Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Топор войны оставим на потом


Топор войны оставим на потом

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Название воспоминания/события
Топор войны оставим на потом
2. Действующие лица
Руквуд vs Галахер
3. Дата/примерная дата и время
11 декабря 2011 г.
4. Краткое описание.
  Когда на кону чья-то жизнь, то уже неважно, к кому обращаться за помощью. Если ее может оказать враг, что ж, значит, придется отложить на завтра, на потом топор войны и бензопилу язвительности.

0

2

Если я самолично, без стимулирующих пинков, ящика алкоголя и наркоты сподобился направиться к ее величеству Грозной и Непреклонной Королеве Всех Зонтов - надо полагать, что ситуация действительно была отчаянно безнадежная. Впрочем, я в этом и не сомневался - именно поэтому и шел. Ничто другое не смогло бы меня толкнуть на подобный шаг - сунуться практически в пасть льву. Хотя, конечно, возможно, я слишком сгущал краски, что касается Руквуд - голову бы она мне не откусила при всем желании (поперхнется ведь!), однако получить очередную нанудную порцию моралей и сентенций добровольно - да уж, на это нужна была недюжая решимость с моей стороны, при том, что всяческие нравоучения я органически не переваривал в принципе и зачастую из вредности поступал с точностью да наоборот - чтобы больше никому не повадно было навязывать мне какие-то стереотипы и толкать на проторенные кем-то дорожки.
    Но сейчас я, облачившись в смирение, кротость, самообладание и прочие благодетели, покорно плелся в логово Огнедышащей - не заготавливая речи, не затачивая колюще-режущие предметы - сегодня я впервые не был намерен сопротивляться любым ее словам. Мне хватило ночи, чтобы тщательно подготовиться к этой феноменальной встрече - ей-Богу, готовился я не хуже, чем к первому свиданию с первой красавицей школы. Намылся, набрился, нагладился и даже волос уложил так, чтобы у Руквуд просто язык не повернулся наехать на меня - такого лапушного.
   Что же касается выражения лица - то здесь мне и усилий прилагать не надо было. Никакая маска не отразила бы глубину моего отчаяния и безнадежность положения лучше, чем то, что было на моем лице само по себе, вызванное теми грызущими-обжигающими-гнетущими эмоциями, коими щедро наградила меня благоверная Либерти.
  - Амбрелла! Амбрелла. Амбрелла... Амбрелла! - на разные лады тренировался я перед дверью, вдалбливая себе в голову, что мне жизненно, критично необходимо вычеркнуть напрочь из своего лексикона привычное фамильярное и пренебрежительное "Руквуд". По крайней мере, на ближайший час. Пока она не согласится. - Амбрееееллаа, - под конец пропел я и уверенно протарабанил костяшками пальцев какой-то ритм. - Амбрелла, я обезоружен, с поднятыми руками и без бронежилета. Пришел сдаваться и виниться. Открой, пожалуйста! - да да, я умею говорить пожалуйста.  Если мне ОЧЕНЬ нужно. А сейчас разговор без повышенных тонов и оскорблений мне был нужнее, чем клозет в торговом центре после пяти литров пива.
   Не хватало только букета цветов в руках, но я посчитал это лишним - кто ее знает, эту Дракониху, а вдруг надает мне потом этими розами по физиономии от избытка негодования?
   Я стоял в ожидании - подавленный, безоружный, покорный, со слегка  вскинутыми бровями. Непривычно серьезный. Даже уголки губ моих не улыбались - жесткий изгиб линии губ выражал лишь решительность и готовность умолять о помощи до победного конца. Я потирал вспотевшие ладони друг о дружку, хотя в первые секунды ожидания копошился руками в карманах брюк. Я был открыт для морального и эмоционального нападения и я сдавался. Над моей головой развевался по ветру воображаемый белый флаг капитуляции.

Отредактировано Angel Galaher (2012-07-17 12:28:17)

+1

3

+внешний видок
Еще так недавно она улыбалась, сладко потягивалась, зевая, рано утром, смеялась и будила меня, бросая мягкую подушку прямо в голову. Пару дней назад она казалась мне такой счастливой, такой своей, такой родной, непринужденной и легкой, что я напрочь забыла о тех злых днях, которые свалились на наши хрупкие плечики однажды. Я надеялась, что так будет всегда, но, как оказалось, зебра-жизнь сбежала из зоопарка вновь и поселилась в нашем доме. Так неожиданно, ее никто не приглашал и более того не ждал, но она явилась. Сама открыла входную дверь, зашла в гостиную комнату, поставила ноги на стол и включила свой черный цвет. Вероятно, с этого все и пошло не так.
Мне не нужны были объяснения, я все видела сама, чувствовала и понимала, что с моей любимой девочкой что-то творилось не так, она была в последнее время слишком часто взволнована и закрыта от меня, однако причиной ее расстройствам могли быть либо ее родители, либо Галахер. Первый вариант я отбрасывать не спешила, ибо кто знает, что могло приключиться в, на первый взгляд, счастливой и крепкой семье (у меня ведь у самой все оказалось не так уж и гладко), зато второй вариант давал о себе знать как неопознанный объект на радаре. Читая странички подруги в интернете, я все больше убеждалась, что дело именно в Энжеле, а значит, родителей можно было оставить в покое, хотя я их, к слову, и не особо обмусоливала в своей голове.
Мой любимый Ангел (читать как «сволочь ты несчастная»), что же ты натворил в этот раз? И снова мне никто даже слова не сказал о том, что случилось между парочкой, все само снизошло до меня – о, я же великий Шерлок Холмс! Нет, ладно, не так все было. На самом деле новость о расставании Эль и Энжа была напечатана в газете. Снова не то? Хорошо. Все гораздо проще: смотрим на мордашку Либерти, заходим в ее твиттер и – о, ла-ла – вот оно! Не буду дословно цитировать сообщение, которое, в прочем, и не содержало в себе таких слов, как «я», «Галахер», «расстались», но вывод был все равно очевиден.
Честно, я пыталась как-то оправдать парня, ну, первые минуты две, а потом бросила эту затею и поняла, что я зря вообще позволила себе поверить ему еще тогда, когда пришла к нему в общежитие. И да, именно после того дня, я надеялась, что больше не увижу этого членотанцора хотя бы года три или десять, чтобы уж наверняка, но, конечно, конечно (!), кто бы сомневался, что все будет не так, как мне хотелось.
Я думала, что этот день никто и ничто не сможет мне омрачить: Иса смылась куда-то из дома как только проснулась, а я задавать лишние вопросы не стала, потому что в глубине души понимала, что мой допрос ей сейчас совершенно ни к чему, да и она сама расскажет мне обо всем, когда придет то время, хотя на самом деле мне ужасно хотелось потрясти ее за плечи, больно-больно ударить по голове чем-нибудь тяжелым и прокричать в ухо, что жизнь продолжается, а заниматься самобичеванием мы все мастера. Кас был снова на работе, несмотря на то, что обещал сегодня вечером встретиться со мной. Вообще, я была рада, что сейчас хотя бы он мог быть рядом со мной, поддержать как-то, ведь мне тоже было хреново оттого, что с Либерти творилась вся эта чертовщина. У нас так всегда: грустит она, грущу и я. Ее печаль всегда будет причина моих терзаний, как бы это странно не звучало. Так вот, возвращаясь к сегодняшнему дню – стук в дверь и противный голос дали мне лишь в один миг понять, что дело дрянь.
- Что, правда? Пожалуйста? Амбрелла? – я открыла входную дверь, преграждая рукой парню дорогу в дом. Еще чего, чтобы я его так просто пустила? А как же пароль?! А как же… ну, не знаю, помучить его? Это ведь дело чести, да. Прищурив глазенки и осмотрев Галахера с головы до ног, а выглядел он даже очень ничего, сразу стало понятно, что паренек приготовился и знал, куда и к кому идет. - Тебя прям на пороге укокошить или лучше дома? – это не был риторический вопрос, я говорила даже очень серьезно, пусть и с язвой в голосе. – Нет, не отвечай, - я отпустила дверь и отошла в сторону, давая парню возможность войти в дом, - вперед.

Отредактировано Umbrella Rookwood (2012-07-17 17:10:53)

+1

4

Нет, на дружелюбие я, конечно же, и не расчитывал. Это было бы верхом дебилизма и наивности с моей стороны, потому что, даже будь ЭСтель виновата во всех смертных (а она таки была виновата в нашем разрыве - разве кто-то взялся бы этот факт оспорить?), ее подруга чисто из женской солидарности и личной неприязни ко мне, считала бы виноватым меня. И проклятия сыпались бы тоже на мою несчастную, белобрысую и ни в чем не повинную голову. Это факт. Досадный, но факт. Так что я ничуть не удивился драконьему приветствию, меня это не смутило, не спутало мои карты - скорее напротив, это было самой ожидаемой реакцией, к которой я тщательно себя готовил, чтобы не обескуражиться в самый ответственный момент.
   - Спасибо, пожалуйста, вы прекрасно выглядите, приятного аппетита, всего доброго...Американский разговорник - чудодейственная вещь, - и хотя я с трудом пытался себя сдерживать, все же некое подобие огрызаний вырвалось непроизвольно. Впрочем, это было самое малое и невинное из того, что я обычно вываливал на Руквуд. Амбреллу, да да. Сегодня она Амбрелла. Не Руквуд, нет. - На пороге могут увидеть случайные свидетели, - проходя, в очередной раз огрызнулся я, давая себе мысленного подзатыльника. Как бы я ни был опечален, как бы ни воспитывал себя ночь напролет, но не выходило быть от и до белой покорной пуськой. Нет-нет, да прорывалась истинная сучность, направленная на изничтожение Ру...Амбреллы.
  Неопределенно взмахнув рукой в воздухе жестом, несущим в себе некий сакраментальный смыл, находящийся на границе между "Да ладно, похер" и "Я все тебе прощаю, злобная женщина!", я просуетился внутрь.
- Я надеюсь, мне, как и любому приговоренному к смертной казни, причитается право последнего слова/обращения, ммм? - присаживаясь на уютное кресло (мое излюбленное, кстати, в этой обители зла и коварства), осторожно осведомился я. Несмотря на то, что я отчаянно пытался хотя бы немного выглядеть собой - отшучиваться, парировать в ответ на нападки Ру... Амбреллы, я чувствовал, что на лице все еще написано неоновыми буквами "Унылое говно. Стадия:запущенная". И в принципе это играло в мою пользу, потому что добавляло веса и серьезности моим словам. - Рр...Амбрелла, я вынужден признать, что мне нужна твоя помощь. Нет, не так. Мне ОЧЕНЬ нужна твоя помощь, - подняв взгляд от рук, сложенных на пузе замочком, я уперся несчастным и умоляющим взглядом на змею девушку. - Ты в курсе, что произошло вчера? Думаю, в курсе, - хотел еще добавитЬ, что это она, вероятно, эдакая мерзавка, таки сумела со временем сбить мою девочку с пути истинного, но вовремя прикусил разболтавшийся язык.

Отредактировано Angel Galaher (2012-07-17 14:53:28)

+1

5

Никогда бы не могла представить себе такую ситуацию, когда я открою двери перед Галахером. Будь то последний день вообще его или моей жизни или пара часов до апокалипсиса – нет, ни за что! Однако сейчас речь шла не обо мне и даже не об этом несносном юноше, который уже находился в доме и более того успел усесться в кресло, что располагалось в гостиной, да. Так вот, речь шла о моей подруге, посему я была обязана засунуть весь свой негатив фтопку и позволить Энжелу «обратиться», как он сказал. В отличие от парня я садиться не стала, мне и на моих двух ногах стоять даже очень хорошо, особенно напротив молодого человека, особенно пристально глядя ему прямо в глаза взглядом «скотина ты последняя, как ты мог так поступить, да я бы тебя ололо, ну вы меня понимаете». В общем, не из приятных был момент как для меня, так и для Галахера – а для него, вероятно, вообще находится со мной в комнате это что-то вроде электрического стула: того и гляди, когда нажмут на кнопку и разряд ужалит в задницу (думаю, вы поняли кто есть в данном предложении разряд).
- Рргалахер, - о, нет, я не собиралась переходить на имена, не-не-не, не заставите! Я лишь единожды обратилась к нему по имени, но тот был исключительный случай, потому что разговор у нас был серьезный (спустя несколько выходок с обеих сторон) и потому что парень смог меня убедить в своей искренности. – Знаешь, я бы… - вот такое у меня было начало, сперва огрызнуться, потом съязвить, затем проигнорировать, а теперь заинтриговать и сменить тему, - не отказалась от чая, - я улыбнулась самой искренней улыбкой, которая, если и содержала в себе подтекст, то он был явно лишь один: составь мне компанию, глядишь, так будет проще. - Обещаю, никакого яда, - нахмурившись, произнесла я и быстро метнулась на кухню.
Чайник был горячий, пирожные давно лежали на блюдце, шоколадки и конфетки тоже, посему надолго я своего гостя не оставила и уже минутки через четыре вновь вернулась в комнату, где по-прежнему восседал словно на троне Энжел. Я поставила на столик поднос с двумя кружками, в которых уже был налит горячий напиток.
- Но учти, одно неверное движение или слово, и я твоего дружочка тоже напою, - а вот теперь улыбка вышла хоть и кривой, но все равно какой-то доброй. Я присела на диван, удобно устроилась и взяла одну чашку, делая несколько глотков. – Итак, продолжим, - тоном профессора произнесла я и взглянула на юношу, - допустим, что я не в курсе, и допустим, что право, как ты сказал? – я возвела глаза, якобы пытаясь вспомнить то самое слово. – Ах, да, причитается. Так… Рассказывай, - я кивнула головой и сделала еще несколько глотков из чашки, а затем поставила ее на стол и стащила из блюдца какую-то конфетку.
Не знаю, откуда взялось все это во мне, но, вероятно, где-то там, глубоко в сердце, мне хотелось, чтобы мы с Галахером были, если не друзьями, то хотя бы просто хорошими знакомыми, которые могут иногда встретиться, выпить чаю, пожевать сладости и поговорить по душам. Однако, зная себя, я могу с точностью на девяносто девять процентов сказать, что мое неожиданное гостеприимство может закончится уже буквально через секунду другую, поэтому не стоит слепо доверять внезапному порыву нежности.

+1

6

Вот что я терпеть не мог всегда и без исключения - так это всяческую тагомотину. Оттягивание резины, кота за хвост/яйца и прочие безперспективные занятия. Вся моя натура восставала против подобных явлений и я начинал порядком раздражаться, когда что-то затягивалось. И увы, сколько бы спокойствия и рассудительности я в себя не заталкивал перед приходом сюда, вышеупомянутого факта это нисколько не умаляло и не отменяло тем более. Так что предложение выпить чаю без яда было принято мною без особого энтузиазма. Но - хозяин-барин. Если для того, чтобы Р...Амрелла меня выслушала, это так уж необходимо, я самолично залью ей в глотку через леечку пару литров горячего напитка. А следом запхну леечку. И чайничек. Впрочем, мне опять следовало отказаться от собственных садистских фантазий и вернуть свой мозг на место.
  Обнаружив себя безропотно проследовавшим хвостиком следом за девушкой, я завис в дверном проеме и уперся в него лбом, бесцветно, без агрессии и язвительности процедив:
- Лучше бы  с ядом, вот честно...
Вернувшись на место и проследив, как хозяйственная, предусмотрительная и уж больно подозрительно радушная Руквуд выставит передо мной сласти, я равнодушно смерил их взглядом. Жрать не хотелось. ЧТО?! МНЕ НЕ ХОТЕЛОСЬ ЕСТЬ?! Пляши мой диетолог! Ликуйте небеса! Явление неголодного и отказывающегося от еды меня - еще более редкое, чем полеты каких-то там комет мимо нашей планеты!
  - Спасибо, - я вежливости ради даже придвинул к себе чашку и заглянул в собственное отражение в чае. - Не в курсе? А чего ж тогда рычишь и злишься раньше времени? Думаешь, я неправильно сделал, что поставил точку в наших отношениях...? Ах черт, ты же только что сказала, что не в курсе, - сообразив, что с вопросом забежал вперёд, я попытался сделать то, чему когда-то учили на уроках литературы - составить мысленный план речи. Вышло препаршиво, а взамен нужному результату я просто бесполезно завис на пол-минуты, навесив в и без того напряженную атмосферу недосказанность и неловкость. - Вобщем так. Она меня активно избегала некоторое время. Дней, может... десять...Я сбился со счету, по правде говоря - до того было стремно и паршиво все эти дни. Я хитростью её выманил из логова, а она... Сказала, что решила делать аборт. Дескать, меня любит и принимает таким, какой я есть, ни в чем не винит, но считает, что, раз уж изменить меня все равно невозможно, то лучше все прееиграть и вернуть на круги своя. Другими словами, она решила делать аборт, - на одном дыхании выпалил я, произнося последнее так сдавленно, будто меня только что заставили прожевать жутко горький и жгучий перец чили. - Р... - я снова запнулся на ее имени, но, решив прекратить лицемерить, а попросту - устав от этого, все-таки продолжил: - Руквуд, даю слово, я не сделал ничего такого, чтобы навести её на эти мысли. Не знаю, с чего она это все решила! Пожалуйста, даже если это тебе сложно, поверь. Я НИ-ЧЕ-ГО не сделал. А она решила... Ну а я... не знаю, может, я поступил жестоко, но я не жалею даже, что самое худшее, - я не жалею, что поставил вопрос ребром. Я решил, что если она сделает это, между нами больше ничего не будет, - кажется, я ничего не упустил?
   Во рту предательски пересохло, поэтому чай_без_яда все же пришелся как нельзя кстати. Не добавляя в него сахар и даже не притрагиваясь к вкусняшкам, я отпил безвкусно-терпковатую жидкость и остался вполне удовлетворен результатом. ПРотивная вязкость во рту пропала, и я мог продолжать говорить. Если бы мне было, что говорить, разумеется. Но прежде, чем приступать ко второй части моего трогательного диалога - а именно, к моим планам, мне следовало дождаться реакции Руквуд.
  Сейчас я снова вернулся к тому, с чего вчера начал - к сомнениям. Самым вероятным вариантом мне казалось молчаливое торжество Руквуд и, как следствие - отказ что-либо предпринимать. Возможно, даже под благовидными предлогами. Но я же сюда пришел, а значит, надеялся. ХОтелось надеяться, что не зря.

+1

7

Сладости – моя слабость, да. Помню, именно шоколадка сблизила меня и Каса, это был такой милый момент, на самом деле милый, как говорится, няшный – парень протянул мне вкусняшку, а я, доверившись к тому времени мне еще не знакомому человеку, попробовала ее. И пусть на самом деле не она являлась истинной причиной знакомства, так как дело было изначально в Исе и в том, что я выбросила со злости на нее свой телефон в озеро (или то был пруд, уже не помню), сладость стала связующим звеном, назовем так, между мной и врачом. Кстати, Фишер до сих пор балует меня конфетами, особенно, когда видит, что мне грустно и слова явно делу не помогут. Конечно, такая терапия не совсем действенная и пользы от нее мало (лишние килограммы мне ни к чему), но, когда ее проводит Кастиэль, я готова к любым жертвам.
- Я же сказала, допустим, - я развернула конфетку и одним махом бросила ее в рот, - мне же хочется услышать историю из другого источника, - пожав плечами, добавила я и внимательнейшим образом принялась переваривать всю ту информацию, кою вливал в мою голову постепенно Энжел. Ну, ничего нового услышать мне не удалось, все мои догадки по поводу подруги оправдались, что даже не удивительно, однако догадки догадками, а вот причина таких поступков остается для меня загадкой до сих пор. И что самое хреновое во всей этой ситуации – в причинах главные ответы. – Если ты не жалеешь, то нафига приперся? – вопрос сам вырвался, не успев я даже обдумать дальнейший ход событий, но назад время не вернешь, поэтому пришлось смириться со своей глупостью. – Галахер, ты ведь сам все решил за нее в самый последний момент. Вместо поддержки ты включил функции упертого козла - «если не будет по-моему, не будет никак». Ей разве это было нужно? – может, я что-то не догоняла во всем этом,  но, да, кажется, так оно и было. Черт.
Я сама была в шоке, когда узнала, что Эль таки решила делать аборт, вернее серьезно намерена его сделать. Для меня это не было хорошей новостью ни в какой степени, и я пыталась, честно, пыталась вдолбить в ее маленькую голову, что это ужасная затея, что это все ее депрессия, что все наладиться, и мы сможем справиться с дитем, если не втроем (Либерти, Галахер и я), то вдвоем – мое недоверие к парню все равно давало о себе знать. Я говорила, что нам в любом случае будет помогать Фишер, наши родители, друзья и знакомые, но, видимо, все слова разбились с треском о стенку, оставив на ней глубокие трещины, которые начали сказываться только сейчас.
- Ты поставил точку в ваших отношениях, - «в прочем, ты всегда вляпывался в какую-нибудь какашку, и вы расставались», чуть не добавила я, но вовремя прикусила губу, - такую жирнющую точку. Прям сказал – отрезал, а теперь явился сюда, будто бы в церковь, замаливать грешки? Или нет? Что ты от меня-то хочешь? – я отрицательно замотала головой и пожала плечами, подтверждая тем самым, что действительно не совсем понимаю, с какой целью явился сюда Энжел. - Я пыталась тебя оправдать первое время, - еле слышно добавила я напоследок и перевела взгляд на чашку, что стояла на столике напротив меня. Что это было? Сожаление. Да, мне и вправду было жаль, что все попытки оказались тщетными, и что я была права насчет парня. Если он смог отпустить Ису, значит не так уж и дорожит ею.

+1

8

Я, конечно же, не надеялся на какую бы то ни было солидарность со стороны Руквуд: в конце-концов, когда выбор был - посочувствовать любимой лучшей подружке, или ее парню-козлу, которого она ненавидит всеми фибрами души (и доподлинно известно, что взаимно) - сомнений не возникает, в чью пользу будет этот выбор. К тому же, вопреки этому ее "допустим", Руквуд уже наверняка наделала собственных выводов и мою версию происходящего могла выслушать чисто из любопытства и желания позырить, с какой колокольни буду звонить я.
- Блин, ну... Ну ты можешь слушать, что я говорю не через призму своего предубеждения и неадекватного ко мне отношения? - фыркнул я, лишний раз пытаясь напомнить себе, что я знал, куда шел, знал, какое отношение здесь встречу и с какими проблемами столкнусь. - Я ничего за нее не решал! Я не ставил ей ультиматумов! Я всего лишь явно и недвусмысленно показал Либерти последствия его поступка. Я знаю точно, что нашим отношениям пришел бы фееричный пиздец, сделай она аборт. Я знаю точно, что как было - не будет, если она пойдет на это. Я знаю точно, что не смогу относиться к ней так, как раньше. И что ты предлагаешь? Врать и говорить, мол "да, милая, я во всем тебя поддержу"?! Не этим ли я вселю в нее еще больше уверенности в правильности решения? ЗНаешь, иногда полезно видеть последствия, чтобы не дать себе совершить глупость. А ты еще обвиняешь меня по привычке... Какого хрена, Руквуд? - от избытка эмоций я активно размахивал руками и совершал некое подобие итальянского жеста "муа", когда повар-виртуоз нахваливает свое блюдо, только "пальцы в кучку" дотрагивались не к губам, а ко лбу. И последствием этих телодвижений стал фееричный полет чашки с остатками чая на пол. Я попытался исправить эту неловкость, но встретил сопротивление со стороны стола, красочно стукнулся о него лбом и, забросив эту затею, вернулся к своему монологу так, будто ничего и не произошло. Ну а что - мне не жалко ни чашку, ни коврик, ни свой лоб... - То, что я не жалею о сказанном, не значит, что я собираюсь прекратить борьбу, - откидываясь назад и складывая руки на груди, пробасил я. - Я не знаю, что ЕЩЕ я мог сделать для нее, чтобы у нее не возникло этой мысли. Разве я такой уж козел, Руквуд? Разве я ХОТЬ РАЗ дал повод усомниться в себе? Разве я изменял ей все это время? Разве я не был с ней рядом, не радовался с ней, не разделял с ней походы к врачу? Разве мало было того, что я иногда делал то, чего мне и не хотелось вовсе- полетел с ней в гребаную Японию, а там... Черт, да, ты ж, может быть, и не знаешь даже... Мы лежали в больнице, потому что Иса получила ожег глаз на съемках. И я был с ней все это время, хотя мне пришлось отказаться от группы, отказаться от подписания контракта, - тут я, конечно, приврал, потому что контрактом с Келлерманом и не пахло. Но звучало красиво и убедительно! - И это все - чтобы быть с ней и не оставлять ни на минуту. Этого было мало? Ах дааа, я знаю, - уже менее эмоционально и сухо добавил я, запрокидывая голову и утыкаясь взглядом в потолок. - Я, наверное, должен был вернуться в прошлое и убрать из него все признаки своего распиздяйства, да? Этого все от меня ждали?
   Я говорил до того трогательно, что мне стало невообразимо жалко самого себя! Лучи несправедливости атаковали меня со всех сторон, а я - весь такой из себя чистый безгрешный ангелочек, сижу и покорно их на себя принимаю... Жертва обстоятельств! Жертва любви к женщине! Руквуд, ты будешь последней сукой, если не посочувствуешь мне! Впрочем нет, - в какой-то момент я обрубал все поползновения к жалости к себе. Мне не нужна ее гребаная жалость. Мне нужно, чтобы она ЗАХОТЕЛА мне помочь.
  - Помоги мне, Руквуд. Я буду бороться до последнего и прекращу только тогда, когда все будет кончено. Надеюсь, что не будет. Помоги мне придуматЬ, как этого избежать. Я сделал все, от меня зависящее. Пожалуйста. Я не знаю, что ЕЩЕ я могу сделать. Один я не справлюсь, - включайте камеры и готовьтесь выкладывать на ютьюб! Совершенно беспрецендентное явление! Ни капли сарказма, ни крохи язвительности. Я УМОЛЯЮ Руквуд помочь мне. И зуб даю, надо будет - на колени встану.

Отредактировано Angel Galaher (2012-07-20 10:56:15)

+1

9

«Караваны мыслей, сквозь миражи
Нет счастья без боли, нет правды без лжи,» –

Баста - Кинолента.

Я больше не смотрела на него, до того мне было обидно за Эстель и за себя. Я просто не могла понять, как можно сделать настолько больно любимому человеку? Почему у них все было так сложно и запутано, зачем они придумывали себе эти сложности, а не могли просто напросто наслаждаться временем, которое проводили друг с другом, например, как это делали мы с Касом? У нас ведь было даже меньше шансов видеться, потому что Фишер постоянно был на работе, но мы делали все возможное, чтобы те дни, когда мы были вместе, были незабываемыми! Я уже, если честно, устала считать количество ссор, что были между этой неразлучной парочкой: то обман Энжа насчет Таши, то игра в мертвеца, то еще что-нибудь. Я думала, что тогда будет конец их отношениям, но нет: Иса и Галахер смогли пройти эти трудности, а ведь это было сложно, ситуация была не из простых отнюдь! Даже я прикладывала не мало усилий, заставляя нервничать и плакать Берти, когда говорила ей, что она выбрала не того человека! Но и здесь все было напрасно – подруга любила его, верила ему и более того, однажды она сама мне сказала, что выберет его! Вы представляете, какой удар это был для меня? Променять лучшую подругу на молодого человека! Может быть, эта фраза была выкинута итальянкой благодаря порыву эмоций, я не знаю, но найти сейчас ответ на вопрос: так ли это на самом деле – я не могу. И, наверно, не хочу. Мне проще забыть о том нашем разговоре, чем искать сейчас правду, копаясь в недалеком прошлом. Да, я тоже била Эль своими частыми истериками и возмущениями, и я уверена, что эта боль такая же тяжелая, как и та, что причинил и продолжает причинять Галахер, но… Я-то подруга – ревнивое существо, которое никому не хочет отдавать свою девочку, а он! Он ведь должен быть не таким! Так почему же? Почему он клал на плечи хрупкой девушки тяжелые камни? Как он мог так с ней поступать?!
Безусловно, во мне говорила женская логика, и я напрочь забыла о вероятности того, что Либерти тоже может быть повинна в том, что случилось между ней и Галахером. Однако извольте, я всегда буду на ее стороне, что бы ни случилось. Всегда. Если Иса окажется неправа, то я лучше скажу ей об этом лично, чем при ком-то выражу свое отрицательно отношение к ее поступкам – так правильно, именно так должны поступать подруги. Это было вбито в мою голову, я это чувствовала, я это понимала.
Я молчала. Молчала все то время, пока Энжел говорил. Молчала и тупо смотрела на чашку, делая вид, что не слышу его. Мне нужно было подумать. Не знаю, о чем, но знаю, что нужно. Возможно, мне нужно было сейчас принимать самое что ни на есть активное участие в беседе, тоже что-то говорить, жестикулировать и выражать хоть какие-нибудь эмоции, но, если честно, в душе я чувствовала глубокую опустошенность. Кажется, она была совсем не моей. Нет, не кажется. Это была та самая опустошенность, которую ощущала сейчас девушка, находящаяся не знаю где и не знаю с кем. Эстель. Мне было тоже больно и тоже тяжело, а это мешало сосредоточиться и быть сильной.
Я слышала каждое его слово, слышала падение чашки, но последнему не придала никакого значения – мужики-свиньи, а с этим ничего не поделать и никак этот факт не исправить, увы. Я даже успела прочувствоваться и схватить волну жалости к Галахеру - я вновь поверила ему,  а ведь обещала не делать этого, потому что знала, что наступать на одни и те же грабли строго настрого запрещено! И пусть все так, на моем лице не было ничего, лишь в груди жутко ныло сердце. И лишь единственные слова вывели меня из «транса» - просьба о помощи. Именно в этот момент я взглянула на парня, широко раскрыв глаза от удивления и даже в каком-то роде оцепенения. Неожиданно. Слишком неожиданно. Пусть я и предполагала, какова была цель этого столь же внезапного визита юноши.
- Женись на ней, - предложение слетело с губ, как обычное «привет» или «как дела?», если ты не заинтересован в ответе. Голос был слишком спокойный и чуточку серьезный. Я даже сама не поняла, что сказала. Внутреннее Я молчало, словно само было в шоке от этих трех слов и от меня самой. – Женись на ней, - повторила я уже более уверенно, будто только теперь лишь осознала, что это может быть единственным выходом из ситуации.

Отредактировано Umbrella Rookwood (2012-07-20 12:07:11)

+1

10

Я уже успел представить себе столько разных вариантов реакции и ответов Руквуд, что хватило бы на парочку фильмов. В одном из вариантов она твердолобо заявляло, что я все равно козел и неудачник, а затем выставляла меня вон за двери. В остальных вариантах предлагала совершенно глупые и недейственные варианты, которые были под стать ей, но никак не вязались с нашей с Исой историей. Я успел так глубоко зарыться в собственные мысли и уйти от реальности, что её голос, прозвучавший сначала будто бы даже вкрадчиво, неожиданно разрезал выстроенную нашей прервавшейся беседой тишину и практически ударил по ушам - так неожиданно и резко, что смысл этих слов сразу до меня и не докатился. А Амбрелла, будто бы уловив эту досадную нелепость каким-то внутренним чутьем, повторила более уверенно и отчетливо.
- Ты шутишь, - это был даже не вопрос и не удивление. Это была констатация факта. Просто потому, что мне это казалось такой несносной нелепостью, которая выглядела безумно глупо, с какой стороны на нее ни глянь. Дико глупо. УЖАСНО глупо. Это же идиотизм какой-то. Ну какая связь может быть между дурацким штампом и налаживанием наших отношений? Между этим и между абортом? - Вот ты вроде бы подумала, а все равно глупость ляпнула, - усмехнулся я, все еще не до конца веря, что Амбрелла это всерьез. - Ты вообще слышала, о чем я тебе говорил, а? - с подозрением на отрицательный ответ, переспросил я, потирая переносицу и покачивая головой. Слабая, натянутая улыбка свидетельствовала о том, что до меня постепенно, очень медленно начинало доходить, что это не издевка, это не шутка и это не первые попавшиеся случайные слова, пришедшие в голову Руквуд, а вполне себе осознанный, обдуманный и взвешенный ответ. - Ты не шутишь, - еще одна констатация факта, которая заставила меня вскочить на ноги и уверенно прошагать к двери так, будто я собрался уходить. И почти собрался. Но потом как-то внезапно вспомнил, что это не она навязывала мне свою помощь, а я сам пришел её просить. Что она, в сущности, даже не обязана мне ничем. Поэтому у самой двери я остановился и развернулся на пятках. - Амбрелла, где логика? Почему ты думаешЬ, что Эстель этого хочет? Почему ты думаешь, что это изменит ее отношение ко мне? Это же... Не знаю, ну это же глупо! Ты просто представь, ну как это сейчас будет выглядеть - я такой весь прихожу и говорю - "Эстель, любимая, а выходи за меня замуж?". Так, что ли? Бреееед, - я нервно рассмеялся, запрокидывая голову и пятерней зачесывая назад слегка взмокшую от волнения челку - ну чисто Гамлет, с чьих губ сейчас слетит эта тупая фраза про "быть или не быть". Мои пальцы так и остались в волосах, словно запутались в них, я слегка дернул их и голова моя опустилась вниз. - ЧерТ, ты что, не понимаешь совсем? Ну даже если предполжить, что я вдруг каким-то нелепым образом решил... Ну допустим, да. Допустим, согласился с тобой. Купил кольцо, цветы, все дела. Прихожу такой весь расфранченный принц без коня. Как ты думаешЬ, Руквуд, что подумает Либерти? Если бы я был девушкой, я бы решил, что на мне женятся из принуждения, из жалости и по залёту. История стара как мир, - мне самому мои аргументы казались до жути убедительными! Я даже не думал, что у меня на самом деле столько причин не делать того, чего мне не очень хочется делать. - Она меня пошлет нахер и все станет только еще хуже, - вдогонку своим железным доводам отпустил самый логичный на мой взгляд вывод я и наконец выпутал пальцы из волос.

+1

11

- Ты шутишь.
Я не шучу.
- Вот ты вроде бы подумала, а все равно глупость ляпнула.
Это не глупость.
- Ты вообще слышала, о чем я тебе говорил, а?
Вроде да, а вроде и нет.
- Ты не шутишь.
Я не шучу.
Я дала ему время на обдумывание моих слов, тех самых, которых я почему-то даже испугалась сама и в которые не верила буквально на один процент из ста. Я боролась с желанием отвечать Галахеру, вновь лишь молча реагируя на все его слова. Мне хотелось встать и врезать ему, затрясти за плечи и громко-громко прокричать в ухо, что он кусок, нет, просто дибил, дурак, никчемный парень и что если он не соберется в конце концов, то получит не Эстель, а шиш с маслом. Но я сидела, уставившись на Энжела с каменным выражением лица, и чувствовала лишь пустоту внутри. Почему он так? Почему даже не пытается проникнуться этой идеей и понять, что я Либерти знаю даже больше, чем он!
Когда Галахер встал с кресла и направился в сторону двери, я грустно выдохнула и опустила взгляд. Я не смогла ему помочь. Его приход сюда был, видимо, бестолковым. Но нет, парень вернулся и вновь заговорил. Я же смотрела на него жалобными глазенками, улавливая каждое его слово.
- Я отвечу на все твои вопросы, если ты сядешь, - тихо проговорила я, обнимая свои коленки и кладя на них голову так, чтобы видеть парня. – Да, я все слышала, - спокойно произнесла я и вновь тяжело вздохнула. – Логика в этом есть, и я думаю, что Иса этого хочет, потому что она, во-первых, девушка, во-вторых, будущая мать, которая будет нуждаться в первую очередь не в парне, - я сделала ударение на последнем слове, - а в муже, именно в муже, - тут следовало бы добавить «если ты понимаешь, о чем я», но я упустила этот момент, надеясь, что Галахер видит отличие в этих «ярлычках». – В-третьих, ей нужен отец вашего ребенка, - звучало довольно странно, но куда деваться? И вновь я выделила два слова в этом предложении «отец вашего». – В-четвертых, свадьба мероприятие само по себе довольно трогательное и милое и о нем мечтает любая женщина! Уж с этим не поспоришь. И не говори мне, что Эль другая, - я подняла голову и резко мотнула, - нет! Ничерта подобного. В этом смысле – нет, - голос стал жестким и серьезным. Казалось, что во мне внезапно открылось второе дыхание, которое предало мне сил и уверенности. – Это изменит ее отношение к тебе, потому что, нося табличку «муж», ты и сам изменишься. Да, ты уже другой, но… Это пока не то, что нужно ей, - я опустила взгляд и тихо добавила, - наверно, - и вновь глаза переметнулись на Галахера. – Я представляю, как это будет выглядеть сейчас, и, да, твой вариант – бред. Натуральный. Однако, - я сделала паузу, - я и не говорила, что предложение нужно делать сейчас. Дай ей время. Хотя бы немного, - я нахмурилась и попыталась вспомнить, какие вопросы у нас остались не закрытыми и не решенными. – Понимаю, Энжел, понимаю, - я кивнула. – Если все сделать, как предлагаешь ты, то она подумает, что ты эгоист и бестолочь, - отчасти так оно и было уже сейчас.
Я встала с дивана и медленно отошла к окну, приобнимая себя за плечики.
- Если ты хочешь, чтобы я помогла тебе, будь добр не вести себя как истеричка, - теперь я говорила спокойно, стараясь хотя бы своим тоном не упрекать молодого человека. – И еще одно условие, - я повернула голову на сорок пять градусов, уткнувшись подбородком в плечо, -  доверься мне, хотя бы потому, что я знаю Эль достаточно давно, знаю все ее желания, характер и прочие такие вещи. А еще, я тоже девушка, - надо же, прямо открытие сделала или какой-то секрет выболтала, - и это играет свою роль. Мне проще понять ее мысли, - сейчас не шел спор, кто лучше и ближе знает Эстель, я просто хотела, чтобы Энж поверил мне.

+1

12

О, черт, я не знаю, что еще меня здесь держало, почему я вообще остался продолжать этот чертов разговор, если, кажется, все, что должен быть услышать и мог услышать - уже услышал. Никакого облегчения мне наша милая беседа не принесла, ничего дельного и по-существу я из нее не вынес и в данную конкретную секунду время, проведенное в логове змеи, казалось мне безвозвратно и зазря потерянным. Но я стоял. Стоял  и слушал, что скажет мне Руквуд. Я даже подчинился этой бесхитростной команде и будто бы даже смирил себя, успокоил и усадил в кресло. Я чувствовал себя так, словно разделился надвое. Одна половина яростно сопротивлялась, а вторая верховодила - это она положила свою грузную длань мне на плечо и заставила опуститься в мягкие объятия мебели, чтобы отсюда, из этого уголка, мрачно, обиженно и сердито буравить взглядом Руквуд.
  Да что она вообще понимает? Почему, черт возьми, она подгоняет всех под одно клише? По какому праву решает, в каком качестве я сейчас необходим Либерти - в качестве верного друга, надежного, любящего парня или вынужденного мужа?
  Но я терпеливо слушал, ерзая на месте. Я то чесал голову, будто она щедро полнилась кусачей живностью, то складывал руки на груди, то взгромождал их за голову и потягивался, а потом укладывал на подлокотники, любовно поглаживая их ладонями. Во мне бегало целое стадо разномастных возражений. Я органически не принимал слова Амбреллы, как бы сердечно и убедительно она ни пыталась мне их внушить. Она говорила, а от меня звуки отскакивали, как горошек от стенки. Мое собственное мнение, мое мировоззрение и понятия создали вокруг меня такую мощную звукоизоляцию, что я был непрошибаемо глух. Прости, Руквуд. Зря стараешься.
  Нет, я не собирался доверять наши отношения Руквуд. Ни-За-Что. Ни-Ког-да! Она же... это же будет так, словно в ее руках хрупкая фарфоровая вазочка, а она смотрит так на нас милыми карими глазками, невинно хлопает ресницы и явно намеренно роняет драгоценную штуковину на жесткий пол. И когда прозвенит реквием по разбитой вазочке, подожмет губки и наигранно процедит: "Упс! Какая я неловкая!".
  Но мое недоверие, моя глухота и ослиное упрямство не помешали наклонить голову низко-низко, словно она тяготилась закинутыми за шею ладонями, и внятно, отчетливо, но бесцветно пробубнить:
  - Помоги мне отговорить её от аборта, и я на ней женюсь. Обещаю.

+1

13

Ты глупый, Галахер, знаешь об этом? Будь я на твоем месте, сделала бы все возможное и невозможное, чтобы Иса оставила ребенка. Попыталась бы манипулировать ей, надавила бы на что-то такое, из-за чего она бы изменила свое решение, пошла бы на сделку с дьяволом, как бы это глупо не звучало, подстроила бы какую-нибудь подлость, но так, чтобы именно моя помощь была нужна, и чтобы в дальнейшем Эль чувствовала, что обязана мне по гроб жизни. Я бы пошла на все. Называй это как хочешь, любыми ужасными словами, но я бы пошла на это. Нет, не потому, что я не люблю, когда что-то делают не так, как хочу того я, а потому, что речь идет о ребенке. Конечно, еще месяц, или сколько там прошло уже, назад я говорила совершенно другие вещи, кричала на подругу, чтобы та как раз таки сделала аборт, но… Люди меняются? Нет. Меняются мнения. Мое мнение изменилось. Хочешь, скажу, в какой момент? Когда я пришла к тебе.
Вырезаем сцену с завораживающим танцем твоего дружочка и вспоминаем твои слова: ты хотел этого ребенка – этой фразы мне было достаточно, чтобы, наконец, изменить свое представление о тебе хотя бы в плане детей. Тогда на какую-то долю секунды я даже вроде бы позволила себе подумать, что из тебя выйдет хороший отец, коли ты так рассуждаешь. Я ведь не знала, в каких отношениях ты был со своим первым детенышем. Я никогда не слышала от Эль рассказов, что ты виделся с ним, что вы гуляли в парке, покупали сладкую вату и катались на аттракционах, никогда не слышала, что вы стреляли в голубей из детского пистолета и бросали маленькие камушки в озеро, создавая на водной поверхности рябь. Я ссылалась на то, что просто не в курсе этих событий, но они обязательно происходят, однако гарантии мне на это никто так и не дал – видимо, не моего ума дело, да? Хе-хе, нет, как раз таки моего, иначе как я смогу сделать вывод о твоем умении обращаться с детишками?
В общем, все бы хорошо, если бы ты сейчас согласился со мной, вдумался во все мои слова, взвесил их и так, и сяк, расписал бы на листе бумаги, чтобы получше все представить, если бы не одно «но»: ты, кажется, меня снова не слышал. Заметь, не «не слушал», а именно «не слышал». Чуешь разницу, друг мой ненаглядный? В прочем, ты мне такой же друг, как мышь коту. Одно твое предложение вызвало просто бурю негодования во мне, ты даже представить себе не можешь, как мне захотелось пойти к тебе и врезать! Галахер, мать твою, ну какого черта?! Какого черта ты мне ставишь условие?! Ты себя не в жертву отдаешь! Тебя ведь не в армию забирают! Что за бред?! Почему ты такой… дебил?!
Сильней вдавливая свои ноготочки в плечи, я пыталась угомонить разбушевавшееся сознание и сделать правильный вывод – как себя вести дальше? В принципе, его предложение мне даже было на руку – я была больше, чем уверена, что Либерти не убьет ребенка. Она не сможет жить с мыслью, что это сделала. У нее не поднимется рука вот так просто избавиться от того, о ком мечтает каждая молодая женщина – хотя я к этим дамочкам точно не отношусь, нет и нет. В итоге, вдохнув, я развернулась и подошла к парню, встав напротив него.
- Ладно, - я протянула тебе свою ладошку, мол «по рукам», и отвела взгляд в сторону, нахмурив бровки. Каждый выполнит свою часть «сделки», но оба получат то, чего хотят – идеальный вариант, разве нет? Однако моя задача куда гораздо проще – как мне кажется, но это уже другой разговор.

+1


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Топор войны оставим на потом