Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » ночью все ясно


ночью все ясно

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Название воспоминания/события
ночью все ясно
2. Действующие лица
Caesar Avery and Venus Duerre
3. Дата/примерная дата и время
10 декабря, в районе 2 часов ночи
4. Краткое описание.
я тут сгораю в заоблачных снах, слышишь? дышу свежестью приоткрытого окна, в одеялах, подушках, в нежности темноты ночной. ты мне снишься, наверное. столько еще минут, часов. столько еще времени у меня на эти видения, сотворенные кудесником Морфея. И тут звонок рушит все мои нереальные миры, ты на пороге рушишь все мои невидимые преграды, что я так долго строила. против тебя строила, мне не выиграть теперь. Цезарь, что ты делаешь здесь? зачем ты пришел? Снова меня такую цельную и хрупкую разбиваешь на осколки своим дыханием_словами небрежными_собою разбивать, я не выдержу. Я тебя пущу, подержав на пороге секунд несколько, скажу что-то сонное, да, так и будет. только вот что сделаешь ты? что же?

0

2

Решение пришло как-то совершенно внезапно. Цезарь даже ни секунды не думал над ним, не строил предположений, не допускал мыслей - ноги сами знали, куда нести его и совершенно, абсолютно не спрашивали на то согласия своего владельца. И лишь оказавшись на пороге квартиры Винус Цезарь вдруг осознал, как верно было выбрано направление. Кто, как не она - эта странная, загадочная, тонкая натура с совершенно иным восприятием, будто бы и вовсе с другой планеты, - кто, как не она, сможет просто побыть  рядом в час полного краха внутри. Не мучить своими прагматичными сентенциями, не пытаться, не вести раскопок в его душа. А просто быть. Просто слушать. Просто молчать. И говорить что-то, что невидимой тонкой, но вполне осязаемой паутинкой нереальности оплетало бы, закрывая от внешнего мира и погружая в какой-то другой, с совершенно иными правилами и законами.
   Это были какие-то совершенно особенные отношения. Иногда Эйвери приходила в голову странная мысль, что Винус и вовсе не существует. Что она есть только в его снах или где-то в подсознании - настолько нереальной она иногда казалась.  Но нет, каждый раз, когда он встречал её в студии или просто где-то в кафе по предварительной договоренности или случайно, убеждался - настоящая. От пяточек до кончиков волос.  Это были особенные отношения. Такие непонятные, неопределенные, путанные. И каждый раз, пытаясь их идентифицировать, Цезарю начинало казаться, что тихо едет крыша. Это как пытаться думать о бесконечности и пытаться предсказать дежа-вю.
   И сейчас, когда больше всего было необходимо оторваться от реальности и погрузиться в невесомый плен её совершенно особенной энергетики, Цезарь стоял на пороге и не думал о том, что сейчас - 2 часа ночи. Что он порядком взмылен после тяжелого вечера с весьма неожиданной развязкой. Он так давно тут не был, но каждый раз приходил с такой наглостью, как будто возвращался к себе домой и вступал в законные наследственные владения. Пальцем упирясь в звонок, а лбом в дверной косяк, буравил взглядом пол и прокручивал в голове происходящие события.
  Винус никогда не была для Цезаря чем-то наподобие плакательной жилетки. Нет. Таких людей в его жизни просто не было и даже гипотетически быть не могло. Открывать перед кем-то свои слабости - не его конек. Не его принцип. Не его кредо. Просто её присутствие приносило покой и помогало забыть о том, что не удалось бы залить даже литрами зеленого змия.
   - Вииинууус, - протяжно, хрипло прошипел в незаметную, но, должно быть, существующую щелочку между дверью и косяком Эйвери. - Открывай, моя Венера! Давай же, ну...
   От нетерпения сполз по стенке на корточки, скинул капюшон толстовки, безвкусно высунутый наружу из-под пальто вместо шапки, сцепил руки замочком и что-то невнятно пробормотал себе под нос. Какие-то очередные строки, которые никогда не будут записаны и никем не будут прочитаны.

+1

3

Во сколько она легла? Слишком рано было на часах для моциона по спящему городу, слишком поздно для того, чтобы понадеяться на бессонницу. Разве нужно следить за временем, чтобы быть успокоенным? Вовсе нет. Леди совсем не знает во сколько заснула, не помнит, и не запоминает. Ей это ни  к чему, найдутся занятия и поплезнее_важнее, чем пересчет бессмысленный секунд, часовой стрелки на циферблате выстроенным аккуратно. Просто спи, моя девочка, не тревожься. Этой ночью, вроде бы, тебя никто не съест, экстренного и важного ничего не случится, а если даже пожар, то, верно, так и должно быть, так и надо. Пусть.
Все эти сны, все эти гулящие фантазии через край, наяву, все эти фантазии в ней дышат амфотерными отзвуками флейты и арфы. Льются мелодии, постукивания барабанной дроби слышатся сквозь чрезмерный эфемерный накал. Весь этот сумбурный каламбур, когда просто хочется отдыха, расслабления, нежности рассудка и яркости души. И как не старайся все равно не совладать с собственным воображением и вот уже в объятиях Морфея видятся новые сюжеты_линии, вычурные идеи для произведений будущности. Господи. Как же избавиться, как же от этого на раз-два и все? Темнота, да и только. Она бы хотела себе сотни беспробудных снов ни о чем, просто в тишине тысячных миров, галактик раствориться на часиков восемь и чтобы даже собственные нравоучительно-яркие сны не пытались потревожить. Был бы тогда Рай, переплетения ангелов и святого сияния. Этого Рая она всю жизнь, наверное, ждала. Но нет. Все это не для тебя, моя маленькая Винус – будто бы вторит душевности хитросплетение красок и расцветает в ее мыслях очередное сновидение, напыщенное и помпезное, в каких-то отблесках миллионов людей_живых лиц, куда-то торопящиеся, непроглядные глаза их следят за каждым движением улиц. Дьюерре снова словно в своем далеком, в идеальности сияющем мире растаяла.
Леди кутается в одеяло, нарочито переворачивается, суетясь в темноте_в спешке непривычной. Она вся во снах, но, кажется, слишком бдительна даже сейчас. Хотя нет, глупости-глупости. Даже если сейчас ее спальню посетит какой-нибудь чародей или маньяк обворожительный с искусным топором, она вряд ли проснется_почувствует. Так и будет в бессознательности наслаждаться ночными часами. Наслаждаться ли? извечный вопрос, просто, когда сама устала от слишком величественных снов. Ей бы оказаться внезапно человеком вовсе нетворческим, обычным, чтобы сон – сон и ничего больше.
Она просыпается от духоты и какого-то беспрестанного волнения.
Она просыпается от собственной никчемной ненужности и необузданной веселости.
Она просыпается от эха, которое оглушает квартиру.
Нет, да не может быть.. показалось, приснилось, но точно в реальности не случилось. Но только рассудок мямлит, мол, пойди-посмотри-вдруг-что. Да зачем? Признайся самой себе.. она просыпается от голоса громкого_рьяного, что раздается где-то вдалеке. От голоса до боли знакомого, слишком родного и беспричинно_необходимого. И так и хочется себе сказать – совсем крыша поехала, но это слишком грубо для такой одухотворенной_хрупкой леди. Слишком без_женственно.
- Что? – кричит она в ответ немой тишине и поднимается с постели. Шелковый халат в руках, накидывает на плечи неторопливо, босиком по ледяному паркету шаг за шагом. Самая тонкая духовная ниточка, связанная с владельцем голоса ведет ее к входной двери. Глупости, нет там никого. Совсем нет. Руки сами, пальчики к замку. Открывает, щелчки-щелчки, повороты ключа, дверь распахивается сию же секунду, озаряя мрачную лестничную площадку темнотой квартиры Винус, - милостыни нет.. – шепчет едва ли приоткрыв сонные веки. Небрежно шепчет. Видит силуэт размытый такой, не теряющий надежности необъятной, - ах, Цезарь, это ты, заходи. - искрометная пауза, молчи-молчи, деточка. А не то хуже будет, - стоп. Цезарь? – веки сами собой распахиваются на удивление слишком быстро. Ударом напряжения в висок, чертовской болью. Нет, это не сон. Нет, ведь ты, милая, именно его голос слышала, - разбудил меня, слышишь? несносный ты человек, - она отходит в сторону, во мглу коридора, чтобы пропустить молодого человека в помещение. Да какая теперь разница? разве что его общество тебе не сладостнее самого крепкого сна? – я тебя не вижу и не слышу, у меня нет чая, у меня нет коньяка, но ты, конечно же, можешь остаться до утра. Что случилось? – девушка закрывает дверь, хлопок, тяжелый поворот ключа вновь и вновь. И если все это было бы шахматной партией, то без сомнений сейчас он ей поставил шах. Так нагло, быстро и незаметно. Попытайся отразить, Дьюерре, безболезненно попытайся.

Отредактировано Venus Duerre (2012-07-17 09:42:22)

+1


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » ночью все ясно