Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив удаленных анкет » Kato Nott


Kato Nott

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1) Имя и Фамилия
Kato Elliot Nott|Като Эллиот Нотт. Второе имя, доставшееся ему от дедушки, использует крайне редко, - именно поэтому никто и не пытается прозвать его Эл. Хвала Гаге. ©

2) Возраст
23 года

3) Специальность, курс и форма обучения
Журналистика, первый год аспирантуры, платная форма обучения

4) Внешность
Какие скулы, с ума можно сойти. Стоит прикоснуться, и порежешь палец. Я могу попробовать?
©

Он идет по коридору и его холодные голубые глаза ничего не выражают. Он смотрит куда-то вперед, почти не двигая зрачками, без интереса и пристрастия.
Стройное тело, над которым он упорно работает, совмещая физическую нагрузку в спортзале и бассейне с сексом, который, по его разумению, лучше всего способствует поддержанию тела в хорошей форме, облачено в облегающую одежду, различных оттенков серого или же полностью черную. Рельефный пресс; крепкие и сильные руки, не перекаченные, но оснащенные мускулами, мягко перекатывающимися под одеждой; длинные, тонкие пальцы, которые с легкостью ломают карандаш на три части, пробегают по клавишам рояля, извлекая из него плавящие душу мелодии или же настойчиво проникают внутрь, достигая самых глубинных точек; мягко покачивающиеся бедра и аппетитная задница, являющаяся предметом его обожания – да и не только его. Хорош, да?
Но вот, его взгляд натыкается на что-то, достойное, по его мнению, проявления эмоций – и он преображается. Взгляд становится внимательным, заинтересованным и цепким, а осколки льда в его глазах вспыхивают, легкий прищур складывается вместе с неприятной усмешкой, растягивающей губы, и придающей лицу омерзительное выражение последнего ублюдка, в выражение лица номер 9, которое можно описать примерно как предвкушающее. Когда он, почти что нежно сжав пальцами плечо одного из своих учеников, сворачивает за угол, остается лишь гадать, каким ты увидишь его после – а главное, когда увидишь?
Развитая мимика позволяет его лицу принимать множество различных выражений, лишь часть из которых доступна тем, кто его окружает, не находясь в узком кругу избранных. Находясь среди людей, не интересующих его, он чаще всего выглядит скучающим, разбавляя это выражение презрением, отвращением, брезгливым недоумением или же откровенной насмешкой, от которой в его глазах начинает плескаться жизнерадостное безумие. Кто может предположить, что его лицо, обезображенное отталкивающей, уродливой гримасой злобной радости от вылетающих из его красиво очерченного рта гадостей, подобных черному рою ос или темным побегам лиан, может быть столь нежным и ласковым, как в те моменты, когда он смотрит на самого близкого и родному ему человека, единственного, которого он любит? Только хороший психолог или столько-нибудь давний знакомый. Но вы не являетесь ни вторым ни первым – поэтому для вас он просто мерзко усмехающийся урод, приподнимающий уголки губ в зверином жесте агрессии.
Если говорить о нем общо – то можно описать его, как бледного молодого человека лет двадцати пяти, брюнета с голубыми глазами, чьи волосы кончиками касаются шеи, скулы резко выделяются на лице, нос с тонкими крыльями забавно морщится, словно он унюхал нечто отвратное, а на длинной шее мягко перекатывается кадык. Одет он бывает как выходец из высшего общества, облаченный в черные брюки, дорогую рубашку и строгий жилет, вероятно – и с карманными часами, с выглядывающей цепочкой, несущий на согнутой в локте руке пиджак. Или же – как откровенный раздолбай, выудивший из шкафа джинсы и майку.
Одним из любопытных фактов его внешности является прокол в головке члена, в который вставлено колечко, обалденно поддающее ощущений; сам же член снабжен вживленными под кожу стальными шариками, обалденно трущимися внутри.

[Federico Moyano]

5) Характер персонажа
Мой пессимизм берет начало в моих собственных разочарованиях в себе и окружающих, в моей эгоистичности, в том, что мои поступки иногда ранят людей, в моем замешательстве, в том, что большую часть времени я не знаю, чего хочу, в том, что я капризная сволочь… Обычное самоаналитическое дерьмо.
©

Он уже и забыл о том, каков он на самом деле. Он так глубоко запрятал это внутри, чтобы не дать никому почувствовать его боль, что и сам поверил в то, что он грубый, жестокий и бесчувственный говнюк, ни в чем и ни в ком не заинтересованный, ставящий чужие чувства в цену сигаретного бычка.
Он уже и забыл о том, каким заботливым он был, сколь ласковым и нежным. Как он любил ухаживать и баловать, радовать безделушками, утешать, веселить и любить.
Он – черный рыцарь Като. Совсем как в сказке.
Холодный, отчужденный. Циничная сволочь, наслаждающаяся словесными перепалками и выливанием на голову собеседника тонны отборного дерьма, смешиванием его с грязью и придавливанием своим интеллектом. Он не полезет за словом в карман, он не постесняется сказать о вас то, что думает, если вы вообще представляете из себя хоть что-то, достойное слова, и если каким бы то ни было образом заставить его вообще обратить на вас внимание и заговорить с вами. Спесивый, гордый и заносчивый, стремящийся проводить больше времени в одиночестве, пусть и не чурающийся сексом и хорошим разговором, почти уже и не надеясь, впрочем, на встречу достойного собеседника.
Обладатель хорошего чувства юмора, тратящий его лишь на издевки и язвительные замечания. Стремится не подпускать никого близко к себе – так что, если вы считаете, что знаете его, если он, в стенах этой школы, делится с вами чем-то о себе, то можете быть уверены – он придумывает что-то, просто чтобы занять минуты в то время, когда их скучно или лениво занять сексом или сигаретой, стремясь болью, грязью и прочим хоть как-то почувствовать себя снова живым.
Он ненавидит себя за то, кем является, но не может уже вспомнить, какого это – быть другим.
Он ненавидит себя за то, что может быть хитрым, лживым и изворотливым. Он! Ненавидящий лицемеров, лизоблюдов, подстилок и откровенных идиотов!

6) Жизненный путь
Я получил очень религиозное воспитание. Я доверил свою жизнь Христу, когда мне было одиннадцать. Примерно лет в четырнадцать я забрал ее обратно.
©

В старом фамильном замке, неподалеку от Эдинбурга, Шотландия, проживало семейство Нотт, жившее там на протяжении многих и многих поколений. Последний представитель семейства – Теодор Нотт – со своей женой Вейн ожидали прибавления в семье и родился у них мальчик, получивший имя Като в честь старой страшной сказки, которой любили пугать детей. Он рос, получая необходимое аристократу образование – уроки конной езды, фехтования, иностранных языков, изящной словесности, чистописания, арифметики и всех тех наук, без которых отпрыск баронского семейства не может считаться полноценным; впрочем, не смотря на то, с каким упорством его родители нанимали учителей и гувернанток для укрепления его разума, возрастала и дыра в его сердце, вызванная практически полным отсутствием родительской любви и опеки, что было вполне естественным для ребенка его положения. Его тело было ухожено, он был здоров и сыт, но никто не дарил ему поцелуев на ночь, не дул на разбитые коленки и не обнимал от избытка чувств.
А в шесть лет у него появился брат. Като не имел ни малейшего представления, как относиться к этому кричащему комку плоти, вокруг которого бегали няньки и кормилицы, не спускающие с него глаз, дабы у старшенького, известного склонностью к дрянным проделкам, которые вызывали хоть маломальский контакт с родителями, назначающим ему наказания, не попробовал что-то сотворить с малышом. Однако же, в скором времени, когда Теодор, получивший по настоянию родственников, как полагается, имя отца, несколько подрос и превратился в напарника для игр – все изменилось.
Все нерастраченное душевное тепло Като вылилось на подрастающего брата, единственного человека, которого он смог по-настоящему полюбить. Старый мрачный замок наполнился счастливыми криками, веселым смехом и визгом служанок, садившихся на кнопки, обливавшихся не пойми какой гадостью и убегавших от подброшенных крыс, пауков и жаб.
Братья росли и ополчались против всего мира, стремившегося ворваться в их тесный мирок; от отпрысков друзей родителей и от самих родителей. Они заменили друг другу мир, засыпая и просыпаясь вместе, защищаясь от кошмаров и общаясь на своем языке, находя удовольствие в том, чтобы перечить отцу, тонко отбривать материнские колкости на званых вечерах и экспериментировать с тем, что попадется под руку, с удивлением, но радостью воспринимая ставшие вдруг иногда случаться вспышки родительской ласки.
Когда Като исполняется восемнадцать лет происходит событие, сломившее привычные устои. Тайно подав документы и сдав экзамены, юноша поступает в Золотые вороты на факультет журналистики, пылая юношескими надеждами научиться писать и в будущем начать великолепную писательскую карьеру, чтобы рассказать миру о том, как он его видит. Однако же, когда он рассказывает об этом своей семье, он встречает не понимание и напутствующие речи, а разгневанную отцовскую проповедь, смысл которой сводится к тому, что он не желает, чтобы его старший сын занимался столь неподобающим делом как грязное бумагомарание в какой-нибудь замшелой желтой газетенке. После грандиозного скандала, стоившего матери обморока, Като гордо собирает свои вещи, хлопает дверью и уезжает в Сан-Франциско, поселяется в студенческом общежитии, а после и снимает небольшой квартирку.
Так проходит три года.
Он не общается с родным, затаив страшную обиду, и с головой уходит в новую жизнь. Сначала он с энтузиазмом ходит на занятия и впитывает знания как губка, впрочем, после более близкого знакомства с другими студентами, он, как и многие другие, погружается в обратную сторону студенческой жизни, украшенную вечеринками, алкоголем, куревом, наркотиками, беспорядочными половыми связями, влюбленностями и прочим, и прочим. Он успевает потерять девственность в привычном понимании этого в отношении мужчины, а после – и потерять ее вторично, проснувшись с незнакомым парнем в одной кровати и адской болью в заднице. По мере приближения экзаменов его подхватывает всеобщая волна панического зубрения, и он ухитряется поплыть с хорошими оценками мимо, после чего относительно берется за голову.
Но это не могло длиться вечно.
Таким образом, через три с половиной года после расставания, в канун рождества, Като возвращается в отчий дом, и, вопреки плохим ожиданиям, семья встречает его с распростертыми объятиями. Он проводит дома все каникулы, практически не расставаясь с братом, любовь к которому терзала его все это время. Они снова спят в одной постели, только теперь это объясняется уже не тем, что младшему снятся плохие сны… На третий день после возвращения, братья, лежа в одной кровати и разговаривая, перешагивают черту братской любви, не будучи в силах справиться с притяжением; было ли дело в бушующих гормонах Теодора, находящегося во власти подросткового периода, или же в безумной любви Като, никогда не смевшего ранее подумать о таком, но ощутившего приятную тяжесть в штанах при виде того, как изменился его маленький братец за прошедшие года – чего гадать. Они были любовниками и им не нужны были другие люди, которые, глупо отрицать, попадались в их жизни, но не имели ровным счетом никакого значения, служа лишь заменой.
Но рождественские каникулы заканчиваются, и старший брат возвращается в университет, чтобы позже приехать на летние каникулы и провести их только с Тео.
Так проходит еще год.
На пятом курсе Като отправляется домой, чтобы заняться написанием дипломной работы, проводя большую часть времени с Тео, лишь изредка вспоминая о том, что должен работать, из-за чего заканчивать диплом приходится в некоторой спешке, чтобы после, отдавая исписанные листы своему преподавателю – тонко улыбаться, вспоминая, что они делали на столе, на валяющихся повсюду листах бумаги, и как долго это продолжалось.
Получив предложение поступить в аспирантуру, дабы отточить свои навыки и получить ученую степень, Като соглашается, не представляя даже, какие это повлечет за собой последствия; он понимает, что история, словно насмехаясь над ним, повторяется: только на этот раз скандал устраивает его брат, отказывающийся понимать и принимать тот простой факт, что Като необходимо работать и устраиваться в жизни. Разругавшись в пух и прах, перебив несколько дорогих сервизов и оставив друг другу на прощанье несколько живописных синяков, братья расстаются едва ли не врагами, не подозревая, что после им предстоит встретиться там, где они ожидали меньше всего…

7) Ориентация
Всеяден. Бисексуален. Первый его любовью был брат, поэтому позже, попробовав секс с девушкой - он не мог отказать себе в интересе попробовать и секс с юношей. И то и другое считает крайне заклекательным, как и некоторые другие вещи, находящиеся под рейтингом и не обсуждаемые на людях.

8) Опыт на ролевых играх
Где лет пять, наверное.

9) Связь с вами
613717572

10) Ваша посещаемость
Зависит от того, насколько весело будет.

11) Ключ
(а как нам еще проверить, читали ли вы правила?)

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


12) Летопись

Отредактировано Kato Nott (2012-03-03 03:19:34)

0

2

Добрый день, вечер... простите за такую задержку)
Анкета хорошая, все интересно написано знакомая фамилия Нотт эхх)))
Приняты и приятно игры у нас)

Отписываемся в следующих темах:

Создаем тему:

Внимательно читаем:

0

3

Alexis Palmer
Откуда это вы меня знаете? х)
Спасибо за принятие, уже начал отписываться и осматриваться.

0


Вы здесь » Golden Gate » Архив удаленных анкет » Kato Nott