Golden Gate

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » людям не нужны звезды, людям нужны люди.


людям не нужны звезды, людям нужны люди.

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

1. Название воспоминания/события
людям не нужны звезды, людям нужны люди.
2. Действующие лица
Crystel de Granzh и Brooklyn Rivers
3. Дата/примерная дата и время
26 сентября 2011 года.
4. Краткое описание.
иногда нужно оттолкнуть человека. сильно.
и бежать давясь слезами и болью.
и если твое чертово чувство тебя не подвело, то ты все сделал правильно.
и он не побежит за тобой.
он даже не упадет от толчка.
он так и останется стоять недоуменно глядя в след.
а потом пройдет время и он вернется.
вернется в твою жизнь. (с)

Это решение далось мне очень сложно. В тот момент я находилась в ужасной депрессии из-за развода родителей и что-то переклинило в моем мозгу, заставив меня выкинуть из жизни мою лучшую подругу, отказаться от самого дорогого человека моего детства и моего юношества. А сейчас, видя ее, буквально в 100 метрах от меня, я не знаю, как мне быть. Я готова подлететь и наброситься на нее, попросить прощения и больше никогда не отпускать. Но смогу ли я это сделать?

Отредактировано Brooklyn Rivers (2012-07-07 19:47:22)

+1

2

Студенчество… Золотая пора. Позади школа, первые подростковые ошибки и успехи, первые влюбленности и первые трагедии. Все, что было до – принять, положить на полочку в шкаф воспоминаний и изредка стряхивать с него пыль времени. Впереди – новая, интересная жизнь, с новыми людьми, впечатлениями, чувствами, мыслями. Взрослая жизнь, за которую необходимо самостоятельно нести ответственность, самостоятельно принимать важные решения и справляться с проблемами. В прочем, к этому-то я уже давно привыкла – после развода родителей мы с братом сами со всем справлялись, но сейчас не об этом. Ты живешь с ощущением, будто весь мир сейчас находится у твоих ног, все дороги тебе открыты, а все люди видят в тебе нечто большее, чем просто глупого неуча-студента. Однако достаточно быстро к тебе приходит осознание действительного положения дел. Ты понимаешь, как тебе нужно пахать, чтобы в тебе на самом деле разглядели хотя бы крупицы таланта, чтобы тебя заметили и выделили из этой толпы таких же самонадеянных юношей и дам, как и ты. Приходится смириться с этим и либо расстроится и плыть по течению, либо карабкаться и доказывать делом, а не битьем кулаками в грудь, что ты действительно можешь что-то собой представлять, и на тебя стоит обратить внимание. Второй вариант мне нравился больше.
Сентябрь уже подходил к концу, и я пока неплохо справлялась с новой ролью. Я достаточно быстро втянулась в новый ритм жизни, перестроилась, привыкала, обзавелась новыми знакомыми и обнаружила, что много моих старых друзей тоже тут учатся. Так что я не чувствовала себя одинокой и потерянной в этом скопище студентов и была в своей тарелке. Тем более, рядом был Блэйк, с которым мы проводили почти все свободное время между парами, я словно была заботливо накрыта его крылышком, под которым  мне было тепло и уютно. Он был моим проводником в этом университете, наставником, если можно так выразиться. Друзья ведь должны заботиться друг о друге, правильно? А забота от лучшего друга – самая приятная.
В целом, погода в тот день радовала – яркие лучи Солнца грели прохожих, не было ни намека на дождь, а ветер был не таким уж сильным и холодным. Я решила прогуляться по прилегающей территории. Ноги сами шли к аллее, где мельтешило на удивление большое количество народу.  Парочки, держащиеся за руки и наслаждавшиеся обществом друг друга, то и дело проходили мимо, ровно,  как и одиночки, погруженные в свои мысли. Такой же одиночкой была и я. Не помню, о чем я думала в тот момент… Наверное, ни о чем – я просто наслаждалась тишиной и солнышком, ведь настроение у меня было приподнято до невозможности.
- Кристель! Кристель, стой! Подожди! – окликнул меня знакомый голос. Это был Дэниэл, парень с моего потока. Он был фанатиком комиксов про Супермена, ярым игроком в компьютерные игры и любителем свитеров с оленями. Парень скромный, странный, но в целом милый и, главное – умный. Когда дело касалось физики, он словно преображался, выпрямлял плечи, вздергивал голову и уверенным голосом рассказывал различные теории собеседникам, так что порой с ним было очень интересно поговорить.
Я тебя весь день ищу, хочу конспект отдать. Вдруг он тебе уже нужен – Дэниэл немного замялся, опустил взгляд на землю и протянул мне мою же тетрадь. Я не смогла сдержать улыбки – так это было мило.
- Спасибо, Дэни. Если что – обращайся – пролепетала я, по-дружески хлопнув парня по плечу и, улыбнувшись, медленно направилась дальше. Мне хотелось дарить свою улыбку всякому, кого я встречу по дороге и плевать, что обо мне подумают. Измеритель моего счастья просто зашкаливал от такого потока эмоций. Самое глупое, что для этой радости даже никакой причины не было. Я просто встала с утра в прекраснейшем расположении духа и как-то умудрилась сохранить веселость. Оставалось только надеяться, что так продлиться до самого вечера.

Отредактировано Crystel de Granzh (2012-07-06 00:14:59)

+1

3

Сегодня я не спала практически всю ночь. Знаете, такое странное ощущение волнения перед чем-то предстоящим важным? В мою кровь случился небольшой выброс адреналина, словно я выпила баночку энергетика, который повлек за собой бессонницу.
Я привыкла не спать накануне каждого своего дня рождения. Я никак не смогу объяснить этот странный факт, но подобное продолжалось практически на протяжении всей моей жизни. Сегодня я открыла глаза 20-летней, сонно посмотрев на часы и увидев там очередное странное сочетание цифр «4.49». Вставать в такую рань я могла исключительно накануне важных событий, в остальные же дни, я могла спать и спать, безумно долго нежась в теплой постели, совершенно не задумываясь о том, что могу опоздать.
Первым делом я вышла на балкон в одном нижнем белье, совершенно не боясь, что меня мог кто-то увидеть. Город в 5утра был прекрасен. Никакого шума, никакой беготни, только тишина и лишь изредка доносящиеся звуки метлы дворника неподалеку. Я присела на небольшой пуф и облокотилась об перила балкона, положив голову на руки.
Рассвет. Я любила рассветы за их красоту, за их неизбежность, за их раннее появление. Солнце медленно начинало подниматься из-за горизонта, освещая своими лучами, все еще спящий город. Утро было замечательным с первых его минут.
Я приняла душ, позавтракала, посмотрела утренние новости и пошла собираться. Мне не хотелось заморачиваться по поводу внешнего вида, я старалась сделать этот день как можно более повседневным в лице всех остальных, для меня же, этот день уже был особенным. Легкий макияж, легкие локоны, которые струились вниз по плечам, джинсы, футболка, легкая толстовка сверху, кеды, сумка через плечо. Всё как всегда и никаких особенных заморочек.
Я просидела пару в университете и решила немного освежиться. Я спустилась по ступенькам вниз и направилась по дорожке, ведущей на аллею. Но внезапно до моего слуха донеслось до боли знакомое имя. -Кристель! Кристель, стой! Подожди! Я моментально остановилась и повернула голову в сторону, откуда исходил голос. В поле зрения попали пару студентов, которые остановились на лужайке и о чем-то разговаривали. Девушка и парень. И если парня я совершенно не знала, то девушка была мне знакома. Даже больше, чем просто знакома.
-Кристель. Сердце сделало пару громких ударов, что дыхание перехватило. Состояние моментально изменилось, перед глазами появились воспоминания нашей последней встречи.

Предыстория.

Мы с детства были «не разлей вода». Наши родители много времени проводили вместе, возили нас в загородные домики, на отдых, водили гулять. С самых первых лет мы души друг в друге не чаяли и все трудности, с возрастом преодолевали вместе. Кроме одной.
Тот день был для меня наполнен предательством, опустошенностью и апатией. Слова «милая, отец ушел от нас» еще долго отдавались эхом в моей голове. Я просто не могла понять, как такое может быть. Не укладывался в голове тот факт, что великой любви, которая была у родителей, больше нет.
В тот день в голове было слишком много мыслей, чтобы делиться ими с кем-то, даже с Кристель. Я хотела оградиться от всех большой непробиваемой стенкой, которую никогда в жизни просто так не разрушишь. Моя подруга в тот момент не понимала, что происходило, ведь, по сути, она была еще ребенком. Мне было на тот момент 14, ей всего 12. В тот день я игнорировала её звонки и смски, не задумываясь о том, что это всего лишь затишье перед бурей. Перед моей бурей.
-Кристель. Мой голос дрожал из-за слез, я еле удерживала телефон в руке. На том конце провода послышался её испуганный голос, фразы, наполненные волнением и переживанием. Она ругалась, что я не отвечала на ее звонки, а я просто молчала в трубку, иногда всхлипывая.
-Кристель. Забудь обо мне. Пожалуйста. Не знаю, что тогда заставило меня это все сказать, но на тот момент я была в полной уверенности, что поступаю правильно. Я была растеряна, это был первый в жизни переломный момент моей жизни, и я хотела освободиться от всего, тем самым, отказавшись от самого дорогого. Я молча повесила трубку и со слезами на глазах пошла к маме. – Мам, давай уедем, пожалуйста.
Я хотела бежать от проблем, я хотела оградить дорогого человека от моих переживаний, дала ей свободу, дала ей шанс начать жизнь заново, только без меня.

А сейчас она стояла в каких-то ста метрах от меня и разговаривала с одним из студентов Голден Гейта. Неужели она тоже учится тут? Прошло уже столько времени, а эта история до сих пор иногда тревожила мое сознание по ночам. А сейчас мои глаза наполнились слезами. Ведь это Кристель, моя маленькая девочка, с которой я так ужасно поступила. Мое тело парализовало, я не могла сделать ни шага вперед, ни шага назад. Мне захотелось убежать. Я ненавидела в себе одно свойство: я всегда хотела убежать от проблем. Внутри меня появлялось непреодолимое желание сорваться и бежать. Бежать так далеко, чтобы никто не нашел. Но я не могла сделать и шага.
Девушка попрощалась с парнем и пошла дальше, по дорожке к аллее. Но я не могла её потерять, я должна была с ней поговорить. Я сделала шаг вперед и медленно двинулась за ней, вытирая ладошкой появившиеся слезы. Я не знала, что сказать ей, как она отреагирует на все. Я не знала, помнит ли она меня или забыла. Не знала, стоит ли сейчас это делать. В моей голове было тысяча вопросов, и я совершенно не могла проанализировать всё происходящее. Через некоторое время я шла уже прямиком за ней, оставалось протянуть руку и остановить её.
-Кри…Кристель… Мой голос дрожал от волнения и страха, я протянула руку, коснувшись её плеча, и остановилась. Сейчас она развернется, и земля просто уйдет из-под ног.

Отредактировано Brooklyn Rivers (2012-07-07 19:47:46)

+1

4

Воспоминание.

Она была мне как сестра, о которой я всегда мечтала. Мы вместе представляли себя звездами эстрады, совершали какие-то детские шалости, звонили друг другу перед сном, чтобы поболтать лишний часик, обсуждали мальчиков, планировали будущую жизнь, делали мороженые коктейли, ездили купаться на озеро, раскрашивали друг другу лица – в общем, наслаждались счастливым детством.
А потом все кончилось. Так резко и неожиданно, что я даже опомниться не успела, а Бруклин уже не было в моей жизни.
В тот день оно была словно сама не своя: не отвечала на звонки, игнорировала все мои сообщения, хотя я знала, что она всех их получила. Я не знала, что мне делать, не знала что с ней, в голову лезли ужасные мысли, но вечером, наконец, дозвонилась. Я что-то кричала про то, как я зла на неё за то, что она не поднимает трубку, ничего не объясняет, как вдруг она всхлипнула и произнесла эти три зловещих слова – «забудь обо мне». Я не могла пошевелиться. Меня словно сковал паралич. Вечер и целую ночь, я просидела на своей кровати в каком-то безмолвном исступлении, не в силах даже вздохнуть. Я просто смотрела в одну точку на стене и пыталась осознать то, что услышала. Как забыть? Что значит «забыть»? Почему? Что я сделала не так?
Во мне что-то надорвалось. Мне двенадцать лет и я лишилась частички самой себя. Без объяснений. По телефону.  Я сломлена и разбита на миллионы крошечных кусочков. Меня отвергли, не назвав никаких причин. Впервые в жизни я чувствовала такую боль и такое щемящее чувство в груди, словно в моем сердце ковыряли ржавым гвоздем, а в легкие беспощадно вбивали осиновый кол.
За что?.. немой вопрос повис в воздухе, отскакивая от стен моей комнаты и возвращаясь обратно ко мне. Вопрос, на который никто не был в состоянии дать мне ответа.

Я собиралась найти какую-нибудь скрытую в глубине парка скамейку, облюбовать её и приняться за чтение Джейн Остен. Я безумно любила её романы, а «Гордость и предупреждение», кажется, и вовсе знала наизусть, слово в слово. Я пересмотрела все фильмы и сериалы, снятые по мотивам этой книги, прочитала все отзывы, даже написала парочку своих. Эта книга была одной из самых моих любимых, она содержала в себе все то, что я так люблю и ценю в романах. Она заставляла меня мечтать о чем-то светлом, обнажая свою душу раз за разом. После прочтения пары глав я намеревалась позвонить Тигренку и после нескольких минут болтовни в качестве отвлекающего маневра, заставить его прогуляться со мной по городу, заглянуть в мое любимое кафе, выпить по чашке какао с тортиком, посмотреть какой-нибудь глупый современный фильм, а вечером завалиться к брату в гости, придумать какой-нибудь несуществующий повод для праздника и повеселится. Я порхала в мыслях, как бабочка, пока меня не отвлек чей-то до боли знакомый голос.
До боли. До невыносимой, нечеловечной боли. Этот голос я бы узнала из тысячи, из миллионов других похожих. Он ничуть не изменился, только звучал как-то очень неуверенно и надрывисто. Ее рука коснулась моего плеча в призыве обернуться, а я застыла, как истукан. Вновь то оцепенение, в котором я сидела почти сутки после её звонка шесть долгих лет назад. Мир словно застыл вокруг, его не существовало для меня. Существовали только мы: я и она.
Я медленно обернулась, словно мы стояли на замедленной перемотке. Первое, что я увидела – её глаза. Потерянные, влажные, смотрящие прямо на меня и ожидающие чего-то глаза. Это было невыносимо. Я смотрела на неё, а у меня внутри все сжималось и словно затягивалось в Черную дыру.
Это была Бруклин. Та самая Бруклин, которая стала для меня всем, а потом просто ушла без всяких объяснений. Я не знала, что мне делать, что сказать, я даже не думала об этом – просто стояла, смотрела ей в глаза и молчала. Мне казалось, что у меня подкашиваются ноги, что я вот-вот упаду в обморок, я не могла дышать.
- Бруклин… - я прошептала ее имя дрожащим от страха и неуверенности голосом. Взгляд скользил по ее лицу, стараясь уловить в нем знакомые, родные черты. Родные?.. Имею ли я право называть хотя бы эти веснушки родными после того, как поступила со мной их обладательница?

Отредактировано Crystel de Granzh (2012-07-06 21:10:16)

+1

5

Когда она обернулась, я была готова сорваться и броситься бежать. Мой страх был настолько сильным, что горло невыносимо сжимало, блокируя работу связок, и я застыла в безмолвии. В глубине души, в самых дальних её уголках я кричала. Так громко и надрывно, срывая голос, царапая стену кровавыми пальцами, которую сама же и выстроила.
Шесть лет. Прошло шесть лет с того момента, а эта неожиданная встреча заставила меня заново прочувствовать всё то, что было в тот день. Чувства были настолько сильно обострены, что мне казалось, что я вот вот разревусь от боли. Если бы моя милая девочка знала, что было у меня в тот день внутри. Если бы она знала все до самых маленьких мелочей, она бы не думала все это время, что я просто так выкинула её из жизни. Она бы не засыпала каждый день с мыслью о моем паршивом поступке, она бы не проклинала меня в приступах тоски и истерики, она бы не мучалась от боли, так же как и я.
Я совершила самую большую ошибку в своей жизни. Ошибку, за которую нужно просить прощение, стоя на коленях, прижимая к себе родную Кристель. Но шанс был, и я не должна была сейчас его просто так упустить. Она стояла рядом со мной, смотрела на меня потерянным взглядом, а я еле еле сдерживала свои слезы.
Я была безумно рада её видеть. В мою душу упал огромный камень, который давил с невероятной силой, заставляя меня держаться за область солнечного сплетения. Сердце останавливалось, дыхание сбивалось, а слова так и не слетали с губ, боясь разбиться об асфальт. Мы могли молчать хоть целую вечность, зная, как много мы значим, друг для друга, зная, что боимся сейчас об этом сказать, спустя такое долгое время.
Мы прекрасно осознавали, как тяжело сейчас вот так стоять друг перед другом, не говоря ни слова. Я, Бруклин Риверс, 20 летняя девушка, стояла напротив своей второй половинки, которую сама же оторвала от себя, оставив большие кровоточащие раны. Она была для меня больше, чем вторая половинка, больше, чем частица меня, она была для меня больше, чем любовь всей жизни или самый дорогой человек. Она была для меня всем, а я отказалась от нее в один момент, словно отказалась от себя самой.

-Угадай кто? Я закрыла её глаза ладошками, задержав дыхание в ожидании ответа. Я почувствовала, как она расплылась в улыбке и резко откинула мои ладони, повернувшись ко мне и накинувшись с объятиями. Тогда я приехала к ней после поездки на курорт с родителями. Мы не виделись около месяца, поэтому ожидание этой встречи грело меня всю дорогу к её дому.
В тот день я подняла родителей ни свет не заря, с радостными криками сообщая о том, что мы едем к Кристель. Они, конечно же, посмеялись надо мной, но мои намерения были более, чем серьезными. Я не хотела даже отдыхать после приезда, я уже бегала и собирала вещи в свой маленький чемодан, намереваясь погостить у подруги.
-Не уезжай больше так надолго, поняла меня? Маленькая Крис грозила мне пальчиком, а потом снова срывалась в объятия. Время с ней летело незаметно, но каждая секунда, проведенная с ней, была наполнена радостью и счастьем.

Я безумно любила эти воспоминания. Они грели меня холодными зимними вечерами, грели в моменты моих неудач, в периоды проблем и упадка сил. Они были для меня спасательным кругом, панацеей от всех болезней, противоядием. Ровно до того момента, как я снова, в тысячный раз, понимала, что натворила. Если бы я тогда не сделала этого, моя жизнь сложилась бы иначе. Я была бы счастлива на целых шесть лет больше.
-Бруклин… Она, наконец, произнесла мое имя в слух, а значит, она меня помнила. Хотя это уже были мои заморочки, она не могла меня забыть, мы, черт возьми, никогда не сможем забыть друг друга. Я поймала воздух ртом, сглотнула комок и посмотрела ей в глаза.
- Я была такой дурой… Всё, что я смогла выговорить в первую очередь. Глупо, но верно. Хотя, она прекрасно знала, какой дурой я была тогда. - Я не знаю, сможешь ли ты простить меня когда-нибудь... Кончики моих пальце заметно похолодели и я сжала кулаки, впиваясь ногтями в кожу и оставляя там глубокие следы. Таким способом я притупляла боль и чувство вины, которые лежали в моей души огромным камнем, мешая свободно дышать.
Если бы я могла вот так просто, как раньше, взять и подойти к ней сзади, закрыть ладошками ее глаза и сказать "угадай кто?". Если бы сейчас я могла наброситься на нее с объятиями и шептать, плача от радости и чувства вины, что никогда больше так с ней не поступлю.
Убегать не было смысла. Я была сейчас словно 14-летний подросток, который стоит на распутье, который должен сделать свой выбор. Но я сделала свой выбор однажды и он оказался ошибочным. А вернуть свои слова обратно сейчас уже невозможно.

Отредактировано Brooklyn Rivers (2012-07-07 19:48:10)

+1

6

- Думаешь, сработает? – спросила я у подруги, смотря ей в глаза через отражение в зеркале. Мы примеряли платья, закалывали волосы бантиками и вплетали в них разноцветные ленточки. У моих соседей был сын нашего возраста и на выходные к нему приехал друг. Они пригласили нас к себе в гости. Я давно была в него влюблена – исписала весь дневник его именем, вклеила туда фантики от конфет, которыми он меня угощал, помнила все его крылатые фразочки и пожужжала все уши Бруклин о том, как я мечтаю, чтобы мы поженились, и у нас был свой дом и трое детишек. Наконец, мне представился такой шанс, и упускать его было нельзя. Впервые он позвал меня  к себе, так что я должна была выглядеть как принцесса. Мне было ужасно страшно, но подруга взяла меня за руку, обняла и успокоила.
- Не бойся. Я уверена, что ты ему тоже нравишься, иначе он бы нас не пригласил – её голос звучал так уверенно и так успокаивающе, что я взяла себя в руки, набралась сил и вошла к нему с гордо поднятой головой.
Тем вечером я впервые в жизни поцеловалась. Это было так волшебно и так сладко, я была самой счастливой девочкой на свете.

Вы знаете, как умирают звезды?
Есть несколько вариантов: тихое угасание, коллапс с образованием белого карлика или нейтронной звезды, коллапс того же белого карлика с полным разрушением звезды и коллапс с образованием Черной дыры. Шесть лет назад я умерла по последнему сценарию, а сейчас умираю прямо перед ней по первому. Тихое угасание характерно для крошечных звезд, с массой менее 0,8 солнечной.  Они превращаются в "прохладные" гелиево-водородные шары наподобие Юпитера. Этот процесс происходит очень медленно, так как звезда после исчерпания термоядерного топлива ещё очень долго светит за счёт постепенного гравитационного сжатия. Так угасают все красные и коричневые карлики, а также, наверное, часть оранжевых карликов.
Так же угасала и я.
Мое топливо закончилось, мои силы были на исходе, я умирала, но  продолжала стоять перед Бруклин. Внутри у меня сжимался какой-то колючий клубок, который словно застрял у меня в горле и не давал ни вздохнуть полной грудью, ни вымолвить что-то членораздельное.

- Не плачь, мармеладка, пожалуйста – повторяла я успокаивающим голосом, гладя подругу по голове и целуя её в макушку.
Мы катались на велосипедах по окрестностям, но веселая прогулка завершилась травмой – Риверс летела на кошку, которая застыла посреди дороги, повернула руль в сторону и не справилась с управлением. В результате – разодранная до крови коленка. Я спрагнула с велосипеда так быстро, словно подруга умирала. Я осторожно дула на ее коленку, махала ладонью, изображая действия вентилятора, и в тот же время вытирала накатившиеся на глаза сестренки слезы. – Не плачь, это просто царапина, она заживет. Скоро боль пройдет, и ты забудешь об этом всем. Все хорошо, не плачь! Я помогу! Я рядом.
Подняв подругу с земли, я медленно повела ее к дому, не обращая внимания на оставленные на месте аварии велосипеды. Это было не важно.

Я представляла себе нашу встречу тысячу раз и каждый раз в новом месте, при новых обстоятельствах, с новыми словами и выражениями лиц. Но вариант, который свел нас в настоящем, даже не приходил мне в голову. Я не могла и подумать, что поступлю в тот же университет, куда и она и мы встретимся посреди аллеи, а мимо нас будут проходить любопытные зеваки. Скорее я представляла нашу встречу в очереди в кассе или на премьере какого-нибудь фильма, но не так. Я тысячу раз воображала, что ей скажу и с какой интонацией, представляла, как посмотрю на неё, и как будут двигаться в этот момент мои руки, что будет говорить язык моего тела. На деле же я потерялась. Я не могла найти нужных слов, не знала, что мне нужно делать – обнять или отстраниться, наскоро попрощаться и уйти. Я непроизвольно сделала небольшой шаг назад, но сразу остановилась на месте – на большее я не была способна. Не могла я уйти вот так вот, не услышав от нее причин ее поступка, не выяснив, чем я заслужила подобное отношение.
И вот она заговорила. От её слов мое сердце выпрыгнуло из груди и убежало в неизвестном направлении, мне казалось, что мой пульс ускорился так, словно я – бомба, которая своими сигналами предупреждает окружающих о том, что взорвется через десять секунд.
- Просто объясни – почему?.. – я закусила губы так сильно, что из них чуть не потекла кровь. Меня всю раздирало на части от этой душещипательной сцены. Я хотела знать, хотела услышать хоть какое-нибудь объяснение спустя столько лет топления и придумывания самых разнообразных причин. Я стояла перед Бруклин, как оголенный провод, готовый перегореть от любого неловкого прикосновения. Я хотела услышать правду, какой бы она ни была – правду, которая открыла бы мне глаза и заставила мою душу успокоиться.

+1

7

Вас никогда не пугало слово "поздно"?
Мне кажется, оно ещё сильнее чем слово "никогда".
"Никогда" значит, что шанса просто нет.
А "поздно" значит, что шанс упущен.

-Нет! Нет, пожалуйста, не надо! Я кричу во сне, а потом вскакиваю в холодном поту и сажусь на кровати, пытаясь восстановить дыхание. В комнату залетает испуганная мама, еще не отошедшая ото сна и садиться ко мне на кровать. Я сижу, поджав под себя ноги, глаза мокрые от слез, бормочу какой-то бред. Подобное случалось со мной примерно около года после того случая. Я кричала во сне и вскакивала, а потом еще долго не могла успокоиться.
-Милая, не плачь, всё будет хорошо…Завтра я позвоню психологу.  Мама как всегда прижимала меня к себе и гладила по голове. Почему я не могла вернуться назад? Почему я терпела всё это невыносимое чувство вины и долга перед Кристель? Я не знала.

Каждый божий день я задавала себе один и тот же вопрос «Что же с моей маленькой Кристель?». Я до сих пор не могу осознать почему, почему, черт возьми, я не могла просто набрать номер, просто приехать и вернуть всё обратно. Почему я не могла исправить ошибку сразу? Почему я предпочла мучить себя и её всё это время?
Её вопрос застал меня врасплох. Я невыносимо боялась услышать его, но он был неизбежен. Почему? Это дурацкое слово постоянно долбило мне по вискам, а я не могла найти ответы, не могла разобраться в себе. Действительно, почему я это сделала?
Не хотела, чтобы девочка утонула в моих проблемах? Своеобразное проявление заботы, которое, между прочим, выглядело очень бредово. А быть может я захотела начать новую жизнь, с нового чистого листа…Так почему же я тогда не отказалась от мамы, от остальных родственников? Ведь Кристель была мне как сестренка, а от нее я отказалась.

-Мисс Бруклин. Присаживайтесь, пожалуйста, в это кресло. Женщина, примерно лет тридцати, очень дружелюбная на вид, указала мне на кресло, что стояло напротив её кресла. Я едва помешкалась, но все же присела, положив руки на подлокотники. Я осматривала её кабинет, он был в кофейно-молочных тонах, на стенах висели всевозможные сертификаты, картины, фотографии. Недалеко от окна стоял е рабочий стол, с ноутбуком, в углу стоял шкаф, в котором было много книг и сувениров. В середине комнаты стояло два кресла, напротив друг друга, на одном сидела я, на другом она.
Мои глаза еще долго блуждали по этой комнате, стараясь как можно более детально запомнить расположение вещей, предметов интерьера. Я стала частым посетителем и через пару месяцев я уже с уверенностью могла сказать, где лежал тот или иной предмет.
-Расскажите мне, что вы сейчас чувствуете. Она сидела и внимательно смотрела на меня, положив ногу на ногу, в руках у нее был ежедневник и ручка, которую она приготовила, чтобы делать всевозможные записи. Я сидела и потерянно хлопала своими огромными глазами, пытаясь выдавить из себя хотя бы звук. Я была закрыта. Я не хотела раскрываться. Но это было единственным для меня выходом.
-Ну же, милая. Закрой глаза и скажи мне первые пять слов, что пришли тебе на ум.
Я закрываю глаза и на автомате произношу. – Предательство, слезы, кошмары, вина, пустота…
-Хорошо. Голос психолога такой приятный и мягкий, что дает надежду на доверие. – А теперь скажи мне, с кем ассоциируется у тебя каждое слово, что ты сейчас назвала.
-Отец и Кристель. Именно то, что тревожило мою душу именно сейчас.
-А теперь расскажи мне, кто такая Кристель…

Я раскрываю глаза и вижу перед собой её глаза. Внутри меня сидит маленький монстрик, который характеризует сгусток всех моих эмоций. Он закрылся в себе, и не пускает мои эмоции наружу. А они мне сейчас так сильно необходимы. Я делаю шаг вперед и быстрым движением прижимаю её к себе. Уткнувшись ей в шею, я стараюсь более разборчиво бормотать извинения, всевозможные слова и вообще всё, что первое придет на ум.
- Я не знала, что мне делать… Я всхлипываю и отстраняюсь от нее, все еще держа руки на ее плечах. – Я не хотела, чтобы ты погрязла в моих проблемах вместе со мной. Я хотела оставить тебя, хотела, чтобы ты жила счастливой, полной ярких эмоций жизнью, не думая о моих проблемах, проблемах моей семьи. Я хотела, чтобы ты была счастлива. Я пошла на большую жертву ради тебя, моя родная…
Я могла говорить и говорить сейчас, я говорила искренне, мои слова лились где-то из глубины души, заставляя чувствовать себя немного свободнее. Я с каждым новым словом освобождалась от тяжести на сердце, мне становилось легче дышать. Кристель была в праве сделать свой выбор сама, даже если не в мою пользу. Главное, что я наконец-то сказала то, что носила в себе так долго. То, что сидело во мне на протяжении шести лет и давило изнутри.
Сегодня, в мое день рождения, я заново начала жить. Я словно вдохнула в себя огромное количество воздуха, которое заставило мою голову идти кругом. По телу побежала такая странная и тянучая слабость, мне хотелось сейчас упасть на что-нибудь мягкое и расслабиться. Напряжение спадало, но сердце замирало в ожидании ответа Кристель. -Прости меня... Я уже почти сорвалась на шепот.
Я боялась подолгу смотреть на нее, я боялась увидеть равнодушие и обиду в ее глазах. Я боялась, что она никогда не простит меня. Но, какой бы выбор она сейчас не сделала, я в любом случае её пойму. Я всегда её понимала, понимала даже больше, чем саму себя.

Отредактировано Brooklyn Rivers (2012-07-07 15:25:21)

+1

8

Причинение боли во благо – суровая реальность или миф, которым покрываются трусы, не способные лицом к лицу встретится с неприятностями и сохранить дорогие отношения? Брук открылась мне и сказала, что тогда, шесть лет назад, она поступила так ради меня, ради моего счастья и спокойствия, но я чувствовала, что я в той ситуации была только побочной причиной. Я не знала главного – от чего она хотела меня уберечь? О каких проблемах шла речь? Я пока не могла найти ответы на эти вопросы, но я поняла одно – трудности, которые настигли её, оказались такими серьезными, что она в силу, наверное, возраста не знала, как с ними справится. И я её прекрасно в этом понимала. Понимала, потому что эти чувства были мне до боли знакомы, я их испытывала на собственной шкуре. После развода родителей я хотела сбежать от всего мира, перечеркнуть все, что было и расстаться с людьми, которые меня окружали. Мне хотелось,  чтобы они оставили меня в покое, забыли обо мне и жили так, словно меня никогда не существовало. Но мне не хватило смелости, и в этом было наше с Бруклин различие. Риверс  не была трусихой, ведь на принятие такого тяжелого решения, какое она приняла столько лет назад, требовалась не дюжая сила воли и безграничная смелость.
В моей жизни остались брат и лучший друг Блейк. И если с первым все понятно и без слов, то второй и сам не мог себе позволить меня бросить. Он уходил в тень, когда мне это было нужно, и с осторожностью из неё выходил, шестым чувством чувствуя, что я хочу видеть его глаза, полные веры в мои силы, любви и сопереживания. Он относился с пониманием к моему поведению, постоянно отменяемым встречам и депрессивным разговорам. Он прошел со мной через самое худшее, и я благодарна судьбе за то, что два года назад мы нашли в себе силы не потерять друг друга навсегда.
Но сейчас речь не обо мне. Речь о девушке, что стояла напротив меня и пыталась объяснить мне, что двигало ею шесть лет назад. Я хотела выслушать ее, несмотря на то, что внутри себя я простила её еще в тот момент, когда она прижала меня к себе. В ту секунду я перечеркнула все: обиду, злость, негодование, отчуждение, непонимание. Это была моя Бруклин. Моя глупенькая, веселая Бруклин, которая плела мне косички и пила со мной шоколадные коктейли жаркими летними вечерами. Моя сестренка.
Я слушала её исповедь с содроганием сердца. По моему телу бегали безумные мурашки, меня чуть потряхивало от такой напряженности чувств, от избытка эмоций хотелось взвыть. Я смотрела в её глаза, не отрываясь, и сквозь них видела все, что сейчас творится у неё на душе, как ей тяжело дается эта речь и как она в то же время облегчает её душу. Я словно слышала, как с неё со звоном падают оковы, которые все это время давили изнутри и заставляли переживать тот день снова и снова. То же происходило и со мной. Я узнала причину, услышала, что хотела, и теперь мне было спокойно.
- Я прощаю тебя – прошептала я с доброй и наивной улыбкой, и обняла подругу.
А ведь все могло бы быть по-другому. Я бы могла уйти, даже не дав ей шанса заговорить со мной и объясниться, или дать, но решить, что причина  недостаточно веская для такого жестокого поступка. Однако, правда была в том, что мне было достаточно и этого. Наверное, я уже давно перестала на неё злиться и обижаться, и простила её, просто никогда этого не признавала и не проговаривала вслух. В конце концов, мы все люди, и всем нам свойственно время от времени совершать ошибки.
Я просто стояла и обнимала её, а слезы скатывались по моим щекам и капали ей на плече. Я чувствовала облегчение. Не знаю, к чему все это приведет, и как мы будем жить дальше, я просто не могла об этом думать. И не хотела. Не сейчас.

+1

9

Ожидание становилось невыносимым. Каждая проходящая наносекунда длилась вечность. Время настолько сильно замедлило свой ход, что я могла уловить каждый шорох, каждый запах вокруг меня, каждое мелкое насекомое, что пролетало в пару сантиметрах. Мои чувства обострились, я была похожа на супергероя, которому подвластно всё. А на самом деле я была обычной девушкой, которая сейчас ждала решения своей судьбы. Как на суде.
Подсудимая Бруклин Риверс, судья- совесть, суд присяжных – Кристель. Только её слово сейчас было решающим, только она могла спасти меня или отправить за «решетку». И она приняла сторону защиты.
Её это «я прощаю тебя» звучало так, словно я слушала лунную сонату Бетховена и расплывалась в каком-то странном удовольствии. Сердце подскачило внутри меня и застучало с новой силой. В меня будто бы вдохнули новую жизнь. Я чувствовала, как пустота внутри меня начинала затягиваться, как внутри меня словно распускались цветы, вставало солнце и пели птицы. Я испытала счастье, настоящую эйфорию и я была готова жить дальше без мук совести и кошмаров.
Кристель обняла меня, обняла так крепко, что я едва не задохнулась. Но это было лучше всего. Я чувствовала, как ее слезы капали и стекали по моей шее, далее по плечам и устремлялись, куда то вглубь моей толстовки, заставляя мурашки быстро и колко появляться на моем теле. Я не хотела ее отпускать, и я больше никогда ее не отпущу. И она не отпустит меня. Две половинки снова воссоединились, словно мы были два магнитика и, наконец, то нашли друг друга.
Я просто закрыла глаза и пыталась не плакать, в то же время, гладя Крис по волосам, пытаясь успокоить. С моих губ срывался всего лишь успокоительный шепот.
-Всё будет хорошо... Теперь всё будет хорошо. Я вытерла слезы тыльной стороной ладони, а потом, взяв ее за плечи, немного отпрянула от нее. – Слышишь меня? Всё теперь будет хорошо. Я обещаю. Я аккуратно вытерла ее слезы и заулыбалась. Я невыносимо по ней скучала, а теперь не могла поверить, что она рядом, рядом со мной и больше никуда не денется. И я не денусь, я пообещала ей, и я была обязана сохранить это обещание.
Если бы мне когда-нибудь предложили пережить заново эти долгие шесть лет, я бы никогда в жизни не согласилась. Не согласилась ни за какие деньги, подарки, предложения. Вот так вот просто исчезнуть из жизни дорогого человека было самым ужасным преступлением, за которое потом пришлось расплачиваться. Я потеряла слишком много времени и его теперь никак не вернуть. Мы уже не сможем заново пережить первые наши отношения, первую любовь, первый секс, первые печальные жизненные опыты. Мы пережили все это, но друг без друга. Мы прошли через это все, не имея рядом по настоящему близкого человека и поддержку. По крайней мере, я. Приходилось со всем справляться самостоятельно и самой проходить этот путь. Потому что однажды я так решила.
Но все это было таким неважным по сравнению с тем, что происходило сейчас. Моя Кристель, моя сестренка, мой любимый и дорогой человечек снова рядом, мы снова вместе, как Чип и Дейл, как Крутые Бобры, как Бэтмен и Робин, как Сид и Ненси, как Бонни и Клайд. Мы снова вместе и у нас еще вся жизнь впереди. И мне уже безумно не терпится прожить эту жизнь настолько насыщенно, а главное рядом с ней.
-Вытирай свои слезки. Я погладила ее по щеке и взяла за руку. – Объявляю на сегодня конец учебе. И плевать, что у нас еще есть пары. Она посмотрела на меня с удивлением, но я уже тянула ее в сторону аллеи.
-Сегодня мой лучший день рождения. И мы с тобой идем в бар.

+1

10

it's a new dawn it's a new day it's a new life for me
and I'm feeling good

Muse – Feeling good (dubstep remix)

Слышать её успокаивающий голос, чувствовать исходящее от неё тепло и улавливать запах духов – все это было таким непривычным, странным, но все же приятным. Я давно отвыкла от этих смотрящих прямо в мою душу глаз, мягких заботливых рук и озорных веснушек, поэтому тогда я не могла до конца поверить в то, что это происходило на самом деле. Когда Брук гладила меня по волосам и шептала успокоительные слова, мое подсознание будоражила мысль о том, что мне это только снится, что если я слишком крепко её обниму, то она испарится в воздухе, как мираж, который видят усталые путники в Сахаре. Я боялась, что мне все это только кажется, что я схожу с ума и передо мной просто призрак прошлого, говорящий мне то, что я хотела услышать, а не живая Бруклин. Бруклин, которую я не видела так давно, но по которой ни на день не переставала скучать.
Я никогда не задумывалась о том, что нужно чувствовать, когда спустя долгое время разлуки к тебе возвращается человек, с которым тебя так много объединяло. С одной стороны, легче смирится с потерей друг друга, и жить с установкой «уходя-уходи», но с другой – ведь в нашу жизнь люди приходят не просто так, а с какой-то целью. Ни один человек в нашей жизни не случаен, а значит, раз он вернулся – так написано судьбой.
Очень больно, когда старые друзья возвращаются. Вообще больно, когда возвращается кто-то, с кем тебя раньше что-то связывало, а потом все ниточки оборвались, вы потеряли друг друга и со временем забыли про поиски. У вас больше нет любимых общих песен, совместных просмотров фильмов уютными вечерами, нет фотографий, с которых вы смотрите с улыбкой. Нет телефонных разговоров, брошенных слов и обещаний, нет общих шуток, с которых смешно только вам двоим. У каждого из вас в жизни есть новые люди и новые мысли, вы привыкли жить друг без друга, и, в принципе, со временем ваше «как я без него?» утихает. У вас есть только годы, которые вас разделяют. Годы друг без друга. Годы, во время которых вы улыбались и плакали с другими, годы новых мыслей и идей, новых планов на будущее, новой музыки в плеере и новых любимых книг.
Я по-свойски улыбалась Бруклин, соглашаясь пойти в бар. Я помнила, что двадцать шестое сентября – день ее появления на свет. Я вне гласно поздравляла её все эти годы, тихо шепча заветные слова перед сном. Даже если я весь день была чем-то заняла, суетилась, спала, была погружена в депрессию или смеялась над комедией – я все-равно помнила, что это за день, ведь он так долго был обведен в моем календаре красным цветом.
Я понимала, что нам будет тяжело наверстать все упущенное, как физически, так и морально, потому что сложно вспомнить некоторые моменты из жизни и вот так просто выложить. Да и это попросту непривычно – разговаривать по-душам спустя столько времени молчания.  Я боялась, что мы будем говорить на какие-то отстраненные темы, не решаясь говорить о главном. Я боялась, что то, что я могу ей рассказать, будет ей не интересно, и так замнусь, что на вопрос «как дела?» не смогу ничего ответить, кроме как «нормально».
Но в то же время я знала, что этот шаг сделать нужно. Необходимо хотя бы попытаться вернуть то, что у нас было, вернуть свою сестренку, потому что я знала – нам есть за что бороться. Я помнила, как мы были близки, как были рады каждой новой встрече, и эта память о светлых временах придавала мне сил и уверенности в действиях.
До бара мы добрались достаточно быстро, мне иногда даже казалось, что мы не идем, а летим, потому что наши шаги были такими энергичными, что не могли соответствовать стандартной прогулке. Мы говорили о каких-то пустяках, сущих глупостях, но все мне казалось таким веселым, что я радостно смеялась, как дитя. Я шла вся окрыленная,  то и дело хватая Брук за руку, и вела её показать какую-нибудь мелочь, что встречалась на дороге. Как, например, клумбу, которую я уже сто раз проходила и которая каждый раз радует мне глаз. Я показывала и рассказывала, шутила, смеялась сама, приобнимала подругу на ходу и чмокала в макушку, приподнимаясь на носочки, попутно поздравляла её с Днем Рождения и желая всякие небылицы. Я даже не заметила, как мы оказались у нужного нам места. Улыбаясь, я прошла внутрь, быстро приметила свободный столик и рванула туда.
- Тебе, как имениннице – право выбора – мы сели друг напротив друга и я на минутку отвлеклась. Я достала из сумки телефон и выключила звук. Я не хотела, чтобы хоть кто-нибудь мне кто-то мешал, потому что чувствовала, как важен  был для нас тот день.

Отредактировано Crystel de Granzh (2012-07-11 04:22:12)

+1

11

I want it back
Well yes I want it back
Yes I want you back
Please give it me back
The Kooks – I Want You Back

Сейчас мы не замечали никого вокруг нас. Нам хотелось говорить обо всем на свете, обсуждать каждую мелочь, каждую деталь, каждую нашу мысль. Мы хотели компенсировать нашу разлуку этими разговорами. До бара мы дошли, казалось, в считанные секунды. Не зря ведь говорят «счастливые часов не наблюдают». Именно на часы сейчас смотреть не хотелось, ведь внутри всё еще сидело странное ощущение, что у нас с ней есть определенный промежуток времени и по прошествии его, мы вынуждены будем распрощаться.
Время. Этот невыносимый спутник разлуки. Когда рядом с вами нет близкого человека, время словно замедляет ход. Вы ждете наступления сладостного момента встречи, а время встает у вас на пути. Оно тянется, тянется, словно бесконечная линия. А иногда, бывает, даже замедляется настолько, что возникает впечатление его полной остановки. Время-это враг всех мечтающих о встрече. Время нельзя никак скоротать, а мнение об этой возможности, является ошибочной. Вы ни за что не сможете скоротать определенное количество лет, в надежде снова увидеться с человеком. Вы переделаете все дела в доме, посвятите себя всего чему-то конкретному, попытаетесь отвлечься любыми способами, но время все равно никогда не пойдет быстрее в разлуке.
И вот наступает этот сладостный миг, это приятное и такое щекотливое предвкушение встречи. И вы снова рядом с вашим дорогим человеком, и вам не хочется снова расставаться, вам хочется, чтобы в сутках было больше часов, но так нельзя. Время играет с нами злые шутки. Оно, совершенно назло нам, начинает лететь с бешеной скоростью, пытаясь урезать лимит нашего счастья. Абсурдно, правда?
Мы с Крис так долго мечтали встретиться и вот мы вместе. Снова рядом, как и в детстве. Наша главная мечта этой шестилетней разлуки стала реальностью. А вот время, это чертово время, будучи таким медленным тогда, сейчас начинало набирать скорость. И я так не хотела торопиться и бежать вслед за временем. Сейчас я просто забила на время, старалась не смотреть на экран мобильника, старалась не обращать внимания на витрины с часами, старалась не думать о времени. Сейчас все это было не столь важным, как наша встреча.
Мы присели за столик в баре, а право выбора напитков досталось мне. Я прибывала в некой растерянности и не могла собрать мысли в кучу. Я не знала, чего именно я хотела. Проснувшись утром, я совершенно не думала отмечать день рождения, а сейчас я уже сидела в баре, со своей дорогой подругой и мы обязаны были отметить и мое день рождения и нашу встречу.
-Тогда жди меня тут, я быстро. Я встала из-за стола и подмигнула Кристель, направившись прямо к барной стойке. Перекинувшись милостями с барменом, я заказала пару бокалов мартини и начала нервно постукивать пальцами по стойке. Внутри вновь забурлила жизнь, мир будто бы окрасился во все цвета радуги, было непреодолимое желание прыгать от радости и смеяться громко и задорно. Как в детстве.
Через пару минут я вернулась к Крис, вручив ей бокал с напитком. – Начнем, пожалуй, с этого. Я расплылась в счастливой улыбке, немного прикрыв глаза. Хотелось прямо здесь, и сейчас расспросить ее обо всем, узнать все подробности её жизни за все эти долгие шесть лет, хотелось знать, чем она занималась, как ее родители, как она живет, как она оказалась в Голден Гейте. В голове было слишком много вопросов, чтобы так сразу выстроить их в логическую последовательность и начать разговор.
Я приподняла бокал и посмотрела на Кристель. – Предлагаю первый тост. Она улыбнулась, приподняв свой бокал. – За встречу. Мы едва коснулись бокалами, но их звон все равно долетел до нашего слуха. Я сделала пару глотков, поставив бокал на стол. – Ты даже представить себе не можешь, как я сейчас рада и как много я хочу узнать.
Стоило начать с нейтральной темы, дабы избежать разговора о том случае и избежать наката эмоций. – Как ты оказалась в Голден Гейте? И на каком ты факультете?
Начало было положено и это не могло не радовать нас обоих.

+1

12

Be my friend
Hold me, wrap me up
Unfold me
I am small
I'm needy
Warm me up
And breathe me

Sia – Breathe Me

Каждая минута, проведенная вместе с ней, длилась секунду, но на деле вмещала в себе двадцать четыре часа. Каждая минута была наполнена таким смыслом и такой важностью, что я нырнула в наше общение с головой, не боясь задохнуться и пойти на дно.
Я ловила каждый её непроизвольный жест, каждое новое словечко, каждую эмоцию, и впитывала в себя, подобно губке. Все мое существование на тот момент сводилось к тому, чтобы просто ощущать её присутствие рядом с собой, ощущать новый виток нашей с ней жизни. Жизни, в которой мы уже никогда и ни за что не оставим друг друга. Я просто знала, что теперь все будет по-другому, знала, что мы пронесем нашу дружбу через года и, будучи старушками, будем с теплотой в сердце вспоминать нашу встречу двадцать шестого сентября две тысячи одиннадцатого года. Я представляла нас такими веселыми старушками, которые пьют спрайт вместо валокордина, красят волосы в фиолетовый цвет и бегают на двойные свидания с такими же очаровательными и бодрыми старичками. Я никогда не хотела «отдыхать» в старости. Внуки, пирожки и сказки на ночь – да, но не жалобы на жизнь, телевизор и ненависть к подросткам. В моем воображении жизнь прекрасна даже в восемьдесят.
Я так долго мечтала о нашей встрече, что теперь переживала самый настоящий ураган эмоций и не знала, как себя нужно вести. Мне хотелось прыгать от радости прямо на улице, кричать о своем счастье всем прохожим, чтобы они разделили его со мной, но с другой стороны, мне хотелось просто сесть с ней рядышком в обнимку и шепотом рассказать все, что было со мной на протяжении этих невыносимо долгих шести лет и услышать такую же исповедь в ответ. Я больше не чувствовала стеснения рядом с ней, не чувствовала преграды, что возвышалась между нами в начале нашей встречи и так пугала своей неприступностью. Во мне воскресало то чувство, которое я не ощущала уже давно – у меня есть сестра… и это волшебно!
Я передала пальму первенства Бруклин и предоставила ей возможность выбора алкоголя. Немного подумав, она пошла к барной стойке и уже через пару минут сидела напротив меня, радуя своей улыбкой.
- За встречу – с улыбкой повторила я, поддерживая тост, и коснулась своим бокалом бокала Бруклин, смотря при этом ей в глаза. Брат научил меня, что всегда, когда ты чокаешься  с человеком, нужно смотреть ему непосредственно в глаза. Даже тогда, когда вы находитесь по разные стороны стола и словно показываете, что пьете друг за друга, все-равно нужно смотреть в глаза. Это своего рода проявление уважения.
- Я тоже безумно рада – сказала я после нескольких глотков мартини. Продолжая держать бокал в правой руке, я оперлась ею на стол и подалась чуть вперед.- Слишком много ниточек тянуло меня в этот университет. Да и Сэмми так мне его расхвалил, что я решила последовать его примеру. А поступила я на факультет... – небольшая театральная пауза - ядерной физики!
Я приложила левую руку к груди и сделала пару театральных поклонов головой, словно ожидала аплодисментов со стороны публики бара. Мне была интересна реакция Брук на подобное заявление, ведь я никогда не говорила, что мечтаю связать свою жизнь с наукой, ведь в то время я ещё даже толком не знала что это такое – физика. Даже больше того – до окончания школы и я сама не знала, в каком ремесле я могу найти себя, чему посвятить жизнь, но осознание ко мне все-таки пришло, и я ни сколечко не сомневалась в своем выборе.
- А ты на каком? Хотя стой, подожди, дай я угадаю… - я чуть призадумалась, вспоминая наше детство, наши разговоры и увлечения, как меня вдруг осенило. – На театральном?
Бруклин с детства любила актерскую игру. Учась в школе, она учувствовала во всех спектаклях и постановках. Ей это нравилось. Это было её. Я была уверена, что такая страсть не может пройти, так что не сомневалась в своем предположении.

Отредактировано Crystel de Granzh (2012-07-12 03:25:15)

+1

13

Oh, oh
Sometimes I get a good feeling, yeah
I get a feeling that I
Never never never never had before, no no
I get a good feeling, yeah
Flo Rida - Good Feeling

Пожалуй, я не спроста спросила её о выбранном факультете. Кристель все время, сколько я её знала, была разносторонним человеком, который мог интересоваться абсолютно всем, не заостряя свое внимание на чем-то определенном. Она искала себя всю жизнь, поглощая знания, расширяя кругозор, стараясь запомнить всё, что происходило в разных сферах. И я бы никогда не подумала бы, что она окажется на факультете ядерной физике. Крис нашла себя в этой области и, я более чем уверена, что она теперь полностью поглощена всем этим. Неожиданное заявление было в сопровождении с мини-представлением, которое я оценила по праву. Я заулыбалась и похлопала в ладоши, так же по театральному, изображая бурные аплодисменты. Я гордилась ею. Здесь и сейчас я понимала, какая же Кристель была умница. Выбранная ею профессия была сложной и, в принципе, для девушки не свойственна. Но ведь это Кристель де Гранж, ей по силам абсолютно всё в этом мире, я это знала лучше всего.
- А ты на каком? Хотя стой, подожди, дай я угадаю…На театральном?
На моем лице появилась легкая улыбка, а голова задвигалась в одобрительном кивке. Да, пожалуй, догадаться было не сложно, учитывая факт, что моя мама была актрисой. И, само собой, гены сыграли свою роль, и весь талант достался мне по наследству. Конечно же, в детстве я была смышленой и одаренной девочкой и во всем старалась подражать своей матери, и это выходило у меня прекрасно. Потом в процесс моего воспитания вовлекли театральные кружки, школы, курсы актерского мастерства, в общем, все то, куда с легкостью пристроила меня мама. Но особенно я любила проводить вечера вместе с ней, когда она рассказывала мне о своих ролях, даже, иногда показывая мне что-то. Я пошла по той же дорожке, что и она. И я знаю, что она всю жизнь, пока растила меня, мечтала услышать мое имя в СМИ или прочесть на заголовках газет «Бруклин Фрея Риверс-талантливая дочь талантливой матери» ну или что-то подобное этому.
-Дааа. Ты права. Я сделала глоток, бесшумно поставив бокал на стол, и сложила руки. – Пошла по маминым стопам. Я даже не смогла тебя удивить, как ты меня.
Я наигранно закатила глаза, приложив ладонь ко лбу, и воскликнула – Увы и ах! Судя по заинтересованным лицам посетителей бара, сыграла довольно неплохо. В следующую же секунду я изменила выражение своего лица, и мы с Кристель звонко засмеялись, в очередной раз, чокаясь бокалами.
Я была так спокойна и расслаблена, и не хотела, чтобы эти ощущения вдруг испарились, словно дымка. Стоило заранее продумать культурную программу на оставшийся день. Я была бы счастлива сейчас завалиться домой, с кучей кучей всяких вкусностей и устроить совместный просмотр фильмов, которые мы так с ней любили. А почему бы и нет?
Допив свой мартини и не оставив последней капельки, я отодвинула бокал в сторону и посмотрела на Крис.
- А как ты смотришь на то, чтобы сейчас отправиться в супермаркет, купить вкусностей, а потом пойти ко мне? Всё же домашняя обстановка меня порадовала бы больше, чем люди вокруг. Я обернулась по сторонам, и снова посмотрела на подругу, слегка приподняв бровки. Идея устроить внеплановый девичник, похоже, пришлась Крис по вкусу, ведь она почти залпом выпила свой напиток и встала из-за столика. Оставив чаевые, мы вышли с ней из бара и направились в сторону ближайшего супермаркета.
Сегодня вечером нам предстояло много много говорить, рассказывать и слушать. Мне не хотелось, чтобы хоть одно слово прошло мимо моих ушей. Я хотела выстроить логическую цепочку, расставить все события по полочкам, узнать все, что произошло за шесть лет без нее. И, конечно же, хотелось рассказать ей все, что накипело у меня за все это время.

+1

14

The sun goes down the stars come out
And all that counts is here and now
My universe will never be the same
I'm glad you came

The Wanted – I'm Glad You Came

Мне было приятно услышать подтверждение своего предположения. Не в том смысле, что я гордилась своей хорошей памятью и логикой, а в том, что я была рада узнать, что Бруклин не отступилась от своей мечты. Она шла к своей цели, которую поставила перед собой еще в далеком детстве. Я знала, как она любит театр, видела это в её глазах и представляла её на афишах главных мировых премьер, представляла, как размеренно она идет по красной дорожке, одаривая своих фанатов доброй улыбкой и внушая им уверенность в собственных силах. Я видела её в качестве кумира и примера для молодежи – девушка, которая добилась всего исключительно своим талантом. Мне приятно было знать, что она не отступилась, не убрала свою мечту в ящик с пометкой «об этом можно только мечтать».
- Если честно, то я этого хотела с самого начала, так что побежали скорее, - засмеявшись, я радостно согласилась с предложением Бруклин. В последнее время мне не хватает обычного человеческого тепла и домашнего уюта, так что когда мне предоставляется шанс так приятно провести время в компании дорогого мне человека, я соглашаюсь, не думая.
Осушив свой бокал мартини, я встала с места и, подождав, пока Брук сделает то же самое, направилась к выходу из бара. Неподалеку от нас располагался крупный магазин, в котором выбор одного только ванильного мороженого был представлен десятью разными фирмами. Мы пошли туда. Народу было уйма: вся парковка была забита машинами, а в самом магазине мимо нас то и дело сновали дети-непоседы и мамаши с огромными, набитыми доверху, тележками.
- Догоняй, - взяв одну из тележек, я подмигнула Бруклин и бросила ей неофициальный вызов в намечающейся гонке. Оперевшись  правой ногой на ножку, левой я отталкивалась, что было сил, дабы Брук меня не догнала. Оборачиваясь назад, я показывала ей язык и смеялась так громко и звонко, словно мне было шесть лет, и я услышала какую-нибудь очень-очень глупую шутку, но она рассмешила меня так, что кола пошла носом, от чего мне стало еще смешнее. Отчего-то мне стало так легко и весело на душе, что я действительно сияла от счастья. Флюиды положительных эмоций исходили от меня, из самого сердца, и распространялись на всех, кто находился со мной рядом. На меня не смотрели, как на дурочку,  наоборот – мне улыбались, а деть смеялись вместе со мной.
Я заворачивала то за один, то за другой прилавок, играя с Брук в прятки, а потом ненавязчиво проезжала мимо неё, как бы дразнясь. Это глупое занятие доставляло мне невероятное удовольствие. Я чувствовала себя ребенком, тем, что была шесть лет назад, до нашего с Бруклин расставания. Мне снова было четырнадцать лет, и я не беспокоилась о том, как я выгляжу со стороны, и что подумают обо мне люди. Я просто веселилась и получала удовольствие от каждой минуты нашей встречи.
Примерно через десять минут после нашей странной гонки и игру в догонялки, мы, наконец, остановились рядом, и я опять засмеялась, держась рукой за живот. – Я так скучала по тебе, Брук, так скучала – с мягкой улыбкой произнесла я, когда приступ смеха приутих. Видеть её лицо спустя столько лет - высшая награда.
- Ну, пошли за вкусностями? - хихикнув, я повернула тележку в сторону отдела в различными вредностями в виде чипсов, печений и различных конфет. Мне хотелось скупить все, что там было: кучу различных видов чипсов, мармеладных мишек, шоколадных конфет, печений с начинкой, потом завернуть в отдел замороженых продуктов и купить пиццу с мороженым. Хотелось взять два с половиной литра спрайта, пару пачек сока и леденцы. Сегодня день чревоугодия, а это значит, что мы можем позволить себе все, что нашей душе угодно!

Отредактировано Crystel de Granzh (2012-08-01 18:55:40)

+1

15

From the top of the first page
To the end of the last day
From the start in your own way
You just want somebody listening to what you say
It doesn't matter who you are
It doesn't matter who you are
Coldplay – Square One

Сладкий чай. Почему-то именно он всегда ассоциировался у меня с ней. Помню, что еще в самом далеком детстве, мы с Кристель безумно любили заседать вместе на огромной веранде их загородного домика, смотреть на закат и пить тот самый сладкий чай. С тех лет я не переставала его любить, пожалуй, с каждым годом, моя любовь к чаю только усиливалась. Я перепробовала много вкусов, пила черный, зеленый, белый, листовой или просто в пакетиках, я была помешана на чае, потому что именно это, по моему мнению, так сильно нас с ней связывало. Я буквально сошла с ума на какой-то промежуток времени. Я заваривала себе свежий чай, наливала большую большую чашку и отправлялась на балкон наблюдать за закатом. Солнце освещало своими последними лучами городские крыши, отражаясь красно-оранжевым цветом, в каждом из окон и ускользало за горизонт. Ускользало так быстро и незаметно, чтобы следующим утром снова медленно и совершенно непринужденно взойти над городом, касаясь лучами макушек каждого жителя города. И в такие моменты, мне всегда не хватало её рядом, её шуток, наших с ней разговоров, наших общих планов и мечт. Её не было рядом, а на моих губах оставался привкус того сладкого чая.
Я часто воображала, что она сидит рядом со мной. Ну, знаете, как обычно это делают маленькие дети, чья фантазия настолько безгранична, что вытекает за края. Я была словно маленькая девочка, что пила воображаемый чай за столом, в кругу своих игрушек и воображаемых друзей. Именно так я и переживала те шесть лет, будучи с ней рядом, рядом именно в своей фантазии, в мечтах. А потом я резко просыпалась по ночам и отчетливо видела её силует напротив меня, она сидела рядом со мной на кровати, я говорила с ней, в состоянии дремы, а потом мои веки тяжелели, и я снова отправлялась в мир сновидений, где все было так хорошо и идеально. И там она, конечно же, была рядом со мной. Всегда была рядом.
Но стоило мне открыть глаза и я так же отчетливо, как и в своих снах, видела её рядом со мной. Я видела сейчас улыбку на её лице. Слышала её заразительный смех. Улавливала каждое её резвое движение, ловила каждый взгляд, каждое её слово. Это была та самая реальность, что я не хотела признавать долгое время, та самая серая действительность, раскрасить которую у меня не хватало сил. А сейчас я в приступе детской забавы бегала по длинным проходам супермаркета, стараясь догнать свою любимую подругу, которая бесстрашно рассекала на тележке. В отличие от Крис, я всегда боялась сотворить подобное безумство, но именно сейчас, я, почему-то, совершенно забыла о своих страхах и смущении. Я звонко смеялась, пытаясь догнать подругу, иногда сбивая людей, которыми был переполнен весь супермаркет. Я нечаянно роняла коробки с хлопьями и готовыми завтраками, быстро ставила их обратно на полк и убегала, пока никто этого не заметил. Мы праздновали нашу встречу, мое день рождения и нам было плевать на все те условности, что существовали ранее. Ведь правила созданы для того, чтобы нарушать их, верно?
– Я так скучала по тебе, Брук, так скучала. Наконец-то мы остановились посреди маркета, стараясь привести себя в чувства после приступа смеха. Мое сердце так и норовило выпрыгнуть из груди и упасть прямо на пол, окрасив кафель насыщенным кровавым цветом. Я сделала пару глубоких вдохов и выдохов и вглянула на подругу. – Я все равно скучала сильнее. Я оглянулась по сторонам, в поисках отдела с различными вкусностями, но Кристель уже укатила прямо между стеллажами, позвав меня с собой.

Некоторое время спустя.

Я судорожно пыталась попасть ключом в дверной замок, рискуя при этом уронить огромные пакеты с едой, что мы с Кристель накупили. Справившись, наконец, с дверью, я прошла в прихожую и, дотянувшись подбородком до выключателя, зажгла свет. Я никогда не могла избавиться от этой странной, но забавной привычки. Если мои руки были заняты, я всегда выключала свет именно подобным образом. Не помню уже, откуда я такому набралась, но это было удобно, хоть и смотрелось безумно.
-Проходи. Прямо по коридору и направо кухня. Я поставила пакеты на стол и приоткрыла окно. Свежий поток ветра ворвался в мою кухню и по шее побежали мелкие мурашки. Осень. Я так её любила. Именно она всегда готовила мне подобные сюрпризы. Но этот сюрприз был для меня, пожалуй, лучшим.
-Теперь нам нужно придумать культурную программу, прежде чем мы завалимся на мою огромную кровать и уснем. Я хихикнула, открывая холодильник и смотря на подругу. Через минуту половина холодильника была забита всевозможными напитками и сладостями, а на столе большой кучей лежали чипсы, сухарики, крекеры, пакеты с конфетами и прочей прелестью. После такого, мы с Крис рисковали стать огромными толстухами и не помещаться в дверной проем, но ведь именно по подобному мы так сильно скучали. И раз уж судьба дала нам такой шанс, мы ни в коем случае не должны были его упустить.
-Моя милая Кристель, я так счастлива, что ты сейчас тут, со мной. Ты не представляешь... Внезапно на меня обрушился порыв нежности и любви, и я кинулась обнимать подругу. Я прижимала её так крепко, что могла в любой момент свернуть ей шею. Но я так не хотела её отпускать. Хотелось взять клей момент и приклеить её к себе, или приковать к себе наручниками, чтобы не дай Бог, она не исчезла и не ушла. Идеи были, своего рода безумными и странными, но мне словно дало в голову, когда я осознала наконец, что больше не будет никаких слез, тоски и переживаний. Она рядом. Она здесь. И я счастлива.

+1

16

You were a child
Crawling on your knees towards it
Makin' mama so proud
But your voice is too loud

We like to watch you laughing
Picking' insects off plants no time to think of consequences

MGMT – Kids

Весь путь от магазина до дверей ее квартиры я испытывала чувство какого-то странного, радостного предвкушения, словно меня должны были впустить не просто в четыре обитаемые стены, а в какое-то святилище, храм, если так можно выразиться. Словно мне собирались открыть какую-то вселенскую тайну, которую я должна буду хранить в секрете от всех до конца своих дней. Тайну, которую открывают только избранным людям.
С утра, когда я открывала глаза от звука будильника, я и подумать не могла о том, что этот день мне принесет. Говорят, что люди предчувствуют такие вещи, или же происходят какие-то приятные случайности и мелочи, которые словно предсказывают нечто хорошее и светлое, что должно с вами произойти. Не знаю, то ли я была слишком слепа и просто их не замечала, то ли судьба сама не знала о том, что решит преподнести мне такой сюрприз. Ведь судьба – она женщина, она никогда не знает до конца, чего хочет, и вытворяет порой самые невероятные вещи. Мое утро и начало дня не были особо примечательными. Все было как всегда. Тот же неприятный звон будильника, завтрак, любимые духи, к запаху которых я уже так привыкла, что почти его не замечаю, те же песни в плеере, пара встреч и звонков. Все было как всегда, просто настроение было до невозможности хорошим. Но ведь отличное расположение духа – еще не повод задуматься о грядущем счастье? Или повод?..
В любом случае, утром я и подумать не могла о том, что вечером буду поедать сладости в компании такого дорогого мне человека, как Бруклин. Если мысль о ней и металась в моей голове из стороны в сторону, так только потому, что в тот день был ее праздник, о котором я помнила, не смотря ни на что. Эта дата выскоблена у меня на корке головного мозга, и я не забуду ее, даже если впаду в  состояние невменяемости и помутнения рассудка. Я думала о ней, о том, что сказала бы, если все вернулось, о том, что бы сделала, но не думала о том, что это действительно возможно. И вот я уже стою рядом с ней на ее кухне и помогаю разгребать пакеты с приятными сердцу вредностями и вкусностями.
- Предлагаю включить какой-нибудь мультик, хотя бы для фона – улыбаясь, я сказала первое, что пришло мне в голову. Мне жуть как захотелось посмотреть «Ариэль» или «Корпорацию монстров». В общем, неважно что, лишь бы что-нибудь милое и родное, диснеевское. Ведь мы планировали устроить девичник и заглянуть в детство хотя бы одним глазком, а мультики – отличный помощник в таком погружении.
- Я тоже счастлива, Брук, очень… Я рада, что мы, наконец, вместе – я поддалась этой волне тепла и любви, которой мне так не хватало все это время, и обняла подругу в ответ, так же сильно и крепко, как и она меня. Я боялась отпустить ее, мне не хватала для этого сил, ни моральных, ни физических. Столько лет мы обе ждали этой встречи, мечтали о воссоединении и возвращении в жизнь друг друга, что когда я наконец получила то, чего так хотела, безумно испугалась. Испугалась того, что с приходом следующего дня все может исчезнуть вновь, словно этого и вовсе не было. Такие глупые мысли, но они отдавались в моем сердце такой болью, что я все сильнее и сильнее прижимала Бруклин к себе, словно от этого все мои страхи должны были исчезнуть. И они, правда, исчезали. Я чувствовала тепло и нежность, что исходили из ее души, и успокаивалась. Она бессознательно говорила мне, что отныне, с этого дня, все будет по-другому. С двадцать шестого сентября две тысячи одиннадцатого года мы снова есть в жизни друг друга, и занимаем в ней немалую часть. Это меня грело, и я, хихикнув, открыла глазки.
- Я такая голодная, что если сейчас не закину в себя что-нибудь, то закусаю тебя – игриво-угрожающе сказала я и, взяв со стола все, что только уместилось в руки, пошла на поиски гостиной или спальни. В общем, неважно куда, главное – чтобы там было мягко, тепло и был телевизор.
Мне уже не терпелось начать наш разговор, который должен был расставить все по местам и принести нам обеим заветное успокоение, что у меня даже глаза загорелись каким-то безумным светом.

Отредактировано Crystel de Granzh (2012-07-27 06:01:02)

+1

17

I'm gonna have a house party in my house
I'm gonna pour booze down my mouth
I might stay up until the a.m.
Yeah I think tonight I'm just gonna stay in
3OH!3 - House Party

Всю дорогу до дома я думала, чем мы обязательно займемся с Кристель. Мы в обязательном порядке посмотрим мультики, пересмотрим все свои любимые фильмы, и, плевать, что на это потребуется не один вечер. Еще мы объедимся вкуснятиной, приготовим что-нибудь сами, встретим закат на балконе с чашками нашего любимого чая, будем читать друг другу гороскопы в женских журналах, вырезать прикольные снимки оттуда, чтобы потом поклеить на мой коллаж на стене. Мы будем рассказывать друг другу забавные истории из жизни, признаваться в самом сокровенном, будем слушать громкую музыку, танцевать, прыгать на кровати. Поиграем в твистер, в гляделки, попытаемся сочинять песни и стихи. Мы будем весело и беззаботно проводить время дома и нам не потребуется компания. Ведь нам так хорошо вместе.
- Я такая голодная, что если сейчас не закину в себя что-нибудь, то закусаю тебя. Кристель оторвалась от меня и схватив кучу, что лежала на столе, направилась из кухни. А я же осталась стоять посередине, тепло улыбаясь и думая о чем-то отдаленном. Мне было хорошо, даже отлично, я чувствовала умиротворение, спокойствие и небывалую радость. Мне хотелось потянуть время за ниточки, чтобы они растянулись до такой степени, что можно было быть вместе бесконечно. Но я никак не могла сделать подобное, что резко возвращало меня в реальность и пинало под зад, чтобы я шла к подруге в комнату.
Я прихватила с собой стаканы, большую тарелку для чипсов и сухариков, содовую, пару шоколадных батончиков и направилась в свою спальню, где уже расположилась Крис. Я положила все на кровать и плюхнулась рядом с подругой, а потом укусив её легонько за плечо, засмеялась.
-А я уже начала кусать тебя, поэтому налетааааай. Я поспешила открыть все пачки с хрустящими продуктами и высыпала их прямо в тарелку. Открыла содовую и разлила по стаканам. Взяла стакан в руки и приподняла его. Приняла серьезное выражение лица, вытянула шею и приподняла нос кверху.
-Выпьем за продолжение банкета! Мы весело засмеялись и чокнулись стаканами. Я сделала пару глотков газированной жидкости и слезла с кровати, подошла к телевизору и стала копаться в дисках. Достала диски с Томом и Джерри, с Русалочкой, Леди и Бродягой. Стала копаться дальше. Нашу коллекцию мультиков разбавили любимые фильмы: Завтрак у Тиффани, В джазе только девушки, Пираты Карибского моря и еще куча куча фильмов, что я нашла у себя. Мы были полностью готовы к замечательному времяпровождению и это не могло не радовать.
-Начнем с этого, если ты не против? Я показала Крис диск с Томом и Джерри и поймав взглядом положительную реакцию, засунула диск в DVD-проигрыватель и уселась обратно на кровать. На экране появились любимые мультяшки, в воздухе витал привкус детства, сердце теплело от каждого проходящего момента. Мы весело и звонко смеялись, наслаждаясь каждой секундой, проведенной друг с другом. Разговоры мы решили оставить на потом, а сейчас полностью погрузились в атмосферу детства, чтобы "заложить" паззлами хороших событий ту самую дыру, что образовалась за шесть лет. И я очень надеялась, что это будет удачно.
-А ты знаешь.. Я улеглась на кровати на спину и уставилась на подругу. - Моя бы воля, я бы именно так и проводила всё свое время. Я съела пару чипсин и продолжила. -Нет, серьезно. Я бы проводила подобным образом всю свою жизнь. К чему вся эта ответственность, какие-то решения, проблемы, заботы? На моем лице появилась дикая улыбка. -К черту их! Ведь есть мультики, вкуснятина, ты и я. Что еще нужно для счастья?
И ведь правда. На данный момент для счастья не хватало только бесконечного хода времени, а так, все было даже лучше идеального. Всё было сказочно. Это было словно воссоединение двух супергероев, которые теперь обязательно победят силы зла.

+1

18

Cat Power – Fool

Вам восемь лет, и вы проводите свои зимние каникулы у бабушки с дедушкой. Бабуля непременно кутает вас в свитера с оленями и шерстяные носки ручной вязки, а дедуля рассказывает истории из своего детства и молодости. Каждое утро вас кормят вкусными завтраками – оладьями, вафлями с карамелью, блинчиками с вареньем, горячим шоколадом и вкуснейшим чаем. Вы ходите гулять в лес, где катаетесь на санках так увлеченно, что не замечаете, как приходит вечер. Приходите домой, и после принятия ванны с пеной и любимыми игрушками, садитесь в дедушкино кресло, укрываетесь пледом и смотрите диснеевские мультфильмы. С каждой минутой вы все глубже погружаетесь в сон, и вот вы уже хлюпаете носом у бабушки на коленках. Дед бережно переносит вас, спящего, в мягкую постель с кучей подушек и любимым медвежонком, который с вами уже столько лет, что никто не помнит, где и как он был куплен. От неожиданного передвижения вы просыпаетесь, начинаете канючить, что больше не хотите спать, и тогда бабушка соглашается на ваши капризы, садиться рядом и рассказывает сказку, которую придумывает тут же, на ходу. Сказка вроде и не про вас, но в каждом главном герое вы видите себя, его увлечения становятся вашими, и вы мечтаете пережить те же приключения, что и он. В сказках добро непременно побеждает над злом, принц получает свою любимую принцессу, полцарства и народ, который его любит, такого хорошего и прекрасного. Вам еще неизвестно, что жизнь далеко не так прекрасна и красочна, как кажется, и что для счастья вам придется сразиться ни с одним драконом, а с целой армией огнедышащих монстров. Мир для вас огромен и невероятен, и вы, засыпая, думаете о том, что с завтрашнего дня непременно станете рыцарем, всеобщим героем, будете защищать слабых и наказывать злодеев. Глазки тяжелеют с каждой минутой, пока вы, наконец, не засыпаете окончательно, и бабушка не уходит из комнаты, поцеловав вас на прощанье в лоб.
И вы чувствуете его. Каждый сантиметр вашего тела, каждая его клеточка, каждый уголок вашей огромной, всеобъемлющей души ощущает его со всех сторон. Тепло. Им словно пропитан воздух, потому что оно везде – в каждой вещи, в каждом слове и жесте. Вам тепло, хорошо и уютно.
Именно это чувствовала я тогда, лежа на диване у Бруклин, в обнимку с тарелкой чипсов. Мне было так хорошо, что это невозможно было выразить словами. Очень давно я не чувствовала такого спокойствия и умиротворения, как тогда. 
- Взрослеть глупо, - произнесла, наконец, я, когда проглотила очередной орешек – и скучно. Ты права, мультики гораздо интереснее и занимательнее всех проблем и трудностей. Если бы это было возможно, - я взяла в руку чипсинку, - я бы навсегда осталась на этом диване, с кучей этих вредностей, мультфильмами и тобой. Это гораздо круче. Я так счастлива сейчас.
Договорив, я продолжила свою охоту на еду, переводя взгляд с Бруши на телевизор, в котором Том и Джерри так весело сходили с ума. Я смеялась, как ребенок, над каждой шуткой, попутно попивая лимонад. Мои слова, как всегда, недостаточно выражали смысл и суть моих эмоций, но я знала, что Бруклин понимает меня и так, потому что чувствует то же самое и в такой же степени, как и я. Кажется, я могла бы начать предложение, и она бы закончила его непременно так, как я его и задумывала.
Мне вспомнилось, как одним жарким летним днем мы устроили себе киносъемки. Взяли родительскую камеру, нацепили на себя одежду из маминого шкафа, по-дурацки, но как нам тогда казалось – мило, накрасились, и изображали из себя кинодив, цитируя фразы из запомнившихся фильмов, а потом тут же импровизировали. Я как-то увлеченно рассказывала о своих пяти мужьях, загородном доме с бассейном и любимыми собаками. Я уже знала, как их всех назову и рассказывала, откуда каждый появился в моем доме.
Так хорошо и уютно на душе.

+1

19

Where we do belong, where we did go wrong
If there's nothing here, why are we still here?
It's another time, it's another day
Numbers they are new, but it's all the same.
Running from yourself, it will never change
If you try you could die
Fallulah – Give Us A Little Love

Разлука - самое невыносимое, что может приключиться с двумя, дорогими друг для друга, людьми. Когда считаешь человека своим, частичкой себя самого, самым лучшим из лучших, отказываться от этого человека - просто верх глупости. А ведь я была такой глупой, когда бежала от проблем. Бежала и выкидывала людей из жизни. Была маленькой, глупой и трусливой девочкой. Не была способна думать объективно, а поступать адекватно. Просто брала и убегала от всех, пряталась в самый дальний угол, боясь до смерти, что найдут. Но ведь когда-нибудь должен был бы наступить момент, когда меня мы нашли. Нашли и вытащили из этого темного пыльного, полного паутин, угла, в который я забивалась, словно брошенный напуганный щенок.
А знаете, насколько важно осознать всю значимость человека? Важно понять, насколько сильно вы привязаны к нему, сколько места в вашем сердце и вашей душе занимает этот самый человек. И если ваше чувство к нему безгранично и очень сильно, то берегите его. Берегите этого человека, прощайте ему все, давайте столько шансов, сколько потребуется. Ведь жизнь одна, а упустив однажды самого важного человека в своей жизни, придется пожалеть, в дальнейшем, конечно. И какими бы вы не были сильными, сколько бы вы не говорили о том, что справитесь со всеми проблемами сами, вам все равно нужен друг. Нет. Он просто необходим вам в моменты вашей слабости, в моменты проблем, в порывах мыслей, чувств, эмоций. Каждому человеку необходима дружеская поддержка, его плечо, на которое можно упереться, если придется, совет, который он может дать. Друзья, и, именно настоящие друзья приравниваются к семье. Их можно смело считать своей семьей, если они и правда лучшие, лучшие во всем и проверенные бедами и временем.
Кристель была как раз таким человеком. Таким другом, за которого нужно было держаться и руками и ногами. Я так боялась потерять её снова, так боялась сделать что-то не так, сказать что-то не то, боялась все испортить. Не понимаю, как она смогла простить самый глупейший мой поступок, но она простила. В этом, наверное, и заключается вся магическая особенность настоящей дружбы. Теперь она рядом со мной, а я должна оберегать ее, как ангел-хранитель, и не в коем случае, не сметь потерять ее снова. Ведь судьба жестока, и, упустив свой шанс однажды, другого шанса можно уже не получить.

Наше беззаботное времяпровождение было словно бальзамом на душу. Мы смотрели мультфильмы, обсуждали персонажей, дурачились, стараясь их изобразить. Пили вкусную газировку, сок, ели вкусности, что аж животы начинали болеть. Мы слушали громкую музыку, громко смеялись, перемывали всем косточки. И все было как раньше. Внутри было так тепло и спокойно. Хотелось сесть рядом с ней, обнять ее и не отпускать никуда. Даже в туалет ходить вместе, как в старые добрые времена.
Мы решили немного передохнуть от фильмов и всякой вкусной гадости и выбраться на балкон. Кристель отправилась прямиком туда, а я пошла на кухню, чтобы поставить чайник греться, взять чашки и направиться к подруге. Чайник скипел, я прихватила с собой наш любимый фруктовый чай, чашки, ложечки, сахарницу(все прекрасно уместилось на подносе) и направилась на балкон. Перед нами открывался великолепный вид на город, а по времени должен был начинаться закат. Нас ждало невероятное зрелище, а еще серьезный разговор.
- Знаешь. Я так давно хотела сказать тебе... Прости меня за мою трусость. Черт возьми, я до сих пор не понимаю, что толкнуло меня на это безумие, но я почему-то считала, что так будет лучше. Это ли не глупость? Я сделала пару глотков чая, наблюдая за тем, как солнце начинает медленно опускаться за горизонт. Я достала из шкафчика листы бумаги и пару ручек и положила перед Кристель.
- Хочу кое что попробовать. Я взяла один из листов и начала писать на нем, аккуратно выводя каждую букву "я так рада, что мы снова вместе". Затем я быстро свернула из этого листа самолетик, и немного приподнявшись, резким движением руки выпустила его с балкона. Белый самолетик подхватило дуновением ветра и унесло куда-то далеко. - Странная забава, не правда ли? Можно так же привязывать написанные желания к воздушным шарикам и пускать далеко в небо, а еще писать письма, сжигать, а пепел развеивать по ветру. Говорят, это все очень правдиво. Я пожала плечами, улыбаясь подруге. Внутри было спокойствие. Кажется, что все было сказано, ничего не потеряно, а только приобретено. Да, у нас с ней было наше общее будущее.

+1

20

- Может это и глупость, я не знаю, - протянула я задумчиво, устремив взор куда-то в сторону, - но что было – то было, и нам не стоит просто оставить это. Ведь все наладилось, и мы вновь нашли друг друга – пара глотков чая приободрили меня, во мне словно открылось второе дыхание, хотя я и не уставала, и была готова на все. Так что, когда Брук принесла листы бумаги с карандашами и ручками, я полностью погрузилась в эту затею.
Самолетики – одна из старых, любимых детских забав. Раньше я могла сделать их с закрытыми глазами, когда сейчас с трудом помню принцип. Пришлось повторять в точности за Бруклин, которая делала все так ловко, словно практиковалась в этом каждый день.
- Как-то мы с Сэмом пускали из нашей квартиры эти самолетики, с различными пожеланиями. «У тебя все получится!», «Ты очень красивая! Полюби себя!», «Будь счастлив, не грусти по мелочам!», «Ты все сможешь, нужно лишь немного постараться!», и все такое. Было приятно думать, что кто-то поймает наш самолетик, развернет его и, прочитав, улыбнется, - я и сама невольно заулыбалась, рассказывая об этом, - может, даже поверит в себя и сделает что-то, на что не решался, но, посчитав, что это знак свыше, приободрится, найдет в себе силы и все сделает.
Вот и в этот рад я стала писать что-то доброе, чтобы люди, которые могут наткнуться на наши самолетики, прочитав, прогнали свое плохое настроение и стали хоть на минутку счастливыми. Такими же, как и я сейчас.

О чем мы только не говорили в ту ночь. Мы обсуждали каждую мелочь, каждый пустяк, который успел произойти в наших жизнях за эти долгие шесть лет. Мы открыли друг другу все самое сокровенное, то, что было спрятано глубоко-глубоко внутри. Я узнала много нового о жизни Брук, и поняла, наконец, что же произошло тогда, что с подвигло ее вычеркнуть меня из своей жизни и убежать так быстро и так далеко, чтобы никто не смог найти. Она рассказала мне о разрыве родителей, о том, какую боль ей пришлось пережить. Это так сильно ранило ее, что ей даже пришлось обратиться за помощью профессионала, на что не каждый человек согласится. В ответ я поведала ей о том, какими способами я старалась избежать этого мучительного осознания родительского развода. Мы столкнулись с одной и той же проблемой, но справлялись с ней по-разному, и, если сравнить, то Бруклин приложила гораздо больше мужества и силы для того, чтобы справится с болью. Она боролась с ней, старалась взглянуть правде в глаза, а потом – просто переступить через это. Тогда как я делала все, что угодно для того, чтобы только не думать об этом, постараться свести все на «нет» и просто не думать об этом. Ты знаешь, как я горжусь тобой?
Мы делились всем. Переживаниями о первой любви, первых поцелуях и первых допущенных ошибках, о радостях и горестях, связанных с мальчиками. Говорили о том, где побывали за это время, о том, куда еще мечтаем съездить, и уже прикинули план нашей совместной кругосветки. Как в книге «Вокруг света за 80 дней». Мне было все-равно, куда с ней ехать – хоть в деревню, хоть на край Земли, хоть на Луну лететь, потому что с родным человеком тебе важен не столько конечный пункт, сколько само путешествие. А с Бруклин, я знала, нам всегда будет весело и уютно, всегда будет, о чем поговорить и мы всегда найдем, чем себя занять. Мы рассказали друг другу о людях, с которыми мы повстречались за это время, и которые ушли из нашей жизни, оставив о себе лишь воспоминание. Поведали и о тех, что задержались в нашем сердце, и стали нам близки. Тогда я впервые рассказала кому-то о Блейке по-настоящему. Не на уровне «он мой лучший друг, нас познакомил мой брат много лет назад», а глубже, куда глубже, чем кому-либо еще. Впервые я поведала кому-то о том, насколько он мне дорог на самом деле, не скрывая и не преуменьшая его значимости в моей жизни. Он был и является неотъемлемым  кусочком меня, моей жизни, моей семьи. Таким же важным и драгоценным, как  Бруклин. Я никогда и ни за что не отпущу вас от себя, потому что мой мир без вас превратится в унылую серую кашу, в беспросветное болото, выход из которого может быть только один – упасть на дно. Без вас я, как цветок без воды – буду медленно чахнуть, увядать, пока не умру окончательно. Вы – моя вода, мой воздух, мое солнце. Вы – мое все.
Мы делились планами на будущее, своими представлениями о том, какова будет наша жить через пять лет, десять, двадцать. Загадывать и представлять – всегда интересно. Мы представляли нашу работу, семью и детей, совместные вылазки на природу по выходным и редкие, но веселые девичники, без мужей и детишек. Только я и она, вечно молодые и веселые. Мне нравилось то, что мы, наконец, можем нарисовать это будущее вместе, потому что когда я раньше представляла его самостоятельно, оно казалось мне скучным и пресным, но с ней оно обретало краски. С ней было не страшно взрослеть.
Мечты, надежды, сны – все-все было рассказано, вплоть до самой мелочи. Мне хотелось, чтобы она знала обо мне все, даже то, что я теперь люблю кушать на завтрак, с какой песней начинается мой день, и сколько кругов по стадиону я могу пробежать.
Я утаила только одно – самый важный секрет моей  жизни, самую страшную, давящую изнутри тайну. Но.. Я просто не могла этого сделать, даже если бы хотела. Как бы мне не было паршиво, даже спустя столько времени, мы поклялись молчать обо всем, что произошло, и я не имела права решать за нас двоих. Впрочем, не смотря на то, что я до сих пор помню все в мельчайших подробностях, и каждый раз я переживаю все эмоции заново, со временем мои чувства немного притупились.

Наши разговоры закончились только с приходом рассвета. Первые лучики восходящего солнца пробились в наше окно и, играя, осветили всю комнату. Поймав себя на том, что разговоры хоть и приятны, но все же утомляют, мы решили вздремнуть хотя бы до полудня. Я взяла у Бруши футболку и, раздевшись, накинула ее на себя. Мы плюхнулись в постель и, после недолгих дележек одеяла и подушек, наконец, улеглись.
Я просмотрела на нее взглядом, полным тепла и сестринской любви, чистой, идущей от самого сердца, и улыбнулась.
- Я люблю тебя, Брук, - я говорила шепотом, очень мягко, расплываясь в счастливой улыбке. Казалось, будто от меня исходят лучики счастья, направленные во все стороны, и готовые окутать любого несчастного своей теплотой.
- И я люблю тебя, Криси – прошептала она в ответ, смотря мне прямо в глаза.
Идиллия.
Закрыв глаза, мы провалились в объятия Морфея, чтобы поскорее встретить новый день. День, с которого начнется наше общее счастливое будущее, уже маячившее на небосклоне.

Отредактировано Crystel de Granzh (2012-08-06 02:39:30)

+3


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » людям не нужны звезды, людям нужны люди.