осознал степень своей привязанности. Захотелось то ли сбежать сию же секунду подальше от всего, то ли схватить Клайда мертвой хваткой и не отпускать никогда и ни за что. Но я не сделал ни того, ни другого. В конце концов, делать что-то в результате порыва или секундного желания - не про меня, показывать то, что я чувствую, говорить, что думать - не для меня. Не для того самого рассудительного Джейсона Коулмана.
- Тебе нужно во что-то сухое переодеться, иначе ты простынешь, - резко сменив тему, я принялся копаться в бардачке и, к удаче, нашел там зонтик с фирменным логотипом марки машины, после чего вылез из машины и, раскрыв зонт, обошел снова машину, - Пошли, найдем что-то в первом попавшемся магазине, а потом есть. Я всё еще голоден,   - открыв дверцу и заглянув внутрь, добавил я.

Отредактировано Jason Coleman (2012-12-13 00:52:50)

+1

26

Ничего не хотелось говорить. Да и думать тоже. А в идеале, и вовсе бы отключить свой мозг, чтоб забыться на какое-то время. Хотя, учитывая, что я не ел уже больше суток и последние события окончательно смешали все в кашу  и без того в пухнущем мозгу, подобный вариант вполне реален.
- Отлично. Теперь мы вместе рискует получить путевку в больницу с воспалением легких. – Не особо сопротивляюсь, когда Джейсон поднимает меня, чуть ли на за шкирку, стараясь не отводить взгляда. – И вместе будем страдать от угрызения совести. – Видимо моральное состояние скатилось уже в такой минус, что сил на сопротивление не осталось. Рухнув на заднее сидение автомобиля, вновь и вновь бесполезно пытаюсь привести сумбур в голове в более-менее удобоваримый алгоритм. Не выходит. Впрочем, угрозы о страшной пневмонии не слишком действуют на человека который за год получил, простите, столько п**д*лей, сколько многие люди и за всю жизнь не отхватывали.
- Для меня тоже. Шисус. Для меня тоже. Просто, мне действительно нужно время, чтоб оклематься после всего. – Но язык не поворачивается сказать это вслух. Только тело действует исключительно на автомате. Улыбка, взять плед и закутаться в него, чувствуя как мышцы, не смотря на хорошую работу обогревателя, таки сжимаются от холода, и кожа покрывается мелкими пупырышками, словно против шерсти кота погладили.
- Просто… мне и правда нужно время. – Надеюсь, не слишком надтреснуто прозвучали эти слова. Бинго, Клайд! А ведь эта ночь была первой, когда ты засыпал в обнимку с любимым человеком, а не с пистолетом под подушкой, как обычно.  Привычная улыбка, уже с годами отточенная за все время актерской деятельности. Клайд Гин, скорее впадет в а*уй, а не в депрессию. И он скорее будет землю грызть, чем решит сдаться. Хотя мысли такие возникали уже ни раз. Вот о чем действительно сожалею, так это о том, что из-за моей неосторожности и самоуверенности я вновь рискую причинить неудобства дорогим мне людям, которые меня окружают.  Ну и еще приходилось задумываться о том, как же жить дальше. Все-таки, если петь не смогу, то зарабатывать как-то все равно надо. Остается, конечно всегда актерская работа, но что-то мне подсказывало, что поиски нового «я» еще только начинаются.
И еще, еще одна очень существенная деталь, которая не давала мне покоя. Джейсон сегодня откровенно пугал, нет не злостью и гневом, этого я не  боюсь. Меня очень пугал его уж слишком отстраненный, даже немного потерянный вид. Словно мое заявление было последней каплей в нечто большее. Но допрашивать о чем-то другом, пока у самого сумбур в голове, просто не представлялось возможным.
- Когда это я простывал так просто?! – Даже немного обидно. Если задуматься, я был одним из немногих, кто болел очень редко. Но если полоса невезений начиналась, то она казалась нескончаемой.  Впрочем сейчас, я был уверен, что черная полоса в моей жизни уже стала светло-серой и скоро побелеет.  Выходу из авто, когда Джейсон отважно выискав зонт в бардачке, выходит из салона и открывает заднюю дверцу. Просто до гадости холодно, аж передергивает, но все же заставляю себя вывалиться из салона, чуть щурясь от света, резко бьющего прямо в глаза. И стягиваю с себя плед, холод тут же сотней мелких иголок пронизывает тело, но тут же снова залезаю под плед, вернее, накидываю его еще и на плечи Джейсона. – Как бы я ни хотел быть с тобой рядом. Но оказаться вместе в больничной палате – не вариант. – Чувствую как ухмылка едва заметно ползет по щекам. Надеюсь, что Джейсон хоть сейчас понимает, что в данный момент со мной спорить бесполезно. А поскольку, я действительно неплохо знаю этот район, от  выползая из пледа, чтобы достать ключи, я снова закрываю двери и ставлю машину на сигнализацию прежде чем чуть ли не утянуть Джейсона за собой в сторону ближайшего магазина одежды. Да, пришло время немного потратить отцовские деньги. Какое-то необъяснимое веселье накатывает вдруг. Брр… сплошной неадекват и только. И стараясь не ржать, пока мы плетемся по дороге, снова закутанные в один плед, я наконец открываю двери магазина проталкивая Джейсона вперед. Все это время, стараясь не слишком прижиматься к парню. Как никак, моя куртка уже промокла насквозь и пытаться намочить кого-то еще, было бы слишком жестоко.
- Тебе тоже надо переодеться. – Заключаю наконец, неохотно вылезая из под пледа. Выгляжу, наверное как придурок. Но плевать. Теперь уже и это не важно. Ведь со стороны мы выглядим как два придурковатых брата, оказавшиеся посреди улицы и такую ненастную погоду.

+1

27

Мне давно пора было привыкнуть к этому поведению ребенка, пытающегося вести себя как взрослый. И это бы забавляло, не приноси подобное только больших проблем. В попытке побеспокоиться о других Клайд совершенно не беспокоился о себе, тогда как это было первостепенно важно, по крайней мере в этот раз. Я критично окинул взглядом собственную кожаную куртку, на которой осталось лишь несколько капель, и с трудом не закатил глаза. По сравнению с Гином я будто подвергся атаке детского водяного пистолетика, но спорить и правда не стал. Если в чем-то Клайд и был прав, так это в том, что сие решение будет абсолютно бесполезным. Уж эту простую истину я давно усек, поэтому молча направился вслед за Гином в магазин, периодически оглядываясь и по привычке запоминая окрестности. Стоило нам зайти в магазин, как на нас устремились взгляды не только консультантов, но и продавцов. Не каждый день к ним заходят в подобном виде клиенты.
- Если на нас будут и дальше смотреть, как на психов, я решу, что и ты переживешь день в мокрой одежде, - тихо ответил я, складывая плед, чтобы хоть чем-то себя занять и не чувствовать этой дурацкой неловкости. Впрочем, консультанты быстро очнулись, потому один из них спустя несколько секунд уже стоял возле нас и интересовался с вежливой рабочей улыбкой, чем он мог бы нам помочь.
- Позаботьтесь об этом. С остальным мы разберемся сами, спасибо, - вручив работнику магазина сложенный, немного намокший плед, я оглянулся в поисках вешалок с необходимой одеждой, потому что мой желудок настойчиво хотел видеть перед собой вовсе не стопки сложенных джемперов, ряды всевозможных брюк, пиджаков и рубашек, заботливо расположенных на вешалках. "Чем быстрее мы управимся тут, тем быстрее я поем", - решительно подумал я и определенно собрался взять всё в свои руки, чтобы не дать Клайду - кто его знает! - застрять в выборе какого-нибудь ремешка на добрых два часа и довести меня до голодного нервного тика, как Гин сам, сказав что-то типа "выбери сам, я сейчас приду", скрылся в неизвестном направлении.
Я даже не успел ничего сказать, а сказать было что. Например, что я ему не мамочка и не девушка, чтобы выбирать одежду, и вообще... а вообще, я поймал себя на мысли, что начинаю занудствовать, словно и впрямь какая-то девица... ну или та же мамочка. Сообразив, что начинаю путаться в собственных мыслях, я тряхнул головой, приводя и в без того существенный беспорядок чуть намокшие волосы, выпавшие больше, чем на половину из хвостика, снял с волос резинку, и автоматически надев ее на запястье, двинулся в сторону вешалок.
Я никогда не любил шоппинг, но каким-то образом одежду выбирать мне нравилось, особенно джинсы. Наверное, поэтому мой гардероб мог быть забит этим предметом одежды, а вот с футболками обстояло все гораздо печальнее: разнообразием они не отличались, тогда как с джинсами я, что называется, отрывался. Поэтому и сейчас первым делом направился в сторону любимого отдела. Спустя некоторое время я стоял с перекинутым через руку комплектом одежды и, оглядываясь вокруг, искал глазами Клайда.

+1

28

Чувствую, что здорово слетаю с катушек в последнее время, паталогически остро и неадекватно реагирую буквально на все. Каждое мельчайшее событие, каждое слово и брошенный ненароком взгляд.
- Можно и так, если это ускорит получение нами хоть какого-то завтрака. – Зачем-то вру в ответ на слова Джейсона. На самом деле я действительно успел замерзнуть, просто голод был гораздо сильнее. Да и не радовало меня еще и то, что Джейсон должен страдать от голода из-за этого маленького ляпсуса.
Пока Коулман выбирал вещи, а я искренне надеялся, что он помни мой размер и его выбор не падет на костюм с Пикачу и розовые угги, я быстренько смотался в соседний отдел с талисманами. Мне уже пришла в голову одна безумная мысль, которую я поспешил осуществить. Проскользнув мимо отделов я зашел в небольшое помещение с красными обоями и приглушенным светом. В воздухе витал тяжелый запах благовоний и ароматический масел, от которых уже меньше чем через минуту начала кружиться голова и снова потянуло в сон. Подавив зевок я потянулся слегка неспеша подойдя к стеклянному прилавку, освещаемому  мелкими фонариками. Быстрым взглядом окинув  длинную полку оббитую красным бархатом, мой взгляд тут же наткнулся на нужну мне вещ. Она буквально лежала у меня под носом и сдержав улыбку, я попросил продавца посмотреть золотистую коробку с прозрачной крышкой чуть ближе и окончательно убедившись в правильности своего выбора, расплатился с продавцом и убрал коробку в карман куртки быстрым шагом вышел из отдела. По правде говоря, меня уже мутить начинало от голода, мягко говоря, но я понимал, что не одному мне сейчас фигова, так что, обратив внимание на широкий кашемировый шарф темно-синего цвета я прихватил его с собой и вернулся в отдел одежды почти одновременно с Джейсоном. Вернее, я видел как он вернулся и тут же поспешил подойти к нему, накинув на плечи шарф.
- Не полотенце, но вытри голову, а то и правда простынешь. – Сказал я подойдя со спины и положив руки ему на плечи, чуть сжав пальцы. – А ты быстро. Я то думал, что ты воспримешь мою просьбу с большим сарказмом. – Похоже опять включаю режим хорошего настроения, хотя на самом деле не знаю что и чувствовать, не говоря уже о том, чтобы думать. – Спасибо тебе. – Шепнул я на ушко Джейсону и взяв вещи отпрянул и направился к кассе.
- Беру. – Сказал я положив вещи на прилавок, и протянув кассиру свою кредитку огляделся по сторонам. Отлично, к голоду теперь прибавился и легкий тремор от холода. Да, не то чтобы я сомневался в собственном здоровье, но я ж терпеть не могу мерзнуть!  Чуть передернувшись и обхватив себя руками за плечи, я все же уточнил у продавца где находится переодевался и стараясь не бежать туда бегом, достаточно быстрым шагом ретировался туда, переодеваясь в сухую одежду. Блин, меня до сих пот трясло он холода и кожа покрылась мелкими пупырышками, но я не растерял остатки мозгов переложив в карманы новой одежды свои личные вещи и недавнюю покупку, затем сложил мокрую одежду в пакет и натянув на на свою лицу дежурную улыбку, вышел из примерочной подходя чуть ли не вплотную к Джейсону.
- Спасибо что не прибил пока ждал. – Улыбнулся я, зная что пробыл в примерочной не больше десяти минут, но увы, за это время еду нам сюда никто не принес. – Пойдем? Тут можно подняться на второй этаж в торговый центр, чтоб не мерзнуть.  Как ты относишься к японской кухне? – На всякий случай уточнил я, уже выходя в коридор и направляясь к экскалатору ведущему на второй уровень.

+1


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Dot the I