Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » полюса


полюса

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Название воспоминания
полюса
2. Действующие лица
крис и джойс
3. Дата
конец сентября 2010 года
4. Краткое описание
первая вторая встреча

0

2

Я никогда так крепко не спал. И никогда не смотрел передачи о том, что с человеком происходит во сне и почему это происходит, ведь порой подсознание с трудом связано с тем, что ты видишь во снах. Но не могу сказать, что это никогда меня не интересовало. Сегодня ещё тепло, хотя осень набирает обороты, я не чувствую холода, сидя в одной футболке на скамейке перед входом в главное здание. В этот день мне поставили первую пару у первокурсников с отделения Актёрского Мастерства. Как и обычно, я не готовился к этому мероприятию потому, что первое занятие у Кристиана Уэйлера – это полная «расслабуха и халява», как говорят студенты. Я предпочитаю не напрягать детей с первых же секунд, которые они меня видят. Негоже так жестоко коверкать первое впечатление.
Меня всегда считали «добрым полицейским». Когда кто-то где-то накосячил и его вызывали к директору, меня, как стратегически важный элемент, приглашали на беседу с этим учеником, где помимо меня в кабинете был и «злой полицейский» – ректор университета. Таким образом, считало начальство, мы вместе придём к хорошему результату. И, как ни смешно, это действительно работало.
Так вот, я закончил на том, что расположился на скамейке, заняв её полностью. Солнце било в глаза, поэтому я отвернулся ко всем спиной и уткнулся лицом в спинку. Именно в этом положении я особенно напоминал заблудившегося бомжа, и эта мысль особенно меня веселила.
Первая пара начиналась после обеда. Я уже представлял, какими разморёнными после плотной еды будут студенты, поэтому расслабился окончательно. Не могу сказать, в какой именно момент сон накрыл меня с головой, я этот момент как-то упустил из виду. Однако, через некоторое время, проснулся от того, что во сне, прямо над ухом кто-то сказал «бум». Причём не просто пугающее «бум», а такое «БУМ», которое заставило меня вскочить со скамейки. Этот звук был похож на выстрел из ружья с примесью хлопка от взорвавшейся мины. Первое, что пришло мне в голову – что я должен предупредить всех о начале атомной войны. Когда звон в ушах стал стихать, я осознал, что звук – всего лишь плод моего больного воображения. Состояние при этом было такое, словно я после жестокой пьянки бухнулся где попало и проспал всего два часа, что вызвало редчайшей силы головную боль и заодно неприятное ноющее ощущение в конечностях.
Мне пришлось несколько минут преодолевать желание вернуться домой и на этот раз лечь в удобную тёплую кровать, по прошествии которых я заставил себя войти в главный корпус.
Внутри было шумно. Тихо здесь бывает только во время каникул, словно по университету прошлась волна уничтожающего вируса, забравшая с собой все до единой живые души. Я с трудом пробрался сквозь толпу первокурсников, собравшихся возле расписания и, перепрыгивая через ступеньки, взлетел на третий этаж. Открыв нужную дверь, с удивлением обнаружил, что почти все места в аудитории уже заняты. Я редко чувствовал неловкость перед учениками, но сегодня что-то внутри пошло не так и во мне вскипело смущение. На столе уже были разложены все необходимые документы, в том числе перечень студентов поимённо. Я пробежал по нему глазами, оглядел всех присутствующих и шумно сглотнул. Тридцать человек: уму непостижимо, откуда столько желающих учиться? Невольно пробежавшись глазами по списку во второй раз, я вдруг задержался на одном из имён: Джоселин Райс. Странно, какое чёткое дежа вю. Где-то я уже слышал это имя. Переборов в себе желание попросить его владелицу поднять руку, я заговорил немного сиплым голосом.
- Добрый день, имя моё Кристиан, но можете звать меня Крис. Я буду преподавать вам такой предмет, как «Киноискусство». Видеться мы с вами будем не так часто, как хотелось бы, поэтому с самого начала курса предупреждаю, что не принимаю такую форму ответа на вопрос о причинах отсутствия у вас домашнего задания, как «не было времени». Его у вас будет предостаточно.
Глубоко вдохнув после приветствия, я хотел было заговорить снова, но входная дверь распахнулась, в кабинет прошмыгнула рыжеволосая девчонка в ярких одеждах и затрусила куда-то на самый верх, где свет приглушён и плохо видно лица. Но, не смотря на этот факт, я её лицо видел чётче, чем лица тех, кто сидел в первом ряду. Не потому, что она как-то сильно выделялась из толпы, а потому, что её лицо было знакомо до боли. В голове пронёсся сразу миллион мыслей, я вдруг сопоставил лицо этой девушки и имя, что недавно так привлекло внимание. Джоселин.. Джойс.. Джо Райс. О боже.
Пришлось сесть потому, что колени вдруг задрожали, и на секунду показалось, что сознание потерялось, и я вот-вот упаду в обморок. Эта девочка была высечена у меня на подкорке. Если вынуть мозг, можно увидеть её по всей внутренней стороне моего черепа. Только вот воспоминания запылились со временем, и под этим слоем я уже долгое время не вспоминал Джойс, а теперь пролетел сильнейший ураган, сметающий всё на своём пути, - в том числе и пыль с подсознания. Воспоминания снова стали яркими, как никогда. Я прокашлялся, внезапно потеряв зрение. В глазах потемнело от нахлынувших чувств, мне стало не по себе, по спине пробежал холодок. Необходимо было быстро взять себя в руки и перестать на неё пялиться. А тем более думать о том, как она изменилась, выросла, похорошела, и вообще..
- Кхм. Сегодняшнюю лекцию мы проведём.. в свободном стиле. Я расскажу, как вам со мной проще всего найти контакт, а вы зададите мне все волнующие вопросы..

+1

3

Все когда-то бывает в первый раз. С этой мыслью Тиш подняла свою некогда белую футболку с изображением кота Сильвестра, превратившуюся в розовую массу. Ее соседка видимо не знала о таком явлении как линька цветной одежды. Ладно, с ней можно было разобраться и попозже. Сейчас нужно было срочно решить какая часть ее гардероба пойдет на смену испорченной. Как ни странно, Джоуи редко задумывалась о сочетании одежды и вообще о таком термине как стиль, все это было как-то незначительно. И вот в первый день ее учебы, когда все наконец-таки было распланировано вплоть до того, что она съест на ужин, который по плану будет часов через 12, происходит вот такая вот фигня. Кинув теперь уже негодную тряпку в спящую подозреваемую, Джойс протанцевала к шкафу и нацепила на себя первую попавшуюся под руку белую футболку. Причина выглядеть шикарно состояла скорее не в том, что сегодня официально начиналась ее актерская жизнь, дело было в преподавателе первой пары этого дня, имя которого она узнала накануне из расписания. 
Ее взгляд пробежался по собственному отражению в зеркале. Как всегда недовольна, не знает чем, но, да ладно, давно уже  пора было смириться с этим. Время поджимало, но можно было и опоздать. Джойс сомневалась, что Крис в первый же день сделает ей выговор за опоздание. Кому угодно, только не ей. Слишком самонадеянно? Бросьте в нее камень, если вам что-то не нравится. Больше всего Тиш волновал вопрос о том, как отнесся ее барашек к новости о том, что она будет учиться на его курсе. Запаниковал ли он или наоборот искренне обрадовался? Второй вариант, она конечно исключила сразу же, впрочем как и вероятность быть не узнанной после стольких зим-лет. Чувство, что родители спланировали эту встречу до сих пор не покидало ее, отсюда и логическое заключение о том, что Крис может быть виновником ее предстоящего обучения тут. В принципе она и сама была не против учебы в ГГУ, главное подальше от серого и дождливого Лондона и вечных нравоучений матери о том, какая прекрасная леди могла бы выйти из Джоселин Райс, посвяти она себя чаепитиям с «верхами общества», которые были недоступны ее семье.
Какой будет эта встреча? Наверное, мы просто будем играть студентку и преподавателя. С ее лица не исчезала довольная улыбка. Это было бы слишком просто. Прогулочным шагом, подражая такту музыки, рвущейся из ее наушников, она направлялась в главный корпус, третий этаж, вторая дверь налево. Она никогда специально не раздумывала над тем, что бы ей такого учудить, но Крис стоил тщательно продуманного плана. Хотя преподавателю актерского мастерства будет не сложно догадаться о коварно спланированном нашествии в лице Джоселины, поэтому и еще некоторым причинам, Джози решила пустить все на самотек.
-It’s a liiiife, it’s a styleee…лала,- подпевая и плавно покачивая головой из стороны в сторону, она поднималась по ступенькам, не обращая ни на кого внимания. Люди, прохожие, теперь студенты и преподаватели ее вообще мало волновали, собственно как и их мнение, так что ее поведение можно было не называть подконтрольным и зависящим от окружения. Третий этаж, капитан. То перепрыгивая через ступеньки, то останавливаясь ради очередного завывания, с горем она достигла своей цели, буквально влетев в спину какого-то мужчины.
-Упс,- резко дернув за шнур, она вытащила наушники, ожидая расправы. Даже немного не пошатнувшийся «столб» повернулся к ней.
-Вы почему не на занятиях?- грозный голос представителя мужского пола, заставил девушку выпрямиться по струнке.
-Мы заблюдил…заблудились,- одарив «коменданта» извиняющейся улыбкой, Джойс прошмыгнула мимо него и помчалась к кабинету, оставляя мужчину наедине со своей реакцией, мыслями или что у него там. Второй кабинет! Чуть не влипла, твою ж дивизию. Ловко завернув в небольшой коридорчик перед дверью в аудиторию, Райс распрямила плечи. Приятно похрустев костяшками пальцев, она накрыла ладонью прохладную ручку двери. Глубокий вдох, медленный выдох. А теперь сделаем серьезное лицо, которое вот-вот сменится крайним удивлением и недовольством, хотя это конечно зависит от второго актера. Резко дернув ручку, девушка вбежала в аудиторию, пробегая мимо стоящего неподалеку преподавателя. Она еще не успела убедиться он это или нет. Виной тому были направленные в нее взгляды всех находящихся в классе. Видать, я прервала что-то важное. Остановившись среди рядов, она повернулась лицом к преподавателю. Бросив короткий взгляд в его глаза, убедившись, что внимание было привлечено, она тут же посмотрела на первые ряды. Немного с краю, но тем не менее и ее саму будет видно, и на Криса открывается прекрасный вид. Теперь уже спокойно пройдя к свободному месту, девочка-ураган уселась.
-Извините, - громко произнесла она слегка охрипевшим голосом. Чейта? Джойс поймала себя на мысли, что она –таки волнуется. Вот так вот глупо. Единственный, кто тут должен волноваться это Кристиан, который завел шарманку о простом общении, хотя ей сложно было судить. Видимо вступительную речь она пропустила, так что кто знает, чем еще он успел околдовать студентов. Тиш не смотрела в его сторону, просто не могла. Непонятно из каких джунглей появившийся страх не позволял ей даже просто выключить музыку, которую едва было слышно. Соберись, тряпка. И покажи на что ты способна.
Детский спектакль? Так и было. Несколько месяцев назад, когда домой пришло официальное письмо с подтверждением о поступлении, Джойс наивно полагала, что начнется взрослая жизнь. И возможно, она сама станет взрослой. Жизнь без родителей, вдали от дома, в чужой стране. И так и было. Так и было до тех пор, пока в списке преподавателей ее курса она не увидела имя Кристиана Уэйлера…
- а вы зададите мне все волнующие вопросы..,- этими словами закончил он, вернее сказать начал пару. Задам, будь уверен. Повернув к нему голову, Джойс опустила подбородок на свой кулачок и мило улыбнулась, глядя ему прямо в глаза.

+1

4

Рано или поздно, это всё равно произошло бы. Судьба такая коварная женщина, которой только в радость манипулировать жалкими людишками за счёт помещения их в нестандартные ситуации. Она любит, когда действие неожиданно до головокружения, когда неподготовленный человечишка на грани сердечного приступа едва способен шевелиться. Только я представлял себе нашу встречу несколько иначе. Со всей это бравадой, без которой судьба не ступает на путь, но совсем по-другому. Я не мог видеть тебя совершенно другой, хоть и понимал, что время меняет людей, тем более таких податливых, как ты. Размеренное течение –  не твоё и никогда таковым не было, но я всё равно ощущал себя упавшим в грязь от подножки лучшего друга. Все присутствующие потеряли смысл, я уже не горел желанием разжечь в каждом из них огонёк, а хотел погреть заледеневшие руки о твой.
Я резко развернулся спиной ко всей аудитории. Туманная реальность ничуть не помогала мне справиться с нахлынувшими воспоминаниями. Слегка подрагивающие пальцы потянулись к кусочку мела, полминуты спустя я уже нервно выводил на доске буквы.
- Ваша судьба может определиться прямо здесь и сейчас. Я разделяю студентов на две категории – ленивцы и бараны, - то, что я говорил, потихоньку отражалось на доске, от обоих слов я нарисовал по стрелке в разные стороны. – Те, кому в эту же минуту показалось, что категория ленивцев им ближе, прошу встать.
Встала примерно дюжина молодых ребят и девушек, на лицах которых читались иронические ухмылки. Я обернулся, чтобы посмотреть в глаза каждому из них. Тебя там не было. Все они сидели на последних рядах, куда обычно поднимаются именно те студенты, которым глубоко плевать на то, чем они пришли заниматься.
- Спасибо за откровенность. Теперь прошу сесть тех, кто встал потому, что это показалось им забавным.
Студенты замешкались, самые нерешительные сели, непоколебимо и нагло стоять остались лишь трое. Я крутил пальцами крошащийся мелок, который хотелось зашвырнуть в этих невежд. На доске, в том месте, куда указывала стрелка от слова «ленивцы» появилось слово «свободны».
- Я даю вам минуту на размышление. Если вы придёте к выводу последовать этому способу, я обещаю вам твёрдую тройку в конце семестра. Если это каким-то непостижимым образом вас не устраивает, прошу сесть.
Все трое бахнулись на свои места, глядя на меня ошарашено. Этот метод действовал на протяжении вот уже лет пяти или шести. Каждый новый курс я встречал разделением, в конце которого все приходили к решению учиться. Не все доходили до конца, но я был рад тому, что смог срубить их желание положить болт на учёбу в первую же пару под самый корешок. Всё это время я старался вообще не смотреть на огненно рыжую девушку, чья беспринципность во внешнем виде и поведении, практически порождала во мне мерзопакостного старика, брюзжащего без остановки. Я имел право выставить её за дверь за одно только опоздание, но не мог себе позволить так обращаться с той, которая ещё совсем недавно малюсеньким клубочком засыпала у меня на руках. Я представил, как сложно будет учить её дальше и то, как нелепо, наверное, я выгляжу здесь в её глазах.
- Ну, здравствуйте, господа бараны, - приветливо улыбаясь, обратился я ко всем. – С вами наше общение будет долгим, но не напряжённым только в том случае, если вы оправдаете в моих глазах своё звание. Бараны вы только потому, что упорно идёте к своей цели, невзирая на препятствия и сложности. И если у вас есть какие-то вопросы, прошу задавать их в течение оставшихся полутора часов, иначе мы здесь с вами заскучаем, потому как, на первой паре я предпочитаю не читать лекций.
С этими словами я написал возле второй стрелки «хорошие детки» и сел на свой потёртый скрипучий деревянный стул.
Как же сложно дышать, когда ты забираешь весь мой воздух, сама того не подозревая. Я хочу остаться наедине как можно скорее и посмотреть в твои глаза на расстоянии меньше пяти метров. В голове проносились десятки мыслей, я не мог понять, что такого могло случиться, из-за чего тебя отправили сюда, под моё крыло. Никто не предупреждал о таком повороте событий, но я был уверен, что ты появилась здесь не просто так. Лица твоих родителей стояли прямо перед глазами – радостное у матери и разумно-доверительное у отца. Я мысленно спросил их «за что?», но получить ответ смогу ещё очень не скоро. А пока, сможешь ли ты приблизиться ко мне хотя бы на расстояние вытянутой руки или будешь считать, что я участвую в их заговоре?

+2

5

Знаете, а ведь это действительно странно. Как ни крути человек, к которому Джойс когда-то жаловалась на одноклассников, тех же школьных учителей, теперь стоит во главе аудитории. И как вот к нему относиться? Как к преподавателю? Что за глупость? Джоуи-то с обычными преподами не слишком церемонится, а с Крисом…тут и надеяться-то собственно не на что. Он ведь необычный, верно? Но если посмотреть с другой стороны, проблемы с одногруппниками ей тоже не особо нужны, так что хоть какую-то, но субординацию соблюдать придется. Быть может ей и было плевать на то, что о ней думают, но находить у себя под дверью какие-нибудь гадости ей не хотелось. А ведь наверняка в этой аудитории уже есть малолетние цыпочки, которых сразил наповал молодой и дерзкий Уэйлер. Джойс обреченно вздохнула, опустив голову на прохладную крышку ее парты. За что ей все это? Забавы забавами, но тут-то учеба, дело вроде как серьезное. Краем уха она слышала легкие чиркания мелом по доске, заставляющие улыбку не сходить с ее лица. Интересный подход к преподаванию был тут же отмечен. Ну, по крайней мере, эта пара не была тупой кучей писанины, которую предвещали другие студенты. Хотя, кажется, они говорили о другом предмете. Тиш чувствовала себя сталкером, следившим за каждым действием ее жертвы, роль которой досталась ее прекрасному молодому Кристиану. Но ведь это нормально? Чисто со стороны. Обычная студентка настолько сильно увлечена занятием, что чуть ли не буравит взглядом своего преподавателя. Такой серьезный,- она повернулась в сторону трех наглецов, которые по приказу учителя должны были направиться к двери. И всевластный,- добавила она, слегка прикусив губу. Хотя на его месте, она бы вряд ли поступила иначе, скорее даже бы наорала на них или начала бы втирать про необходимость высшего образования и то, что мир любит ответственных и трудолюбивых. Но вряд ли бы это выглядело убедительно, ведь по сути, Джойс и сама частенько была ленивцем. Она бы и стала со всеми, но ей это показалось слишком банальным способом привлечь внимание, да и группа баранов ей как то больше ипанировала. Продолжая наблюдать за Крисом, Тиш мысленно давно уже нарисовала таблицу для сравнения ее друга-барашка и сурового Криса, предводителя стада баранов тире студентов. Приобретенные им черты за последние 7 лет нисколько ее не пугали, даже наоборот будили голодный интерес узнать как можно больше.
Не желая более присутствовать на казни так называемых ленивцев, Тиш прикрыла глаза, погружаясь в свои думы. Она нервничала. Едва ли это было заметно со стороны, ибо она засунула в карманы нервно трясущиеся пальцы рук. Хоть общая картина и казалась ей забавной, но дрожь не останавливалась от осознания того, что после пары ее наверняка попросят остаться. Как ей вести себя? Что говорить? Обвинить ли в дурацком сговоре? А если он невиновен? Не очень-то похоже, что он удивлен ее появлению. Но он не зря ведь он ведет актерское? Столько мыслей в голове, что казалось она вот-вот взорвется. Джоуи открыла глаза, откинулась на спинку стула, который от этого неприятно скрипнул.
«Господа, бараны». Пытаешься казаться добреньким, господин добрый-злой полицейский. На ее лице появилась добрая улыбка. Ведь тогда в ее далеком детстве, она звала его барашком за излишнюю упрямость. Ее рука невольно поднялась вверх, а ведь она даже не придумала вопроса. Казалось эмоции говорили сами за себя, и не контролируй она себя, Тиш бы непременно спросила «помнишь меня?» Но вместо этого, почти поборов дрожь в голосе она задала следующий вопрос, выдающий ее вопрос:
-Кристиан. Представься, дура, не пались. Мое имя Джози Райс, у меня вот такой вопрос. Вы дали троим ленивцам второй шанс,- она говорила внятно, с улыбкой на лице, смотря ему прямо в глаза. – А дает ли жизнь вторые шансы? – она сама не знала, чем был вызван этот вопрос, но ей было интересно его мнение, его мысли..Да, самое главное для нее было знать, о чем он думает. Настолько ли они различны даже сейчас?

+1

6

Меня отбрасывало назад. Когда пытался сделать шаг навстречу, невидимая нечеловеческая сила, упиралась ладонями в мои плечи и рывком толкала назад. Я едва стоял на ногах, когда после последнего толчка ощутил врезавшуюся в лопатки стену. Оказавшись пришпиленным и беспомощным, смотрел вперёд, на последний ряд, где из тени выглядывает её рыжая голова и тонкие длинные пальцы, нервно теребящие ручку. Boom.

- С днём рождения, - выпалил я, когда дверь её дома распахнулась, а за ней показалась насупившаяся мордашка, обрамлённая взъерошенными волосами красноватого оттенка. Никаких признаков праздника, только недовольство и неприязнь в больших глазах.
- Какого хрена ты здесь делаешь?
Когда злится, никогда не выбирает "правильные" слова, этому она от меня научилась. Так же, как и быть жестокой. Я не появлялся пару месяцев, и теперь пришло время расплаты. Но устраивать разбор полётов прямо на пороге мне не хотелось, поэтому я бесцеремонно прошествовал в дом, и, не дожидаясь, пока она начнёт вопить, напоминая, что я не имею права так себя вести, взлетел на второй этаж. Джо появилась в своей комнате меньше, чем через минуту, ещё более разъярённая.
- Родители каждый день передают мне «приветы» от тебя! Это так чертовски мило и по-дружески, что не пошёл бы ты ВОН ОТСЮДА?!
- Я ради тебя прогуливаю пары, можно проявить хоть немного уважения?
- Да пошёл ты со своими парами! Тебя не было два месяца! Осознаёшь? Не дня, не недели, а месяца! Я не знала, куда себя деть, сходила с ума, а теперь ты заявляешься весь такой важный и думаешь, что я повисну у тебя на шее?! Чёрта с два!
Она с каждым словом всё больше напоминала мне какую-нибудь огненную мифологическую женщину, готовую вот-вот съесть, не оставив и горстки пепла. Приближаясь, она отрезала мне все пути к отступлению, а потом и вовсе загнала в угол. Секунду спустя на весь дом стали разноситься вопли, выкрикивая которые, она лупила меня изо всех сил, молотила руками, не заботясь о том, куда попадёт, лишь бы навредить, сделать больно. Я сумел схватить её за левую руку, крепко сжав запястье. Райс зашипела, влепила пощёчину правой, которую я тут же взял в плен. Пришлось прижать сильнее к себе, когда она начала вырываться, словно умалишённая, которую ведут на лоботомию.
Через пару минут рыжая устала бороться и обмякла в моих сковывающих объятиях. Щека горела, я никогда не переживал настолько эмоциональной расплаты. Чуть расслабив хватку, я опустил голову на твоё плечо и закрыл глаза.

Чьи-то руки схватили меня за грудки и вытащили в реальность, словно из омута памяти. С нами такое часто происходило, помнишь? А на следующий день я сдал пропущенный экзамен и улетел в Америку. И сейчас, глядя на тебя, испытывал целый букет чувств, одно из которых, - страх. За то, что ты скажешь, что не захочешь общаться, что припишешь мне все смертные грехи, что тебя тоже отбросит назад, отчего ты начнёшь вести себя так же, как много лет назад, когда в тебе только зарождалось чувство любви. Ты ещё не знала, что это такое, а я так удачно бросил тебя именно в тот момент, когда она взорвалась внутри, как бомба замедленного действия. Я оставил тебя с твоими чувствами (речь идёт о дружеской любви, разумеется) наедине и это было самой большой ошибкой. Но больше всего я боялся равнодушия.
Рука сама потянулась к лицу, проведя по небритой щеке, что до сих пор помнит ненависть, подушечками пальцев. В глазах посветлело, когда я услышал голос. Сказать, что вопрос завёл меня в тупик – ничего не сказать.
- Привет, мисс Райс, - ответил я охрипшим от волнения голосом, глядя на поцарапанную глянцевую поверхность стола. – Что ж. Я думаю, это не жизнь даёт вторые шансы, а судьба. И для того, чтобы получить такой, нужно быть достойнейшим из достойных. Не каждый может похвастаться таким званием.
Последнее предложение я произнёс, глядя на неё. Немой вопрос зазвучал в голове с такой силой, будто я стою прямо под огромным звонящим колоколом. Достоин ли я?
- А как по-вашему, стоит ли брать на себя такую ответственность - раздавать вторые шансы?

+1

7

«Не спеши проживать свою жизнь!» - слоган этого поколения. Они живут одним днем, одним чувством, одним порывом, не оглядываясь назад и порой не задумываясь над тем, что все могло сложиться иначе. Это как в фильме «Клик», когда главный герой путешествовал в прошлое, чтобы посмотреть переломные моменты твоей жизни… Только там была и другая сторона, он слишком сильно спешил заглянуть в будущее. Проматывал время, чтобы поскорее оказаться в другом месте с другими людьми, посвятить всего себя любимому делу. Вот такое странное желание крутилось в голове у Джози, пока она ожидала ответа от своего любимого преподавателя. Ответа ли она ждала? Нет, скорее убежденности в том, что на нее таки обратили внимание. Ведь без этого мы не можем. Ей всегда нужно было находиться в центре внимания, казалось бы глупо, ведь больше не ребенок. Но это уже было сложено где-то на генетическом уровне, выбито на каждом эритроцитике ее крови. Центр. Когда всё и все вращаются вокруг тебя одной, ощущение что ты не просто винтик, ты сам механизм. Люди зовут это гордыней? Что ж гореть ей в аду. Только ее это особо не колыхало. Джойс хотела поскорее промотать время лекции, какой бы захватывающей она не была, и приступить к маленькой казни. И откуда в ней это? Ее родители столько усилий приложили, чтобы заставить ее посещать психолога, лечить ее от нервозности, устранять ее психи и срывы, а тут…Несколько нелепых фраз в сторону Кристиана, и будто кто-то потянул за рычаг. Сознание катится как шахтер по рельсам в железной коляске, никакой возможности остановиться…до самого низа, вглубь к темному дну.
«Привет»? И это все, что ты можешь мне сказать? Ее плечи невольно напряглись, а спина выпрямилась. Райс слушала его внимательно, стараясь ловить каждую интонацию, малейшее изменение в голосе. Ей нужно было знать определенно, что он испытывает в данный момент. Не уж то это волнение? Вот она. Маленькая трещина в изящности и самообладании, которым должен владеть любой преподаватель. Маленькая победа в таком незначительном вымышленном поединке, всецело принадлежала ей.
Он закончил, ее губы растянулись в улыбке. Достойно. Взгляд ненароком упал на какого-то студента с первого ряда, чье туловище было повернуто к ней. Вот так всегда, хочешь привлечь одну мошку, а попадается сразу несколько. Хотя строить глазки Уэйлеру всю пару и дожидаться часа пика было явно не в ее вкусе, и вообще одна мысль о таком построении сюжета ее маленького спектакля-боя вызывало у нее отвращение.
Она не спешила ответить, ее мысли метались из стороны в сторону с такой скоростью, что она едва успевала осмыслить каждую. Пусть все думают, что это сценическая пауза или что-нибудь в этом роде. Мы же актеры, господа. По крайней мере, таковыми мы себя считаем. Наверняка большинство из этих студентов не доживут и до первой сессии. Чем, спрашивается, они думали? Участие в школьном спектакле открыло в них талант и рвение? Не ересь ли? Да что там… Джойс готова была отдать свои любимые рыжие волосы на то, что половина присутствующих поступили сюда, насмотревшись сериалов и решивших, что они могут лучше.
Второй шанс… Джоселин попыталась сконцентрироваться. Облизнув губы, она вновь обратила свой взор на Криса. – Значит, Вы верите в судьбу? – первый шаг это анализ сказанного, нужно было найти некий камень преткновения. – Не слишком ли это…,- даже ей было трудно подобрать то самое слово, стоило встретиться с ним взглядом,- глупо? Немного не то. В том смысле, что разве актёру следует рассчитывать на судьбу, когда приходиться постоянно бороться за кусок хлеба и место под солнцем? Или я что-то не понимаю?- это была святая истина, по крайней мере, для нее, так ей объяснили. – Отвечая на Ваш вопрос, скажу, что это зависит от человека и от того, как сильно он этого хочет и на что он готов пойти ради еще одной попытки. А еще пожалуй от того, насколько он силен. Я бы не стала давать человеку шанс, зная заранее что он облажается, как и раньше.
Будь это кто-нибудь другой, она наверняка бы извинилась за вольности, сказала бы нечто вроде «Но я еще слишком юна, чтобы судить. Вы слишком много повидали, наверное просто еще не пришел мой час» и прочая фигня в таком стиле.
Все ее мысли упирались лишь в одну «поскорее бы закончилась эта лекция». Джойс бы спустилась с ее ряда и смогла бы рассмотреть его поближе. С высоты, дозволенного ей обзора, Крис казался таким же как и прежде, но ведь это невозможно, верно? Наверняка у него уже появились морщинки около глаз, да и лицо стало более мужественным. Подумать только сколько лет она не имела возможности лицезреть его. Я ведь тоже сильно изменилась.
А шахтер все катится, погружаясь в полную тьму. А милый образ ее, отточенный для незнакомцев, как будто садится за решетку в тюрьму.

+1

8

Не отрывая взгляда от обладательницы самой огненной шевелюры в мире, я думал о вечном. Философские темы довольно редко посещали мою голову, хоть я и любил поразмыслить о потоке жизненных событий, никогда не вдаваясь в самую глубину своего сознания. По большей части, я и не хотел туда вдаваться, мне нравилось дрейфовать по самой поверхности, тем более что для того, чтобы найти ответ на тот или иной вопрос, не требовалось копать слишком глубоко. Мой разум устроен до умопомрачения гибко, он может подстраиваться под любые условия, легко видоизменять мнение, не теряя при этом суть. Поэтому проблема, что в данную минуту сидела в десяти-пятнадцати рядах от меня, я старался решить, не отступая от своих принципов, то есть у себя же в голове. Выставлять на всеобщее обозрение то, в каких отношениях мы с ней состоим – себе же во вред, не говоря уж о том, как это может подпортить репутацию самой Джойс, ставшей провокатором.
Вопрос её показался мне неуместным. Неужели в той ситуации, которая образовалась вокруг нас, можно отказаться от веры в судьбу? Разве не она привела нас туда, где мы теперь есть? Я всегда верил в то, что существует невидимая сила, сводящая концы с концами. И совсем не в том смысле, в котором мы привыкли понимать это выражение. Она соединяла всё так, чтобы запутать ещё больше, сбить с толку, с правильно пути, поиграться с человеком, потягать за ниточки. Она насмехалась, изворачивалась и девала подзатыльники самым слепым и тугодумам. Я же смотрел на её игрища со стороны наблюдателя даже в те времена, когда становился главным героем.
- Вам ли задавать этот вопрос? – вырвалось у меня, несколько удивлённых взглядов с разных концов аудитории мгновенно устремилось в мою сторону. Пришлось быстро придумывать оправдание сказанному. – Вы же выбрали актёрский факультет не для того, чтобы, как вы выразились, «постоянно бороться за кусок хлеба и место под солнцем»? Или для вас это единственный возможный способ выживания?
Сарказм так и сквозил в моём голосе, хотя я даже и не думал его намеренно добавлять. Глядя на жизни ныне известных актёров, невозможно переложить их успех или неуспех на что-либо иное, как не на судьбу. Я всегда считал, что случайностей не бывает, что либо ты делаешь себя сам, либо тебя делают твои родители, либо деньги. И ко всему этому, так или иначе, прикладывает свою коварную руку сама судьба. Деньги не появляются из пустоты, а родители не всегда стремятся сделать из своего чада суперзвезду, отдав ему все лавры.
- А глядя на меня.. что вы скажете? Дадите ли мне шанс?
Мой вопрос потонул в гуле, раздавшемся из коридора. Я и не заметил, как быстро за всеми волнениями пролетела вводная укороченная пара. Студенты стали собирать вещи и вставать из-за парт. Я даже не успел дать им указания на выходные.
- Пожалуйста, ознакомьтесь со списком необходимой к прочтению литературы, особенно обратите внимание на второй пункт, - чуть повысив голос, попросил я. – На следующем занятии я каждого из вас попрошу ответить на простой вопрос – что именно подвигло вас на поступление в актёрскую или режиссёрскую среду.
На моём столе остался ежедневник и парочка книжек, которые лежали только для виду и которые я не собирался использовать во время сегодняшних пар. Следующая начнётся уже через двадцать минут, поэтому собираться мне не пришлось. Однако оставаться на месте я тоже не мог, волнение возвращалось с удвоенной силой, давило на голову, прибивало к полу. Я плюхнулся на стул и начал лихорадочно соображать: вот сейчас ты подойдёшь, задашь какой-нибудь вопрос, а я даже ответить тебе ничего не смогу, да что там, не смогу даже добровольно взглянуть в твои глаза. Почему я должен чувствовать вину там, где её попросту нет, где ты сама её выдумала, заставляя и меня в неё поверить? Я, взрослый мужик, не могу постоять за себя, как первоклассник забился в угол перед безжалостными кулаками третьеклассников, то и дело взлетающими в воздух, лишь запугивая, но не причиняя физического вреда. Я обязан был взять себя в руки.
Класс опустел, а я и не заметил. Осторожно подняв голову, вздрогнул от неожиданности, столкнувшись с твоим пронзительным изучающим взглядом меньше, чем в метре от меня. Тишина звенела в ушах, становилась всё невыносимее. Я почти физически ощущал, как ты залезаешь под кожу, осматриваешься, вглядываешься в каждую черту моего постаревшего со временем лица. Разочаруешься ли? А, может быть, таким я буду нравиться тебе больше? За всеми этими мыслями я не сразу сообразил, как ты сама изменилась. Твоё лицо не потеряло той юношеской красоты, которую я так любил, но и приобрело несвойственную твоему возрасту мудрость. Ты выросла, а я так легко упустил возможность участвовать в этом. Глаза немного сощурены, скулы напряжены, губы едва заметно подрагивают, словно пытаясь что-то сказать. Один на один, с глазу на глаз.
Ну же, Джойс, сделай мне больно, только попробуй.

+2

9

Джойс выслушала его спокойно, даже не смотря в его сторону, а попросту калякая незамысловатый узор на полях своего блокнота. Мне ли задавать этот вопрос. Как раз таки мне. Внутреннее буйство слегка отразилось на ее манере речи, делая ее голос немного дрожащим, но от того не менее уверенным:
-Будьте уверены мои родители сделали все возможное, что осведомить меня о тяжести выбранной мной специальности. Но я пришла сюда потому что верю в свои силы. Человек сам строит свое будущее. Жизнь лишь ставит перед ним выборы, разукрашивая некоторые моменты простыми случайностями и совпадениями. Но по сути своей, выбор всегда остается за нами, а значит никакой предначертанности для определенного человека нет,- ее улыбка, немного нервная и дерганная от того, что ей пришлось прикусить язык, иначе все это могло бы превратиться в трехчасовую дискуссию о том, что их взгляды на жизнь никак не стали схожими, по крайней мере судя по этому мини-диалогу из парочки реплик в адрес друг друга. Внутри же все ликовало от мысли, что они ни на шаг не приблизились к общему знаменателю. Возможность раскрыть что-то новое и посмотреть на жизнь глазами другого. Это ли не прекрасно? Даже для нее, настолько уверенной в правильности и истинности своих мыслей, это было неплохим источником для черпания силы. Какой? Она еще не решила сама. Впереди уйма времени для осмысления, Райс ведь не была эпикурейкой, живущей только одним днем, хотя зачастую люди воспринимали ее именно такой. Джойс слегка наклонилась вперед, упираясь пальцами в крышку стола, немного вдавливая их до тянучей боли. Решение не отвечать на последний вопрос всплыло само собой. Слишком откровенный. И если она не волнуется о мнениях окружающих, то Крис должен хоть немного чтить такое слово как репутация преподавателя. Да и к тому же некое чувство подсказывало, что студенты и так могли почуять неладное со всеми этими «дадите мне шанс». Райс была ограничена на данном этапе. Она не хотела думать, что вопрос был задан для нее как для студента. Мол возможность изменить ваши взгляды и прочую лабуду, что несут некоторые психологи или попросту промыватели мозгов. Единственное в чем Джози хотела быть уверенной так это ее значимость здесь. Ей было важно, чтобы ее выделяли, несмотря на то, что она всегда ставила игнор на доносящейся и касающейся ее критике.
Потянув голову вправо-влево, чтобы хоть немного сбавить наросшее напряжение, Райс раздумывала над планом возможного побега из аудитории, пока ее очаровательный преподаватель диктовал домашнее задание. Спешу поправить, план побега для него. На его месте Райс бы тоже предпочла бы смыться, нежели чем решать проблемы с подростком, у которого гормоны играют панихиду власти и нравственным законам. Ну что ж? Лекция действительно закончилась. Это было забавно. Она хотела встать и просто уйти, но поймала себя на этой мысли уже когда подходила к его столу. Фонтан, да нет уж долбанный Ниагарский водопад эмоций бил по вискам. Слишком громко. Казалось, что тишины и не было в помине, просто кажущийся вечным стук, напоминающий барабанную дробь по ее ушам. Она приложила руку к своему сердцу, оставаясь в нескольких шагах до цели. Успокойся, это всего лишь Кристиан. Всего лишь барашек, помнишь? И на 20 минут он твой. Действительно стоило не забывать о времени. Следующая лекция была на подходе. Она не любила длинные перемены, которые казалось только удлиняли учебный день и не приносили особой пользы. До кабинета всегда можно добежать минут за 5, а отпроситься с лекции в случае «крайней необходимости» тоже всегда можно было. Но не сейчас. Эта треть часа давала ей возможность узнать его, разоблачить родительский и его тщательно продуманный план. Мысль о спланированности  всего происходящего вернула ее на землю. Натянув довольную ухмылку, Райс в мгновение ока  сократила расстояние до Уэйлера.
Обнять, показав слабость, или замахнуться, как прежде в истерике крича «почему так долго ни слуху ни духу»? Какие чувства она хотела показать ему сейчас, в данный момент? Как всегда дело стал за выбором. Люди говорят «ходить по острию лезвия». Немного не то. Скорее Джойс всегда напоминала маятник, раскачивающийся из стороны в сторону, но против всех законов физики, нагло и наперекор законам гравитации, он не прекращал движение. А не в этом ли сущность человека? Движение, стремление к прогрессу, требующее забыть о покое. Нарушение правил это всего лишь приятный бонус, небольшая доза дополнительных гормон счастья за то, что ты совершаешь нечто недопустимое. Движение, нарушение правил. Если подумать, Райс не так уж сильна в подобного рода науках, но ассоциации с этими словами у меня вызывает только вечный двигатель. И знаете, будучи не ученым, по простоте своей душевной, Джойс бы давно заявила всем о том, что открыла его. Именно открыла, не изобрела. Создатель давно уж бытует на небесах, порой заставляя человечество сомневаться в его существовании. Человек сам по себе и есть перпетуум мобиле.
Обнять или замахнуться? Собственно ничто не мешало ей сделать и то и другое. Оба маневра он принял бы одинаково, с присущим ему достоинством и спокойствию, которое всегда будило в ней какого-то зверя. Но с другой стороны, всяко это вызовет у него хоть какое-то удивление, если даже не на сознательном уровне то хотя бы на осязательном. А есть ведь и третья сторона – последствия. Когда это я вдруг стала так много думать прежде чем что-то совершить? Собственная неуверенность в том, что когда-нибудь наступит момент и ей нечего будет сказать этому человеку, заставляла рой ледяных мурашек пробежать по ее спине.  Рассматривая поникшую макушку своего друга детства(а как ей еще его назвать?), что само по себе занятие весьма интересное Райс смотрела на него как-то с лаской. Соскучилась. Чего таить греха?  Ей хотелось этого чувства, хотя она сама редко позволяла думать о таком. Ее рука невольно потянула к его волосам, когда он поднял голову. Вот небольшой электрический разряд под встречей глаз. Райс резко одернула руку и как-то по-детски завела ее за спину, мол «у меня что-то есть, а я тебе не покажу». Молчание. Она снова слышит надвигающийся к вискам звон, сощуривает глаза чисто по привычке, так ей кажется она видит нечто, что утаено от глаз.  О чем он думает? А. Какая прелесть, она так повзрослела. Б. Как бы мне дождаться следующей лекции? С. Кто это вообще? Райс думала ни о чем, лишь бы дать им обоим небольшую фору перед лавиной, которую она вскоре обрушит на его многострадательческую(не без ее участия) голову.
- Надеюсь, я не позволила себе лишнего, профессор? – нотки сарказма в ее голосе не уловил разве что глухой, хотя и тот бы все понял исходя из ее улыбки. Черт, как же я..счастлива?

Отредактировано Jocelin M. Rice (2012-06-26 14:02:21)

+1

10

Господи, поскорее бы это всё закончилось, - большими буквами носилось у меня в голове. Быстро и безболезненно. Я уже сейчас, ещё не испытав горьковатого вкуса её мести, желал просто сесть за столик в столовой и поговорить за чашкой чая, без всякого напряга, без неловких пауз и сердитого молчания. Но до этого нам ещё плыть и плыть, а я уже выбился из сил. Сердцебиение медленно успокаивалось. Внутри со мной говорил тихий, размеренный голос, утверждающий, что эта проблема не стоит нервов и, мол, не проблема вовсе. Вот сейчас ты сидишь и накручиваешь себе несуществующих километров, а на деле всё окажется куда проще. Допустим, она выросла разумной девушкой и уже понимает, что ты никакого отношения к родительской афёре не имеешь. Позлится, да простит. Или может быть настолько рада меня видеть, что и вовсе опустит любые обиды. За этим бессилием я ощущал волнение глубоко в груди, потому что никак не мог разгадать то, как она поступит. И понимал, что с одной стороны маньяк во мне испытывает нездоровый к этому интерес, а с другой, было наплевать.
- Брось. Ты запаслась «лишним» настолько, что не расплескать его на окружающих уже невозможно.
Где-то в виске начала пульсировать вена, это сопровождалось колющей болью от каждого удара сердца. Едва кровь достигала некоей определённой точке в этой вене, как всю голову словно пронзало копьём. Я тихо зашипел и опустил голову. Надо же, чем она ближе, тем боль сильнее. Не зря меня так выбросило из сна во дворе, это было предупреждение, только я бы ни за что сам не разгадал, чего ждать. Если бы не случай.
- Я рад тебе. И если для того, чтобы ты не испытывала ко мне ненависти, я могу что-либо сделать, скажи сразу, и я сделаю.
Как странно. Настроение скачет из крайности в крайность. Давай, Крис, ещё на колени перед ней встань. Молодость всё равно уже не вернёшь, между вами никогда не будет как раньше, так что же ты опускаешься? Кому нужно твоё ненатуральное чувство вины?

- А представь, что когда-нибудь мы с тобой потеряем друг друга. И долго-долго не сможем найти. Что мы будем тогда делать? Как я буду возвращаться из школы без тебя?
Дело было на крыше её дома. Шершавая черепица щекотала его босые ступни, пока он нёс её, перекинутую через плечо, на самую верхотуру, а она закрыла глаза маленькими ручками и визжала на всю округу, требуя вернуть на землю. Он бережно посадил её рядом с собой, лицом к закату, обнял за узкие плечики, а она вцепилась пальчиками в его угловатые колени и боялась открыть глаза. В его власти было в ту самую минуту показать ей сказку, и он не зря выбрал именно это место и то самое время. Ведь то был последний день, когда он может посвятить ей больше минутки. Той же ночью поезд должен быть забрать его в Бирмингем, где он планировал провести как можно дольше времени и тренировать силу воли, не срываясь на каждый выходные обратно к родным. Вот только она ещё об этом не знает, и только благодаря словам её, он понимал, что внутри себя она уже всё давно почувствовала. Большая разница в росте, делала их похожими на тёмные силуэты маленькой принцессы и бурого медведя. Две противоположности, вечно задающиеся вопросом – как так вышло, что они так привязаны друг к другу?
- Открывай глаза, трусишка.
Повинуясь просьбе молодого человека, малышка убрала ручки от лица, но глаза открыла лишь когда повернула голову в его сторону. Взгляд её был полон надежд, предвкушения, жажды приключений, тайн, новых свершений и веры в светлое, радостное будущее. Но она по-прежнему боялась смотреть по сторонам и глядела только в его чёрные глаза. Для неё они всегда были светлыми, как и его душа. Как бы плохо не было на душе, ради неё он всё накрывал огромным покрывалом хорошего настроения и тепла.
- Посмотри на этот закат. Представь, что сегодня ты можешь увидеть есть в последний раз.
Во взгляд её тут же прокралось сомнение и страх, они заискрились и такими молодой человек увидел их в тот самый последний раз. Едва она отвернулась к солнцу, в его душе появилась новая печать, под которой он сохранил все воспоминания, связанные с рыжей девочкой, которая была для него всем долгие годы.


На секунду мне показалось, что глаза наполнились слезами. Я с трудом видел поверхность стола, в который вперил взгляд, но потом понял, что это лишь потемнение и что я не собираюсь плакать из-за каких-то воспоминаний, конверт с которыми ты так жестоко разорвала, высыпав содержимое. Кто-нибудь скажет, что не понимает, зачем я стараюсь распрощаться с тем, что так долго согревало, другие лишь покачают головами, а третьи тихо вздохнут, и во взгляде их я прочитаю понимание. Невозможно вот так сразу принять то, что многие годы хранилось глубоко в душе. Эта девушка передо мной как две капли воды похожа на ту Джойси, что я так любил в юности, одновременно с чем, она не имела с ней ничего общего. То, что я помню, давно в прошлом, и теперь, когда мы познакомились вновь, я чувствую только недоверие, хоть и кажусь себе двадцати двух летним мальчишкой, сидящем на крыше в дырявых джинсах с малышкой в обнимку. Что дальше?

+1


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » полюса