Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Третий не лишний


Третий не лишний

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Название воспоминания/события
Третий не лишний;
2. Действующие лица
Иса и Амбри;
3. Дата/примерная дата и время
5 ноября
4. Краткое описание.
Ревность такая штука. Как ни крути, ее не скроешь.

0

2

Наверное, мы с Амбреллой очень быстро пережили тот период, когда подруги не могут нарадоваться тому, что живут они наконец-то рядышком под боком друг у другу, и через всю мишуру, которая тому соответствует, перешагнули довольно быстро. Если раньше почти каждый вечер мы проводили вместе с гостиной, просматривая какой-нибудь фильм или телепередачу, попутно кидаясь друг в друга поп-корном или колотя друг друга подушками, если раньше мы могли часами болтать на кухне, выпивая больше чем тыщупицот литров чая, или если раньше мы могли и вовсе ночами не спать, веселясь либо в чьей-нибудь комнате аля пижамная вечеринка, либо слоняясь по улочкам, то теперь мы как-то поостыли ко всем этим прелестям. Довольно быстро, я вам скажу. Возможности совместного проживания больше не будоражили нашу кровь так, как раньше, и к присутствию друг друга через стенку друг от друга мы воспринимали больше не как-то какое-то долгожданное ваааааау, а как само собой разумеющееся, словно так было всю жизнь. Вообще, наверное, это нормально? Мы ведь друг другу практически как сестры, а сестры они всю жизнь живут вместе и для них в этом нет ничего удивительного, напротив, они стремятся избавиться друг от друга и разъехаться по разным квартирам.
У нас, конечно, все было не так радикально - избавиться друг друга мы не стремились, а вот избавить друг друга от общества друг друга (о великий русский язык, прости мою душу грешную за столь злостную тавтологию) - это да. Приходя домой ограничивались приветами, расспросами как прошел день, совместным обедом или ужином, а затем расползались по своим комнатами и занимались своими делами. Иногда, конечно, перекрикриваясь друг с другом через стенку и болтая на отвлеченные темы, а иногда и вовсе залипая в своих ноутбуках и либо не обращая друг на друга вообще никакого внимания, либо... либо переписываясь по аське, как бы это ни было странно, да. В общем, в какой-то степени, мы были похожи на двух давно живущих совместно супругов. Они вроде бы и любят друг друга, и порой даже пылают страстью друг к другу, но по большей части - им просто похеру. Ну есть и есть твоя половина где-то рядом, ну бродит она тут и пусть дальше бродит. Ну натурально мы, чо! Только вместо страсти мы порой воспламенялись желанием провести совместный вечер перед телеком в компании кока-колы и огромной пиццы, как прежде.
Но только не сегодня. Сегодня я, чему тут удивляться, провела весь день со своим любимым, который проводил меня до дома и еще долго держал на пороге, не пуская за дверь. А потом так же долго топтался в прихожей, не желая от меня отлипать и нести свою тушку в своей общежитие. В общем, когда я вернулась - Амбрелла была занята просмотром какого-то, видимо, увлекательного фильма, потому что когда я заглянула в ее комнату дабы поздороваться и сообщить что я дома, девушка даже не наградила меня дружелюбной улыбкой и взглядом, а буркнула сухое привет. Я тяжело вздохнула, и закрыв дверь, направилась чуть дальше по коридору, к себе. Где-то я догадывалась, в чем причина такого поведения, но все еще надеялась, что ошибаюсь. Ревность, мать ее, эта клуша опять не довольна, что меня весь день не было дома и что я опять весь день была в компании своего молодого человека. Ну да ладно, подуется-подуется, и пройдет. Я уже не обращала на это внимания точно так же, как не обращала внимание на ее проживание здесь... Вернее, не так. Вернее, ее подобные маленькие обиды, выливающиеся в такой вот игнор, были таким же делом привычном, как и ее обитание здесь, так же самим собой разумеющимся. Мой дом - ее дом, и ведет она себя здесь так, как ее душе угодно, да. А пока - пока я могу расслабиться в своей комнате. Поиграть с собачкой, например, которая мирно дрыхла на моей подушке когда я вошла в комнату, или послушать музыку, или посмотреть фильм... Или просто завалиться спать, я еще не решила.

+2

3

Из памяти не выкинуть тот день, когда я стояла на пороге дома Либерти с двумя чемоданами в руках, еле сдерживая слезы радости и боли, кои накопились на душе в те дни: ну, знаете, там долгая история и сейчас ее вспоминать не особо хочется, но если вы будете настаивать, могу рассказать, да. Так вот… Иса сама предложила мне пожить с ней – идея мне сразу же понравилась, но торопиться с решением я не стала: хотела обговорить все с родителями, а не просто поставить их в известность или, как говорится, перед фактом. Собственно, ничего подобного делать мне не пришлось – обстоятельства сами вытолкнули меня из дома (из моего родного дома, где я прожила почти восемнадцать лет) к совсем новому, симпатичному зданию, где меня ждала Истель.
Представляете, все вышло так хорошо, так красиво и трогательно, что, кажется, будто это было не с нами: постоянные посиделки друг у дружки в комнате, разговоры ночами напролет, полнометражки и большие тазики с попкорном и чипсами, диетическая кола и фанта, глянцевые журналы и обсуждение моделей, просмотр в стопицотый раз любимого Гарри Поттера или пиратов в Джонни Деппом, любимый Мадагаскар, где есть Алекс и Мелман, которых мы полюбили с невероятной силой.
Где сейчас все это?
Я скучаю.

…все закончилось слишком быстро: словно шел хороший, интересный фильм и неожиданно включили титры, а ты смотришь на экран и задаешься вопросом: «И это все?» А ответа нет. Никто не пожмет тихонько плечами, не скажет ничего, даже не извиниться! И ты уйдешь.

Наше (если бы оно было нашим на самом деле) сегодня ничем не отличалось от вчера, если говорить в общих чертах: после учебы я зашла в кафе, где заказала, как обычно, свежевыжатый апельсиновый сок и пирожное, быстренько расправилась со своим заказом, оставила официанту хорошие чаевые – он заслужил, ибо был приветлив и мил со мной – и отправилась домой. Дома… А дома никого не было. Мне не составило особого труда понять, где гуляет Эль - где и с кем. Я же приняла ванну и отправилась в свою комнату, удобно расположилась на кровати с ноутбуком на коленках и стала смотреть фильм «Жених напрокат».
- Ни один человек на свете не знает меня так, как ты. Ты меня принимаешь такой, какая я на самом деле, - донеслось до меня из маленьких колонок, когда я, тихонько выдохнув и всхлипнув, услышала приближающиеся шаги и быстро убавила звук.
Эль.
И лишь в один миг преобразившись, еле понятное и без единой эмоции «привет» с моей стороны. После дверь в мою комнату закрывается, и я слышу удаляющиеся шаги в спальню подруги.
То ли фильм на меня так подействовал, что в мозгах что – то переклинило, то ли… То ли меня все это настоебало, простите, так сильно, что сдерживаться я больше не могла – короче говоря, резко захлопнув бук, я встала с кровати и через несколько секундочек оказалась в дверях комнатушки Либерти.
- Как погуляла? – это был спокойный тон. Пожалуй, слишком спокойный, чтобы не смочь заподозрить что – то неладное.

+1

4

Все-таки какое же это наслаждение: вернуться домой, скинуть с уставших ног красивые туфли и влезть в уютные домашние тапочки, и зайти в свою комнату, которая всякий раз распахивает перед тобой свои объятья и невольно вызывает улыбку. Едва я ступила на мягкий светлый ковролин, который так приятно и расслабляюще защекотал подошвы стоп, как мой новый питомец, недавно подаренный Ангелом, встрепенулся, подскочил на все четыре лапки и спрыгнув с кровати, подбежал ко мне, закрутился вокруг требуя ласки и внимания. Нет, все-таки здорово, что мне подарили это чудо, правду говорят, домашние животные это верный способ избавиться от депрессии или плохого настроения уже хотя бы потому, что они никогда не разочаруются в тебе и всегда будут рады твоему возвращению домой несмотря ни на что. Хотя, зуб даю, этот поганец ревностно ревновал (простите меня за тавтологию) меня и к моему любимому - от меня постоянно пахло туалетной водой молодого человека, а собачке, вероятно, нравился мой личный дух, не смешанный ни с чем другим - и к дражайшей лучшей подруге!
- Привет малыш - я потрепала лабрадорчика по холке, нежно улыбаясь - это чудо так и грело мне душу, чесслово - скучал? ты скучаал, да? - заключив его мордашку в свои ладошки, я посмотрела ему в глаза, а затем приблизилась, намереваясь соприкоснуться кончиком носа с его влажным носом, но в ответ получила прикосновение горячего шершавого языка на щеке и рассмеялась - я тоже тебя люблю мой хороший - говорят, что восемьдесят процентов хозяев разговаривают со своими питомцами. Я определенно вхожу в круг этих процентов! Порой мне даже кажется, что животные - это лучшая жилетка, в которую можно изливать душу, например. Они не осудят, на засмеют, не наорут, а просто выслушают и все, и даже никому ничего не разболтают.
Потискав чудо еще немного, я наконец решила доползти до кровати. Такая мягкая, теплая, она и манила меня в свои объятья! Поэтому я быстро вползла в домашнюю одежду, то, в чем пришла убрала в шкаф (пару раз чуть не чебурахнулась, спотыкнувшись через четырехлапое создание, которое все еще требовало моего внимания к своей персоне) и упала на мягкую перину. Дотянувшись лапками до ноутбука, я притащила его к себе, устроилась по удобнее, и конечно же первым делом забралась в Twitter, намереваясь ответить на все пришедшие мне твиты да и пожелать хорошего дня или ночи всем своим фолловерам. Однако, успела ответить я только одной милой японке, прежде чем дверь распахнулась и в поле зрения появилась подруга. Я невольно улыбнулась ей - ну как не быть радой такой компании? - но в душе заподозрила, что что-то не так. Слишком она безэмоциональна, слишком сух и бесцветен ее спокойный голос, слишком банален и неприятен этот вопрос.
Я пожала плечами, отложила бук по левую сторону от себя, а по правую - похлопала ладошкой по одеяло, приглашая американку устроиться рядышком. Песик, правда, намек принял первым и лихо принялся лизать мою руку, устроившись рядом на уготовленное для Амбри место, но я быстренько освободила его, забрав собачонку к себе на руки. - Да хорошо погуляла, как же иначе. Только ноги теперь гудят, ходили очень много. А ты как провела день?

+2

5

Мне это напоминало фильм «Впусти меня», этот жест Либерти – хлопание по кровати. Вообще, в полнометражке суть заключалась в том, что девочка, главная героиня этой драмы, не могла войти в помещение без приглашения, и всякий раз, когда она вставала на пороге комнаты у одного мальчишки, тот говорил ей: «Входи». И Эли, та самая девчушка, входила. Я отброшу один факт, по которому эта Эли является сущим демоном во плоти (ибо она пила кровь), ведь это не так важно. Но… Почему – то именно такую ассоциацию кинул мне мозг в этот самый момент.
Я переступила порог комнаты и присела на край кровати, сложив ладошки у себя на коленках и тихонько вздохнув.
- Отлично, - таким же спокойным голосом, который не выражал по сути никаких эмоций, ответила я и для большей убедительности кивнула головой и чуть улыбнулась.
Говорят, когда человек отрицает, он должен мотнуть головой из стороны в сторону; когда дает положительный ответ, вроде «да», «конечно», «безусловно» - должен кивнуть; а когда в чем – либо сомневается – пожать плечами. Это называется правда. Если же говоря «нет», мы киваем – это ложь. Однако стоит помнить еще о том, что речь и «передвижения» должны совпадать по времени их... Осуществления.
И, да, я ушла в сторону, но ничего не могу с собой поделать.
- Знаешь, Эль, - всякий раз, когда я обращалась к ней по имени (фамилии), я делала для себя некую паузу, строила небольшой заборчик, потому что разговор предвещал не веселые щебетания о всяких глупостях, это означало, что речь пойдет о чем – то серьезном, - я тут подумала, - я перекинула волосы с левого плеча на правый и принялась изучать их концы, ища секущиеся волосинки, - я, наверно, перееду обратно.
На самом деле мысль эта пришла только сейчас. Да и что таить – это была своего рода проверка, но только знать об этом Либерти не обязательно. Так что – между нами, ок?
- Ты сможешь жить с ним, - заметьте, имя не назвала (!), - а мы будем видеться в универе, да и… Буду периодически заглядывать к тебе, - не к нему, ага.
Я бросила своим волосы и пожала плечами, будто говорила о каких – то таких обычных вещах, кои мы обсуждаем чуть ли не каждый божий день.
Что я ждала? Какой реакции? Я не знаю, но уверена лишь в одном – я знаю, что Иса мне сейчас ответит.

+1

6

Она прикладывала слишком много усилий к тому, чтобы я чего-то не заметила, на столько много, что не заметить этого было просто невозможно. Этот слишком - ну просто ОЧЕНЬ СЛИШКОМ - спокойный тон, это через чур мягкое и плавное перемещение по комнате, эта вытянутая в струнку спинка и сложенные на коленях ладошки, когда она аккуратно присела на краешек кровати вместо того, чтобы привычно развалиться по всей ее площади, едва ли не выселяю на пол меня саму. Это сухое "отлично" и какой-то неловкий кивок, вместо привычных непринужденных разговоров обо всем, которые раньше могли выплыть на любом месте не имея на то ни зачатков, ни почвы. Все как-то не так, и она на столько старательно пыталась это скрыть, что сама же выставляла это все в еще более ярком свете.
Я замерла, в ожидании. Много времени понять, что она собирается со мной о чем-то поговорить, и что разговор этот предвещает быть из разряда "ой-ёй", мне не понадобилось. Даже лабрадорчик, сидящий у меня на животе и что-то поскуливающий на своем на собачьем притих, замер, и будто бы обратился вслух, собираясь внимать тому, что скажет нам Амбрелла. Мне так и хотелось свести всю эту неприятную атмосферу на нет - повалить подругу на кровать, устроить ей щекоташки-обнимашки, увести ее мысли куда-то в сторону и засыпать бесполезной болтавней, но я твердо решила ее выслушать. В конце концов, если кому-то есть что сказать - зачем держать в себе? Ни к чему хорошему таким умалчивания в совместной жизни (пусть даже и жизни подруг) не приводят.
Признаться, я была готова к чему угодно, но только не к тому, что услышала. Меня это даже обидело как-то. Неужели из меня выходит НА СТОЛЬКО паршивая подруга, что от меня даже собралась съезжать бест френдиха? неужели НА СТОЛЬКО все плохо и отвратительно? Впрочем, я не испытала огромного диапазона эмоций - была уверена, что это просто очередное проявление ее ревности меня к Энжелу и ее нежелания меня с ним делить, да плюс ко всему, я была уверена на сто процентов, что она знает наперед чего я ей на такой выпад отвечу.
- Жить с ним? - переспросила я, закусив губу, так, словно речь зашла о чем-то ином, но не о ее переезде. - Мы не собирались и не собираемся жить вместе. - Действительно. Я боялась даже представить, как отреагировал бы мой возлюбленный на такое предложение - подумал бы, что это я так намекаю на то, что мол неплохо бы нам пожениться, создать семью, жить вместе, и все такое, а подобных разговоров он катастрофически не переносил. Да и я сама, как бы, еще не задумывалась всерьез о таком шаге, меня вполне все устраивало так, как есть, мне было комфортно и уютно так, как есть. - Об этом и речи быть не может, ты чего! Впрочем, ты ведь знаешь, что я тебе скажу, да? - я пересадила собачку с себя на покрывало, которым была застелена постель, а сама уселась по-турецки за спиной подруги. - Я не вижу в этом смысла, зачем тебе переезжать?

+1

7

Я бы могла продолжать свою речь, тем самым убеждая и себя и подругу в том, что мое решение на самом деле самое верное и правильное во всей сложившейся ситуации, могла бы начать кричать и возмущаться, говоря о том, что мне настое… надоели ее уходы из дома к нему: то в общежитие, то еще куда – либо. Что меня бесит лишь мысль о том, что ее кто – то трогает, обнимает, целует! Не я, а он! И… в смысле обнимаю, целую, трогаю – все прилично, не подумайте. Короче говоря, я могла бы закатить скандал. Снова. Однако этого не делала, хотя внутри сидела эта искорка, готовая разжечь серьезный огонь.
- Знаю, - зачем было лгать? Я на самом деле знала ее ответ наперед, просто… ну так положено, понимаете? Мы, американцы, до жути любим играть с эмоциями, высасывая их буквально из пальца. Ведь все фильмы, в заголовках которых написано США, построены именно на этой игре. Вы только вспомните хотя бы одну американскую полнометражку. Любую сцену, где двое выясняют отношения: там ведь все либо чересчур резко! Они кричат, ломают стены, бьют друг друга (чаще всего девушка может влепить парню пощечину), слова все время произносят такие правильные, словно их перед тем, как произнести, взвешивали на весах, где вместо цифр высвечивается «произноси/не произноси».  Они ведь даже в фильмах не заикаются, слова произносят так гладко и четко, будто у них не речь, а… что – то из мира фантастики! Идеально! Вот, точно – там все идеально! И не всегда реалистично.
- Я не хочу вам мешать, - господи, кто бы знал, как было сложно это произнести так спокойно и даже с некоторым давлением, чтобы до Эль дошло, зачем я решила поднять эту тему. Казалось, будто я подругу отдаю ему в руки! Сама! САМА!!! Я, Амбрелла Флаер Руквуд, сейчас, можно сказать, отпускала свою любимую девочку! Нет, вы только подумаете! Это же… уму непостижимо! Но… спокойствие.
Что – то мокрое уткнулось мне в локоть, я невольно отвела руку в сторону и лишь затем увидела, что это был просто напросто лабрадор, который Энжел подарил Исе. Я не могла не любить это животное, несмотря на то, что это было частью жизнь, в каком – то смысле, Либерти и Галахера, хотя порой я как – то сторонилась песика и бывала сердита на него, но не сейчас.
Сейчас, по правилам американских фильмов, мне надо было отвлечь свой взгляд, свои мысли от подруги и взять животинушку себе на ручки. Именно это я и сделала.
Такая вот глупость.
- Тебе не придется бывать у него в общежитии, - «я там была и знаю, насколько там грязно и некомильфо», чуть не добавила я, но вовремя закрыла ротик и погладила собачку по головке, пока она устраивалась на моих коленках и нюхала мой живот, а затем и руки. – Дома вам будет гораздо удобней, - «заниматься своими пошлыми делишками, гребаные извращенцы!», снова практически произнесла я, но таки умолчала об этой части предложения и посмотрела на Эль.
Разве я была не права?

+1

8

Все было так фальшиво. Наигранно, не натурально, высосано из пальца, если хотите. Это были словно не ее эмоции, ни ее слова. Уж кого-кого, а свою подругу я знала лучше собственной пятерни! Знала, на сколько она эмоциональ и как она любит феерично выплескивать все наружу, давая мне возможность ощущить себя героиней какой-то напыщенной американской трагедии, где все построено на конрастах и яркости. Нет, не то, чтобы я хотела чтобы она сейчас показала мне все, что у нее там накипело (одного раза уже хватило), мне просто хотелось чтобы она была настоящей. Чтобы высказала все, как есть, не пытаясь подбирать слова здесь и сейчас так, словно пыталась вспомнить неудачно зазубренный накануне вечером сценарий, так нахально теперь улетучившийся из ее головки. Ох уж эти американцы, не понять мне их во век, честное слово. Вообще, я как-то часто стала ловить себя на мысли, что там, в Италии, все было как-то проще... Там жизнь была другая, более спокойная и размеренная, там я могла чувствовать себя ребенком, которому есть за чью спину спрятаться, а здесь на меня свалилось все и сразу, все прелести чудесной взрослой жизни. Ну да это лирика, вернемся к настоящему моменту - я ведь обычно стремлюсь жить настоящим, а не воспоминаниями о прошлом или мечтами о будущем. Вернемся к нашей американской трагедии, разворачившейся прямо здесь, в небольшом домике, в моей комнате.
Я, хоть тресните, в упор не понимала всех этих розовых соплей а-ля "я не хочу вам мешать" и "так вам будет удобнее". Ну честное слово, что за бредятину вообще она несет? Захотелось крепко вцепиться пальчиками в ее плечи и хорошенько встряхнуть, чтобы все ее мысли встали на свои места, но вместо этого я лишь шумно втянула носом воздух, а затем спокойно (действительно спокойно) и размеренно, пытаясь докопаться до истины, произнести:
- Что значит не хочу мешать? Что значит так будет удобнее? Кто сказал, что ты мешаешь? Ей-богу, Амбри, ну что за глупости!! - я всплеснула руками, соскочила с кровати, и села на крутящийся стульчик возле окна, оказавшись тем самым напротив американки. - Я очень рада, что ты живешь со мной, и я не хотела бы снова остаться здесь одна, так что выбрось эти скверные мысли из своей головы. Пойдем лучше чай попьем, а? - помоему, самое время подарить друг другу милую улыбку, которая значила бы что весь этот бред сивой кобылы, не вовремя нашедший выход, остался позади. Самое время просто спуститься на кухню, включить телевизор и умять парочку вредных бутербродов в закусон к чаю. Но... нет. У нас же американская трагедия, забыли? Я уже заранее видела, читала по ее глазам и мимике, что чаю мы сегодня не попьем. Не сейчас. - В общем, говори прямо - что не так и где я снова накосячила? - сейчас мы оставим все сюсканья позади и спросим на прямую. Хотя, у меня есть догадка, что не так и где я снова шагнула не в ту, как считает Амбрелла, сторону, и я почти уверена что она на сто процентов точна. Но мне интересна версия подруги, поэтому я вся во внимании.

+1

9

Не любила я говорить о своих чувствах, о своих истинных чувствах, которые сидят внутри и хотят вырваться наружу. Не любила. Сама не знаю, почему. Порой мне казалось, что если человеку говорить о том, что ты испытываешь к нему – если это положительные эмоции – то он может этим воспользоваться, и ты станешь обычной пешкой, игрушкой, называйте, как хотите, в его руках. Вероятно, я бредила, но ничего не могла с собой поделать. Хотя иногда я просто не могла больше скрывать той бури, что кипела во мне, - будто я чайник, который поставили на включенную плиту и забыли ее выключить, когда он уже засвистел. Случалось, что я жалела о сказанном, потому что бывали люди, которые просто плевали в душу на твои «ты мне дорог», а бывало, что отвечали взаимностью… и это волшебное ощущение. По телу пробегают сотни и тысячи приятных мурашек, становится невероятно жарко, а сердце стучит в груди с бешеной скоростью – подобное называют адреналином, но «это» нельзя сравнить с тем кайфом, который получаешь, например, катаясь на американских горках, где полно быстрых спусков, колец и поворотов. Это… нечто.
Собственно, к чему я веду? А к тому, что мне было бы проще сказать сейчас Эстель, как сильно я люблю ее, насколько дорожу ей и нуждаюсь в ее ежедневном, нет (!), еженаносекундном присутствии в моей жизни! Да, возможно, вы сейчас скажете, что любым людям нужен друг от друга отдых, нужно личное пространство – мне плевать, верите вы или нет! Я никогда не устану от Либерти, мне никогда не нужна будет свобода, если она будет всегда рядом! Нет, нет и еще раз нет! Пусть она заполнит собой весь мир, который окружает меня, даже этого мне будет мало.
Мне ее всегда будет мало.
Так странно… Я ни с кем не любила делиться этим, потому что боялась, что меня не так поймут. Ведь, по сути, как можно столько испытывать к своей лучшей подруге?! Обычно такое присуще по отношению к парню, твоему молодому человеку, да и вообще как – то, если ты девушка, то и должна подобное относить к противоположному полу, а здесь все было совсем иначе… Помниться как – то раз я поделилась своими переживаниями с одним человечком, в ответ же получила не совет, не сочувствие, а хорошенькую пощечину, пинок, подзатыльник и прочие неприятные «удары», которые были лишь в одном слове: «Забей».
- Глупости?! – практически повторила за подругой я, а затем нахмурилась и убрала собачонку со своих коленок, чувствуя неприятное давление и жжение в груди – я начинала злиться или… ревновать. У меня и слов – то не было, будто я уже все сказала, что хотела, и весь мой словарный запас был исчерпан. – О, поверь мне, если я съеду, ты одна точно не останешься, - в голосе чувствовался сарказм, который перерастал во что – то большее и сильное, - у тебя есть вот это чудо, - я несильно похлопала по головке песика, а затем взглядом указала на живот Иски, - он, ну и виновник торжества, конечно же! – я как – то криво улыбнулась и посмотрела на подругу. – А мне одной не привыкать, да.

+2

10

- Ты не ответила на мой вопрос. - Я проигнорировала все сказанные ее реплики ровно так же, как она пропустила мимо ушей все то, чего я пыталась до нее донести. А донести я пыталась всю нелепость происходящего и всю не осмысленность и глупость сказанных ею слов. Да, я пыталась как-то загладить острые углы сейчас, разговаривая в нормальном тоне, и не срываясь, и вообще делая вид, что не понимаю в чем проблема и чего ей нужно от меня, но - не выходило. Она будто бы исподтишка поддевала, продолжала, не давала мне поставить точку в этом разговоре который не шел ни к чему хорошему и положительному. Этот ее сарказм, неприятный, эти ее старания задеть меня за живое (неосознанные, возможно, но весьма и весьма меткие, к сожалению) - она ходила кругами, словно оттягивала момент истины, словно хотела разжечь и накалить атмосферу еще больше, прежде чем придти к своему яркому и фееричному апогею.
   Хотя мне, в принципе, не нужны были объяснения, не нужен был ответ на поставленный мною вопрос, на котором я заострила внимание лишь для того, что мне неприятно, когда меня не слушают и когда мои слова не доходят до нужных центров ее головного мозга, который сейчас явно был затуманен дымкой неприязни к, о да, к моему любимому человеку. Я же видела ее насквозь, и весь этот концерт, прелюдия которого определенно затянулась, был ни чем иным, как проявлением ревности. Глупой и беспочвенной ревности, которая обижала меня до глубины души, но что поделать - она, словно маленький ребенок, требовала моего внимания лишь только к себе все двадцать четыре часа в сутки. Как ребенок, у матери которого появился новый мужчина - детки редко примиряются с подобным, если привыкли фокусировать внимание в полном объеме лишь на себе. Обижало и то, что она не хочет понять, что они ОБА ДОРОГИ МНЕ, и я НЕ МОГУ выбирать между ними, и я НЕ ХОЧУ любить кого-то больше, а кого-то меньше. Возможно, Ангела мучили такие же чувства, что и Амбреллу, в той или иной степени, но даром что он не закатывал мне подобных завуалированных истерик.
   Я вдохнула поглубже и прежде чем она успела ответить, я сделала это вместо нее. - Хотя я и так знаю ответ. - Прямой взгляд, прямо ей в глаза. Уставший и немного резкий, в нем ясно читалось "как же я уже устала, когда же ты уже поймешь". - Ты ревнуешь. Ты ревнуешь всегда, и это твой новый способ показать мне свою ревность - сказать, какая я плохая, забыла про тебя, как тебе не уютно рядом со мной. Амбри, я устала с тобой бороться. Съезжай, если тебе так будет удобнее. - Я откинулась на спинку стула и сложила руки замочком на животе. Конечно же, это был практически блеф - я не хотела бы, чтобы она уехала, но я правда - я правда устала с ней бороться и что-то ей доказывать. Почему я, в конце концов, должна кому-то что-то доказывать? Это обижает даже.

+2

11

Иногда мне казалось, что во мне живут совершенно противоположные по характеру относительно друг друга люди. Кто – то был тихим и спокойным, кто – то - дерзким и решительным, кто – то был взрослым и рассудительным, а кто – то – еще тем ребенком, который требовал к себе внимания и любви в полно их мере проявления и степени. Я никогда не понимала, по какой схеме «включался» определенный индивид во мне, когда он выключался, и была ли я когда – нибудь собой. Хотя, простите, это просто пришло к слову и ситуации, ибо сейчас настроение, зависшее в воздухе комнаты подруги, было не из приятных.
В какой – то момент меня словно шарахнуло током, разрядом в двести двадцать вольт, и я вскочила с кровати, задев рукой бедную животинушку, что в это же время хотела понюхать или лизнуть, видимо, мою руку – говорят, животные умеют успокаивать и утешать, может, это и было то самое? Задела несильно, – по моим - то меркам это было просто ерундой, - однако лабрадор жалобно заскулил и сделал пару шажков от меня подальше, глядя на свою обидчицу. Я же как – то грозно посмотрела на собачонку и отошла к комоду, водрузив на него одну руку и облокотившись.
- Знаешь, меня это достало не меньше тебя, - сквозь зубы процедила я, понимая, что слова Исы так или иначе не приносят мне никакой радости, а только обижают и заставляют все больше ревновать. – Каждый божий день вы где – то третесь и, - я состряпала лицо, которое выражало некое омерзение, будто в эту самую секунду представляла Эль целующуюся с Галахером – а, нет, я действительно это представляла, черт, - и… а меня словно нет! – я хлопнула свободной рукой по ноге и закатила глаза, почесав при этом затылок. – Руквуд? А кто такая эта Руквуд? – это было что – то вроде пародии на то, как я вижу мысли Берти и Энжа в момент их «слияния». – А мы ее вообще знаем?! – снова хлопок по ноге и взгляд на итальянку. – Плевать!!! – о, да, детки, это уже походило на истерику. На настоящую меня с настоящей истерикой. – Я так не могу, я… я… Ох, - рука, что спокойно лежала на комоде, теперь придерживала мою голову, которая просто раскалывалась от эмоций, бушующих в ней.
Вообще очень часто я стала ловить себя на мысли, что моя ревность может быть обусловлена не только тем, что я люблю и забочусь о благе своей ненаглядной Исочки, но и тем, что я боюсь в конечном счете остаться одна. Да. А что? Парня у меня не было ведь! И живи сейчас Либерти с Галахером, я бы куковала где – нибудь не здесь в полном одиночестве с бутылкой хорошего вина и блюзом всемирно известного музыканта – такое, конечно, обычно бывает во всяких мыльных операх, мелодрамах, но знаете, иногда и в настоящей жизни встречаются такие вот экземпляры.
И, может быть, моя речь была вопиющим эгоизмом, но я говорила правду. Да, Эль, конечно, имеет право на свою личную жизнь, черт возьми, но… Но пусть она хотя бы иногда помнит – да, знаю, что она помнила, знаю, но мне этого было мало, - что у нее есть подруга, которая нуждается в ней. А по – хорошему, мне бы хотелось, чтобы Иса забила на Энжела и все дела. Да. Лично для меня подобное было бы самым лучшим выходом из всей этой запутанной фигни.

+2

12

Сказать, что ее слова меня взбесили - это не сказать ровным счетом ничего. Я, будучи существом глубочайше толерантным и добродушным, у которого природа в приоритет поставила заботу о других в первую очередь, и потом уже только о себе, я, будучи человеком крайне терпеливым и старающимся всегда сглаживать острые углы вроде таких вот - я вышла из себя. Вы представляете, на сколько это страшно, когда удав теряет свое казалось бы необъятное терпение?
   Я, конечно, все понимала и могла понять. Могла даже в какой-то степени разделить ее чувства - она ревнует, она чувствует себя наверное брошенной (хотя на мой взгляд весомых причин на то не было), в ней, в конце концов, говорит обычный человеческий эгоизм и некая собственность, я все понимаю. Но, черт возьми, меня уже просто напросто задолбала впихивать в ее глупую непонимающую головку, что я ЛЮБЛЮ ее, и что она моя ЛУЧШАЯ ПОДРУГА и что этот факт НИЧЕГО на Земле изменить не сможет. Просто напросто мне надоело смотреть, как она постоянно норовит буквально разделить меня с Ангелом, как она раз за разом просто напросто ПЛЮЕТ на мои чувства, на мои желания, четко и метко мне в душу. Честно, захотелось подойти к ней, сжать ее плечи своими пальчиками, хорошенько встряхнуть и долбануть головой об стену - чтобы наконец мозги заработали в нужном русле, а вся дурь выбилась. Это была последняя капля, честное слово.
   - Вот значит какого ты обо мне мнения, подруга. - Я не кричала, нет, и даже не смотрела на нее злобно. Говорила я ровно и спокойно - но, пожалуй, чересчур, чтобы принять эту интонацию за добрую ноту. - У тебя ума хватило подумать обо мне так, будто я вышвырнула тебя из своей жизни. - На мгновение я задумалась, что, может быть, стоит преподнести ей такой урок? Показать наглядно, как это было бы, если бы я действительно наплевала на нее, не знала ее, забыла ее. Закрыть все двери, которые как она считает уже и так закрыты, и пусть посмотрела бы, как оно - ее слова в живом действии. Но видимо, пока у меня еще были какие-то резервы, которые не позволяли с ней так поступить. - Думаю, раз хватает наглости на такое, то хватит и еще на кое-что.
   Поднявшись со своего места, я пересекла комнату, и достала из сумочки мобильный телефон. Быстренько пробежавшись по контакт-листу и остановившись на нужном контакте, именованном "Sweetheart", я протянула телефончик Амбрелле.
   - Бери и звони ему. Говори все как есть: что не хочешь, чтобы я с ним встречалась, и что поэтому, по твоей милости, мы расстаемся. - Уверенным жестом я вложила трубку в ее ладошку. - Давай, тебе же так легче будет. Я буду целиком и полностью с тобой, а уж на то, что мне так важно а что нет - это так, плевать. Ты давно наплевала.
   Грубо? Возможно. Зато все ровно так, как она хочет, и как она видит идеальный исход сложившейся ситуации - я ни грамма не сомневалась, что она хочет нашего разрыва. Все, как она и мечтала, в красках и эмоциях, и главное - на яву, по настоящему, а не только в ее мыслях. Но знаете как говорят? Хочешь что-то сделать хорошо - сделай это сам. Поэтому сию сладкую возможность я предоставила именно ей.

+2

13

Джеки Чана мне в руки! За что Либерти такая стерва (в самом хорошем смысле этого слова, ага)?! Почему она делает сейчас все, чтобы меня заставить хорошенько задуматься над своими же словами и высказываниями в ее адрес?! Зачем она так со мной?! Что я ей плохого сделала?! Это несправедливо! Меня сейчас надо было как маленького ребенка гладить по головке и нежным голосочком говорить мне над ушком, что она всегда будет рядом, что я ей дорога больше, чем какой – то там непутевый Галахер, что она понимает меня, любит и ценит. Она должна была посюсюкаться со мной, в конце концов, а не включать мою совесть на полную катушку, чтобы та начала бить мне по вискам! Эль была обязана это сделать! Ведь она наверняка понимала, что именно это мне и нужно! Что именно это я так ждала от нее в данную секунду! Черт возьми, Иса, неужели так сложно было догадаться?! К чему мне этот телефон, для чего она делает то, что я делать НЕ ХОЧУ! Я не хочу. Нет, не так. Я не могу. Я… Да я же… Я же не… Ну, это… Ну, нет!
- Ис, - я посмотрела в экранчик мобильника и вышла из телефонной книжки. Что мне сейчас нужно было говорить? Что я бы с радостью это сделала, но не могу, ибо как никак понимаю, что если сейчас позвоню Энжу и скажу все то, что предложила мне произнести Либерти, это будет такая печаль – трагедия, такая депрессия итальянки, что врагу не пожелаешь подобного! Или, быть может, мне сейчас следовало позвонить парню и сказать, что… Ну, не знаю, что он самая настоящая сволочь и что из – за него мы с Либерти сейчас ругаемся? Что?! Я не знала, честно. Вообще не знала. -  Но ведь это так и есть, - странно, но говорить я стала куда более спокойно, чем несколько мгновений тому назад. Внутри все улеглось и усмирилось, а вот мозги и мысли благодаря тетушке - совести стали работать с невероятно быстрой скоростью. – Меня практически нет в твоей жизни, - я легонького пожала плечами и посмотрела на Берти, пытаясь лишь в одно предложение вложить все те чувства, что я испытывала, когда ее не было со мной рядом, когда она находилась в объятиях Энжела, когда гуляла с ним и проводила время, когда оставалась у него с ночевой, а я всю ночь втыкала в экран монитора не в силах заснуть. – Я не буду этого делать.
Нужно ли объяснять, почему? Вероятно, нужно. И стоит это сделать одним предложением: я могла представить, какую боль принесет расставание с Энжем итальянке. Не то, чтобы я сама через это проходила когда – либо, но просто на данный момент мне тоже было больно, потому что я считала, что потеряла Либерти. Не важно, кто уходит из твоей жизни: лучшая подруга или любимый парень – боль от этого будет одинаковая. И, нет, я не только сейчас поняла, что Амбрелла Руквуд и Энжел Галахер оба любимы Эстель Либерти, – я осознавала это всегда, - однако в данный момент именно эта мысль пробежала в моей головушке и прочно повисла на одной из извилин в ней.

+1

14

Как об стену горох. Ни больше ни меньше - я словно бы не с ней разговаривала, а с пустотой, которая мне может ответить только эхом. Она не слышала и не слушала - или, скорее, не хотела слушать и слышать - ничего из того, что я пыталась до нее донести. На что я вообще надеялась? На нормальный адекватный разговор, разговор двух ВЗРОСЛЫХ девушек, которые называют себя лучшими подругами. Промашка вышла видимо в том, что как минимум один из нас был далеко не взрослым, а все еще ребенком, если не хуже. Ребенок, который не может получить свою конфету. Но, простите, я все-таки живой человек, а не конфета, да.
   Честно, мое терпение постепенно иссякало уже даже из самых потаенных и секретных резервов. Я прекрасно понимала, чего ей хочется - собственно, ровно того, чего хочется любому избалованному дитю, которое было взрощенно в безответной и безграничной любви (а у нас, по сути, так и было - до тех пор пока в моей жизни не появился Ангел, меня у Амбреллы водилось прямо таки в переизбытке, а теперь ее этого лишили, представьте себе). Эдакий "Синдром отмены" - только не алкоголя, а безграничной любви. А вернее, даже не отмены любви (вы чтооо), а отмены безграничного его проявления. НО! Извольте. Как я уже сказала - терпение у меня не резиновое, так что более распинаться и в чем-то ее тщетно убеждать я не собиралась. Почему бы не пойти ее же путем? Не поступай с людьми так, как не хочешь чтобы поступали с тобой. Организуем в действии.
   - Все сказала? А теперь послушай меня. - Я забрала из ее рук телефон и кинула его на кровать, а затем скрестила руки на груди. Если вы внимательны, то заметили бы, что прежде я подобных жестов не допускала - они сигналят лишь о закрытости и о неготовности или нежелании вести разговор. Так вот, настал тот переломный момент, когда мне надоело слушать-выслушивать, и я решила высказаться. При чем, не в самой мягкой форме - вероятнее, для ее непробиваемой головки так будет доступнее. - Усвой несколько простых истин. - Задолбай задалбливающего, назовем эту тактику именно так. - Во-первых, прекрати пытаться меня с кем-то поделить - я тебе не игрушка и не конфета. Я человек, представляешь? Со своими эмоциями и своей личной жизнью. Во-вторых, я ЛЮБЛЮ его, и я могу повторить это еще несчетную тысячу раз, до тех пор, пока в твоей голове не уляжется, что Я-ЕГО-ЛЮБЛЮ, и ничего ты с этим не поделаешь. И в-третьих. Когда я действительно вышвырну тебя из своей жизни - поверь мне, ты это реально почувствуешь. ПОЧУВСТВУЕШЬ, а не надумаешь себе в своей голове. А теперь - брысь из моей комнаты. - Последние слова я, разумеется, сказала в разы мягче, чем предшествующую им тираду. Мне больше не чего было ей сказать, да и не знала я, КАКИЕ еще слова можно подобрать, чтобы хоть что-то до нее донести. А болтать в пустую, или выслушивать еще какую-либо грязь от нее, в духе "ты меня не любишь" - мне не хотелось.
   Шумно выдохнув, я плюхнулась на кровать, и потянулась за ноутбуком, всем своим видом показывая, что продолжать эту глупую и бесполезную дискуссию я больше не собираюсь.

+2

15

Не знаю, чем я руководствовалась, затевая эту продуктивную беседу, но точно не своей головой и не своими собственными мозгами, которые могли бы помочь мне и подтолкнуть к такому предмету как весы, чтобы я проанализировала, какие последствия могут вытечь из нашего общения с Либерти на тему моего переезда. И все сейчас было бы совершенно иначе, если бы я пораскинула своими извилинами и закрыла рот вовремя, а лучше бы его вовсе не открывала, но теперь было поздно! Просто все провалилось куда – то далеко – далеко, вероятно, к ядру земного шара, к самому центру Земли, что теперь невозможно вытащить эту дрянь - да – да, дрянь, а как еще назвать происходящий негатив? Вытащить и вернуть все обратно, перемотать, перелистнуть и вообще к чертям собачьим замазать и отправить в машину, которая измельчает бумагу на миллионы мелких кусочков! Я никогда себе не смогу простить эти частые помутнения рассудка, когда я не могла просто напросто держать себя в руках. А уж если я себе этого простить не могу, то Эль тем более. Возможно, эта обида поселиться в ней где – то глубоко – глубоко, а потом однажды всплывет и шарахнет по мне по пустому чайнику (голове то есть). Однако это будет правильно, это будет честно по отношению к нам обеим, но уверена, что когда этот момент придет, я буду считать совершенно иначе.
Слова, движения, мимика – все свидетельствовало о том, что Либерти меня сейчас была готова разорвать на клочки и пусть по закоулочкам, оставив от меня лишь рожки да ножки (не уверена, что правильно использовала все эти фразеологизмы или пословицы, но не в них суть, смысл ведь ясен, да?). Она уходила, чертила между собой и мной линию, через которую на сегодня мне было запрещено переступать, ставила забор с каким – то кодом, без которого он, забор, не откроется, а я как раз таки и не знала пароля.
Уходить? Молчать? Попробовать извиниться? Это мне напоминало тот день, когда моя девочка ошарашила меня новостью о своей беременности: я тогда тоже неслабо «ударила» Ису, а потом прибежала с извинениями и с осознанием своей ошибки. Не думаю, что сейчас объятия да поцелуи смогут сгладить мою вину. Или смогут. Не знаю! Один хрен, что я вновь совершила ошибку, даже не подумав! Мне было обидно и стыдно – это единственное, что я понимала сейчас. Обида была скорее не на Иску, а на саму себя: я испытывала то, что чувствовала ко мне Берти в данную секунду; стыдно за все сказанное итальянке раннее, за свою тупость и истерику, которые я ей устроила.
…уходить? Молчать? Попробовать извиниться?
Я тихо присела на самый край кровати и притянула к себе собачонку Либерти, которая мирно лежала недалеко от меня. Песик уткнулся мне своим холодным и мокрым носом в руку, а я погладила его по головке. Даже не представляю, какие мысли сейчас крутились в моей голове: кажется, там была сплошная тишина; и более того, не представляю, о чем сейчас думала Либерти.
Отличный вышел диалог, да. Просто чудесный.

0


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Третий не лишний