Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Sweet dreams


Sweet dreams

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Название события
Sweet dreams
2. Действующие лица
Ха-тян, Блейк
3. Дата/примерная дата и время
где-то летом 2011
4. Краткое описание.
Отличный концерт, прошедший на ура, публика в восторге, Bunny love на высоте и переполнены гордостью за собственный успех, хочется стоять на краю мира и во все горло орать "Черт возьми, мы охренительны!" Вечеринка после концерта, уходящая в утро, и литры-литры-литры, звоном пустых бутылок... А потом пробуждение. Неожиданное пробуждение.
5. Эпиграф
http://s1.uploads.ru/i/uHfEM.jpg

0

2

Сколько адреналина, сколько драйва, энергия рекой лилась со сцены и обратно. Зрители были больше, чем благодарные, они отдавали в тысячи раз больше, чем брали, поэтому даже после конца концерта Хамфри чувствовал, что может отыграть еще пятнадцать таких же без перерыва. Это было неповторимое чувство- легкость, радость, свобода. Чувствуя всю эту палитру эмоций, Блейк даже не замечал, как стакан за стаканом попадали в него, разливаясь по телу приятным теплом, хоть и немного обжигающим теплом. Сигарета, соль, текила, лайм, сигарета. Мексиканский вечер для Хамри, который, правда, иногда превращался в микс дринк из всего, что давали в руку.
Утро началось с головной боли, прилипшего в небу языка и гигантской мечты о сигарете, которые наверняка уже все закончились. Чья-то тонкая рука лежала на груди парня, а сам он находился в какой-то мягкой кровати, которая совсем не была похожа на ту, которая стояла у Хамфри в общаге. Погладив кого-то по руке, Саймон самодовольно улыбнулся, концерт определенно не прошел даром, раз уж даже на утро можно было почувствовать себя рок-звездой. Даже сразу поворачиваться не хотелось, потому что воображение по-любому рисовало более соблазнительные виды фанаток. Еще раз, проведя пальцем по аккуратным пальчикам, бас-гитарист повернулся к девушке, которой подарил незабываемую ночь. Светлые волосы, узкие плечи, довольно узкие, даже в закрытом виде глаза и…абсолютно плоская грудь. Проморгавшись, Блейк едва ли не свалился с кровати от нагрянувшей неожиданности в виде…
-Ха-Ха-тян, Хаяши??- своим громким заикающимся криком, брюнет естественно разбудил Принца. Заикаться для Хамфри было совершенно не свойственно, но это была совершенно другая ситуация. Он был в одной кровати с Ха-тяном. Нет, ему, конечно, пару раз в самых извращенных снах снилось, как он и Хаяши, а еще и Джейси… Но это были сны, которые Саймон предпочитал забывать сразу после пробуждения.
Осмотревшись по сторонам, начинающий журналист не понял вообще, где они находятся. Опасливо отодвинувшись от еще сонного зайки, Блейк подумал, что сейчас бы отдал бы все свое еще не полученное наследство за одну сигарету.
-Хаяши, успокой меня,- в глазах Хамри читалась надежда, бескрайняя надежда на то, что Саймон по-прежнему сможет называть себя практически единственным натуралом из группы. Он не мог оставить этот пост Кристоферу в единоличное правление. Откинувшись на подушку, парень  закрыл глаза руками, об этом он даже своему лучшему другу рассказать не сможет.

+4

3

Pov Hayashi
- Хаяши. Вставай уже... - чей-то сладкий голос над ухом, но он так неприятно врывается в мой мозг. Кажется я знаю этот голос. Он принадлежит злому, суровому, но такому обонятельному менеджеру. Он просит меня вставать и мне почему-то воспоминается несколько наших совместных ночей. Не, не подумайте ничего плохого. Я тогда повздорил с отцом и вообщем сбежал из дома, попал под дождь и заболел. Мне был страшно, хотя кого я обманываю, я был очень напуган,  и что бы хоть как-то успокоить свой трясущий лихорадкой организм и разум, я пел. Пел сидя у парадной какого-то высотного здания и менеджер нашел меня раньше полиции. Он не боялся привести меня в свой дом, он же в дове крупнее меня, да и что я могу ему сделать с температурой в 39 градусов. Мой спаситель, он отпаивал меня куриным бульоном, ставил уколы и так же будил по утрам.
- Умммм - вроде промычал я, отворачиваясь к маленького голубого диванчика в гримерной какого-то клуба в котором мы должны будем выступить. Я натянул на голову красное покрывало, типа плед, и продолжил видеть сны о своём чудесном спасении менеджером. Он часто мне снился.
- Просыпайся пожалуйста... - протянул менеджер над самым моим ухом. Я недовольно поморщился.
- Нет. - утверждающе выдохнул я и уже через секунду менеджер сволок меня с дивана.
- Да наплевать, я могу спать где угодно и в любой позе - пронеслось у меня в голове когда я закидывал ноги на диван и складывал ручки на груди. Менеджер это прекрасно знает. Знает, что так ему меня не разбудить, потому что всё это происходит каждый раз, перед каждым концертом, я репетирую пою всю ночь, а потом засыпаю в самый ответственный момент.
Он берет меня за руку поднимает с пола и ведет меня сонного и еле переставляющего ноги в сторону выхода на сцену, я едва успеваю схватить гитару.
---
Вообще выступление прошло великолепно. Есть у Хаяши такое свойство, мгновенно просыпаться если нужно, а зевки он старательно прятал за томными охами. Хаящши который уже настолько привыкший к всеобщему внимаю радовался всё же не меньше обычного, когда ревел зал, который им удалось таки завести. Но вместе с этим приходила и усталость, всё же организм малыша был слишком слабеньким и убитый алкоголем и сигаретами, вряд ли смог бы выдать ещё один концерт. Поэтому сейчас он решил просто пить виски со сладкой колой смотреть на напивающегося Блейка. В общем Хаяши так и не понял в какой момент его сознание помутилось и он уже перестал  воспринимать реальность.
Разбудил его чей-то не слишком приятный, с хриплостью и явными речевыми дефектами голос.
-Ха-Ха-тян, Хаяши?? - стонал кто-то рядом заикаясь. Хаяши недовольно фыркнул обнимая подушку в которую уткнулся носом.
- Заткнись милый, дай своему зайке поспать. - Хаяши не впервой просыпаться с незнакомым человеком в отелях. А то, что именно отель, Хаяши понял по запаху. Во всех отелях пахло одинаково, приторным и глупым одиночеством. Хаяши потянулся сонно переворачиваясь на другой бок.
-Хаяши, успокой меня, - Хаяши не удосужился открыть глаз и хоть как-то вообще на такую фразу реагировать.
- Организуй мне кофе и успокойся, а потом я успокою тебя. - ему так же не впервой было просыпаться с мужчинами которые ступили на дорогу гомосексуализма впервые. Похолодало, видимо ркно открыто. Хаяши накрылся одеялом с головой.

Отредактировано Hayashi Yasunori (2012-07-03 23:59:19)

+1

4

Утешения от Ясунори ждать не приходилось, что вообще как-то не радовало. Принц вообще не желал открывать сонных глазок для того, чтобы взглянуть в несчастные полные растерянности глаза Блейка. А они были именно такими. Хамфри даже в голову никогда не приходило, что он мог бы попасть в такую ситуацию. Это было не по плану его милого и светлого мира, в котором всегда светило солнышко и было сказочно прекрасно. Ему всегда нравились девушки, а последнее время и того хуже, одна девушка. Какой-либо интим с парнями мог присниться только во времена длительного воздержания или после пересмотра с кем-нибудь из парней каких-нибудь мило-сопливых фильмов( что сразу прибавляло месяц к воздержанию).
Хотелось растолкать Принца, чтобы он подтвердил, сказал, что ничего не было, что они просто попали сюда, потому что так сложились пьяные обстоятельства. Но Ха-тян мило зевнул и, переворачиваясь на другой бок, посоветовал Хамфри заняться кофе и успокоить в этом процессе свои нервы.
Встав с кровати, Блейк подобрал свои вещи, стараясь как можно быстрее одеться- раскрытое окно заставляло все тело покрываться миллиардами мурашек, которые из-за вчерашнего перепоя и внутреннего напряжения казались как будто бы даже болезненными. Проведя рукой по коже руки, парень попытался убрать мурашки, но его так сильно отчего-то знобило, что ровно провести по руке не получилось. Одев джинсы и футболку, журналист вышел из номера. То, что это именно номер отеля, парень осознал, когда взглядом не нашел больше дверей, кроме как в ванную и в коридор.
Саймону казалось, что все взгляды людей были направлены исключительно на него. Хотя, по-видимому, так и было, потому что брюнет был бледный как смерть с бледно-розовыми губами и темными кругами под глазами. Опустив глаза в пол, парень дошел до какого-то подобия кафе. Заказав одно мокко и одно капучинно, Блейк так же не поднимая карих глаз, расплатился и направился снова в этот дурацкий номер, из которого по идее нужно было бежать, как можно быстрее. Вдруг Хаяши не помнит, кто с ним был, а Хамфри попытается просто забыть это утро. И…как будто ничего и не было. Но журналисту хотелось узнать, было ли вообще чего-то, стоит ли вообще беспокоится и переживать.
Выпив на ходу мокко, Блейк выбросил стакан в мусор. Открыв дверь в номер, Хамфри сначала вздрогнул, потому что не увидел светлую макушку Ясунори, но, когда увидел свернувшийся калачиком комок под одеялом, то сердце забилось еще быстрее в предчувствии чего-то страшного и пугающего. Такое чувство возникает, когда сидишь перед кабинетом стоматолога. Ты вроде бы пока что еще ничего не знаешь, тебе не делают больно, но страх неизвестности берет за горло сильнее всех остльных.
- Я принес кофе,- Хамфри поставил стакан с кофе на столик рядом с Хаяши. Зайка никак не прореагировал, даже признаков жизни особо не подал.
Сев напротив кровати в угол, Блейк обнял коленки. Из окна по-прежнему сильно дуло, отчего Саймона стало не хило трясти. Как он мог попасть в такую ситуацию? Ему срочно нужно было с кем-нибудь поговорить, хоть с кем, только чтобы он его утешил, сказал какие-нибудь ободряющие слова… В полной тишине над Хамфри сгущались темные тучи и становилось совсем плохо. Опустив голову на колени, парень тихо всхлипнул. Дожил. Отвратительные слезы жалости к самому себе полились из глаз.

+1

5

Хаяши недовольно дернулся когда повторно хлопнула дверь. Он правда ещё не выспался и очень хотел подремать ещё немного. Хотелось что бы его обняли и погладили. Но видимо его новый партнёр не был особо настроен на сентиментальности, но кофе принес, о чем и сообщил.
Вот только голос уж больно знакомый. Прямо до ужаса, но мало ли кому он может принадлежать. Хотя нет, однозначно этот голос принадлежит именно Блейку. Ха-тян поднялся усаживаясь на кровати и сонно выглядывая из-под светлой челки.
- Блейк. Ты ли это? - ещё не заметив парня протянул Хаяши почесав затылок и вертя головой. Наконец  глазами наткнулся на небольшую фигурку в углу. Хаяши смахнул с лица волосы и прищурившись уставился на Блейка.
- Это ты там чего сидишь то? - Хаяши потянулся демонстрируя миру своё худощавое стройное и обнаженное тело, которое нещадно  было покрыто ярко-красно-синими засосами. Он с трудом помнил, что вообще вчера происходило и откуда на его и так многострадальной тушки столько отметин. Когда тушка в углу всхлипнула Хаяши даже опешил.
- Мужик ты что ревешь? - недоверчиво так спросил Хаяши - Что случилось? Иди скорее рассказывай, пока я добрый.
Азиат уселся поудобнее на кровати закутавшись в одеяло и взял со столика стакан с кофе.

офф

Недопост... Но это всё что я смог родить

Отредактировано Hayashi Yasunori (2012-07-05 21:38:14)

+1

6

Голос, послышавшийся с кровати, заставил парня вздрогнуть и еще сильнее уткнуться носом в коленки, чтобы никто не увидел его убогих слез. Когда Принц спросил Хамфри о том, что  с ним случилось, Блейк поднял на него полные слез глаза, которые уже успели покраснеть. Увидев на теле Хаяши сплошные засосы, брюнет снова уронил голову в колени, еще сильнее зарыдав. Но потом резко вскочил с пола, рванув к зеркалу, снимая на ходу футболку.
Оказавшись около зеркала, Саймон стал изучать каждый миллиметр своего тела. И нашел сине-красный засос в области чуть ниже живота. Закрыв рот рукой, чтобы не издавать звуков, похожих на издевательство над щенком, Хамфри подошел к кровати и лег на нее, свернувшись рядом с Ясунори калачиком.
- Ты хочешь знать, что случилось?- куда-то в одеяло спросил парень,- Я тоже хочу это знать. А еще, я хочу знать, каким образом я проснулся в одной кровати с тобой,- Хамфри поднял на азиата полные слез глаза. Ему по-прежнему не хотелось верить в то, что все, что с ним случилось было правдой. Крайне не хотелось верить в то, что он не сможет теперь гордо говорить, что он не поддался этой манией опробовать все на свете, что несмотря не на что, не поддался соблазну.
- Хаяши, скажи мне, между нами что-то было?- всхлипнув спросил Хамфри, смотря карими щенячьими глазками на Ха-тяну. Текст того, что он хотел услышать был написал у парня на лбу, но Блейк зачем-то добавил,- Скажи мне правду, молю тебя Ха-тян,- брюнет натянул на себя одеяло, осознав, что он по-прежнему лежит без футболки.
Нет, Хамфри мог бы даже представить себя вместе с Джейси. Этот спокойный паренек… В тихом омуте, кто знает что водится. Но Ха-тян… Саймон любил друга, как… друга. Он очень ценил его, не хотел терять ни при какой ситуации, потому что Ясунори был больше, чем просто одногруппником. 
- Ха-тян,- замотавшись в одеяло, Хамфри пронял имя своего хорошего друга, которое особо не носила никакой смысловой нагрузки, но выражало крайне много чувств, которые Блейк сейчас чувствовал. Эти чувства были как смесь перцев- в хорошем блюде идеальны, но если употреблять их по отдельности- слишком остро и совершенно не съедобно,- Скажи мне что-нибудь…
Хамфри бесцельно смотрел в потолок, пытаясь отыскать на идеальном потолке мотеля какие-то оплошности, которые выдавали бы в нем нечто человеческое, что должно было быть не чуждо местам, в которых часто бывали люди. Но ничего. Сплошной белый потолок- ни одной трещинки, даже невесомой паутинки в углах не было заметно. В этом номере вообще как будто бы не было ничего настоящего, все только публичное и холодное, совершенно не выражающее настоящие эмоции.

+1

7

- Хаяши, скажи мне, между нами что-то было? - Хаяши склонил голову вправо испытывающие смотря на друга.
- А если и что-то было? Тебя это так волнует или я тебе противен а? - улыбнулся Хаяши смотря на то, как меняется выражение лица Блейка.
Он хотел правды? Вся ситуация намекала на их недавний акт соития, если можно так выразиться, и если сам Блейк этого не замечает, то придется сказать ему правду. А правда в том, что Хаяши сам не хрена не помнит. Только отрывками. Как они пришли сюда, как упали на кровать он помнит.. А дальше как отрезало. Ничего, провал.
- Послушай Блейк. Не важно трахнулись мы вчера или нет. Просто подумай, какая разница подцепил ты какую-то бабу с непонятными заболеваниями, или с тобой в одной постели проснулся я. Какая разница главное, что наверняка ночь прошла на ура. - Хаяши пальцами забрал назад длинную челку - Что реветь над пролитым молоком, я конечно не уверен, но почему-то мне кажется я не смогу тебя обрадовать сказав, что между нами ничего не было.
А Блейк лежал и смотрел в потолок, будто в потолке он искал решение проблемы. Хаяши вздохнул и поставил стакан с недопитым кофе обратно на тумбочку. Парень сполз обратно на кровать и зарывшись в подушки принялся одним глазом смотреть на Блейка. Его целью никогда не было соблазнить бас-гитариста своей группы, но ведь, что случилось то, случилось. Хаяши ещё с минуту смотрел на неподвижное лицо Блейка, а потом закусив губу приподнялся на локте и нагнулся над головой друга.
- Ну разве я такой противный? - выдохнул Хаяши практически в губы бас-гитариста попутно лизнув, кончиком языка, в нос и так ошарашенного недавними событиями Блейка.
- Как там в нашей песни пелось? - Хаяши задумчиво закатил глаза немного отстраняясь от Блейка - А! Хочу тебя! Хочу тебя обнять сейчас.
Хочу целовать! Хочу сейчас целовать тебя!
- пропел Хаяши совсем недавно написанную песню с одноименным названием группы. Самое интересное то, что он казалось собирался осуществить всё, что споет, но нет он просто сел верхом на Блейка.
- В нежную мягкую шейку,
Оставляя на неё красные следы моей страсти.
Преследование, побег, крик...
Соблазн, страсть, зачем... Зачем вот ты так из-за всего этого переживаешь?
- моментально переходя от песни к диалогу бормотал казалось бы ещё пьяный Хаяши.

+1

8

Все слова, которые произносил Хаяши были настолько законны и логичны, что Хамфри даже стало стыдно за свои слова и сопли. Вернее еще больше стыдно, потому что стыдился он уже с самого утра.
- Конечно, не противен, Ха-тян, просто… - подобрать слова для такого разговора было неимоверно трудно, их нужно было писать заранее комкая и выбрасывая при этом листки с неудачным текстом,- Просто, ты же знаешь, что я никогда…- Блейк беспомощно прикрыл глаза, пытаясь хоть что-то вспомнить, но там была только пустота, которую теперь заполняли только страх и разочарование в самом себе.
В какой-то момент лицо Принца стало так близко над к лицу Блейка, что он невольно вздрогнула. Слова, произнесенные в губы, отразились в теле сотней мурашек. Возможно, Хамфри еще был пьян, но ему понравилось все это. Мокрый язык, коснувшийся носа, подействовал немного отрезвляюще, но все равно не растворил все предыдущие действия Ясунори.
- Совсем нет,- улыбнувшись одним уголком губ, ответил Саймон. А когда Хаяши запел, то улыбка сама появилась на губах парня, потому что было невозможно не улыбаться, смотря, как Принц без музыки поет их песню, да при этом еще и идеально попадает в ноты. Хотя, если прислушаться повнимательнее, то наверняка можно было бы услышать какой-нибудь косяк, но Блейку и так все нравилось. Даже, когда полуголый Ха-тян сел на него верхом, нравилось. Алкоголь, чертов алкоголь.
- Не знаю, - честно ответил журналист, смотря на друга снизу вверх. Улыбнувшись, парень положил свои руки на руки Ясунори. Теперь Хамфри принял, казалось бы свой обычно улыбчивый вид, но вот только он по-прежнему не отрываясь смотрел на Принца. А потом резко дернул азиата за руки, роняя на себя. Блейк даже думать не хотел, что потом об этом будет жалеть снова и снова, особенно из-за того, что делает сейчас все вполне осознанно.
- Зачем бежишь от меня,
Зачем разбиваешь все.
Хочу целовать тебя,
Касаясь твоей нежной кожи,
- Хамфри смешивал слова песни с придуманными на ходу словами, напевая их  в губы Хаяши. Черт, он снова поет, а ведь когда-то зарекался не делать этого соло,- Я переживаю, что мне это могло понравится, что мне это…сейчас нравится,- покраснев, пробормотал журналист, отпуская руки Ясунори и отводя взгляд в сторону. Что же такое с ним происходит. Как будто раздвоение личности, помешательство какое-то.
Повернувшись к Ха-тяну, Саймон по-прежнему встретился с его глазами. Чуть подавшись вперед, парень оставил на губах Принца легкий нежный поцелуй. Ох, знали бы влюбленные в Хамфри фанатки, как их любимый гитарист проводит свое после концертное время.

+1

9

- Так надо... - выдохнул Хаяши посмаковав сладость поцелуя на губах. Такие нежные губы, даже одного прикосновения хватит для того, что бы провалиться в них с головой. И ты будто попадаешь в невидимый капкан из флюидов и чувств, которые забирают твою душу, твою свободу, на время привязывая к чужому человеку.
Хаяши перехватил запястья Блейка заводя, его руки за голову и несильно прижимая к подушке.
- Так надо. - кивнул Хаяши нагибаясь к Блейку едва касаясь его губ, будто пытаясь распробовать на вкус. Немного прикусывает губу друга, не закрывая глаз смотрит на реакцию Блейка. Длинными ресницами иногда касаясь впалых щек. Отпускает руки, кончиками пальцев проводит от уголка правого глаза Хамфри вниз к подбородку, проводя обычный путь слёз. Потом от виска к губам, после внимательно осматривает пальцы. Медленно, придирчиво, немного брезгливо. Касается пальцев языком, будто пытаясь разобраться останется ли на его коже вкус Блейка или нет. Немного помутненным взглядом, опять смотрит  на лицо Хамфри, не фокусируясь на чем-то одном, воспринимает картину в целом. Немного улыбается, сдувает с лица светлые волосы, прислушиваясь к чужому дыханию. Вновь нагибается к самым губам Блейка, но замирает в сантиметре от них.
Встает с кровати и берет свою гитару. Акустика, всё это время стояла в углу номера. Натягивает черные свободные спортивные штаны, в которые вчера переоделся перед попойкой. И садиться на холодный пол.
Пальцы пробегаются по струнам, нерешительно цепляя каждую. А уже через несколько секунд Хаяши заиграл новую, до селе не слышимую Блейком мелодию.  Ещё через несколько секунд Хаяши запел. Грустно, медленно, чувственно. Всё это время пока Хаяши изучал лицо Блейка он сочинял эти строки. Когда пробовал его на вкус, в его голове складывалась мелодия врезаясь в память.
- Попала лапа в капкан,
И ничего не остаётся,
Отдаться на растерзание клыкам.
Такой вердикт и так придётся,
И пусть охотник перебьётся...

От боли сводит зубы, кровь струится
На белый снег живой водицей.
Так надо! Нужно в это верить!
Считать в обратном 10, 9...
И ждать пока тебя пристрелят,
Так надо!
- - по его рукам, и спине пробежали мурашки и Хаяши зябко поёжился отпуская гитарный гриф, и поднимая глаза наполненные невесть откуда взявшимися слезами. Он ещё не закончил, у песни есть продолжение , но черт возьми он боится петь это перед другом.

спасибо этой песне

+1

10

Прикосновения, одни за другим. Внутри все как будто застываешь, поддаваясь общему желанию и тела, и души получить хотя бы частицу чужой, но такой близкой нежности. Хаяши… Его хотелось обнять, прижать к себе и закрыть от всех проблем и неурядиц. Но это была функция Джейсона, не Хамфри. Саймон чаще всего был сторонним наблюдателем жизни Ясунори, боясь в нее вмешиваться, чтобы не сделать Принцу хуже и больнее.
Хаяши целовал губы, оставляя на них невесомые, немного щекочущие поцелуи, которые замирали на самых кончиках нейронных цепей, зависая и повторяя это ощущение вновь и вновь. Прикосновение кожи к коже будоражило не только тело, но и отряхнувшуюся от стеснения и смущения фантазию, которая рисовала такие яркие и живые картины, что Блейк иногда старался специально прикоснуться телом к телу Принца, чтобы найти разницу, ощутить грань между настоящим и тем, что в его голове.
Хамфри прикрыл глаза, наслаждаясь Ясунори. Именно, он наслаждался не поцелуями или прикосновениями, брюнет наслаждался моментами близости с другом. Он и представить их раньше не мог ( а может просто стеснялся), а сейчас даже мысли о том, что Ха-тян уйдет были гнетущими и грустными. Но он ушел. Вернее отстранился и, встав с кровати, пошел к гитаре. Так похоже на Принца, вся жизнь, как мелодия, звучащая где-то в лучах луны.
Блейк приподнялся и сел поудобнее, чтобы не только слышать, но и видеть друга. Но от мелодии, которую стал играть Ясунори, захотелось закрыть глаза, чтобы лучше ее воспринимать, чтобы…чувствовать ее не только слухом, но и каждой своей клеточкой. Когда Хаяши перестал играть, Блейк вздрогнул, музыка как будто вошла в его тело, а теперь эта нить резко разорвалась, задев пару нервов. Азиат сидел на полу, практически не держа гитару, с потерянным взглядом, полных слез. Как будто они перелились из глаз Саймона в его глаза. Встав с кровати, брюнет присел рядом с другом, обняв его одной рукой за плечи и уткнувшись в плечо носом. Хотелось что-то сказать, но почему-то как всегда, казалось, что рядом с Ясунори все слова- лишние, что единственное, что имеет смысл рядом с ним- это прикосновения, они скажут больше.
Убрав руку с плеча Ха-тяна, Саймон провел ее по руке друга, которой тот держал гитару. Отодвинув руку, Блейк положил гитару к себе на колени. Да, на акустике бас-гитарист тоже умел играть, еще с детства. Его первой гитарой была, конечно же, акустическая. Они ее выбирали даже вместе с отцом, что было большой редкостью для мистера Хамфри, который мало уделял внимания сыну. Проведя большим пальцем по струнам, Блейк прислушался к музыке, гитара была идеально настроена, он слышал это, когда еще играл Хаяши, но все равно нужно было проверить, ведь, когда играешь сам, все звучит как будто по-другому. Песня, которую играл Ясунори,  была явно не закончена, это было видно по глазам Хаяши, которые были наполнены слезами. А так хотелось услышать конец истории…
Принц играл перебором на нескольких ладах, поэтому после нескольких секунд, Хамфри в точности воспроизвел мелодию друга, ожидая продолжения истории. Потому что, как показалось Саймону, в этой истории было нечто большее, чем просто отстраненный рассказ.
Рассматривая черты лица азиата, Блейк улыбался. Пусть этот день останется только между ними. Нет, уже не потому, что Хамфри стеснялся того, что случилось. Просто ему не хотелось ни с кем делить воспоминания о сонном Принце, о его поцелуях, его слезах и песнях. Саймону хотелось, что в этот день Ха-тян был для него, а он готов был сделать все, чтобы быть сегодня только для Ясунори.

+1

11

Настроение Хаяши менялось с катастрофической скоростью.  Буквально десять минут назад он улыбался и шутил над другом, а сейчас сидел обездвиженный с мокрыми глазами. Ему вдруг стало очень одиноко. Почему-то сейчас он осознал свое вечное одиночество. У него было много друзей, знакомых и любовников, но все они не давали того что нужно Ясунори. Друг не проснется с ним утром в кровати после страстной ночи, знакомый врядли выручит кровом или едой, а любовник врядли обнимет и приласкать в трудную минуту. Все мужчины с которыми спал Хаяши после часто ему звонили, предлагали встретится ещё, и Хаяши шел на эти встречи надеясь что утром этот человек обнимет его и не останется с ним, но все они уходили. Многие уходили ночью пока Хаяши мирно досыпал остатки времени до утра, многие оставляли деньги на тумбочке. Часто поснувшись и увидев на столешнице мятые купюры он расстраивался так сильно, что мог часами плакать. Возможно он был действительно той ещё шлюхой, но Хаяши спал с этими мужчинами не из-за денег, а просто потому что надеялся что утром его кто-нибудь обнимет. Он внезапно вспомнил, что ночью между ними ничего не было. Они просто обнимались и целовались. Хаяши вспомнил как Блейк назвал его каким-то женским именем. Как Хамфри уснул с этим именем на губах, а сам Хаяши провел всю ночь в обнимку с унитазом, там и уснул а в кровать вернулся только под утро.  Память услужливо вернула все.  Блейк кажется смирился с мыслью о первом гомосексуальном опыте и теперь перед Хаяши стояла дилемма - сказать ему правду или нет. Хаяши слушал как играет Блейк и вспоминал недолгие моменты близости с Хамфри.  Возможно если Хаяши промолчит сейчас то Блейки будет с ним? Хаяши и сам не знает с чего он решил что может привязывать к себе людей сексом. Но просто так с капризной малолетней телочкой Хаяши встречаться никто не хотел. Хаяши закрывает глаза и прерывает игру Блейка, обняв его руку которая ранее трогала струны.
- Давай будем всегда вместе? - он ждал реакции друга, ему хотелось знать бросит ли он его так же как и все остальные или хотя попытается солгать. Хаяши прекрасно понимал, что им никогда не быть парой. У Блейка есть его возлюбленная, у них семья будет, они поженяться, а Хаяши так и останется эксклюзивном шлюхой до которого никому и нет собственно дела. Он дождется ответа и обязательно скажет ему, что ничего не было. Блейк будет рад и уйдет, а Хаяши останется тут и просто будет ждать новой любви. Любви как той от которой на запястьях принца теперь два глубоких уродливых продольных шрама.

Отредактировано Hayashi Yasunori (2012-11-11 03:59:59)

+1

12

Музыка, которую играл Ха-тян, передалась Блейку. Он эту чувствовал на кончиках пальцев, которыми перебирал лады, которыми касался струн. Она лилась через него, практически нигде не задерживаясь, только слегка прикасаясь к сердцу, чтобы оставить на нем легкий отпечаток едва заметных нот. Так с Саймоном было всегда, только через сердце он мог воспринимать музыку, чувствовать ее, жить ею. Особенно, если эта музыка была написана кем-то, кто был дорог для парня, кто вносил в его жизнь краски.
Ясунори остановил игру легким прикосновением. Прикосновения- они стали каким-то своеобразным девизом сегодняшнего дня, на них держалось абсолютно все, в них чувствовался весь смысл. Хаяши уже не плакал, глаза были практически сухими, с легкими следами слез в уголках глаз и красными прожилками сосудов на белке. Хамфри улыбнулся. Хотелось обнять друга, чтобы тот никогда больше не плакал, не чувствовал боль где-то чуть левее самого центра груди. И басист уже почти двинулся, чтобы обнять Ха-тяна, как тот задал вопрос. И этот вопрос был не дружеский, Блейк почувствовал это по взгляду друга, который был полон… надежды? Нет, не могло же ему показаться. Но, Саймон любил женщин, любил их до последней кокетливой завитушки, до изящных ножек и сладких накрашенных губок. Это был тяжелый вопрос, потому что парень чувствовал, что не хочет обманывать друга, ободряя его сейчас, чтобы потом кинуть в бездонную канаву предательства, но и сказать что-то жесткое журналист тоже не мог.
- Мой Принц,- гитара была отставлена в сторону, а в руках Саймона оказались тонкие и ужасно холодные руки Хаяши, они были такими бледными и почти невесомыми, что парень в очередной раз забеспокоился о здоровье друга, - Я обещаю тебе, что мы всегда будем вместе,- в глазах басиста играло солнце, он говорил что чувствовал, стараясь вложить в свои слова максимум искренности и тепла,- Чтобы не случилось, я всегда буду твоим другом, буду защищать тебя, оберегать и любить!- произнесенное звучало как клятва перед алтарем, но это было то, что думал и ощущал Блейк по отношению к Ясунори. Он не хотел его терять никогда и ни за что, но он не мог быть  с ним вместе, как этого возможно хотел бы Хаяши.
Гладя руки друга, Блейк нащупал кончиками пальцев, самой чувствительной частью- подушечками, небольшие выступающие черты в районе запястьев. Опустив на них взгляд, журналист с ужасом увидел, что это шрамы, которые оставили после себя какие-то неудачи и разбитые надежды, проносящиеся в жизни Принца. Сложив тонкие руки вместе, чтобы шрамы слились в одну общую черту, Саймон взял их в ладони и слегка наклонился, оставляя на руках Ха-тяна следы от поцелуев. Сегодня можно было все, для Хамфри это все оставалось в сегодняшнем дне, в котором он полностью отдавал себя другу.
- Я не хочу, чтобы тебе было больно,- Блейк произнес эти слова у самых рук Хаяши, обжигая запястья  горячим дыханием, как будто пытаясь согреть их от всего, что творилось в этом мире.

0

13

Брови Хаяши слегка приподнимаются и он вопросительно следит за действиями Блейка. Тот берет его руки в свои. Такие теплые, почти горячие, большие ладони. В сердце Хаяши затеплилась надежда. Неужели сейчас, человек ответит ему взаимностью, неужели останется с ним. Но лучше бы Блейк заткнулся.
Замолчи! Остановись! Не продолжай! - с каждым словом сознание Хаяши только и молило об этом. Что бы Блейк остановился на слове  "Вместе". Слишком много слов, на такой простой вопрос, всегда говорят тогда когда хотят сказать нет. Пытаются подсластить то, что скажут через несколько мгновений. А Хамфри, он действительно не хотел обидеть Хаяши, действительно пытался сказать "нет" как можно мягче. И всё это видно по его глазам.
Пальцы Блейка аккуратно погладили запястья Принца. Хаяши немного дернулся, он не привык демонстрировать шрамы кому бы то ни было, а тем более прикасаться к ним он никому не позволял.
В тот день Хаяши действительно изуродовал свои руки. Он не царапал кожу, он не резал запястья, он вскрывал собственные руки. Взрезал плоть от запястья в направлении локтя, не чувствовал боли в тот раз, глубоко вонзая лезвие из новенькой бритвы в руку.
И сейчас Хамфри целовал его руки, Хаяши испуганно смотрел на его действия. Он не понимал только одного "Почему тебе не противно?". Самому Хаяши было противно даже смотреть на свои собственные руки.
- Перестань. Ладно? - Хаяши улыбается и встает на ноги. - Послушай. Не переживай между нами ничего не было, можешь себя сейчас не вести будто обязан мне чем-то. Всё нормально.
Он ещё раз улыбается, а после отворачивается и тянется, чувствуя как кончики волос приятно щекочет верх спины. Он тяжело вздыхает и чешет затылок, продолжает  стоять к Хамфри спиной.
- Ничего не было, можешь со спокойной душой идти домой. - сам же Хаяши скрывается за дверью ванной комнаты. У него появилось дикое желание разбить зеркало, но он только включает воду и просто смотрит на неё.  Больно конечно, но на что Хаяши смел надеяться.

+1

14

«Ничего не было?»- в голове Хамфри проносится миллион мыслей, где одна зацепляет другую, волоча ее в совершенно ином направлении, но всем этим управляет только одна мысль, что ночью ничего не было. Принц встал, все дальше отдаляясь. Между ними как будто сразу образовалась гигантская пропасть, в которую падало все то, что было сегодняшним утром.
Хаяши скрылся за дверью ванны, оставив Блейка в полной растерянности. Это было снова, как с утра только в обратную сторону и басист не знал, что ему за сегодняшний день понравилось больше, какое осознание ему пришлось по вкусу.
- А с чего ты взял, что со спокойной душой?- спросил у двери журналист, отворачиваясь от нее. Ему нравилась мысль близости с Ясунори, наверное, потому что ему всегда нравился Принц с его тонкими красивыми чертами и какими-то неземными настроениями.
Саймон сел на кровать, с отстранением смотря на дверь, за которой только что скрылся Хаяши. Сейчас  было тяжелее всего, потому что приходилось признавать, что ему нравилась мысль о близости с этим парнем, что ему нравилось, что между ними появилось что-то, что соединяло их больше, чем группа, что давало им какой-то общий повод для улыбки, для хитрого перекидывания взглядами.
Резко встав, басист взял акустическую гитару, снова садясь на пол, где совсем недавно они сидели с Ха-тяном. Он не знал, что хотел сыграть. Просто хотелось, чтобы музыка отражала то, что внутри, но Блейку не хотелось играть какие-то известные композиции, потому что Ясунори мог  их неправильно понять, а своими пустыми оправданиями парень и так чувствовал, что наломал дров выше крыши.
Снова проведя пальцами по струнам, Хамфри насладился чистым звуком, который лился ровно и мелодично. Начав играть какую-то мелодию, Блейк резко отставил гитару, оборвав музыку на половине, а может и на самом начале. Встав, парень направился в ванную комнату, где сейчас был Хаяши. Не постучав, басист открыл дверь, застав друга рядом с раковиной с равномерным залипанием на воду. Подойдя сзади, Саймон обнял Принца, прижимая к себе. Оголенная кожа коснулась такой же только чуть смуглее, по телу вновь пробежались мурашки.
- Ха-тян, мне не все равно, даже если и ничего не было, ты был рядом со мной, а я с тобой, ты целовал меня с утра, а я тебя… Я хочу, чтобы это… этот день, чтобы он остался у нас, чтобы там не было дальше, чтобы сегодня был этот день. Я хочу, чтобы в этом дне тебе было хорошо и ты улыбался,- Блейк уткнулся носом в шею Ясунори.

+1

15

Хаяши протянул руку под воду складывая ладонь "лодочкой". Он внимательно смотрел на то, как вода утешает сквозь пальцы и переливается через ладошку, а Хаяши другой рукой просто попытался ее поймать. Забавное зрелище которое ничуть его не занимало. Хаяши сам себе хмыкнул вновь облакачиваясь о борта раковины. За шумом воды было слышно слабое дуновение неизвестной мелодии. Едва различимое и так быстро прерванное. Хаяши едва видно встрепенулся когда шум воды стал чистым и не смешанным с тихой музыкой.
почему он не уходит? - вертелось в голове Хаяши.  Может быть то, что музыка так быстро прервалась и означает, что Блейк ушел домой, ну или не домой, впрочем неважно.
Последнее время все было слишком странным, даже этот слмучай был просто из ряда вон. Так с Хаяши всегда и происходит, постоянно, ему все говорят какой он хороший, замечательный, прекрасный, талантливый, а за глаза называют совсем другими словами, подшучивать и откровенно издеваются. Даже друзья, даже Блейк, Хаяши был уверен в том, что он так же как и все совершенно другие слова говорит,  когда Хаяши нет рядом.
Дверь внезапно распахнулась, и Блейк странным смерчем влетел в ванную. Хаяши и удивится не успел, как Хамфри обнял Хаяши со спины.  Кожа Хамфри была такой горячий, по сравнению с бледной и холодной кожей Принца, такой яркий контраст, такой сильный удар, будто разряд тока пробежался по спине.
- Блейк послушай. У тебя уже есть тот кого ты любишь. Ты уйдешь забудешь все потом, а я буду за тобой ходить и клянчить еще тепла. Ты понимаешь под что подписываешься? Ты же не собираешься просто бросить меня? - вопрос издевка, вопрос с подвохом. Хаяши задавал его всем своим любовникам. И ждал ответа и делал выводы.

0

16

У Блейка все отчетливее появлялось ощущение, что Хаяши боится стать нужным, стать частью чего-то, а главное, больше всего он боится потом остаться в пустоте. Хамфри это чувствовал. Сам журналист всегда вертелся в кругах, где его любили, где все хотели заслужить его внимание, поймать на себе его взгляд... А Ха-тян был не такой, он был, как маленький принц с звездами на ресницах, и через эти звезды Принц как будто по-другому видел весь этот мир. Иногда правда появлялось ощущение того, что он из другого мира, где его ждет его прекрасная любимая роза.
Саймон отстранился от Ясунори и сел на закрытую крышку унитаза. Что он мог сказать другу? Не обманывать- вот что стучало в голове, потому что Ха-тян был достоин правды.
- Хаяши, я...
"Есть тот, кого ты любишь,"- фраза мысленно неосознанно повторилась, Саймон даже не мог определить точно этого человека.
-Я не знаю, могу ли я любить вообще, иногда мне кажется, что я не умею любить, что где-то сверху в меня не вложили это чувство...- Хафри пожал плечами, ему правда казалось, что он какой-то дефектный в отношении чувств,- Я не знаю, что тебе ответить, я не хочу тебя обманывать и давать лишнюю надежду, но я не хочу тебя оставлять сейчас... здесь в этом безжизненном отеле.
Блейку не нравились отели, они казались ему пустыми. Наверное, причиной для этого послужили частые ночевки в различных отелях пока нормальный дом покупался-ремонтировался-продавался-покупался вновь и так по замкнутому кругу.
-Прости, звездный Принц, я не хотел тебя обидеть или вообще как-то задеть, ты для меня особенный человек, честно,- Саймон поднял на друга взгляд карих и странно уставших глаз. Вроде бы уставать было совсем не с чего, но это усталость была где-то глубоко внутри от непонимания самого себя.

0


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Sweet dreams