Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » hello from Gunnedah, New South Wales


hello from Gunnedah, New South Wales

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

кто? Estelle & Umbrella
когда? april, 2012
где? Australia, New South Wales, sunny Gunnedah
о чем? hippotherapy (:


http://f2.s.qip.ru/PGd9apJw.png

0

2

Я проводила не мало времени в одном из небольших поселков в Новом Южном Уэльсе, когда была ребенком. Милая Ганнеда распахивала свои теплые, веющие южным ветром объятья нам на встречу каждый раз, стоило ступить на эту землю. Не нужны были поводы и причины, родители просто покупали два билета, и вскоре уже махали вслед выходящему на взлетную полосу самолету, в котором я и Вильям, оба радостные до невозможности, покидали родной Неаполь, чтобы вернуться через двень, через два, или через неделю - обычно, мы не планировали, сколько времени проведем с бабушкой, потому что все планы все равно рушились, стоило нам переступить порог ее уютного бревенчатого домика, из которого так не хочется уезжать. Воистину, наша ферма была для меня самым лучшим курортом, и мы с братцем были пожалуй единственными детьми, которые не грезили о заграничных югах, белых песках, и лежаках под открытым солнцем возле лижущего пятки моря.
Как сейчас помню, в поселке все любили участок бабушки Онор. И потому не проходило ни дня, чтобы у озера, что неподалеку за домом, не был накрыт стол - разве что, в дождливые дни, он переезжал под навес на веранду - а в доме не слышался не прекращаюйся звонкий смех, сопровождаемых топотом многочисленных ножек. Там никогда не было тихо, но это даже не напрягало, а только радовало Онор - она до безумия любит детей и атмсоферу их детского счастья, и все они ей, до единого, как родные. Хотя, разумеется, меня и Вильяма она уверяла в том, что мы - ее самые-самые любимые внуки. Тут и скрывать нечего, что у меня было замечательное детство. Мы весь день проводили на природе: купались в озере, шерстили лес в поисках интересной живности, лазали по деревьям, выслеживали обитающих неподалеку коал, в надежде поймать хоть одну и приручить... Между нами не было границ, мы действительно все до одного, будь тебе пять или семнадцать, были как одна большая дружная семья. Наверное, поэтому мне так легко общаться с людьми сейчас, не смотря на их возраст, он абсолютно не делает рамок для меня. Порой мне очень не хватает той жизни, и порой я даже злюсь на саму себя за то, что стала такой до мозга костей городской, что позволила этой рутине затянуть себя так, что не выбраться.
С тех пор много воды утекло. Кажется, мне было четырнадцать, когда последний раз я заходила в гости к соседскому мальчишке на ферме. Но стойкое ощущение того, что Ганнеда всегда рада, и всегда открыта для нас, не выветрится из моего восприятия, пожалуй, никогда. Ты слишком сомневалась тогда, задумчиво жевала губы и раздумывала, стоит ли тебе ехать со мной, когда я показала тебе два билета на самолет до Австралии, но будь уверена, тебе там будут рады не меньше, чем мне! Они все, хоть и видели тебя только на фотографиях в моем альбоме, и слышали о тебе только из моих рассказов, но они заочно тебя любят, и буду безумно счастливы наконец с тобой познакомиться. И не удивляйся, если бабушка Онор назовет тебя внучкой, к тому же, мы ведь давно решили, что мы друг другу не хуже сестер, верно?
- Иска! - в аэропорте нас встречал Родерик, которого с малых лет я привыкла звать Дереком, несмотря на общепринятое сокращение Дирк. Я даже не могу сказать тебе, кто он мне. У нас относительно общая кровь, кажется, троюродный какой-то там дядя кажется, седьмая вода на киселе, в общем. Но только не для тех, кто вырос в Ганнеде! Впрочем, ты хоть и не росла там, но можешь смело считать его старшим братцем. И он того же мнения - зная о тебе только с моих слов он не поскупился на лучезарную добродушную улыбку, после которой по-братски сжал тебя в медвежьих объятьях.
И, честное слово, я удивляюсь, как этот пикапчик, который кажется уже даже старше чем я, выдержал нас троих! Но ты ведь уже чувствуешь эту атмосферу? Простого счастья и безоглядной свободы. Поселок - не город. Здесь даже дышится легче, а мысли - они почти не обременяют, в кои-то веки.
На следующий день мы проснулись рано: лучи восходящего солнца только-только успели коснуться сонной земли блекло-оранжевыми бликами. В ногах у каждой лежали небольшие стопки с одеждой - форма наездниц, которую Дерек постарался подобрать нам по размеру. Дабы глубже погрузиться в то, чем мы собираемся заниматься. Я все никак не отделаюсь от мысли, что они все теперь смотрят на меня с какой-то опаской после того, что произошло в моей жизни, словно я думаю, что я вот-вот кану обратно в депрессию, но тем  не менее мы с тобой охотной приняли предложение покататься на лошадках. Иппотерапия, говорят, положительно действует, и как ни крути, я не могу отказываться от того, что мне действительно нужна разрядка. Она теперь мне часто нужна, так что грез не воспользоваться случаем.
Не забыв поцеловать сопящего во сне Вильяма, который напросился спать с нами в одной комнатушке на втором этаже (готова поспорить, этот засранец любит тебя даже больше, чем меня!), я, вслед за тобой, выскользнула из комнаты, аккуратно прикрыв ее, а затем и в свежий утренний воздух. Трава влажная от росы, поэтому тоненькие кроссовки тут же вымокли, а по коже побежали мурашки - воздух, он тоже влажный.
- Я сто лет лошадь не седлала! Последний раз, кажется, мне было триннадцать...
Голос мой дрожал, но не от пронизывающей прохлады великолепного утра, я от нескрываемого волнения. Я всегда-то стремилась к тому, чтобы наслаждаться каждой мелочью, а уж после серых стен реабилитационного центра в Вашингтоне, где мне довелось просидеть больше месяца, предстоящая конная прогулка могла показаться вообще ярчайшим событием жизни, так что не удивляйся той детской радости, которой искрятся мои глаза. Впрочем, ты тоже взволнованна, я же вижу, как ты потираешь ладошки друг о друга.
- Боишься навернуться с коняшки? - поддела тебя я, легонько тыча локтем в ребра. - Я тоже. Но надеюсь из Дерека получится хороший инструктор, а то меня заест совесть, если ты вернешься в Калифорнию, замотанная в гипс.
Вспомнив и заговорив о Сан-Франциско, а невольно помрачнела, но через пару мгновений засияла обратно - у входа в конюшню нас уже поджидал облаченный в соответствующее обмундирование мужчина. Завидев нас так же издали, он помахала рукой и пожелал нам доброго утра, не боясь, видимо, перебудить всю округу своим глубоким грудным голосом.

+1


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » hello from Gunnedah, New South Wales