Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Книжные черви


Книжные черви

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Название воспоминания/события
Книжные черви
2. Действующие лица
Caesar & Kayla
3. Дата/примерная дата и время
19 октября 2011 г, среда, 19:00-21:00
4. Краткое описание.
- Будет -

0

2

Вечер среды. Что делают студенты в среду вечером? Кто-то решительно забивает на необходимость с утра быть огурчиком и просиживает/просаживает время в барах/клубах/дискотеха(нужное подчеркнуть), остальные - возможно, готовятся к занятиям... Но вобщем-то песня совсем не о них, потому как Цезарь ни к первой, ни ко второй категории не относился. Его занятия часто отличались от общественных и его можно было частенько увидеть там, куда других было крайне сложно затащить. Вот к примеру, что делать молодому, симпатичному, не обремененному чрезмерным ботанизмом студенту, имеющему при всем при этом любимую девушку, в библиотеке? Вечером? Когда там никого не осталось и только книги да пыль, собирающаяся на них, способны скрасить его одиночество? И пусть для многих это выглядело бы происками ликующего идиотизма, Цезарь чувствовал себя вполне комфортно, расположившись на полу, вытянув ноги и загородив ими весь проход (ну а что, все равно ведь никого нет!), окруженный целой горой вываленных с полок книг и исчерканых листков. Во главе всей этой кучи лежал его рюкзак. Милое такое зрелище - картина маслом, не иначе.
   Сейчас в его руках шелестел своими страницами томик Соммерсета Моэма с одним из любимых Цезарем произведений - "Театром"... Спросите, какой смысл прозябать в пустой библиотеке под тусклым светом настольно-напольной лампы, нагло спизженной со стола библиотекаря, тогда как в наш-то век цивилизации стоит вопросить всезнающий Гугл - и вот она, вся мировая библиотека у тебя под носом? О, это новое поколение, которому сейчас от 13 до 16, возможно, и способно проникнуться атмосферой, вперившись взглядом в монитор! Цезарю же необходимо было ощущать запах страниц. Это словно смотреть один и тот же фильм, только в разных условиях - на видеокассете у себя дома, или в кинотеатре в 3D-очках. Согласитесь, несоизмеримо разный эффект. НУ а сейчас Цезарю как никогда нужно было проникнуться без остатка, раствориться вместе с пылью на этих пожелтевших, местами потрепанных листочках, чтобы увидеть все своими глазами и суметь вынести сценарием на бумагу.
  Да да, он так воодушевился идеей с театром, что на следующий же день после их исторический встречи с Кайлой, принялся за дело - и дело это включало не только добытие средств на оплату всех расходов. Теперь у него была четко поставленная цель и он шел к ней с напористостью истинного танка. Ну или своего тезки-полководца.
   Но увы, пища духовная никак не исключала такого явления, как голод и противное сосание под ложечкой, так что Эйвери, пошурудив цепкими пальцами в рюкзаке, где уже изрядно пошалил живущий там невидимый аномальный зверь (ну тот, который спутывает наушники, все прячет, комкает, подбрасывает лишнее и мусорит), извлек оттуда предусмотрительно закинутое накануне яблочко. Сочное такое, аппетитное. Особенно голодающему молодому и сильному организму оно показалось не то, что манной небесной, а просто фуа-гра из небесной канцелярии скоростным экспрессом! Однако, толи руки с голодухи и молодого человека трусились неимоверно, толи яблоко просто было слишком скользким, но сочный плод ловко укатился от парня куда-то под стеллаж и, по логике вещей ,должен был выкатиться с другой стороны, поэтому Цезарь, зачем-то подцепив зубами "Театр" Моэма, прямо на карачках пополз вслед беглецу.

+1

3

Кайла уже минут пятнадцать сосредоточенно разглядывала книгу, которую держала в руках, и пыталась понять две вещи - нет ли по теме ничего полегче и на кой черт? И вообще как анатомический атлас оказался в секции художественной литературы?
Но на обложке не наблюдалось пятен крови, книга выглядела новой, а не зловеще-потрепанной, как гримуары, поэтому Барретт решила полистать справочник - чисто для общего образования. Да и знания из школьного курса введения в анатомию как-то поистрепались. Решив не идти далеко, она села на пол, откинувшись спиной на стеллаж и погрузилась в мир продольных и поперечных мышц, глазных яблок и прочих атрибутов расчлененки в фильмах ужасов. В принципе, в схемах и без фотографий все это смотрелось вполне себе перевариваемо.
До тех пор, пока ниоткуда взявшееся яблоко не выкатилось из-под стеллажей и мягко стукнулось о ее ногу. Она как раз в это время про черепную коробку читала. И мозги. И еще много чего интересного.
Сердце чуть не остановилось, и Кайла схватилась за него, будто пыталась нащупать, и изо всех сил старалась НЕ смотреть на подозрительный предмет. Наконец, любопытство победило чувство самосохранения и девушка, скосив глаза, взглянула себе под ноги.
Яблоко. ЯБЛОКО. Самое обычное среднего размера яблоко.
- Аллилуйя, - облегченно вздохнула Кайла. Стоп. А она что собиралась увидеть в библиотеке? Отрубленную голову? Может там за углом еще и гильотина имеется? Может библиотекарь на самом деле маньяк-убийца с наклонностями насильника?
И тут, в довершение всей картины, и без того сюрреалистичной и походившей больше на бредовый сон. нежели на спокойное послеобеденное время, проведенное в библиотеке, навстречу Кайле выполз до боли знакомый блондин.
Цезарь. Не маньяк, не привидение, а Цезарь. Аллилуйя. Дубль два.
Это бы еще ладно, но в зубах у него было не что иное, как "Театр" Моэма. Судя по состоянию книги, с историей Джулии Лэмберт как только не обращались, но сжатые на обложке челюсти для томика были явно в новинку.
Кайла подняла яблоко и вопросительно посмотрела на Цезаря.
- Нет, я знала, что существуют люди, которые только духовную пищу и едят, но чтобы настолько буквально... - девушка покачала головой и дружелюбно улыбнулась.
А яблоко было таким аппетитным...
Зря я обед пропустила, - подумала Барретт, переводя взгляд с яблока на Эйвери и обратно.

Отредактировано Kayla Barrett (2012-03-23 01:00:54)

+1

4

Тщательно и методично шаг за шагом протирая короткий участок библиотечного пути собственными коленями, подозрительно похрустывающими не то от старости, не то просто от непривычных нагрузок, Цезарь меньше всего ожидал наткнуться на кого-то еще! Поэтому его реакция была такой понятной! Словно ворона, которая раскрыв свой рот в изумлении, потеряла аппетитный кусок сыра, Эйвери, чья челюсть поступила подобным образом, выронил томик Моэма, застыв прямо на карачках в немом изумлении.
- Кайла?! - Нет, это было даже не смешно и не удивительно! Это было просто... Вот настолько "...", что Эйвери не удержался от торжествующе-облегченного смеха, продолжая при этом стоять на карачках. Он буквально сотрясался каждой поджилкой, хотя, наверное, ничего такого гениально-смешного во всей ситуации и не было. - Я думал, я здесь один... такой, - наконец усмирив свое тело и дав диафрагме расслабиться, пробормотал молодой человек, упираясь взглядом в в чтиво, которым занимала себя его внезапная "спутница". - Анатомия? - подозрительный взгляд и бровь домиком. - Кайли, ты заставляешь меня подозревать, что ты - маньячка... Ты что, расчленять кого собралась? - ах да, вот оно и яблочко, которое, словно путеводная нить, привело Эйвери к девушке. - К слову о еде, - цепкие пальцы молодого человека со всей решительностью впились в гладкую поверхность фрукта, но безцеремонно вырвать сочный и желанный плод из рук Баррет было бы верхом наглости и невоспитанности, так что Цезарь так и застыл - предупредительно придерживая свой потенциальный скромный ужин. - Как видишь, питаюсь я не одной духовной пищей. - это была картина маслом! Если бы еще признаки половой принадлежности студентов прикрывали фиговые листочки, то с них можно было рисовать композицию аля "Адам и Ева на пороге греха" - с этим самым свеже содранным с дерева познания добра и зла запретным плодом. - Хочешь? - нет, пожалуй, Эйвери больше походил на змея искусителя, хотя воодушевления и коварства на его лице было меньше, чем, возможно, в глазах ползучей твари.

+1

5

Пару секунд Кайла флегматично наблюдала, как книжка плавно падает на пол, затем перевела отрешенный взгляд на Цезаря...и расхохоталась.
- Ну ты даешь, - проговорила Барретт, поднимая ветхий томик, стараясь миновать те места, на которых остались следы зубов, и критически оглядывая его, словно думала, неужели нельзя было найти ничего прочнее для почитать - уж "Театр"-то должен быть не в одном экземпляре. Тем более в довольно большой библиотеке.
- Ну, теперь можешь быть счастлив, нас тут целых два библиофила, - девушку отпустило, и теперь она пыталась отдышаться после приступа смеха, - или благозвучнее будет - книголюба?
Почему-то осознание того, что ее застукали наедине с атласом по анатомии, вгоняло Кайлу в краску. Ну негоже для студента-журналиста интересоваться биологией! Ей бы было не так стыдно, даже если в руках у нее оказалась детская раскраска или желтые страницы светской хроники.
- А...это... - она захлопнула книгу, скрыв от посторонних глаз картинку, которая подробно описывала устройство уха, - это так...решила почитать для себя, - она улыбнулась, - но ты на всякий случай держись подальше, мало ли что мне в голову взбредет, - Барретт хмыкнула, положив Моэма на справочник и сосредоточившись на яблоке, в которое так отчаянно вцепился Цезарь. На его лице была написана такая мольба, что она подумала, а может ну его, это яблоко, но Эйвери не был бы собой, если бы не вставил что-нибудь короткое, но переводящее мысли в другое русло. Сейчас парень больше всего походил не на голодного студента, а на Люцифера в интерпретации Мильтона. Того самого, который заварил всю кашу с грехопадением.
- Не проведешь, коварный, - Кайла вздернула бровь и усмехнулась, - одного раза хватило вполне - до сих пор расхлебываем, - девушка отпустила яблоко и чинно скрестила руки на книгах, - и вообще, почему во всем виновата женщина? Это же шовинизм какой-то! Чуть что - сразу - коварная, завистливая, ревнивая, еще невесть какая...нечестно! - Барретт надула губы, сразу приобретая сходство с капризным ребенком. Ее не сказать, чтобы задевала тема изгнания людей из Рая, просто...просто обидно. Чисто из солидарности с Евой.
- А ты, я смотрю, набираешься...опыта у Моэма? - Кайла кивнула на томик, все еще лежащий у нее на коленях.

+1

6

Ну уж нет, девушка с ТАКИМИ глазами определенно не могла быть маньяком, будь в ее руках хоть пособие для начинающих потрошителей или "Как размазать мозги по стенке для чайников"! Поэтому... а может бытЬ, просто потому, что Цезаря прельстила мысль посидеть здесь теперь не одному, а с кем-то, он умостился поудобнее рядом с Кайлой.
- Не знаю, - засмеялся молодой человек в ответ на забавные рассуждения девушки о первопричине человеческого греха. Эйвери не считал себя особенно верующим человеком, однако, как каждый уважающий себя буквоед, счел своим долгом прочитать от корки до корки Священное Писание, откуда и знал об упомянутой истории. Впрочем, о ней, кажется, знаю решительно все - даже те, кто и читать-то не умеет. - Нет, правда, я не думаю, что виновата во всем женщина. Адам, знаешь ли, тоже тот еще стрелочник... чуть что - так сразу давай оправдываться и искать крайнего! Разве что Ева первая поддалась нехитрому внушению, но не думаю, что по одному конкретно взятому случаю... - тут вдруг до Цезаря дошло, что он возмутительно долго разглагольствует о том, о чем и говорить-то в принципе не собирался. Вот он - один из немногих (ну это как он считал - немногих) недостатков - неумение заткнуть самому себе рот. Дайте повод - и Остапа понесло! - Вобщем, неважно... Можешь  есть, всего, что мы могли лишиться, наши прародители в Эдемском саду лишились. Ну, разве что...если это яблоко из другой сказки... - Цезарь многозначительно повел бровями, намекая на злобную ведьму, посредством яблока усыпившую Белоснежку. Или это была Спящая красавица? Нет, что-то со сказками у него не заладилось - они хороводом плясали в его памяти, не желая отделяться на отдельно взятые фрагменты и превращая весь этот поток информации  в сплошную кашу. - А женщина, как сказал Брэд Питт - это отражение того, как её любит мужчина, так что все коварные, ревнивые и прочие с неприглядными качествами - соответственно... - Цезарь решил закрыть тему на сем многозначительном троеточии, потому что хвататься за несколько цепочек разговора сразу было непредусмотрительно - на любую из предложенных тем он мог говорить, не закрывая рта и в таком случае Кайла имела перспективу просто затонуть в его словесной диарее. Поэтому он просто переключился на самую закономерную тему, какую только можно представить, находясь в библиотеке - о книгах.
  Повертев в руках излюбленный томик, молодой человек покачал головой и отложил его в сторону:
- Да какой там опыт... Это же не руководство для начинающего директора театра. Просто люблю эту книгу и... - вот! Он ведь самого главного ей не сказал! - Кайла! - неожиданно громкий голос буквально рассёк своей резкостью библиотечную тишину и ощутимо полоснул по слуху. - Я же самого главного тебе не сказал! Я нашел деньги на покупку помещения! - умолчим о том, что не слишком важно - о том, какой ценой ему достались эти деньги... - А из Моэма я хотел сделать одну из своих предстоящих постановок! - в порыве вдохновения Цезарь безапеляционно вложил яблоко в руку блондинки, а во вторую просто вцепился так, словно он утопал, а эта девичья ладошка была его единственным спасением. Просто Кайла, как человек, в полном смысле слова причастный к Эйверевской затее, как никто другой должна была понять всю важность происодящего.

+1

7

- Сомневаюсь, что они лишились чего-то, разве только Рая, - Кайла задумчиво осмотрела яблоко, - Древо-то было Познания, и на нем не было написано "Съешь этот вкусный плод и тебя выпинают из Райского Сада!" Знание вообще какая-то злая штука, - она перевела взгляд с яблока на Цезаря и обратно, чувствуя себя Белоснежкой.
Сразу возникал вопрос, почему в роли ведьмы выступает симпатичный молодой человек, и где, черт побери, принц на белом коне? Про такую мелочь, как семь гномов она вообще молчала.
- Не отравлено? - с легкой улыбкой спросила Барретт, - а то тут как-то рыцарей, которые поцелуем разбудят в случае чего, не предвидится.
Она обхватила руками справочник по анатомии, внимательно слушая Эйвери, который, похоже, немножко увлекся. Ну ладно, с кем не бывает. Она тоже при желании могла непрерывно говорить очень долго. И очень оживленно, если тема тронула.
- Ну, я бы сказала, из это книги можно кое-что почер... - тут девушке пришлось прочистить уши, ибо внезапный окрик прямо в ухо кого угодно оглушит. Она почти испуганно отпрянула от Цезаря. Правда, в сидячем положении это было довольно проблематично, учитывая близость стеллажей, которые могли и не выдержать резкого впечатывания в себя инородного блондинистого тела. Испуг, впрочем, тут же сменился неподдельной радостью.
- Серьезно? - не менее громко воскликнула Барретт, - ох, это же чудесно! Восхитительно-замечательно-обалденно!
Библиотекарша уже подкрадывалась к нарушителям дисциплины, но девушка и не подумала убавить громкость.
- А где? Когда? Как? - любопытство, видимо, являлось одним из пороков, который их давние предки приобрели, съев один-единственный плод. Но что поделаешь, если действительно интересно? Если не все равно?
- Театральная постановка про театр, - задумчиво проговорила Кайла, медленно, словно смаковала каждое слово, - звучит необычно, - девушка улыбнулась, правда, сразу же слегка поморщилась и чуть пошевелила ладонью в плену руки Цезаря - тот сжал немного сильнее, чем нужно,  - затем уставилась на плод в свободной руке..
И повернула голову на звук шагов. Библиотекарь приближалась подобно маньяку - вроде и медленно, но все ближе и ближе.
- Кажется, у нас проблемы, - хихикнула она, вгрызаясь в яблоко.

+1

8

Эйвери ни за что бы не стал с таким воодушевлением делиться новостью о покупке помещения театра с первым встречным -  поперечным, даже еесли встреча состоялась в таком не тривиальном месте. Но Кайла за ту короткую первую встречу стала Цезарю некой не то сообщницей, не то просто родной душой, которая имела ко всему этому самое прямое отношение. И радость ее была столь же бурной и искренней, на какую и расчитывал Цезарь, открывая свою тайну.
   Но нет, он не стал бы рассказывать о дорогой плате за этот денежный заем на покупку, за тот несоизмеримо больший любых денег залог, который ему пришлось внести ради осуществления своей мечты. Не потому, что не доверял Кайли - скорее, наоборот, он проникся к ней доверием с первых секунд, как если бы знал наверняка изгибы ее характера  жизненные принципы, которыми девушка руководствовалаь. И не потому, что это могло бы как-то повлиять на их приятельские (а в перспективе наверняка дружеские) отношения - уж Барретт-то точно были глубоко безразличны подобные вещи. Просто... да, ему было стыдно. Стыдно и гадко понимать, через что он способен переступить ради своих целей, сколь бы романтичными и возвышенными они ни были. И мысли об этом, вызванные короткими и такими предсказуемо-закономерными вопросами Кайлы, несколько омрачили первоначальную радость, с какой Цезарь начинал вещать о своих великих достижениях.
  - Это долгая история, - шаблонно отмахнулся Цезарьт, спешно перескочив с некомфортной для него темы на нечто более позитивное. - Ну, скажем... не столько про театр, сколько про жизнь примы Джулии... Ну да кому я рассказываю - ты наверняка сама знаешь, - вообще-то Цезарь относился к тому типу людей, которых хлебом не корми - дай поумничать и блеснуть интеллектом, но, виимо, рядом с Кайлой он не чувствовал такой потребности выпячивать свои достоинства. Сложно объяснить, чем было вызвано это особое чувство - тем ли, что она, можно сказать, видела его в минуты слабости, когда он уже был готов спасовать перед препятствием и не верил в свои сил, или чем другим.
  Подоспевшая Церберша никак не входила в планы молодого человека, да и Кайла, видно по всему, не слишком-то жаждала общения с нею. Эйвери даже не успел выразить свою солидарность со словами девушки, как грозный силуэт навис над ними.
- Так-так, вы что тут делаете? - без малейших проблесков дружелюбия поинтересовалась библиотекарь.
  "Читаем," - подсказал кэп.
- Пыль из пупков выколупываем, - огрызнулся Цезарь, сопровождая свое форменное хамство фирменной улыбкой. - Мы уже уходим, - более миролюбиво добавил молодой человек, чтобы в конец не раздраконить миссис Цербер.
   В подтверждение своих слов Эйвери, чьи конечности уже затекли и отказывались функционировать в нормальном режиме, ухватился сначала одной, а затем и другой руками за выступы в стеллаже и со всей своей дури молодецкой рванул, намереваясь таким образом принять стоячее положение.
"Херушки!" - бодро заявило явившееся невесть откуда Западло.
"Падаем!" - снова вмешался Кэп.
"Бля-я-я!" - содержательно осмыслил происходящее Цезарь, словно в замедленном действии наблюдая падение пизанского стеллажа со своей самой невыгодной в данных обстоятельствах позиции...

+1

9

Кайла не была бы Кайлой, если бы не задавала "неудобные вопросы". Мало того - даже после явного перевода стрелок продолжала упорно их задавать, не особо заботясь о том, задевает это собеседника или нет.
Хотя Цезарь такого и не заслужил - терпел же ее бессмысленный по сути треп, могла бы уж раз в жизни и промолчать, мило улыбнуться и подхватить тему.
Но, к сожалению, Кайла Барретт оставалась Кайлой Барретт, дочерью своих родителей, с шилом в интересном месте и языком, который давно бы следовало укоротить.
- Я люблю долгие истории, - заявила девушка, - слушать их - одно удовольствие, - фразу про Джулию она пропустила мимо ушей, женское любопытство слепо и глухо ко всему, что не относится к интересующей теме.
Где-то на задворках сознания всплыла фраза "Заткнись, дура, хуже будет!", но блондинка списала ее на недосып и перезанятия и запихнула обратно на задворки. От основательного допроса Эйвери спасла библиотекарша, которая по идее должна быть сухопарой, и с крючковатым носом, но эта была больше похожа на...анатомический атлас, здоровенный том, который Кайла недавно отложила в сторону. Впрочем, характер от этого был не менее библиотекарским.
- Да, да, уже уходим, - затараторила Барретт, поддерживая Цезаря. И что на него нашло? В какой-то момент девушка уже решила, что быть им растерзанными в библиотеке - более бесславную смерть, кстати, поискать еще надо, но теперь ее это больше не занимало.
На нее падала полка.
Книжная полка.
Ладно, будем объективными, на Кайлу падал целый стеллаж. Какое-то время она просто стояла неподвижно, задрав голову и наблюдая, как книги выскальзывают с полок - медленно, но верно.
- Мамочка, - тихо проговорила Барретт, глядя на собрание сочинений братьев гримм, в простонародье именуемое сказками, заходящее на посадку в непосредственной близости от головы девушки. Впрочем, голову томик не задел.
Зато попал по яблоку. По ЕЕ яблоку. Опустим детали получения этого яблока, сейчас оно было ее. А эта...эта...эта...книжка взяла и задела его. И слава богу, иначе в ближайшем будущем и Цезарю, и Кайле светила бы больничка. В лучшем случае. Но книга задела ее руку и Барретт очнулась.
- БЕЖИМ! - она схватила Эйвери за руку и рванула по направлению к выходу. Библиотекарь стояла в ступоре, созерцая крушение стеллажа, и помешать им не могла.
Остановилась она, только выбежав на улицу. Изрядно запыхавшаяся и растрепанная, девушка все равно принялась смеяться.
- Ты видел ее лицо? - задыхаясь и сгибаясь пополам то ли от смеха, то ли от слабой колющей боли в боку, спросила Кайла.

+1

10

Надо заметить, что все это - явление библиотекарши, падение стеллажа, произошло парадоксально вовремя, потому что Эйвери откровенно не знал, как сумел бы съехать с темы, когда Кайла недвусмысленно дала понять, что любопытство в ней явно взяло верх над чувством такта. Не сказать, что это был такой уж хороший выход из ситуации, предпочитетельнее был бы какой-нибудь менее опасный внешний фактор, но что случилось, то случилось.
И хорошо, что Барретт обладала куда лучшей реакцией, чем Эйвери в экстренные моменты - у него реакция непозволительно замедлялась и он превращался в унылого тормоза, который, как в комедийных фильмах, только и способен, что стоять столбом и провожать очумелым взглядом какое-нибудь пренеприятнейшее явление. И даже намекающе падающие томики сказок не стали достаточно весомым аргументом или катализатором. Если бы не Кайла, Цезарь таки оказался бы погребеным под грудами книг и стеллажом, но девушка сообразила очень вовремя, что пора предпринимать активные действия, применила радикальные меры и вывела молодого человека из ступора. ХОтя, может быть, и не вывела, однако ногами он все же зашевелил и, не прощаясь с библиотекаршей, смылся следом за приятельницей.
   Уже оказавшись на улице, Цезарь наконец понял, в какой очередной конфуз влип. Всякое бывало в его жизни, но такого... Пытаясь привести в привычный ритм сбившееся дыхание, он  хрипло похихикивал, воспроизводя в памяти ту картинку мини-апокалипсиса, которая теперь, должно быть, "радует" глаз миссис Церберши.
- Кажется да, - по привычке тряхнул головой молодой человек, абсолютно забывая, что уже давно нечего откидывать назад - его блондинистые кудри так и остались на полу в парикмахерской и он не скоро сможет снова ощутить их. - Вот странно, да? Каждый раз ,когда мы видимся, происходит какая-нибудь катастрофа. Хотя нет, в прошлый раз я бы не сказал, что это была катастрофа, но в сущности, событие просто значимое. А что будет в нашу следующую стречу, м? - нет, Кайла была не музой. Цезарь упрямо не мог подобрать к ней какое-то соответствующее название и в конце-концов пришел к выводу, что подобный подвид сказочных существ еще просто не открыли.

0

11

Даже отсюда Кайла слышала ругань библиотекарши - или ей только казалось...неважно. А ведь эта дама может и за ними пойти, сцапать за загривки и отволочь обратно, заставив ставить стеллажи и книжки на место. От таких дам вполне можно ожидать подобных действий.
- Видимо, это судьба такая, - улыбнувшись, ответила Барретт, с сожалением думая о том, что анатомия для нее все еще темный лес, а второй раз взять атлас она может и не решиться, - правда, по сценарию тебе в голову сейчас должна прийти какая-нибудь ненавязчивая, но гениальная мысль, ты ее выскажешь и будешь сомневаться, а я с энтузиазмом мечтать вслух. Да, как-то так, - она встала на цыпочки и привычным движением - многолетняя практика общения с друзьями-мальчишками сказалась, - взъерошила то, что могло взъерошиться - хотя с цезаревой прической это было не очень-то возможно.
- Ты в армию что ли собрался? - усмехнулась она, глядя на Эйвери. В первую встречу ежик не очень-то бросался в глаза - учитывая освещение, да и прочие обстоятельства, Барретт было просто не до разглядывания чужих причесок, а теперь он почему-то смотрелся...непривычно.
Про "выпытать у Цезаря каким образом он добыл деньги на театр" было благополучно забыто. В этом вся Кайла - отвлеки ее падающий стеллаж на минуту попозже, она бы уже давно все разузнала, однако...что случилось, то случилось и винить в этом можно только библиотекаршу. Хотя в чем надо винить пожилую леди, блондинка уже и не помнила.
- Назад дороги нет, друг мой, - нараспев протянула Кайла, склонив голову набок и прислушиваясь к шуршанию осенних листьев в вечерней тишине, - обратно нас уже не пустит госпожа Цербер, - девушка усмехнулась, - предлагаю компенсировать эту маленькую неприятность небольшой прогулкой.
И тут Барретт вспомнила. Подобные вспышки случались редко, на счастье Эйвери. На беду того же Эйвери, одна из них произошла именно здесь и именно сейчас.
- Заодно расскажешь свою длинную историю про нахождение денег на театр.
Ну вот почему бы тебе просто с ним не поболтать? Ясно же. что парень не хочет обсуждать как и где получил средства - так нет, хочешь все в подробностях разузнать. Милочка, до полного образа тебе не хватает иголок под ногти и раскаленной добела кочерги.

+1

12

Девушки - такие девушки. Они умеют совершать сотни умильных вещей одним секундным взмахом руки! Эйвери даже мимоходом подумал, что, возможно, когда-нибудь снимет очаровательнейшую короткометражку на эту тему - о том, чем прекрасный пол так прекрасен и что он умеет делать такого, чего не умеет делать сильный пол. Вот например, этот жест - взъерошивание того, что не взъерошивается - лишенный всякой двусмысленности, такой простой и, да что тут скрывать? - приятный жест (особенно, если речь идет о Цезаре, у которого едва ли не фетиш, связанная с блужданием пальцев в волосах!). А если еще учестЬ, что он сопроводился вопросом, требующим ответа, то цены ему просто не было, потому как Эйвери срочно нужно было найти такую тему для разговора, которая могла бесповоротно отвлечь любопытную мисс Барретт от запретных вопросов!
  А история со стрижкой стоила того, чтобы попасть в сценарий молодежной комедии, так что Эйвери уже запасся красноречивыми словесными оборотами, чтобы во всех красках описать все, что произошло тогда в парикмахерской, а заодно - и то, что предшествовало такой подлости со стороны девушек - а именно, злочастную первоапрельскую шутку, обеспечившую Эйвери антипатию Руквуд.
  -Ну знаешь, поскольку мы с тобой не ищем легких путей, - в ответ на предложение прогуляться начал Цезарь, пока еще даже не подозревая, чем закончит свою фразу (видимо, здесь вперед паровоза неслось наитие, нисколько не советуясь с мозгами). - Я думаю, наша прогулка не должна быть какой-нибудь банальной. Ну посуди сама - первая наша встреча была в театре. Вторая - в библиотеке. Мы просто не имеем сейчас права отправиться в какой-нибудь банальный парк или кафе. Это не по-нашему, - удивительно! Всего две встречи, а уже есть какое-то особенное "по-нашему"!
  И да, к слову о вдохновении, о котором упоминала Кайла - теперь мысль о короткометражке не давала Цезарю покоя, так что свой святой долг вдохновлять Барретт ответственно выполнила! Правда, Эйвери пока не стал ей об этом говорить раньше времени - пока толком не сформулировал в голове, что  и как именно это будет, к тому же, в голове так и вертелись другие темы для разговора, которые нужно было обязательно развить! Знаете, это было похоже на то, как встречаются давнишние друзья через несколько лет - им столько нужно успеть друг другу рассказать, что не хватает ни часов, ни воздуха в легких.
  - Сначала я расскажу тебе о своей эпохальной стрижке... Ты не видела, какие раньше у меня были... гм... макароны? - свои "макароны" Цезарь крайне недолюбливал, но когда они короткими завитками ровно покрывали его голову - было очень даже прилично, если не давать им отрастать до неприличной длины. Глаза молодого человека машинально блуждали по пространству вокруг, но куда податься - в голову упрямо не шло. - Но для начала, давай-ка ты, моя Муза... нет, МУЗИЩА, ты вдохновишь нас на прогулку в какое-нибудь экзотическое место, мм? Только учти, суши-бар - не экзотика! - глаза молодого человека остановились на крыше и, о чудо! Кайла снова выполнила свою миссию - идея снова робко постучалась в голову своего будущего хозяина. - Крыша! Как находишь это место?

оффтоп

З.Ы. Как вариант, мы можем сейчас даже поспорить. Ты, увидев, что я избегаю темы про покупку театра, скажешь, что боишься высоты, но, взамен на тайну о театре, подойдешь к краю крыши!

0

13

Всю свою жизнь Кайла, видимо, только тем и занималась, что искала интересные места для прогулок. Чаща леса, дом с привидениями (никаких привидений там, естественно не оказалось, но помещение оказалось довольно-таки милым), заброшенный театр, неотстроенное крыло какой-то древней психбольницы…крыша дома. Девушка вздрогнула, вспомнив, как летела вниз и даже тогда, в шесть лет, думала, что сердце у нее сейчас остановится. Забавно, до десяти у нее не было особо четких воспоминаний, зато этот эпизод врезался в память…на всю жизнь. Барретт уже знала, что ей сегодня будет сниться, и решила засидеться допоздна, чтобы потом просто провалиться в черную бездну сна без сновидений.
Макароны?
- А, так это ты тот парень с режиссерского факультета, который постоянно задает вопросы профессору Уэйлеру? – усмехнулась девушка, - Да уж, с такой стрижкой тебя и не узнать, - она немного подумала и, не удержавшись, добавила: - Ушастик.
Но это же было так мило! Она про себя даже хвалила парикмахера. Черт знает почему, но с коротким ежиком на голове Цезарь выглядел таким…таким…милым…ну вы понимаете о чем Кайла. Схватить и затискать до смерти. Нет, что вы, она не садистка, честное слово. Ну, разве что немножко.
А вот про театр Эйвери говорить не хотел. Да что там – просто не говорил. Скрывает что-то, определенно. Подозрительно. Журналистское чутье Барретт не могло оставить подобный факт без внимания, учитывая, красноречие Цезаря делает его…честным. Она сомневалась, что он будет что-то скрывать без причины.
- Крыша? – Кайла нервно сглотнула и истерично рассмеялась, - Это там, откуда самоубийцы прыгают?
О! Отличная ассоциация, девочка, - подбодряюще заметил внутренний голос, но блондинка тут же велела ему заткнуться подобру-поздорову. А то как в обморок упадет – и мысленно уже не поехидничает.
- Я боюсь высоты, - почти прошептала девушка, вцепившись в рукав парня, - а… - она откашлялась, прочищая горло, - а, впрочем, давай. Я даже к краю подойду. Но ты расскажешь мне каким неведомым макаром ты раздобыл деньги на театр. Что-то типа пари. Уяснил?
Не дожидаясь ответа, Барретт на негнущихся ногах направилась к ближайшему зданию, все еще держа Цезаря за рукав и увлекая того за собой.

офф

что-то я сюда и препода приплела-____-

+1

14

- Даа, я любимец Уэллера, - с напускной гордостью сообщил Цезарь, хотя доподлинно ему не было известно, так ли это на самом деле, или очередные происки разбушевавшегося самомнения бессовестно подтасовуют факты.
   Хотелось немного на нее разозлиться за столь сомнительный комплимент, потому что, если у Идеального Цезаря Эйвери и был недостаток, то он находился по бокам головы и являлся важным органом для восприятия окружающей среды... Но разозлиться не получалось. Ни всерьез, ни даже в шутку.
  История про безвозвратно, при самых что ни на есть драматичных обстоятельствах, утерянных макаронах, канула в лету, потому что тема разговора сменилась так быстро и радикально, что возвращаться сейчас к ней было бы явной попыткой сбежать от темы для Цезаря весьма и весьма щекотливой. Впрочем, кажется, проницательной Кайле с её профессиональным чутьём, уже итак было ясно, где зарыта собака и главное - эта блондиночка оказалась не в пору легендам сообразительной! - как её откопать! Потому что, едва Эйвери успел переключиться с макаронов на самоубийц, (черт, откуда взялись самоубийцы? Да кто бы только прослушал те слова, которые сейчас проскальзывали в его мыслях - там любой телепат бы "ногу сломал" в какофонии никак не связанных между собою слов), как Баррет выдвинула не то ультиматум, не то просто озвучила условия сделки. Впрочем, как показали ее последние слова, это был всего лишь спор. Ну знаете, из тех споров, которые часто оказываются в своем роде историческими и переломными моментами, потому что люди порой из непонятного желания что-то кому-то доказать решаются на то, на что не решились бы ни при каких других обстоятельствах. Слово с почти сакраментальным смыслом и едва ли не мистической энергетикой! В ответ на него всенепременно хочется во что бы то ни стало выполнить "свою часть" спора. Необъяснимо, но факт, - Цезарь, с секунду поразмыслив, тоже обнаружил в себе такое желание. (впрочем, если позанудствовать на тему психологии, можно объяснить это подсознательным желанием поделиться с кем-нибудь тем, что гложет, рассказать и облегчить свое бремя...). Словом, Эйвери не сопротивляясь направился следом за своей музой, попутно заботливо увещевая её:
- Только смотри, никаких глупостей, окей? А то слишком дорого обойдется эта моя тайна, - что толку уже было скрывать, что это действительно является тайной? Баррет безошибочно это рассекретила - сразу или нет, Цезарь не мог сказать наверняка, но обязательно спросит потом, не побрезговав выведать, что именно так с потрохами его выдало. (о да, он же так шифровался! Ну!)
   - Мне первым начинать? - с некоторой неохотой вышагивая по ступенькам, за руку с Кайлой (ну чисто влюбленная пара, ищущая укромного местечка для развратных поцелуек!), поинтересовался Эйвери. - Давай так. Я расскажу тебе половину, - оставалось еще так много пролетов, а Цезарю уже становилось откровенно лень забираться фиг знает куда, фиг знает зачем...  Но крыша с простыми, неизощренными и вместе с тем, занятными и в какой-то мере романтичными видами оттуда, таки воззвала к эстетическим чувствам молодого человека и он стоически продолжил путь. - А вторую ты узнаешь, когда выполнишь свою часть, окей? - нужно меньше предисловий. С ними как-то сложнее приступить к главному. Лучше сразу. Быстро. Четко. Методично. Не придавая этому большего значения, чем следует. - Одна моя старая знакомая предложила мне деньги. Мы когда-то давно, еще в школе, мечтали о театре, но тогда ни у меня, ни у нее не было конкретных средств на это. Так вот, она... такая... странная девушка, вобщем-то. СЛожной душевной организации. Она захотела убедиться, насколько мне дорога эта идея, насколько сильно я хочу иметь театр. И поставила условие. Она даст мне деньги, если ... - давай же, три простых слова. Даже не "я тебя люблю" и не "Любимаая, выходи за меня"! - если_я_с_ней_пересплю, - эти несколько слов практически слились в одну трудноразделимую вереницу букв. - Так что, - Цезарь на секунду притормозил и, театрально ткнув себе в грудь ладонью - чтобы прикрыть за этим забавным шуточным жестом ту неловкость, с какой говорил, псевдо-гордо заключил: - Перед тобой парень-проститутка. Очаровательно, правда?
   Да уж, очаровательнее некуда...

0


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Книжные черви