Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Save me


Save me

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Название воспоминания/события
   Save me
2. Действующие лица
Lara Delark & Caesar Avery
3. Дата/примерная дата и время
9 ноября 2011 г.
4. Краткое описание.
  Когда кошмары, перемежающиеся с бессонницей, стали просто невыносимыми, и Цезарь понял, что дальше просто некуда, он решил попробовать - а вдруг? Ведь зачем-то же существуют психологи! Значит, кому-то они помогают... А если не они, то кто?

0

2

-Уже среда. – констатировала Ларджи, попивая кофе у себя в кабинете и переводя на календаре бегунок на 9 число. Валентина, новая служанка в доме Лары, готовила кабинет к приему пациентов,сегодня был особенный день и она знала об этом, поэтому  с удовольствием занималась уборкой. Пожалуй Валентина была единственным человеком, который в свои 64 года не видел ничего плохого в том, чтобы жить у хозяйки дома и убираться бесплатно. Конечно, бесплатно это слишком просто звучит,на самом деле Валентину Лардж встретила в трудовом агентстве, эта женщина потеряла семью и дом в неких обстоятельствах, к сожалению никто не желал брать в дом служанку, еще и содержать ее,а так же платить заработную плату. Лара тоже не желала разбрасываться своими финансами и тогда она предложила Валентине сделку – она будет следить за домом и держать его в полной чистоте, в свою очередь Лара предоставит ей комнату в своем доме. Ларе не хотелось жить одной, а такие услуги за простую комнату в своем доме она пожалуй сочла наиболее выгодными.
Обычно в будние дни Лара работала в местном центре или же вовсе не работала, если того пожелала бы, но после некого анонимного звонка, она решила принять пациента на дому. Ей не объяснили всю ситуацию, не сказали как зовут пациента, она даже не была уверена,что пациент приедет, но ждала его. Уже был 12 час, Валентина убрав в кабинете, принесла фарфоровый чайник наполненный свежезаваренным черным чаем и несколько фарфоровых кружечек на блюдцах, сахар,ложечки – все это присутствовало на подносе стоящем на столе. Кабинет Лары не был похож ни на один кабинет у психологов, во всяком случае его атмосфера отличалась непринужденностью и неким домашним уютом,что впрочем очень ценили пациенты Лары. На светлых бежевых стенах висели репродукции малоизвестных художников, изображавших весьма красивые пейзажи северной Америки – горы, леса, поля, даже затерянные деревушки с непривычной для городского жителя простотой. Большое окно выходило на чудесный сад во дворе дома, главной достопримечательностью в этом саду было старое,но очень большое дерево акации. В округе, как и в самом Сан-Франциско таких деревьев почти не осталось, все из-за урбанизации - жадные монополисты требуют постройки все новых и новых зданий для корпораций, отелей или же жилых квартир не для бедной части населения. Широкий подоконник был устелен мягкими подушками, Лара заметила, что большинство пациентов любят наблюдать за природой, когда рассказывали наиболее важное из своей жизни,поэтому при постройке дома было учтено,что в кабинете будет очень широкий подоконник, чтобы на нем можно было сидеть или лежать. Это помогало большинству людей расслабится.  В самом кабинете же было минимум мебели, небольшой стеллаж для книг, мягкие кожаные диваны, кофейный столик около диванов, деревянный стол в углу комнаты, за которым Лара делала письменную работу,но никогда не принимала за ним пациентов. Лара предпочитала давать возможность живого общения своим пациентам, она предполагала,что дружественные отношения с людьми,которым нужна помощь, помогут им в реализации лечения, но сложностью в таком подходе было то самое «не брать работы на дом». Большинство пациентов даже после лечения все равно посещали Лару, чтобы просто пообщаться, хотя Лара и остерегалась таких встреч, они были частью жизни, не только ее, но и вылеченных людей. Как говорил доктор Юнг «-Только страдавший доктор может излечить». Пожалуй верное заявление, если учесть, что Ларе приходится сопереживать своим пациентам.
-Валентина, испеките свое фирменное шоколадное печенье. Я думаю нашему гостю не помешает немного сладкого. –улыбаясь уголками своих уст, вымолвила Лардж. Она все так же ждала человека, который предпочел не называть своего имени.

+1

3

Это было трудное решение. С какой стороны ни глянь, каким боком не прокрути - трудное. Почти физически ощутимое бремя. Однако, вероятно, одно из первых "зрелых" решений. Потому что только морально незрелые люди склонны, как дети, полагать, что помощь извне - признак их собственной слабости и неспособности решить проблему, которая, возможно, даже и не в их компетенции. И Эйвери, как никто другой, всегда и во всем крайне недоверчиво относился к помощи, и уж тем более не снизошел бы ни за какие коврижки до того, чтобы у кого-то её просить. И уж тем более - просить у незнакомого человека. И если возвести эти чувства отторжения в эн-ную степень - из-за того, что вопрос был, на взгляд Цезаря, слишком личным и деликатным, задевающим его самолюбие, гордыню, чувство некоторого собственного превосходства над другими, то вот именно с этим багажом за спиной молодой человек и шёл на прием к психологу. И ничто, решительно ничто, включая место встречи не в офисе, а дома, не смогло убрать эту официальность, с которой направлялся на мероприятие в сущности далеко не официальное, Эйвери.
  Ему дорогого стоило принять это решение. Он буквально переламывал сам себя, убеждая и приводя веские доводы, отчего ему действительно необходима эта помощь. И, можете поверить, если бы вместо него самого, это делали другие люди, ничего из этого не вышло бы! Цезарь лишь еще больше запротестовал бы против такого вмешательства в его святое святых. Но когда он сам измучился до крайней точки, когда внутри, казалось, навсегда поселилось моральное и физическое изнеможение, а планы по прежнему оставались если и не Наполеоновскими, то уж точно Цезаревскими(если проводить паралель с историческим тезкой), он понял - дальше так нельзя. Только когда на карте оказались поставленными те самые планы и успех его предприятий, Эйвери наконец вынес вердикт: он нуждается в помощи.
  И сейчас, вовсе неуверенный в том, что он эту самую помощь на самом деле получит, молодой человек неловко топтался у порога дома некой мисс Деларк. И хорошо, что перед её именем в сознании всплывает это холодное формальное "некая". Человек - странное существо. Подавляющему большинству проще раскрыть свои тайны и проблемы (или тайные проблемы?) кому-то незнакомому, чем тем людям, которые рядом. Видимо, это и есть боязнь того, что в перспективе кто-то из близких может этой слабостью воспользоваться? Впрочем, он уже давно зарекся уходить в дебри и слишком много думать над этими вопросами - никакого с этого прока нет, а только отнимает то время, которое можно было бы уделить обдумыванию вопросов более насущных и приземленных.
   Открывшая Цезарю двери пожилая женщина повергла молодого человека в легких ступор, едва он только допустил мысль, что в его душе будет копаться бабушка, которой, вероятно, его проблемы будут совершенно непонятны, тогда как он расчитывал на кого-то, более близкого к себе по возрасту.
- Добрый день, мне назначено к мисс Деларк, - сухо и без энтузиазма сообщил молодой человек, отводя глаза куда-то в сторону, где его взгляд запутался в ветвях старого, внушительных размеров дерева.
   К его счастью, встретившая его женщина лишь сообщила о том, что его ждут - а это значило, что пока его опасения безосновательны. Заткнув подальше легкое раздражение и неуверенность, Цезарь коротко поблагодарил женщину и прошел туда, куда она ему указала.
- Мисс Деларк? - остановившись в двух шагах от дверного проема, вкрадчиво переспросил молодой человек, самым невежливым образом опустив полагающееся приветствие.

+1

4

Деларк прождала около 20-ти минут, Валентина успела испечь свое необыкновенно вкусное печенье,так полюбившееся всем пациентам Лары, что те даже спрашивали,не подсыпала ли она им в сладкое немного антидепрессантов для полноты ощущений, на что Деларк заботливо хвалила свою домработницу и подмечала совершенный талант Валентины угождать людям без перебегания к препаратам. Сама Валентина конечно же препараты принимала и не в малых количествах...
-Мисс Деларк, к Вам посетитель. –Это самое «посетитель», так всегда забавляло Лардж в словах Валентины. Она никогда не называла пациентов Лары именно пациентами, даже считала их персонами высшего общества, тех с кем ей лучше даже взглядом не встречаться в обычной жизни, ведь она- простая домработница,а они «Посетители», важные персоны в доме Деларк. Лардж утвердительно кивнула старой прислуге, та, конечно же, побежала делать свои домашние дела,чтобы уж наверняка не мешать психологу работать.
«- Мисс Деларк?» -Так отчетливо послышалось из-за кабинета Лары, мужской голос,очень похожий на тот,что звонил ей пару дней назад. Машинально девушка обернулась,посмотреть на того, кто же все-таки соизволил прийти к ней в дом. Лардж была весьма удивлена, она совсем не ожидала увидеть в своем доме «мальчишку» - только так она могла назвать представшего перед ней молодого человека,ибо понимала, что к психологу не ходят брутальные мужчины с сомнительным прошлым.
-Да-да, проходите. Я так понимаю, Вы тот самый аноним,который желал встретится со мной? –С легкой улыбкой на устах произнесла девушка, любезно впуская своего гостя в кабинет. –Присаживайтесь там, где Вам будет удобнее. Если хотите, я могу закрыть дверь. –С той же искренней любезностью молвила девушка, стоя в проходе. Некоторые пациенты требовали особый подход, они считали, что в комнате должно быть все заперто: окна, двери даже книжные шкафы – совершенно все. Это давало им неподдельное ощущение того,что все, что они сейчас скажут, навсегда будет заперто тут вместе с их психологом. Так оно и было на самом деле, Лара никогда не обсуждала других пациентов и тем более никогда не покушалась на раскрытие священной врачебной тайны. Все, что было сказано в этом кабинете никогда не выходило за его периметр. Это было некой Меккой для верующих в целебную силу слова и как многие из нас знают, слово обладает лишь частью тех знаний,которые получает человек практически,то бишь тактильно. Главное в работе Лары было изучить пациента от и до,углубится в его мир настолько,насколько он позволит и самое главное, не пропустить ни одной эмоции пациента. Упущенная эмоция может стать роковой ошибкой в процессе лечения, а Деларк совсем не хотела совершать роковые ошибки. Но к сожалению,она еще ничего не знала о своем пациенте, не знала кто он такой, как его зовут, что его тревожит. Не знала даже, что он предпочитет,чай или кофе. Сейчас настал тот самый этап, когда заслужить доверие – это сорвать куш.

+1

5

В сущности, никто силком Цезаря сюда не тянул, никто его к этому шагу не принуждал. Он, в конце-концов, самолично пришел к выводу, что ему нужна помощь специалиста. Он сам разыскал эту молодую женщину, сам позвонил и записался на приём, а потому повода быть хоть сколь-нибудь недоверчивым или более того - враждебным, у него не было. Не то, что повода, а и права. Он бы мог прямо сейчас откланяться, извиниться и уйти - и никто ему бы и слова не сказал. А раз уж он здесь, то стоит быть хоть немного более вежливым и дружелюбным. А иначе - каков смысл нахождения здесь? Зачем изначально выстраивать барьер, который потом еще сложнее будет побороть, если все равно нужно будет что-то говорить. Говорить много. Говорить о том, о чем говорить совсем не хочется. Доставать с самого дна глуши нечто вросшее своими корнями, выдирать это все и выкладывать на поверхность. Поэтому закапывать это сейчас - глупо, непредусмотрительно и зазря.
  - Да, благодарю, мне...было бы так легче, - неохотно согласился Цезарь. Кажется, это была первая попытка пойти на искренний контакт - четко выразить свое желание, не опасаясь показаться черезчур мнительным.
  Выбрав своим пристанищем не диван, не кресло, а обыкновенный стул с деревянной спинкой, Эйвери, извиняюще улыбнулся, будто бы этим спрашивая разрешения, но, не дожидаясь явной озвучки такового, самовольно поставил стул в аккурат к окну. Так казалось комфортнее. Возле окна. В окно можно отводить взгляд, чтобы не смотреть на женщину и делать вид, будто говоришь сам с собой. Так легче. Для начала, по крайней мере. Потом, в конце-концов, видимо, придется смириться и принять тот факт, что он выложил свои страхи на блюдечке с голубой каемочкой перед человеком, которого до этого дня и не видел, и не знал.
  Будучи от природы человеком раскованным, Цезарь решил не изменять своим привычкам и сел на стул "задом наперед", уложив локти на его спинку, а подбородок - на сомкнутый замок из переплетения пальцев.
- Меня зовут... - секунда сомнения. - Джулиан. - две секунды сомнения. Это же не клуб анонимных алкоголиков/наркоманов/проституток? - Простите, дурака валяю, - неловкая, кривоватая улыбка. - Цезарь. Меня зовут Цезарь. Я ведь не в преступлении признаюсь, да? Наверное, глупо прятаться за никнеймами. Цезарь Эйвери, если точнее, - молодой человек имел весьма смутное представление о том, как это все обычно происходит. Называет ли кто-то свое подлинное имя вне зависимости от того, с какой проблемой пришел в этот толи госпиталь для души, толи исповедальню? Хотя наверняка в таком деле условности неважны, да и рамок, и правил четких не существует, как и одного универсального подхода ко всем. - И, если честно, я не уверен, поможете ли вы мне, простите мне мою откровенность. Предвидя ваш возможный вопрос, скажу, что пришел, потому что устал и хочу хотя бы попытаться найти выход. Как вы думаете, вы сможете мне помочь? - показавшись самому себе достаточно наглым с этой атакой вопросами, Цезарь почесал высвобожденным из "замочка" указательным пальцем кончик носа, глядя прямо, уверенно и вопросительно в глаза мисс Деларк. Кажется, былая уверенность к нему вернулась, впрочем, было подозрение, что это ненадолго - ровно до того момента, когда он будет вынужден начать говорить что-то по существу.

+1


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Save me