Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Мы будем как Миллер и Монро


Мы будем как Миллер и Монро

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Название воспоминания/события: Мы будем как Миллер и Монро
2. Действующие лица: Caesar Avery, Catherine Brennan.
3. Дата и время: декабрь 2010 года.
4. Краткое описание: когда постановщик неожиданно теряет перед самой премьерой актрису, поиск замены становится насущным и срочным делом. Кто быстрее и вернее выручит, если не человек, который всегда под рукой? Видимо, примерно так рассуждал Цезарь Эйвери, предлагая Кэтрин Бреннан выйти на сцену в эпизодической роли. Однако когда встречаются человек искусства и человек, глубоко чуждый искусству, любая драма или рождественская мистерия может легко превратиться в фарс.

Отредактировано Catherine Brennan (2012-05-19 00:07:54)

0

2

Знаете, это удел типичного зрителя - делить героев на главных и второстепенных. На основные действующие лица и массовку. На самом деле каждый отдельно взятый персонаж - важен, даже тогда, когда, кажется, будто он никакой роли и не играет; не будь его - решительно ничего не претерепело бы существенных изменений. Разве что спектакль оказался бы на несколько секунд короче - да и то, в том случае, если бы паузу качественно не занял бы главный герой или хотя бы друг/подруга главного героя. В глазах же постановщика, а в особенностИ, если речь идет о крайне щепетильном перфекционисте Цезаре, значение имеет даже цвет пуговицы на рубашке массовки. Каждый отдельно взятый персонаж - часть общей картины, кусочек паззла, который вносит что-то очень-очень нужное и важное в общее представление. Поэтому в глазах Цезаря, в сущности, каждый участник его постановки был в примерно одинаковом положении - единственное, что отличало их, это то, что требовал от третьего плана Эйвери не в пример меньше, чем от первоплановых исполнителей, что и понятно - зачастую им даже слов не доставалось - лишь косой взгляд с упреком, равнодушие - или любая другая эмоция, которая внесла бы свою лепту в происходящие на сцене события.
   Легко найти замену, когда "вне игры" оказывается кто-то из главных героев - удивительно, но факт, - на их место обычно есть два-три дублера, которые спят и видят, как бы подсидеть более удачливого однокурсника/однокурсницу. Их тексты обычно знают почти все. Словом, как это ни парадоксально, а Цезарь вряд ли счел бы такой уж трагедией, если бы главная героиня вдруг заявила, что по какой-то причине не сможет поучаствовать в постановке в день ее официальной премьеры - если такая громкая характеристика, конечно же, вообще применима к такому локальному и малозначимому по глобальным меркам событию, как постановка Университетского театрального кружка. Но то, что куда-то запропастилась служанка, привело Эйвери в некую смесь паники, раздражения и ощущения, что все вокруг сговорились ему подгадить именно сегодня, когда он должен быть в зените славы - по крайней мере, в собственных глазаХ, когда поймет, что все прошло на "Ура".
 
  Эйвери нёсся по коридору - пока что без особой цели, в слепой надежде на такой же слепой случай, который сможет в последний момент подкинуть ему верное решение. Такое происходило не слишком часто, но иного выбора у Эйвери пока что не было, посему он, с силой сжимая во вспотевших ладонях скрученный трубочкой сценарий, вымерял шагами коридоры Университета, пока не наткнулся на Кэтрин. Прекрасную синеглазую Кэтрин. Удивительно страстную натуру с мозгами, которому состоявшийся аналитик позавидует в сторонке, выкуривая сигарету.
  - Кэт! - Цезарь, по иннерции промчавшийся немного вперед и оставив синеглазую позади, сделал несколько шагов "задом наперед" и вцепился в тонкие кисти рук девушки, словно утопающий за соломинку, при этом абсолютно упустив из виду, что сценарий оказался под его ногами - он знал его наизусть. Каждое слово, каждое движение, каждый поворот головы и вскинутую бровь. - Кэт, помоги. Помоги мне. Это важно!
   Их когда-то связывали отношения - казалось, это было так давно, но Цезарь до сих пор вспоминал недолгий, пылкий, полный противоречий роман между творческим и аналитическим умами. Они не били посуды, не устраивали истерик, не страдали от разбитого сердца - именно поэтому, когда вдруг связь их оборвалось, все было по прежнему - было по прежнему легко общаться, не существовало никакой неловкости - разве что мимолетные нереальные мысли порой залетали в голову и Цезарь с едва-сдерживаемой улыбкой представлял себе - А что, если бы...?

+1

3

Что такое предрождественский период для хорошего журналиста? Конечно же, работа, тут и двух мнений быть не может, материал ведь сам так и плывёт в руки: культурные обзоры рождественских событий в Сан-Франциско, анонсы университетских мероприятий, новости городского и местного масштаба, подведение итогов года и итогов конкурсов, приуроченных к концу этого года. В общем, только успевай держать нос по ветру, ловить все возможные детали и мелочи и обрабатывать их так, чтобы интересно было не только тебе. Бреннан успевала, с самого первого курса успевала, как будто только этим и жила. Однако к этому году числу её обязанностей добавилась ещё и редакторская работа, и держаться ловить ветер всеми парусами, успевая сохранять равновесие, стало немного сложнее. Всё это и привело к тому, что в середине декабря Кэтрин сама себе больше всего напоминала робота на реактивном ходу, практически не сидела на месте и почти забыла о том, что на свете бывают развлечения. В силу всё той же загруженности она толком не знала, что творится у друзей и даже почти не испытывала угрызений совести по этому поводу.

Кэтрин мчалась по коридору, просматривая гранки своей статьи, посвящённой достижениям университета за первый семестр. Она как раз запихнула их в сумку-планшет и собиралась, не снижая скорости, свернуть в сторону лестницы, когда мимо пронеслось нечто высокое и золотоголовое. Бреннан не остановилась бы, если бы нечто внезапно не сдало назад и не оказалось при близком рассмотрении Цезарем Эйвери.
Цезарь вылетел на встречную и схватил её за руки, а Кэтрин послушно замерла. Цезаря Бреннан любила. Нет, никакой романтики, ни в коем случае. С тех пор, как они, по выражению. самой девушки "умно разбежались", ни о каких амурных чувствах или нежной страсти речи не шло, просто это был один из немногих людей, кого Кэт перевела из категории знакомых в разряд друзей. Цезарь был даже немного больше чем друг: он понимал её натуру, не шарахался и не стремился переделать, а Бреннан платила за это чем-то сродни товариществу.
Сейчас друг и товарищ явно был взволнован и не пытался это скрыть.
- Не вопрос, помогу. А что надо? - мгновенно откликнулась Кэтрин, локтём пихая за спину тяжёлую сумку. - Что такое случилось, что ты накануне премьеры носишься по коридору, как ошпаренный?
Мысленно она уже сдвинула часть дел на поздний вечер, прикидывая, что вполне реально успеть всё, если она нужна Цезарю прямо сейчас.

0


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Мы будем как Миллер и Монро