Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Снимается кино


Снимается кино

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Название воспоминания/события Снимается кино
2. Действующие лица
- Edward Palmer
- Alexis Palmer
- Caesar Avery
- Lana Green
- Violetta Palvin
- Stephanie House

Продолжается набор в квест (click)
3. Дата/примерная дата и время
4 ноября 2011, 11:00
4. Краткое описание.
Встреча Эдварда Палмера со студентами ГГУ.
5. Эпиграф (по желанию)

0

2

Эдвард прохаживался взад-вперед вдоль края сцены, пока помещение медленно наполнялось студентами. Руководство университета без лишних вопросов согласилось предоставить ему актовый зал и отменить одну из пар ради запланированного мероприятия. Конечно, ничто не мешало Эдварду наведаться сюда после того, как занятия закончатся, но он по собственному опыту знал, что если студент и уделит кому-то немного своего драгоценного времени, то лишь в том случае, если его за это освободят от необходимости учиться (правда, им неплохо удавалось освобождать себя самостоятельно). Своего имени Палмер просил не называть, студентам просто должны были передать, что некий режиссер ищет талантливую молодежь для своего проекта – пусть их заинтересует идея, а не известное имя.
Собственная задумка Палмеру очень нравилась, и он рассчитывал, что и молодежь ее оценит. Будь он в их возрасте – ввязался бы не раздумывая. Единственное, что не нравилось мужчине – это вероятность того, что дочери могут воспринять подобную затею, как попытку привлечь их внимание. На самом же деле ничего подобного в планах у Эдварда не было.
Для выступления Палмера обеспечили трибуной и несколькими микрофонами. И если изображать из себя оратора он не собирался, то без микрофонов, к большому сожалению, было не обойтись – информацию нужно было донести четко и ясно, а в таком большом помещении громкость собственного голоса не дала бы Эдварду подобной возможности.
Посчитав, что основная часть публики уже собралась, Палмер достал из кармана блокнот и развернул его на том месте, где вчера набросал краткий план предстоящей беседы. Блокнот он положил на край сцены, там же оказалась и ручка – для записи встречных предложений.
Мужчина взял один из трех микрофонов, которые также лежали на сцене, включил его и ударил пальцем, проверяя звук. Что ж, камерной беседы явно не получится.
- Добрый день,- поздоровался он с собравшимися, обернувшись лицом к залу и прислонившись спиной к сцене.
- Понимаю, вы не рады тому, что я оторвал вас от учебы, - продолжил Палмер совершенно серьезным тоном, будто даже извиняясь. – И, дабы не отнимать у вас много времени, я начну. Если, конечно, мы больше никого не ждем?
Последний вопрос он задал на случай, если какая-нибудь группа еще не успела подойти, но очень желала присутствовать.
- И, пожалуйста, кто-нибудь, возьмите эти два микрофона, они пригодятся для вопросов.

+2

3

Сегодня должен был быть интересный день. Ты отучилась одну пару, а потом вас всех позвали в зал для объявления. А так как земля слухами полнится, по университету уже слышались словечки о том, что на время приехал какой-то режиссер, который ищет талантливую молодежь для съемки фильмов. Вряд ли полнометражных, больших и серьезных - скорее, посмотреть, что из себя представляют студенты, у кого какие способности и все в этом духе. Ты была очень заинтересована. Ты снималась в кино, играла на сцене в школе, участвовала в показах, но то, что ты слышала относительно этого проекта, так это то, что вы будете весь процесс видеть изнутри детально, все будете делать сами, а не только играть данную вам роль
- Это будет так интересно, как думаешь? - говорила ты Цезарю пока вы шли, а точнее, подходили к месту - Должно быть, если только не ждет еще какой-нибудь сюрприз... - ты засмеялась, качая головой. Вы уже подошли к двери и только теперь ты остановилась. Неееет - ты замерла. Сюрприз? Не было дано имя режиссера, а твой отец только недавно приехал. Все это соединилось в одну странную цепочку, которая вдруг неожиданно заставило сердце забиться в разы быстрее. Глаза забегали. Если Цезарь на тебя смотрел, то все понял.
Тем не менее, ты открыла дверь и вошла. Конечно, это было он. Ты даже не можешь сказать, какое первое было желание - убежать, пойти сразу сесть и послушать, просто стоять на месте. Или все это было сразу.
- Ииии бинго - нет, все хорошо. Все хорошо? Да. Подумаешь, поработаете вместе. Ты не будешь же его всегда избегать. Да и не хочешь, просто все это еще слишком больно. Беря молодого человека за руку, ты прошла вперед и села на первое попавшееся сиденье. Ты посмотрела на отца, слабо кивнула ему головой в знак приветствия, если он вообще тебя видел. Пальцы стали нервно тарабанить по сиденью. Ну и как ты могла не догадаться? Как? Хотя ты в любом случае пошла бы, наверное. Но это не было бы для тебя шоком. Ты не знала, какие цели преследовал отец, но ты знала, что даже если это и касалось тебя и Оливии, то он свою работу будет делать четко и отлично. Даже если он таким образом хочет быть ближе к вам, ему это интересно и он с удовольствием будет вести этот проект. Эта та черта, которая всегда осталась в нем, и это ты не могла не ценить. Рука, которой ты держала Цезаря, расжалась и упала вниз, ударившись попутно о стул. Нужно было собраться, а для этого ты несколько раз моргнула и стала осматривать зал. Отец уже начал говорить, а судя по наполненности зала, люди еще должны были придти. Ты не думала, что кто-то на режиссерском и актерском пропустит такое. Это же безумно интересно! На его просьбу о микрофонах ты не знала, как среагировать - пойти или не пойти. Ты посмотрела на этим микрофоны, на своего папу, потом снова на микрофоны. Работа и жизнь - разные вещи. Работа и жизнь - так тебя он всегда учил
- Я сейчас приду - сказала ты своему молодому человеку, а затем поднялась с места и, пригнувшись, поползла в сторону сцены за одним микрофоном. Второй возьмет кто-нибудь с другого конца зала. "Пропятившись" туда, ты взяла микрофон, а затем такой же раскарякой поползла обратно. При этом еще умудрилась улыбнуться, неизвестно зачем

+2

4

Эйвери мог смело отнести себя к тому типу людей, которые "за любой кипишь кроме голодовки". Где что происходит, где-то что-то организовуется - интервью, забастовка, массовые гуляния, праздник, вечеринка - он должен быть везде. Его лицо, его имя, должно примелькаться настолько, чтобы ни одна живая душа в Голден Гейте не посмела бы, услышав его имя, переспросить: "А это кто такой - этот Цезарь Эйвери?". Тщеславие ли, или просто привычка быть везде и всюду, совать свой нос по делу и без - неважно. Но Цезарь стабильно восполнял эту свою потребность быть социально активным и получал от этого удовольствие. Что же касается конкретно данного мероприятия, то здесь уж грех было не всунуться, потому что речь шла о деле всей его жизни...
  Именно по этому в указанное время Цезарь за руку с Алексис вышагивал к актовому залу - заинтересованный, воодушевленный, готовый к работе и бодрый (хотя эта ночь в очередной раз порадовала беспощадной бессонницей). Энергетики, кофе, таблетки кофеина - все это делало свое дело. Хотелось жить, творить и болт ложить на всякие там трудностИ, с чем бы они ни были связаны - хоть с Ангелин, хоть с самой королевой Великобритании!
  Однако в тот момент, когда они с Палмер оказались в актовом зале и увидели человека, собравшего их всех здесь для определенных целей, Эйвери понял - что-то пошло не так.  Ему не составило труда обнаружить на лице своей девушки проскальзывающие нотки не то паники, не то простой девичьей растерянности. Он с легкостью заметил в секунды подскочившую температуру ладошек и влагу, выступившую на них. Он увидел глаза и, кажется, все понял. Отец Алексис - режиссер. У них очень сложные отношения. И если на ЭТОГО режиссера Палмер-младшая отреагировала вот так, то вполне закономерно заключить, что первый и второй - одна и та же личность.
   Выслушав короткую речь по существу, Цезарь неожиданно для самого себя сделал вывод, что, не имей этот человек никакого отношения к душевному равновесию его девушки, он бы счел его достаточно авторитетной личностью, к которой хочется прислушиваться. Ну а если посмотреть на это все через призму жизненного принципа Цезаря не смешивать личное с профессиональным, то он таки остановился на первоначальном мнении о мистере Палмере.
   Алексис, выполнившая на полуавтомате действия, о которых попросил отец всех и никого конкретно, снова оказалась рядом с Цезарем и он не преминул улучить несколько секунд, пока мужчина на сцене не приступил к основной части этого собрания, осторожно отвел Алекс к стене и, закрыв ее своей спиной от всех посторонних, склонился над самым ухом и быстро, негромко, но уверенно отчеканил:
  - Слушай, я все понял. Это - твой отец, да? Мне кажется, ты и сама понимаешь все то, что я сейчас скажу, но надеюсь, что произнесенные мною вслух слова немного отрезвят тебя и напомнят давно известные истины. Так вот. Если ты хочешь быть актрисой, ты НЕ ИМЕЕШЬ ПРАВА так реагировать на человека, с которым тебе нужно работать. Даже если бы мы, прожив двадцать лет под одной фамилией в счастливом браке, вдруг расстались бы, с болью в сердце, с обидами и битой посудой, и вот так встретились бы в студии, ты должна была бы реагировать на меня так, как будто я - просто режиссер-продюссер-оператор - да кто угодно. Безликое существо. Человек без имени, без прошлого. Просто человек. Окей? Наверное, это сложно, делать вид, что он - просто какой-то незнакомый мужчина, но... будь актрисой!
   После этого монолога аля Кэп Очевидность Цезарь за руку отвел Алекс на места, которые облюбовал заранее и с лицом, которое не выражало ровным счетом ничего, кроме заинтересованности исключительно проектом, уставился на организатора.
- Все кто хотел прийти, уже пришли. А кто имеет привычку опаздывать... То это не ваши и не наши проблемы, - громко - так, чтобы Палмер-старший его услышал, заключил Цезарь, отвечая за всех.

+2

5

Как иногда просто испортить настроение. Что-то увидать, подслушать, случайно взглянуть. Да, даже из-за погоды весь день может пойти на смарку. Поругаться с деканом? За просто. Оказаться на волоске от отключения? Нет проблем. А все почему? Да потому что девушке, чьё имя знает каждый, пришла записка, с одной лишь фразой. Он не твой, теперь уже на всегда. И все сразу становится на свои места. Вот почему и маленькая, вот почему запреты. Вот откуда брались эти почему.
Девушка шла по коридору в актовый зал, на ходу вытирая остатки слез и глубоко дыша. Стефания просто не могла пропустить такую вещь, как съемки. Пусть и мини. Но это большой плюс в будущем. Ведь все нуждаются в нем. Раз не клеится в личной жизни, должно повезти в карьере. Вот чем и собиралась заниматься блондинка с красными глазами.
- Все кто хотел прийти, уже пришли. А кто имеет привычку опаздывать... То это не ваши и не наши проблемы,
Мисс Хаус остановилась  в дверях явно понимая, что хоть и не сейчас, но потом обязательно будет допрос,из-за чего столько жидкости покинуло мой организм. Славненько. Последний раз набрав в легкие воздуха, Стефан натянула улыбку, почти искренни, и поправив сумку с ноутбуком на плече спустилась вниз к троице. Цезарь и Алексис, для неё они были большим, чем просто однокурсники, коллеги. Из отрасли тесно сплетаются между собой, а это несколько сближает. Но и конечно, как можно оказаться где то позади? Не нужно играть в друзей, это не спектакль.  Хотя? Ладно, спорный вопрос.
-Время, люди которые заинтересованны, здесь. Остальные же, нашли более важные дела. Стефания посмотрела на руководителя и улыбнулась. Ни тени сарказма, показухи и яда в голосе. Все так как и должно быть. Во всяком случае, уже многие были в указанном месте,в  указанное время.

Отредактировано Stephanie House (2012-04-18 19:24:54)

0

6

Эдвард улыбнулся дочери, но говорить ничего не стал. Тут явно было не место для семейных разговоров. Отметил он и то, что Алексис была не одна, а с весьма бойким молодым человек, который, похоже, считал, что если он здесь, то остальных можно не ждать. Что ж, наглость – не порок, особо скромные в их деле не выживают.
- Хорошо, тогда не буду тянуть, - согласился Эдвард, недовольно покосившись на микрофон: такой способ общения ему совершенно не нравился. Он казался односторонним.
- Меня зовут Эдвард Палмер, - добавлять что-нибудь пафосное наподобие «если вдруг кто не знает» он не стал. Во-первых, не привык считать себя особо важной персоной, а во-вторых, для широкой публики он был звездой не самой известной – на имена продюсеров и режиссеров, в отличие от актеров, мало кто обращает внимание.
- Занимаюсь я продюсированием фильмов, - эту деталь он тоже посчитал важной, студентам нужно было знать, что за субъект к ним явился.
- Ну, да речь не о моей биографии. У меня есть предложение. Согласитесь вы на него или откажетесь – решать вам. Но сразу замечу, что, несмотря на место нашей с вами встречи, на вашу учебу это никак не повлияет. Если вы согласитесь – это будет стоить вам большей части свободного времени, не забудьте это учесть.
Он переложил микрофон из одной руки в другую и продолжил.
- Суть предложения заключается вот в чем. Большинство из вас, насколько мне известно, обучается на специальностях, близких к миру кинематографа. Полагаю, оказались вы здесь из желания себя реализовать. Я предлагаю вам заняться съемками короткометражных фильмов. Если кто-то считает, что это слишком просто, предупреждаю, вы глубоко заблуждаетесь.
Эдвард не стремился заранее запугать молодежь всеми трудностями съемочного процесса – их им предстояло познать самостоятельно, но он хотел дать понять, что работа , если, конечно, кто-то из собравшихся на все это подпишется, предстоит серьезная.
- Кстати, если вам в какой-то момент надоест меня слушать, можете уйти, я не сочту это за оскорбление, - заметил Эдвард, прервав свою речь.
Ему было важнее, чтобы в зале остались те, кто был заинтересован. И общаться стало бы проще, если общее настроение тому соответствует, да и микрофоны бы, возможно, не понадобились. А то, что он смог заинтересовать десять человек из сотни, не нанесло бы тяжелый удар по самооценке Палмера.
- Так вот, - он снова вернулся к теме. – Процесс съемок полностью ляжет на ваши плечи. Вы сами распределите роли, напишете сценарий, придумаете костюмы. Все будет по-настоящему.
Помощь, по плану Эдварда, должна была быть минимальной. Так у студентов появлялась возможность оценить, во что они ввязываются, и решить, стоит ли действительно связывать жизнь с кино.
- Условий будет немного. Вы можете поделиться на группы, но их должно быть не больше пяти. Максимальная продолжительность вашего фильма – двадцать минут. И от сцен эротического характера я попрошу вас воздержаться. Не хочу прослыть развратителем молодежи. Да и вам не удастся снять это красиво, - он сделал короткую паузу. - И прежде, чем приступить к съемкам, вы должны будете показать ваш сценарий мне.
Палмер взял со сцены блокнот и сверился со своим списком, уточняя, не упустил ли что важное.
- Собственно, основную суть я вам изложил. Сразу отвечаю на вопрос, который наверняка у вас возник: финансирование я полностью беру на себя. Отвечаю и на следующий вопрос по поводу бесплатного сыра: я просто люблю хорошее кино, а ему нужны молодые таланты. Само собой, сделать самостоятельно все от начала до конца вы не сможете, но у вас будет доступ к технической базе студии Юнион. Специалисты студии вам тоже помогут, но только в тех моментах, с которыми вам справиться не удастся в силу нехватки знаний и навыков. Ваша задача – сделать упор на актерскую игру, идею, режиссуру, - последнее предложение он выделил интонацией.
- Про спецэффекты забудьте – взрывающиеся вертолеты, рисованные монстры и тонущие лайнеры – все это пока еще не для вас, - Эдвард усмехнулся. – И нет, это не потому, что я жадный, хотя, на «Титаниках» быстро разорюсь. Но ваша цель - показать себя, а не собрать кассу.
В глазах собравшихся интерес наблюдался – это не могло не радовать. Но надо было не забыть уточнить, что студенты действительно поняли все правильно, а сознание их не отключилось сразу после первого предложения, позволив воображению представить своего хозяина в главной роли нового блокбастера с многомиллионной аудиторией.
- Если пожелаете, можем устроить показ по окончании съемок, найдем жюри, выберем лучшую работу. Не хотите соревнований – обойдемся без жюри. Для вас такая работа будет пунктом в портфолио, полагаю, а это может пригодиться в будущем.
Опершись руками о сцену, Эдвард подпрыгнул и уселся на ее край.
- Если появились какие-то вопросы – задавайте. Если нет, назначим встречу на другой день. Вам не обязательно соглашаться или отказываться сейчас, могу дать вам на раздумья пару дней или неделю.

+2

7

Ты была удивлена, что Цезарь так себя повел. Ты видела его режиссерскую натуру однажды, когда было собрание в начале года. Но теперь, будучи его девушкой, ты встретилась с этим впервые. И тебе это не понравилось. Тем более, когда это касалось твоего отца. И вся эта сцена с отводом тебя в сторону, с разговором, да еще с каким разговором! Он говорил тебе о том, что ты повела себя непрофессионально, когда ты молча поднялась, подошла и взяла микрофон, а затем столь же молча вернулась. Все эмоции ты оставила там, где вы вошли. Хорошо, после того, как ты села.
- Да, Цезарь. Именно потому, что я не смешиваю профессиональное и личное, я встала и пошла за микрофоном, убрав при этом с лица всякую мимику, касающуюся моих отношений с ним. А ты, сказав мне не смешивать одно и другое, делаешь то же самое. Все твои слова были сказаны не моим парнем, а будущим режиссером. А мы с тобой сидим в актовом зале, где все только начинается, даже не началось. И если дело касается моего отца, с которым у меня тяжелые отношения, то, когда я сижу на стуле в этом самом зале, мне рядом нужна просто поддержка моего молодого человека. А твою натуру режиссера я с радостью буду принимать там, где это будет актуально. Но это актуально еще не наступило.
Ты не горячилась, ты говорила спокойно, только иногда пожимая плечами и поджимая губы. Это не была ссора, хотя могло на неё походить, однако это было неприятно – «ты не имеешь права», «будь актрисой». Ты будешь актрисой – там, где это нужно и где это должно быть. А пока ты лишь успела войти в зал, сесть, а затем отправиться на помощь мистеру Палмеру (и к этом моменту уже взять себя в руки). Ты спокойно прошла вместе с Цезарем к своему месту, однако на этот раз села с краю – у тебя был микрофон, тебе было бы удобнее его передавать. На Цезаря ты не смотрела. Его монологовая речь тебе по-прежнему казалась вовсе нечестной и несправедливой. Он говорил с тобой, как режиссер с актрисой, для разговора между молодым человеком и девушкой находятся иные слова. Если бы ты успела что-то натворить неподобающее, ты приняла бы сама его слова от А до Я.
Отец начал говорить, теперь все внимание было на него. Ты знала, что к работе он относится серьезно - это не будет тяп-ляп, просто, чтобы чем-то заняться. Раз решил - значит это будет так. Раз взялся - значит он видит в этом четкие цели. Единственное, что из всего этого монолога немного выбилось - это фамилия. Ты её не стеснялось, наоборот, гордилась. Эдвард Палмер - это далеко не последнее имя в индустрии кино. Однако ты только сейчас поняла, какими слухами будет полниться весь этот съемочный процесс. Что ж, тебе все равно. С этими слухами ты уже нажилась прилично, а такие переживаешь и подавно. На некоторые его "шутки" ты даже усмехалась и улыбалась - ну вы же работаете вместе, правда? Однако сейчас, смотря ему в глаза и слабо улыбаясь, ты снова увидела того отца, который был самым родным человеком когда-то на свете. И какой бы актрисой ты ни было, как бы ни шла к этому, семья - самое святое и теплое, что есть у человека. И никто не имеет права отнять этого у тебя
- У меня вопрос - поднялась ты с места, поворачиваясь в сторону трибуны всем телом - Вы сказали, "можете поделиться". Мы сами будем распределяться по группам или же это будут в более случайном порядке подобранные группы? - разберемся. Почему вы? Логично - не будешь же ты фамильярничать в "рабочее" время всякими "пап" и "ты". Во-вторых, по поводу групп: тебе было это интересно, потому что а) тебе было бы интересно поработать в "случайно" подобранной команде и б) если вы выбираете группы сами, то у тебя уже была идея, с кем бы хотелось сыграть. Слабо кивнув, ты села обратно на свое место.

+2

8

Что это было? Первая ссора? Первое недопонимание? Первая несостыковка двух паззлов? Эйвери даже растерялся - ненадолго, совсем-совсем немного. Видимо, он был слишком избалован тем, что его мнение, его точка зрения, его позиция в конечном итоге все равно подавляет все другие; слишком привык к тому, что, сунув нос, куда его не звали, не натыкался на отпор (кто бы сказал ему, что в этом он - точная копия Себастьена Эйвери, вскипел бы! ) Но сейчас то, что милая, добрая, податливая Алекс, которая раньше Цезарю виделась едва ли не размягченной глиной в его собственных руках, вдруг показала, что, если нужно будет, она еще явит свой собственный стержень. Сложно сказать, обрадовался ли этому Эйвери, или напротив - был слегка раздосадован. Возможно, чуть позже, когда поутихнет это колкое "что за черт?", он поймет, что слова его были неуместны, что не ему судить о тех вещах, с которыми он не сталкивался. Сейчас же он предпочел просто смолчать - отчасти, потому что мистер Палмер продолжил методично излагать цель своего явления здесь, а отчасти - потому что не хотел на эмоциях сейчас толкать вдохновленные дурным характером речи, чтобы потом сожалеть о сказанном. (А Цезарь был из тех людей, которые в горячке могут пройтись по больным мозолям без зазрения совести)
  Просто молча переключив свое внимание на говорящего мужчину, Цезарь попытался быть последовательным и поступить в соответствии со своими словами - мгновенно переключиться на дело и на время "работы" (а это сейчас и было в некотором смысле его работой) начисто забыть о каких бы то ни было человеческих чувствах и эмоциях, кроме сугубо профессиональных.
   Для Эйвери то, что сейчас говорил Палмер, по крайней мере, многое из этого, было словно бы самим собой разумеющимся - к примеру, он и без упоминаний об этом не стал бы злоупотреблять спецэффектами, потому как искренне считал их если и не уделом режиссеров-неудачников, которым просто-напросто нечем "взять" публику, то уж точно крайней мерой, призванной для того, чтобы вовремя "всколыхнуть" зрителя, взбодрить и будто бы ткнуть локтем в бок. А если речь шла о двадцатиминутной короткометражке - то потенциальный зритель даже чисто гипотетически не должен был бы растерять своего внимания за такой короткий срок. Разве что, если работа - полный отстой, но Цезарь же не собирался убивать свои силы на отстой, верно?
- Хотел уточнить насчет сценария, - выдержав некоторую паузу после вопроса Алекс, подал голос Эйвери. - Я правильно понимаю - это всё на наш выбор? То есть, я могу отснять мини-фильм, а могу, скажем... эпизоды, объединенные некоторой общей идеей - нечто типа социального ролика? Или это должен быть принципиально короткометражный фильм?
   Это было так глупо - думать подобное... Но Цезарь вдруг осознал, что меньше всего хотел бы работать в паре с Алексис - как раз потому, что теперь предполагал неизбежность подобных сегодняшней стычек. Он прекрасно понимал, что трения в любых отношениях неизбежны, но так хотелось продлить этот сладкий период, когда все идет по гладкой поверхности, без сучков, задоринок, и подводных камней. Когда отношения - шелковая гладь, а не бег с препятствиями на выносливость.

+1

9

-Не могуу, каприк...займи месточи, но я буду, как бобёр весной в плотине! Такое пропустить...
Обрывки звуков, известное всем мобильное "кваканье" - и голос Мегги в телефоне оборвался. Правая бровь Ланы взметнулась вверх, но всё же особого удивления этот странный звонок у девушки не вызвал - не впервой. Грин мысленно пожала плечами и спрятала мобильник в сумочке. Вообще то, этот обычный женский аксессуар был у Ланы нечасто, чаще всего девушка просто всё распихивала по карманам, беря с собой минимальное количество вещей. Но сейчас тетрадки, ежедневник и карандаши просто физически бы не поместились, ибо Грин была в университете. Прошло уже два месяца с поступления в ГГУ, и Лана уже полностью перестала "дуться" на судьбу и отца. Коллектив, друзья, собственно сам факультет - всё как то нереально быстро вошло в сердце и жизнь Ланы. Правда, доползала она до кровати с трудом и единственное чего она хотела - это сон. Но это того стоило.
"Ведь я оказывается творческая личность" - с весёлой усмешкой подумала Лана.
Эту фразу недавно ей сказал один близкий друг. Если честно, Лана никогда не думала, что вечной зуд графоманства и "украшение оригинальностью" даже письменного стола можно назвать "творческой натурой". Но всё же...Актёрское мастерство давалось Лане на удивление не сложно, ведь очень много раз Грин, даже в обычной жизни, приходилось играть ту или иную роль. И играла в жизни она потрясающе, подстраиваясь под ситуации и людей как хамелеон. Теперь же это нужно было перенести эти навыки на съёмки или сцену. Но одного Лана очень боялась. Боялась, что одна её особенность выявиться на съёмках или на какой то репетиции, и тогда она будет "актрисой второго сорта", ширпотребом.Всегда.
"Нет, не думай об этом...всё будет отлично, не надо каждый раз себя накручивать" - в сотый раз пронеслась  в голове мысль.
Девушка быстро, перебирая тонкими пальцами перила, сбежала по красивой белоснежной лестнице вниз, откидывая мешающие пушистые волосы назад. Поправив предательски сползающую с плеча сумочку, Лана быстро приблизилась к назначенному в объявлении месту. Сказать, что услышанное и увиденное заинтересовало Грин -это не сказать ничего. Лана уже знала, что будет участвовать в этом, участвовать "с головой", участвовать в главных ролях - чего бы ей это не стоило. И дело тут было вовсе не в тщеславии, которое достаточно редко проявлялось в Грин. Просто это такая возможность для новенькой первокурсницы! И даже не возможность быть замеченной или того лучше прославиться - Лана умела думать головой и понимала, что вероятность этого приближена к нулю. Дело было в опыте. Первом и возможно весомом. Да и к тому же, это было просто интересно. До безумия интересно. Невольно улыбнувшись, Лана вдруг увидела, что ребята, столпившиеся около двери, уже входят в аудиторию. Ускорив шаг, благо на девушке были её вечно любимые кеды, Лана вошла буквально последней.
И тут же девушка невольно остановила удивлённый взгляд на Эдварде Палмере - да, разумеется, учащая всё и интересующуюся новостями и личностями мира, в который ей скоро придётся вписаться, Лана знала этого знаменитого продюсера. Грин даже слегка обрадовалась - она слышала об этом человеке только достаточно хорошие вещи, по крайне мере, он точно не светился каждую неделю в светских скандалах и многие его проекты пользовались большим успехом у публики.
В следующую секунду Лана уже решала куда сесть, при этом не забывая во все стороны мило и приветливо улыбаться. Солнце резко "светнуло" в чистое большое окно, и девушка смешно прищурила "морские" глаза. В аудитории было достаточное количество человек, и большинство из них Лана знала уже даже не по наслышке. Взгляд Грин невольно зацепил яркую пару ГГУ: Алексис и Цезаря. Заметив хорошо знакомые лица, Лана весело улыбнулась, поправила сумочку и направилась в их сторону, приветливо улыбнувшись всеми известному Цезарю, и мимолётно легко чмокнув щёку однокурсницы и подруги Лекси. Тактично сев позади парочки и заняв место справа от себя сумкой, которая значила "тут скоро будет сидеть Мег, или просто моя сумка не валяется на полу", Лана уселась поудобнее, вынув небольшой блокнотик и ручку.
Как только шум стих, продюсер начал говорить. Девушка впитывала каждое слово как губка, смотря прямо и стараясь ничего не упустить, как самая примерная школьница. И с каждым словом мистера Палмера Лана всё твёрже понимала - она будет участвовать, в любом случае. Азарт, фантазия, интерес, желание "чеготоделания", толика немного детского восторга охватили Грин, хоть внешне она и казалась абсолютно спокойной и серьёзной...За все последующие минуты Лана не проронила ни звука - сейчас важно было полностью понять, что требовалось и как это лучше сделать.
"Короткометражка...значит должно быть что-то яркое, с великолепной игрой, интересным броским сюжетом..."
Идея. Такое часто бывало с Ланой - мысли, поток обычных серых мыслей, а потом вдруг как всплеск - и нечто потрясающее ярко и во всех деталях возникает в голове. Девушка уже не могла сдержать улыбку - то что она только что придумала ей настолько нравилось, что лишь разум не позволял ей просто вылить всю идею во всех подробностях на собравшихся. Грин не знала, понравиться ли это её группе, и с кем, собственно, она будет работать. Но даже если это им не понравиться, она всё равно когда-нибудь отснимет нечто подобное или где-нибудь предложит.
Поняв, что выпала в обдумывании фильма из реальности, Лана снова сфокусировалась на происходящем, убрав с лица восторженно-победную улыбку. Не хватало ещё, чтобы на неё косились. Девушка улышала обрывки фраз Цезаря и Алексис и быстро перевла взгляд на мистера Палмера, стараясь все мысли занять предстоящей работой и словами мужчины. Да, Грин была в таких вопросах принципиальна, никогда не страдая манией подслушивания и сплетен.
В это время посыпались первые вопросы. Лана невольно уважительно взглянула на ребят. Вопросы были стоящими и именно их Лана только что хотела задать. Девушка улыбнулась своей однокурснице, которая стала за два месяца очень близкой, "гриновской" улыбкой. Кто хорошо знал Лану, называл эту улыбку именно так, потому что так улыбаться могла только Лана. Такая улыбка совмещала очень многие: приветливую, приободряющую, задумчивую, заинтересованно-вежливую, дружескую, детскую и немного грустную. Почему то именно Алексис пользовалась в душе у Ланы каким то доверием, а сейчас Лана увидела на её лице то, что часто видела в зеркале - искусное скрывание истинных слов, эмоций и чувств. Но почему? Просто она...
"Но сейчас это неважно" - оборвал поток быстрых мыслей и пробурчал в голове многим известный голосок разумного цинизма. Лана повернула голову на мистера Палмера, снова вспоминая о своей идее. Большой, круглый, прозрачный как лёд, аметист, висящий на тонкой серебряной цепочке на шее девушки отразил свет солнца и рука, лежащая на столе, сам стол и маленькая часть стены напротив покрылись радужными точечками, светящими как светлячки, а лицо и шея девушки осветились белым лёгким светом, как от маленького фонарика. Но этого Лана просто не заметила, ожидая ответа продюсера.

0

10

Знаете, почему Вета не любит вот именно такие университеты? Девушка просто ненавидит всякую общественную деятельность. Школьные кружки по вышиванию, пению для неё не нужны, но когда речь касается театра. С самого детства Виолетте талдычили, что в ней погибает настоящий шоумен и сценический актёр, но девушка считала это простой наивной шуткой или же наоборот комплиментов и превышением её возможностей. Каждый из нас в детстве мечтал стать космонавтом, президентом, кто-то хотел стать крутой мега популярной поп-звездой, а кто-то наоборот хотел тихо и размеренно работать в каком-нибудь магазине, продавая цветы или же продукты, но всё это детские мечты, а так как детство у Виолы было тяжелее некуда, то соответственно она отличалась от всех. Девушка никогда не мечтала о большой сцене, ни хотела быть президентом, её слабая мечта питала надежду лишь в некоторой степени. Виолетта всегда мечтала быть танцовщицей и не чтобы выступать в пачке и на сцене, а просто для себя. Уличный танцор over 9000, как говорится. Вся жизнь у Палвин грубо говоря была говно. Честно, в такой атмосфере, в которой Вета царила с самого детства не очень и удавалась мечтать о несбыточном. Для Виолы это были всего лишь больные фантазии её одноклассников. Тема то в общем забитая, но всё же стоит внимания. У Веты не было друзей и в университете она тоже не собиралась их заводить, но девушке подвернулась Амбрелла, так что без друзей видимо тут никак не обойтись.
Виолетта всегда была пунктуальна, а именно - всегда приходила во время даже на занятия. Нет, ну ужасно заставлять кого-то ждать, а в этом случае как сейчас можно сделать вывод, что лучше один раз увидеть самому и услышать, нежели потом переспрашивать у других и ничего не понимать. Вот, правда, на самом деле, Вилке было крайне не интересно слушать хоть и толковую речь Палмера. Вообще мужчина то умный, да и вряд ли его назовёшь богачом, для которого нет ничего святого. Виолетта сидела на третьем ряду, поэтому ей было всё очень хорошо слышно, но всё же задние ряды что-то шептались и переговаривались, точнее не ряды, а люди сидящие там. Виола таких людей, я имею в виду тех, которых ничего не интересует, игнорировала. Игнор. Вот что всегда помогало вспыльчивой Вете сдерживаться. - Если появились какие-то вопросы – задавайте. - сказал Эдвард , и Виола решила не медлить. -Я так понимаю, можно выбрать любое место? От заброшенного подвала до роскошных апартаментов? - в принципе вопрос то был весомый, ведь Вете нужно было вникнуть в ситуацию. Нужно было понять, что от неё хотят. -И ещё один вопрос. К какому сроку нужно подготовить эту самодеятельность? - после этого вопроса Палвин замолкла и начала ждать ответа.

0

11

Палмер только успел кивнуть на вопрос дочери, собравшись было ответить, но за ним тут же последовали новые. Понадеявшись на свою память, мужчина не стал перебивать студентов, а выслушал сразу все вопросы, которые появились после его непродолжительного монолога. Вывод напрашивался только один – надо ораторским искусством еще работать и работать.
- Формат фильма может быть любой, на ваш выбор.
Первым он ответил на вопрос молодого человека просто потому, что вопрос Алексис возник как раз из-за неправильного понимания сути озвученной идеи.
- Площадка для съемки также любая. Вы, кажется, не совсем правильно меня поняли.
Палмер взял стоявший на сцене стакан с водой и сделал глоток, дабы промочить пересохшее горло, после чего продолжил:
- Я не собираюсь устраивать реалити-шоу в духе «Последнего героя». Не будет никаких испытаний, никто не будет вылетать после очередного этапа. Никакой игры «Развесели толстосума Палмера». Вы делаете это исключительно ради своего удовольствия.
Удовольствие, надо сказать, было сомнительным. Вернее, за долгие годы работы в этой сфере Эдвард научился не зацикливаться на мелких проблемах, а просто спокойно искать другие выходы,  после наслаждаясь полученным результатом.  Но вот только он сильно сомневался, что и студенты столь же разумно подойдут к процессу съемок. В молодости все проблемы и конфликты кажутся настоящей трагедией, а обрасти толстой шкурой, так необходимой в их деле, молодые люди еще не успели. Однако же, всему в этой жизни нужно учиться, а Эдвард был готов предоставить им такую возможность.
- Вы можете сами разделиться на группу – так вам будет проще, а можете бросить жребий – так будет сложнее, но интереснее. В жизни вам не всегда удастся выбирать, с кем работать, вот и потренируетесь.
Как ему казалось, чем больше условий определят сами студенты  - тем лучше. Свое же участие Эдвард хотел свести к минимуму.
- Это касается и времени. Сроки вы также можете определить самостоятельно. Все-таки это не должно мешать учебе.

+2

12

Со всех сторон посыпались вопросы, а микрофоны и вовсе не были нужны. Ну и правильно, зачем? Тут все либо актеры, либо режиссеры - они заведомо должны уметь обходиться без микрофонов. Одни по причине того, что могут оказаться на сцене без микрофона, другие из-за того, что иногда будет необходимость без микрофона созвать всю огромную ораву людей на площадке.
А твой вопрос - да ты даже не знала, стоило ли его задавать. И так все было понятно. Но тебе он казался нужным. Или ты хотела, чтобы он казался нужным? У тебя внутри, хотя ты сама того не понимала, бурлила целая куча эмоций. Они сменяли друг другу постоянно, желая вырваться наружу каждую секунду. Внешне же ты была совершенно спокойна. Ты отложила на переднее сиденье микрофон, так как более он был не нужен, и стала слушать ответы своего отца, а в этой обстановке вернее сказать мистера Палмера, на вопросы студентов.
Из всего сказанного и отвеченного ты поняла следующие: группу можно было сформировать добровольным образом, обсудив все между собой, это должен быть короткометражный фильм, не должно быть (а оно и понятно) никаких супер эффектов, спасений мира и так далее. Сценарий, идея должны быть профильтрованы через мистера Палмера. Сроки могут быть вполне сдвигающимися, главное не пустить учебы, но и не забрасывать это.  В голове тут же стали крутиться идеи, представления, образы - это будет интересно. Ты даже уже знала, кого хочешь наверняка видеть в партнерах по камере. Вы не угадаете, если назовете имя Цезаря. Этим двоим как раз не стоит встречаться друг с другом на работе. По крайней мере, так будет лучше для всех и спокойней для вас двоих. Тебе представлялся несколько иной человек, имя которого ты пока не хочешь упоминать, пусть это будет до поры до времени небольшим секретом.
Странный денек выдался. На парах ничего не сложилось, руководителем оказался отец, а ты почему-то не смогла до этого догадаться прежде, чем туда войти. Еще вся эта ситуация с "разговором в стороне", который вышел с Цезарем. Ты хотела, чтобы собрание закончилось, а ты могла отсюда уехать. Но вставать и идти сейчас будет некультурно, тем более, что это будет только повод для новых слухов. Поэтому ты терпеливо ждала, когда будет дано официальное слово об окончании. еще все напряжение, исходившие от человека рядом с тобой, только больше придавало желание выскочить отсюда. Ты немного повернула голову на Цезаря, посмотрела на него, а затем отвела взгляд, уставляясь себе на коленки. Пальцы стали перебирать краешки одежды

+1


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Снимается кино