Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » it's not the end. to be continued.


it's not the end. to be continued.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Название воспоминания/события
it's not the end. to be continued.
2. Действующие лица
Кеннет, Амбрелла
3. Дата/примерная дата и время
10 сентября 2011
4. Краткое описание.
Сплетни не любят только те, кто являются причиной их возникновения.

http://30.media.tumblr.com/tumblr_lzwtdeNSTz1r9d0kfo1_r1_500.jpg

+1

2

выгляжу так:|

http://cs305207.vk.com/u33909754/147463331/z_ff05159a.jpg

Никогда не знаешь, что можно ожидать от грядущего дня, если у тебя нет никаких планов, как его провести. Я была уверена, что сегодня, после занятий, смогу придти домой, рухнуть на диван, включить компьютер и предаться отдыху. Была уверена, что смогу расслабиться и ни о чем не думать, а главное – ни о ком. Да, мои мысли с самого начала учебы занимал лишь один человек. И нет, не подумайте, это была не любовь, нет – нет, просто я не могла отпустить так легко человека, который при странных обстоятельствах вошел в мою жизнь и протянул руку помощи, увидев меня не с лучшей стороны. Однако, именно эти постоянные мысли о нем меня все больше пугали, поэтому я боялась любой случайной, или нет, встречи с ним. В общем, сегодня, пребывая в университете, я снова всячески старалась избегать каких – либо стычек с этим некто, о котором упоминается выше. Да, это было похоже на какую – то защитную реакцию организма.
В итоге, когда закончилась последняя пара, мне удалось случайно услышать, как студенты обсуждают какие – то новости от любимого папарацци. Знаете, я люблю сплетни, но ненавижу, когда они касаются меня. И, слава Богу, этот парень с камерой обходил меня стороной, иначе ему бы не поздоровалось, уж я – то гарантирую! Однако так было до сегодняшнего дня.
Сплетни не любят только те, о которых они написаны – это было про меня. Впервые в жизни папарацци сунул свой длинный объектив в мою жизнь! Я была готова рвать и метать на месте, но благо мое воспитание не позволяло мне портить университетскую мебель. Что же, пришлось собрать все нервы в кулак и спокойно удалиться из здания в сопровождении косых взглядов и шепота. Лепота, одним словом.
До дома я так и не дошла.
Чтобы себя хоть как – то привести в чувство, я решила зайти в любимый отдел модной одежды от самых известных дизайнеров. Шопинг, знаете ли, всегда поднимает девушкам настроение. Ну, таким как я уж точно. И да, сегодня это тоже сработало! Я купила отличное длинное платье, которое даже не стала снимать – так оно мне понравилось.
А затем, выбравшись вновь на свежий воздух и убедившись, что я готова действовать, достала телефон и нажала всего лишь на три кнопки: телефонная книга – абонент – сообщение. Пустое окно мигом появилось на экране, мне лишь оставалось набрать текст. "Срочно. Через 20 минут в парке Золотые Ворота. Буду возле фонтана. Амбрелла." И тебе ни здравствуй, и ни до свидания. Я была уверена, что он придет. Может и опоздает, но придет. А еще я была уверена, что он не забыл меня – девушку с таким редким именем забыть разве возможно? И спасибо родителям за это. Хотя бы имя выделяло из толпы.
Где – то через минут пятнадцать я уже и сама была в указанном для встречи месте. Я присела на выступ, что опоясывал фонтан, и рукой коснулась воды, создавая на ее поверхности едва заметную рябь.

+1

3

Самый обычный день, так думал Вулфкрай с самого раннего утра, когда разбил очередной будильник об стену. Проснувшись окончательно, он наконец-то поднялся и пошёл в ванную приводить себя в порядок. Благо, Кеннету теперь не приходилось с ворчащим видом записывать в ежедневник пункт «Купить очередную механическую или электронную жертву», ибо у него теперь был собственный живой будильник, кой работал, лучше всех. Такого не пнёшь, и не размажешь по стенке, он ведь и сдачи дать может, так просто, откусив руку. Это был его любимый пёс, а точнее чёрный канадский волк по кличке Люсид, ростом где-то по пояс самому Вулфкраю и весом в восемьдесят килограмм, которого доставили из его дома в Нью-Йорке в Калифорнию. Сейчас это «чудо»вище крутилось рядом, с преданным видом, и мешало Кеннету бриться. Приведя наконец-то себя в порядок, Кен надел на себя военные штаны цвета хаки, военные ботинки чёрного цвета, чёрные кожаные перчатки с обрезанными пальцами и завязал свои волосы в хвост, дабы не мешали. Сегодня был выходной, по идее никто его не должен был беспокоить, ни работа, ни учёба. Благо, аспиранты по желанию посещали факультативы, и Кеннет откровенно забил на них, поэтому не появлялся в университете очень давно. Работа шла сама собою по вечерам, поэтому Вулфкрай не беспокоился о скорой защите. Сейчас было время хорошенько потренироваться, всё равно заняться было нечем. Сначала разминка всех мышц, для разогрева, упражнения на пресс, отжимания, подтягивания, прыжки на скакалке. После чего бег, настолько быстро, настолько только мог его организм. Люсид бегал вместе со своим хозяином, всегда чуть быстрее, как бы подначивая, что бы Кеннет его догнал, для чего надо было ускориться.
- Засранец, - бежав за волком, думал Кен, стараясь не сбить дыхание от посторонних мыслей. Надо было что-то делать, ибо условия окончание этой гонки, для него, были хотя бы одна возможность коснуться зверя. Можно сказать, что весь этот бег был как игра в салочки. И вот подгадав момент, Вулфкрай прыгнул, оттолкнулся руками от земли, сделав сальто, второй толчок ногами от земли, и вот он уже штопором летит прямо на волка, с целью схватить его. Реакция зверя, всегда была, есть и будет выше человеческой, Люсид хоть сперва и не понял намерений хозяина, но отскочил в сторону мгновенно, уходя с линии атаки. И вот Кеннет приземляется не на мягкое пушистое тельце, а на твёрдую матушку землю, и летит кубарем по ней, после чего распластавшись на спине, на сочной травке, делает первый вдох, после шока. Верный друг подбежал и с радостным видом лизнул Кена в нос, смотря на него сверху вниз. Кеннет поглядел на довольного собой волчару.
- Засранец, - теперь он произнёс это вслух, и потрепал пушистика за ухо своей рукой. На сегодня было хватит, кун-фу и всё остальное переносилось на завтра, ибо было уже не охота ещё и прыгать, после такого падения.  Кеннет поспешил в душ, в холодный, нет, ледяной душ, дабы охладиться и помыться. Сделав это, он пошёл на кухню, достал из морозильника большой кусок свежезамороженного мяса, разогрел его в микроволновой печи, и подал завтрак своему другу, тот поспешил уничтожать трапезу, радостно, поскуливая. И вот, когда Вулфкрай собирался уже сделать себе завтрак, как телефон лежащий на столе завибрировал, после раздалась и мелодия. Кеннет покачал головой, он уже мысленно хотел прибить того, кто нарушает его одиночество, но пришедшая смс привела его не в состояние агрессии, а удивления. Прочитав ещё пару раз, дабы удостовериться, что его глаза ему не врут, Кен моментом побежал одеваться, забыв про завтрак. Искать костюм сейчас было не время, да и не хотелось превращать эту встречу в официальную. Поэтому он надел на себя синие джинсы, чёрную майку с коротким рукавом, новые белые кроссовки, лёгкую белую куртку. Взяв с собой всё необходимое, Вулфкрай поспешил к машине, сел, завёл её, после чего мигом помчался на встречу. Благо пробок не было, и он домчался довольно быстро. Припарковавшись на парковке парка, он пошёл к месту встречи, и скоро он увидел ту самую виновницу таких быстрых сборов. Это была ни кто иная, как Амбрелла, девушка с которой он познакомился при весьма интересных обстоятельствах. И с которой он не виделся уже довольно давно. Посмотрев на часы мобильника, он удостоверился, что не опоздал, прошло всего семнадцать минут, и было три минутки в запасе.
- Привет, Амбрелла, - сказал он, подходя к девушке, слегка улыбаясь.

+1

4

Мысли путались в огромный клубок, в который любят играться пушистые, усатые и хвостатые представители всех кошачьих. Казалось, что мозг сейчас разорвется от всяческих дум! Это было так ужасно. Каждые пять секунд я нервно поглядывала на часы в телефоне, проклиная время за то, что оно так медленно идет. Да, для меня сейчас минута тянулась целую вечность. И это не преувеличение, это было так на самом деле. А как вы думаете, это легко – ждать? Нет! Я вас уверяю, что нет! Это очень сложно, учитывая то, что ждать приходилось человека, которого ты не видел три с лишним месяца! Не видел его, не слышал, не общался с ним – просто ноль новостей! А он вообще жив?! Господи, что за глупые вопросы! Конечно, парень жив. Что с ним случиться – то.
Я потирала предплечья, обдумывая, что скажу ему, когда он таки явится. Ходила вокруг фонтана и пыталась представить наш диалог. Если честно, мне сейчас очень хотелось убежать. Да. Как маленькой девчонке на дискотеке, когда ее приглашает какой – либо мальчик на медленный танец. Я чувствовала себя такой потерянной, такой неуклюжей и глупой сейчас, что была готова провалиться сквозь землю, лишь бы избежать разговора. Хотя, боже, какая я дурра, ведь сама написала юноше, чтобы он приехал в парк! И чем я только думала?! Но нет, я сделала все верно. Мне нужно было выяснить, что к чему. Я должна была знать, откуда у папарации была эта информация про ту ночь. Да, конечно, я не отрицала возможности, что парнишка случайно так забрел в то же кафе, где я наклюкалась, а потом лезла к незнакомому мужчине, но, черт, это же бред! Не бывает таких совпадений! Но с другой стороны, пора было бы и привыкнуть, что фотограф знает всегда все и про всех. Видимо, раньше ему моя жизнь была не так интересна, а теперь вот – увидел сущность студентки Амбреллы Руквуд во всей красе! Урод! И ведь выбрал такой момент!
В общем, я думала обо всем, о чем только можно было думать. Прикидывала, как все могло произойти на самом деле, как не могло произойти, представляла как парень выкладывает всю информацию папарацци, делясь своими впечатлениями и обговаривая стоимость этой «новости». Рисовала в голове картины предстоящего диалога, куда нужно посмотреть, какое выражение лица сделать. Обо всем! И этот груз казался таким тяжелым…
- Здравствуй, - на автомате выпалила я, услышав знакомый голос. Я оторвала взгляд от фонтана, возле которого стояла – и как я только тут оказалась, ведь недавно я сидела на выступе – и посмотрела в глаза парню, который поздоровался со мной. Да, это был он. Это был Кеннет.
Всего лишь одно слово, а за ним пустота. Я пыталась услышать, что твориться в моей голове, но не поверите, там было такое глубокое молчание! Однако я не могла тоже молчать. И даже убежать я теперь не могла! Ноги словно приросли к земле.
- Я не сильно тебя отвлекла? – имело ли это теперь разницу?! Что же, умело задавать глупые вопросы, было у меня всегда в крови, да. Я опустила глаза и снова посмотрела на фонтан. И почему я опять чувствовала стыд?

+1

5

Парень был ещё далеко, когда произнёс приветственные слова его давней знакомой, с каждый его шаг к ней, замедлялся, словно он не владел сейчас собою. Да, Кен примчался к ней, к той, с которой не виделся уже долгое время, с того памятного момента. Сейчас словно в замедленном времени, он прокручивал в голове то событие, при котором они….познакомились, так если сказать. Знакомством это впрочем, не назовёшь, девушка была в стельку пьяна и не владела собою. Чудом было то, что она вообще вспомнила его. Впрочем, не это волновало парня, как впрочем, и всё остальное. Любопытство, вот что он испытывал сейчас. Зачем она позвала его? Для чего? Насколько понимал Вулфкрай, что-то «заставило» её нарушить молчание и призвать его на встречу, обычную дружескую встречу. А быть может, она просто захотела увидеться, поболтать и со смехом на устах вспоминать тот дикий случай за чашечкой горячего кофе. Выглядела девушка просто сногсшибательно, куда лучше, по сравнению с последним разом, и выглядела она, отчего-то обеспокоенно. Ещё издалека Кен заметил, как она, то ходит туда-сюда, то останавливается и о чём-то думает, словно неуверенна, что хочет тут находиться и, судя по всему, то, что ему удалось заметить, лишь мала доля того, чем она тут занималась, пока ждала его. Молодой человек остановился, почти рядом с ней, смотрел в её глаза, слегка улыбаясь, пока она отвечала на его приветствие, и задавала свой вопрос. Этот голос…. Давно не было его слышно, слишком давно, а он всё был таким же, как и при последней встречи.
- Нет, у меня как раз выходной выдался, - проговорил он, смотря, как девушка отводит от него взгляд. Почему? Зачем? Что-то не так? Вроде бы он ничего такого не сказал, что бы могло вызвать в ней чувство вины. Да, он хорошо запомнил это взгляд, кой глубоко отпечатался в его памяти, ещё тогда, в кафе.
- Странно, вроде бы ничего не случилось, судя по её виду, а отводит взгляд как провинившийся ребёнок. Снова. Либо что-то приключилось, либо это всё мой шарм, очарование и магнетизм, - подумал он, запустив свои руки в карманы куртки.
Парк был довольно оживлённым местом, то и дело проносила детвора, поспевающие за ней взрослые, люди гуляли, сами по себе и парами, компаниями, с собаками и без. Столпотворение, одним словом, по-другому это ни как не назовёшь. Кеннет не особо себя уютно чувствовал в тех местах, где полно людей, но выбирать не приходилось.
- Давно мы с тобой не виделись, отлично выглядишь, и, судя по всему, дела идут у тебя хорошо. Или я ошибаюсь? – фраза звучала как допрос, но это было обманчивое впечатление, на самом деле Вулфкрай просто хотел узнать, всё ли хорошо у неё и почему она так резко вызвала его на встречу. Он улыбался, по-доброму, без капельки каких-либо других эмоций на лице, он просто был рад видеть её, действительно рад.
- Я тебя очень рад видеть, - решился Кеннет сказать о своих чувствах, кои действительно были таковыми. Какие ни какие, но они друзья, по крайней мере, он считал её другом, коей всегда был готов прийти на помощь.

Отредактировано Kenneth Wolfcry (2012-03-01 01:42:37)

+1

6

По жизни я всегда была таким человеком, который старается скрыть свои эмоции от знакомых людей. Не знаю, почему я так поступала с ними, ведь это нечестно. Порой, на слова о том, как они относятся ко мне, я просто улыбалась в ответ или делала лицо умиления, но никогда не отвечала взаимностью. И пусть мордашка моя излучала искреннюю эмоцию, на словах я никогда не говорила сама о своих истинных чувствах. А ведь как иногда приятно услышать, что тебя любят, что в тебе нуждаются и по тебе скучают. Но нет, я редко произносила подобного рода вещи вслух. Хотя сама всегда была не против знать, как ко мне относятся.
Наверно, этим поведением я могла отталкивать людей, но после, какими – либо поступками, я показывала насколько мне дорого мое окружение. Да, я считала, что именно поступки могут показать, что на самом деле ты испытываешь к тому или иному человеку. И разве это плохо, что я именно таким образом показываю свое отношение к знакомым? Ну, ладно. Не к тому я веду.
Сейчас, рядом с Кенном, я вдруг поняла, что не могу контролировать каждую свою эмоцию! Что – то да выдает меня, и только остается надеяться на то, что парень не силен в распознании жестов и мимики. Но на это было глупо рассчитывать. Я пыталась как – то остановиться, приказывая разуму перестать меня так выдавать, но все было напрасно. Наше тело не поддается дрессировке с первого раза… А я так хотела не раскрываться перед ним. То есть, возможно, где – то в глубине души и хотела, но не сейчас! Сейчас мне нужно было понять, почему я так себя веду в его присутствии. Словно надо мной летал орел, а я была тушканчиком, который пытался убежать.
- Это хорошо, - как – то задумчиво произнесла я, глядя на воду. Кажется, ноги немного «отпустило», и я вновь могла ходить. А может на меня так действовал его голос? Господи, да что же это такое?! Я же Амбрелла Руквуд, человек с каменным сердцем, но доброй душой! Я же никогда не позволяла себе испытывать влечение к мужчинам! Или это было не влечение? Сложно. Очень сложно понять, что чувствуешь, когда на тебя давят с нескольких сторон: папарацци - статьей, Кеннет - своим присутствием, мозг - своими мыслями.
Я снова посмотрела на юношу и чуть улыбнулась, а затем аккуратно взяла его под ручку.
- Давай прогуляемся, и я тебе все расскажу - на вопрос о делах я просто не знала, что ответить. С одной стороны все было прекрасно, с другой – не очень то и хорошо. Отвечать, что у меня все нормально, был бы ложью, что плохо – тоже, хорошо – снова солгала бы. Поэтому я предпочла отложить разговор на эту тему. Не для того Кен здесь. – Ты не читаешь, что пишет наш папарацци? – это было наподобие вопроса в лоб: немного резкий и напрямую, но я не знала, как иначе можно было узнать об этом.
Мы двинулись от фонтана в сторону длинной аллеи.

+1

7

Девушка, игнорировала его вопрос, впрочем, для Кеннета это не было удивлением, совсем. Парень лишь улыбнулся, когда Амбрелла начала разговор с ноткой задумчивости, как ему показалось, его это тоже не удивило. Казалось, что она относится к тем видам людей, которые не особо любят выворачиваться перед не совсем знакомыми людьми. Кен знал её не долго, как и она его. И хоть он и предложил ей свою дружбу, это совсем не обязывало её быть с ним на короткой ноге. Впрочем, то чем она занималась, а именно, пыталась скрыть свои эмоции, было достойно уважения. По крайней мере, Вулфкрай очень уважал таких людей, стойких и независимых. Получалось, правда это у Амбреллы не очень, но было видно, что она старалась, очень старалась. Будучи в большей части своей жизни одиноким человеком, Кеннет научился не только просчитывать все возможные варианты событий в момент наступления предыдущего, но и неплохо разбирался в психологии собеседников, выстраивая заумные теории относительно их характеров. Вот и сейчас он точно так же, стоял и смотрел на девушку, пытаясь прочитать её мысли, но и в то же время, не подавая вида в том, что он видит её волнение. Просто, где-то в глубине, он понимал, что излишняя болтовня насчёт того, что её так взволновало, может спугнуть её и он так и не узнает, для чего его сейчас сюда….позвали.
- Что же такое приключилось, что ты так волнуешься? Связано ли это с тем самым случаем, когда тебя кто-то обидел? Посмотрим, - мелькало в голове Вулфкрая.
Амбрелла предложила прогуляться, и Кен не смел ей в этом отказать, ведь это был прекрасный способ познакомиться поближе, узнать друг друга, тем более, что девушка вроде бы немного успокоила бурю эмоций и готова была начать беседу по делу, и как Кеннет надеялся, не только по делу. Её вопрос по поводу какого-то папарацци, кой она задала когда, взяла юношу под руку, и они вместе пошли прогуливаться по длинной аллее, несколько удивил его. В жизни, Кеннет повидал много папарацци, этих назойливых и хитроумных…. Впрочем даже не стоило начинать о них, тут они Вулфкрая не беспокоили, и это было славно, настолько, что можно было не опасаться очередного репортёра выскакивающего из-за мусорных баков, для того что бы взять очередное интервью. Но это были журналисты, а папарацци обычно фотографировали. И что бы «читать» его? Удивительно.
- Нет. А кто это, ваш папарацци? – поинтересовался Кеннет с искренним любопытством. Ему было действительно любопытно, с чего вдруг Амбрелла решила затронуть тему некоего фотографа, которого он и знать не знал, как впрочем, и не хотел знать.
Пока они шли по аллее, молодой человек разглядывал пристальным взором всё, что могло привлечь его внимание, пока его взгляд не устремился к небесам. Погода сегодня радовала, не было и облачка на небе и светило тёплое и ласковое солнце. Вулфкрай слегка улыбнулся играющему свету, прикрыв глаза на мгновение, а затем вновь опустил свой взор на дорого, по которой они вместе с Амбреллой шли под руку.

+1

8

И нет ничего странного в том, что сейчас мы просто гуляли. Я перестала чувствовать волнение или стыд, мне было хорошо. Я ощутила спокойствие, умиротворение – жизнь была так прекрасна. А может все дело в осени? В первые денечки сентября всегда тепло, еще даже как – то по - летнему. Солнышко пригревает землю, травка по – прежнему зеленая, дорога сухая и свежая. Нет ни единого намека на то, что совсем скоро пойдут дожди и всю эту красоту смоет осенняя волна. В общем, не знаю, почему сейчас от этой прогулки я ловила какой – то кайф, да и имело ли это какое – либо значение? Раз мне хорошо, нужно этим пользоваться и наслаждаться на полную катушку.
Но не бывает худа без добра: ответ Кеннета меня шарахнул по голове и заставил резко обернуться на парня. Была ли я в шоке? Ну, как сказать. Понятное дело, что он мужик, а мужики обычно и не читают сплетни, но с другой стороны, если сплетня о тебе, значит… Значит ты по – любому слышал какие – то перешептывания у себя за спиной! Неужели не возникло вопросов мол, о чем они, что случилось? Ах, да, простите, мужчины! Они же не любят совать нос не в свои дела! Пф, какие глупости. Как известно, мужская половина населения еще те «бабульки с семечками на лавочке»! А в прочем ладно.
Я достала из сумочки свой телефон и быстро открыла страничку нашего великого папарацци. Статей здесь было полно, однако найти нужную не составило особого труда. Я не стала читать вслух, просто сунула парню свой телефончик в руки.
- И не удивлюсь, если эта новость будет не последней, - сейчас я тонко, а может и не очень тонко, намекала на то, что и эта встреча может быть зафиксирована помощниками юноши с фотоаппаратом. О да, у нас в университете этих помощников было дофига и больше, уж поверьте мне! Я сама не редко видела, как какая – нибудь девчонка фотографирует целующуюся парочку на свою камеру в 3,2 мегапикселя (поверьте, этого достаточно, чтобы разглядеть лица и написать компромат).
Собственно, дело было теперь не в том, почему Кен не знал про статью, дело уже было в том, не причастен ли он к ней. Я верила всеми руками и ногами, что он этого сделать не мог, но… Вдруг он подставной человек? Вдруг это все задумал мой отец? Решил меня унизить, чтобы потом пожалеть, а я бы кинула к нему в объятия? Короче говоря, я не знаю, но мне нужно было знать правду.
- Это ведь не твоих рук дело? – я чуть нахмурилась и посмотрела в глаза Вулфкраю. Конечно, я понимаю, что на вопрос можно ответить и неправдой, но… Это сложно объяснить, почему я верила этому человеку. Просто он не был похож на того, кто мог бы мне как – то насолить или подставить меня. Пусть и знакомы мы были всего два дня (да, сегодня был второй день), я ему смело верила, но все равно не задать вопрос не могла.

+1

9

Парк жил своей жизнью, не смотря на то, что, по крайней мере, для молодого человека, сейчас всё, что было связано с ним, переставало существовать. Однако нельзя было не отметить красоту этого места, в то время, как и оживлённость, что не могло не быть положительным пунктом в списке заслуг правительства. Туда-сюда бегали дети, кто играл в салочки, кто бегал со своими домашними животными, а кто-то запускал красивых радужных летающих змеев. Кен ранее обходил подобные места, они напоминали ему о тех данных временах, когда он вот точно так же вместе с отцом ходил в парк, у себя дома, в Нью-Йорке. Это были такие редкие сцены время препровождения с отцом, что было больно вспоминать о них, потому как их уже не будет никогда. А вон как раз сцена капризного ребёнка, который клянчит мороженое, пока его мама болтает с подружкой сидя на лавочке, не обращая на это внимание. Забавное зрелище…. Малец то и дело топает своей ножкой, зарывается слезами, маленькая собачка, непонятной породы, кою держит его мама на поводке, разрывается лаем на паренька, а мамка чирикает и чирикает.
Девушка вдруг резко остановилась, и обернулась к парню, смотря на него удивлёнными глазами. А что тут было удивительного? Ну не видел ни разу в жизни Кеннет статей или фотографий, или что там этот папарацци снимает или фотографирует, впрочем, не важно.
- Интересная реакция. Этот парень явно заставляет её нервничать, что я думаю совсем не просто, а значит вся эта встреча, основана на том, что он ей что-то сделал. Возможно…. Вот только чему тут удивляться, что я о нём или ей не слышал, меня не особо волнуют сплетни, - думал про себя Вулфкрай, пока девушка рылась в своей сумочке и что-то искала. Невольно Кен усмехнулся, правда, сам про себя, о женских сумочках. Ходили легенды о том, что они бездонны и в них можно было найти почти всё, что только можно найти, и даже то, чего совсем не ожидаешь. Амбрелла достала из недр сумочки свой телефон, быстро там что-то понабирала, и сунула Кену его прямо под нос. Взяв в руку телефон, при этом, не отрывая взгляда от девушки, он перевёл свой взор на предмет технологий. Обнаружив там статью, молодой человек стал её перечитывать, внимательно.
- Руквуд и Вулфкрай…. Бла бла бла…. Замечены…. Отвёз домой…. Ну, конечно! – озарение снизошло, это и была причина для столь быстрой встречи.
Юноша чуть улыбнулся, быстро пролистал несколько других статей столь знаменитого и ужасного папарацци, и картинка стала складываться воедино, особенно, когда Амбрелла так прозорливо заметила про то, что это не последняя статья хулигана с объективом, про них.
- Так вот в чём дело….. Репутация. Что же, это вполне понятная причина для беспокойства, по крайней мере, для неё, - подумал Вулфкрай, когда возвращал телефон девушке. Она же в свою очередь уже была «не в настроении», нахмуренная и взволнованная. Очередной её вопрос, и вот он уже бил просто ну никак иначе, кроме как ниже пояса. Чего-чего, а такого от неё он не ожидал, что бы она подумала, что он может быть причастен к такому, однако, Вулфкрай будучи мастером сокрытия эмоций, не подал вида, что его это как-то….обижает, что ли?
- Я? Причастен? Понятно, и сейчас, наверное, на меня обрушится гнев праведный и наказание яростное, за то, чего я не совершал. Неужели ты даже не прочитала бумагу, на которой я тебе написал свой номер телефона? А говорят, что женщины замечают всё лучше мужчин, - как-то грустно подумал Кеннет.
Он тихо обошёл девушку со стороны и направился в сторону ближайшей свободной скамейки. Согнав с неё уже успевших обосноваться, там голубей, проверив её на наличие «мин», молодой человек присел, достал пачку сигарет и зажигалку. Закурив, он сделал глубокую затяжку, и медленно выдохнул, наслаждаясь каждым мгновением жжения внутри него.
- Прежде чем я отвечу на твой вопрос, я бы хотел, чтобы ты ответила на мой вопрос. Почему ты решила, что я могу быть к этому причастен? – он говорил серьёзно, не сводя своего пронизывающего взора с девушки. Нет, он не был обижен, просто недоумевал, почему Амбрелла приписала ему этот подвиг.

Отредактировано Kenneth Wolfcry (2012-03-03 09:28:29)

+1

10

Я ждала ответа. Ждала простого ответа на свой вопрос. Либо да, либо нет. Это так ужасно – ожидать. Когда тебя съедают худшие мысли, что борются в твоей голове с «добром», когда ты сам себе говоришь одно, но в то же самое время противопоставляешь совершенно другое, когда «шаги» секундной стрелки, которая ходит в чьих – то часах, слышна тебе лучше собственного голоса – все это и есть ожидание. То противное, что могла подсунуть тебе под нос злодейка жизнь.
Я хотела было сказать, что речь идет не о репутации. Я могла предположить, что Кеннет именно о ней и подумает в первую очередь, но было немного поздно. Пока я решалась что – либо произносить, Вулфкрай обошел меня и подошел к скамейке, присев на нее. Неужели я его обидела? Почему он ушел? Новый поток вопросов и догадок заполонил всю мою голову, но сдаваться я не собиралась. Послушно последовав за Кеном, я встала напротив него, скрестив руки на груди. Юноша закурил, а я таки решилась сказать дополнительную речь, чтобы парень не подумал ничего лишнего. Но увы, не успела я и рта открыть, как Вулфкрай высказал все, что мог. Это была ирония. На самом деле ответ был толком и не ответом, а вопросом. 
Что же, пусть я и ожидала услышать нечто иное, но все лучше, чем ответ «это был я». Пожалуй, в какой – то степени Кен был прав, задав мне именно этот вопрос, если бы... Если бы не обстоятельства, которые заставили меня усомнится в парне. Я прикусила нижнюю губу и отвела взгляд, пытаясь сосредоточится. Да, я искала верный ответ. Искала, искала и ничего не нашла.
Послушай, – я чуть подала корпус вперед и вытащила изо рта Кеннета сигаретку, – не надо курить. Не люблю, когда рядом курят, – ну и ересь я несла сейчас! Ведь сама при нем курила! Ах, да, тогда я была пьяная. Не считается. – Сегодня не люблю, – уточнив, я бросила сигарету в урну, что стояла рядом. Я присела на скамейку и тяжело вздохнула, опустив голову. – Кен, это сложно, я не могу объяснить тебе все в двух словах, хотя очень хочу, поверь, – сцепив ладошки между собой, я положила их себе на коленки. – Все дело в моем отце: сперва наркотики, потом любовница. У меня отличная семья... Была. Я не знаю, что произошло с папой, он стал катится вниз, в пропасть. А я все это видела, – я поправила упавший на лицо локон волос. – Наша последняя с ним встреча была ужасной! Ужасной для меня, но приятной для него. Он был в этот момент в кровати с очаровательной женщиной. Отец мог подослать кого угодно для слежки, чтобы нащупать мое слабое место, – на самом деле мне было тяжело объяснять все это, грубо говоря, на пальцах, но оно стоило того. – Ты понимаешь, к чему я веду? – я подняла взгляд и посмотрела на Кеннета. Хотелось плакать, разрыдаться от безысходности, сидеть и истерически смеяться, хотелось прижаться к нему и почувствовать защиту (я всегда в объятиях ее ощущала), хотелось забыть то, что было. Хотелось закрыть глаза и уснуть. Уснуть на лет пять – семь, а потом проснуться и… И начать жизнь с самого начала. – И я повторю свой вопрос, пусть и доверяю, сама не понимая почему, информация у папарацци – ты ее ему предоставил? – даже у доверия бывают свои рамки и границы, за которые нельзя никому выходить. Я хотела услышать четкий ответ. Да или нет. Я должна была это услышать.

+1

11

Жизнь….. Она как капризный ребёнок, то преподносит сюрпризы, то отбирает самое ценное, что у тебя только есть. Говорят, выживает сильнейший, тот, у кого клыки больше, чем у остальных, и будет хозяином жизни, а остальные будут его добычей, пищей, которая служит для того, что бы питать своего господина. Это власть...  Безграничная власть. А что хотят люди с властью? Ещё больше власти, тут ответ очевиден, как дважды два. Но, как и говорилось ранее, жизнь – это две стороны одной монеты, и редко кто может балансировать на грани, потому как, ни кидай монетку, лишь один из миллиона шансов будет, что она встанет на ребро. Возьмите самого властного человека мира и отнимите у него власть, что вы увидите? Мужчину, женщину, ребёнка.
Девушка, по всей видимости, ожидала несколько другого ответа от Кеннета, но не задать он этот вопрос, просто не мог, потому как недоумение, с чего вдруг она решила, что некий фотограф имеет информацию именно от него, было слишком велико. Усомниться в себе он не позволил в тот самый вечер, когда она была в его власти, он не воспользовался её состоянием для того что бы насытить своего внутреннего зверя, не бросил там в каком-то захудалом баре, привёз домой и ничего с ней не сделал, кроме как уложил спать. Так почему же именно так? Неужели такие, протагонисты, как он, перевелись, что когда сталкиваешься с подобным, просто не веришь этому? Возможно, так оно и было, серебряный век давно канул в лета. Амбрелла подошла к нему ближе, пока он сидел на лавочке, курил и думал о чём-то своём, а быть может и об этой самой ситуации. Парень уже и сам не знал, так было всё запутано. Его знакомая, ни с того, ни с сего, отобрала у него сигарету. Основанием для такого действия послужило объяснение, что она не любит, когда около неё курят, и выбросила прекрасную дымящуюся раковую палочку в мусорный бак. Кена подобные действия несколько удивили, потому, как он чётко помнил, что в тот самый вечер Амбрелла курила, а значит не должна так относится к этой вредной привычке. Собственно, Вулфкрай не мог отказать ей в такой просьбе, поэтому проводя взглядом летящее в урну наслаждение, он лишь тихонечко выдохнул.
Амбрелла, присела рядом и, сложив свои ручки в причудливой форме на своих коленях, будто бы провинившаяся девочка и наконец-то стала рассказывать о том, что её беспокоит, и собственно, из-за чего всё началось. Кеннет внимательно слушал то, что она говорит, пытаясь представить всё то, что она рассказывает к картинках в своей голове и осознавая, что все его догадки о подпорченной репутации девушки оказались заблуждением. Дело было в семейных проблемах, в том, что её семья буквально распадалась на части, из-за того, что её отец перестал владеть ситуацией. Собственно, это было понятно Кеннету, он и сам, однажды, чуть не скатился в самую бездну, где нет ничего кроме спокойствия, тьмы и льда. Нет, это не смерть, она слишком легка, это была именно Бездна. И таких, как отец Амбреллы, Идущих по Бездне, тысячи, а то и миллионы по всему миру. Жизнь, жестока одинаково ко всем…..
Рассказ молодой девушки был закончен повторением её вопроса, на который он так жаждала получить ответ, и снова, она напомнила парню, что доверие её к нему подорвано. Было с одной стороны обидно, с другой, было понятно, почему она не доверяет ему, как впрочем, и всем остальным, наверное. Хотелось рассмеяться, однако, только на одном моменте, когда она заговорила о продажности юноши либо её отцу, либо этому папарацци. Забавность этой ситуации заключалась в том, что она всё же совершенно не знала Кена, хотя могла бы знать чуточку больше, просто прочитав оборотную сторону листка, на котором был написан его номер телефона.
- Вот в чём дело…. Представляю, что ты думаешь, как я сижу перед твоим отцом, он выкладывает мне кучу денег, что бы я следил за тобою, узнавал все твои слабые точки, что бы он мог дёргать за эти ниточки. И он бы стал твоим кукловодом, дабы жизнь мёдом не казалась. А потом я, будучи, очень жадным и эгоистичным подонком, рьяно выложил всю-всю информацию о тебе некоему мистеру или миссис папарацци. Естественно, все, приукрасив, рассказав какая на ощупь у тебя грудь и очаровательная попа, не говоря уже о других более интимных подробностях, для следующего выпуска….. Ну что за бред! Неужели ты думаешь, что меня так легко купить? – сознание просто взрывалось от мыслей, в то время пока девушка рассказывала свою историю.
Одно было ясно, не смотря на то, что она не доверяла Кену, Амбрелла заслуживала быть понятой, как и заслуживала объяснений. Но вот, с чего начать? Она смотрела на него, ожидая реакции, ожидая либо гибели своей, либо спасения. Парень тяжело выдохнул, поднимая на неё свой взгляд.
- Я рос…. Не достойным сыном своего отца, - начал он уж слишком из далека, но остановился, поняв, что идёт совершенно неверным путём, сейчас её не интересует его жизнь, она сейчас цепляется за свою.
- Я понимаю твоё беспокойство, и понимаю как тебе сейчас тяжело. И понимаю, как сейчас тяжело твоему отцу. Поверь мне, за его халатностью, наркотиками и любовницей, скрывается великая печаль и усталость. Быть может, он просто потерял ту искорку, ради которой стоит выживать в этом мире, а не просто жить в нём. Я завидую тебе Амбрелла, у меня как таковой, семьи не было, поэтому я скажу тебе только одно. Не отворачивайся от своего отца, не уходи от него, не беги, а протяни ему руку помощи, поставь его на путь истинный. Быть может благодаря твоей поддержке, он вернёт в себе уверенность и желание именно выживать в этом мире, - Вулфкрай говорил как заправский психолог, хотя таковым никогда не был, это просто была его жизнь, и его опыт в ней.
- Про папарацци, другой разговор совсем. Понимаю теперь, от чего ты опасаешься его, или её. И почему мне не доверяешь. Хочешь, верь мне, хочешь, не верь, но меня учили тому, что если защищаешь кого-либо или что-либо, то никогда не предавай. И если бы ты, прочитала тот самый листок, на котором я тебе написал свой номер телефона, то поняла бы, что меня нельзя купить, ни материально, ни по убеждениям, - он смотрел на девушку пристально, как никогда серьёзно, но в его голове не было и нотки агрессии.
- Вопрос такой, неужели ты думаешь, что из меня так легко вытянуть информацию какому-то журналисту? – поинтересовался Вулфкрай у Амбреллы, чуть откинувшись на спинку лавочки своей спиной.

+1

12

Вся глупость этой ситуации заключалась в том, что я не могла из огромного клубка мыслей, из огромной истории, которая берет свое начало еще с марта месяца (именно тогда было первое «предупреждение» - мой отец был связан с наркотиками), сложить какой – то текст. Текст, который можно было бы просто взять и прочитать, как это делают актеры театра и кино на репетициях.
Говорить Кеннет начал не сразу, он будто собирался со своими «тараканами», что было понятно – не так просто найти сразу подходящие слова. Я невольно улыбнулась, глядя на выражение лица парня: серьезное, взрослое, умное и независящее. Может, именно это и нравилось мне в нем. Как знать. Сейчас я не была готова размышлять на тему симпатии к молодому человеку. Вероятно, позже, но точно не в эту самую секунду.
Ну, что сказать… Мне нравилось, как он говорил. Каждое его слово, каждое предложение. Я слушала Кеннета очень внимательно, впитывала как губка каждое словечко, ведь за тем я здесь – чтобы получить дельный совет, услышать правду и разобраться… В себе, в нем, в… Нас.
- Третьего марта у нас в доме я заметила таблетки, - кажется, теперь я знала, что нужно говорить, - я верила всем сердцем, что это настоящие лекарства. Я ошиблась, - я качнула головой и вздохнула, - на самом деле это были наркотики. Затем, первого апреля мне пришло сообщение, что моего отца видели с неизвестной женщиной в гостиничном номере отеля. Я снова верила только в лучшее. И я снова ошиблась, - легкая ухмылка и чувство, что я была слишком наивна по отношению к отцу. – Одиннадцатое мая. Я пришла домой. Я увидела его буквально в постели с другой женщиной. И это была не моя мать в маске, это была вообще черт знает кто! – взмах рукой и опять вздох, я перевела взгляд с Кеннета на полянку, что располагалась напротив нас, где резвились детишки. – В этот день я и… - напилась? – Познакомилась с тобой.
Вот. Теперь я, кажется, рассказала все. Не знаю, как вышло – гладко или  с шероховатостями, но это уже не имело никакого значения. Можно было приступать ко второй части моей речи.
- Я верю тебе, - я непроизвольно положила руку на его коленку и посмотрела на Вулфкрая. Как мне доказать, что я полностью ему доверяю? Да, понятное дело, что мои вопросы говорили об обратном, но, черт подери, я ведь не о себе беспокоилась! То есть, о себе тоже, но еще и о нем. Да, признаюсь. Я хотела предостеречь его от мира сплетен и от мира своего отца (если бы Кеннет был с ним связан). Эти два мира… Они не то что опасны, но они тянут людей ко дну. А я всем сердцем не хотела, чтобы это произошло с Кеном… Однако, объяснить ему и озвучить все свои мысли я не могла. Что это было? Возможно, робость, возможно, что – то другое. В любом случае, я не могла взять и просто так открыть душу перед парнем, которого вижу лишь второй (в трезвом состоянии если считать) раз. Да, вижу второй раз, а доверяю как лучшей подруге! Ну, правда, ведь уму непостижимо!
- И если бы ты прочитала тот самый листок, на котором я тебе написал свой номер телефона, то поняла бы, что меня нельзя купить ни материально, ни по убеждениям, - именно в этот самый момент я вновь нахмурилась. Нахмурилась и убрала руку с ноги Вулфкрая, отведя от него взгляд. Почему? Все просто – я не понимала, о чем он говорит… Что? Снова глупо себя повела?! Нет, ну простите, конечно, но… Но не важно и оставим эту тему! Убрала руку и убрала, значит так надо. Мои ладошки вновь оказались сцеплены у меня на коленочках. 
- Нет, - это было всего лишь одно слово. Не знаю, почему я не стала разглагольствовать на вопрос о продажности (да, именно так это и называется) парня. Тем временем Кен облокотился на лавочку, я же позы не меняла – мой корпус находился далеко от спинки скамейки. По телу пробежали мурашки, я покосилась на юношу, но более ничего не сказала – была его очередь. А вообще, иногда полезно не видеть выражение лица собеседника, да.

+1

13

Молодой человек сидел, ни шелохнувшись, ни разу за всё это время, пока девушка рассказывала ему о том, что с ней произошло. Он внимательно «проглатывал» каждое сказанное ею слово, переживал все эти моменты вместе с ней, строя у себя в голове всё так, как это могло бы быть, если бы на её месте оказался он. Это была действительно грустная история, полная разочарований и печали. Самое что ни есть странное, что его собственная история отношений с отцом, чем-то напоминала то, что сейчас происходило с отцом Амбреллы. Пока она говорила, он отчего-то построил у себя в голове такую картину, будто бы он не только переживает всё то, что она пережила, но и что он сам там находится, и его отец. Картины были похожи, но и разнились во многих деталях. Кеннет чуть задрал свою голову вверх, смотря на небеса, со стороны могло показаться, что он пытается там что-то увидеть. А там, ничего кроме облаков и солнца не было, хотя облака сами собой завораживали. Они принимали различные формы, причудливые и чёткие, текли не спеша по голубому небу, были свободны от всех земных проблем. Если на сете и есть рай, то он обязательно будет там, на небесах, кто бы что не говорил. Амбрелла положила свою руку на ногу парня, от её прикосновения от эпицентра соприкосновения пробежала приятная волна мурашек, заставившая Кеннета вернуть голову в прежнее положение, и посмотреть на девушку. Она была красива, глупо было даже пытаться спорить с этим, да ни кто бы и не осмелился, нет на свете подобных глупцов. Очаровательна, просто очаровательна…. Первое впечатление, там, в баре, оставило примерно такой же след в ощущениях Вулфкрая, нет, сейчас эти впечатления были гораздо ярче. Было не без особого объяснения ясно, что она очаровывала не только своей естественной красотой, но и чем-то ещё, вот только чем, Кеннет не мог понять, по крайней мере, сейчас.
- Понимаю тебя, как это могло тебя ранить, и обидеть, - начал он тихим и спокойным голосом, после чего добавил, уже с ноткой если не просьбы, то надежды, - Но ты всё же попробуй с ним, хотя бы поговорить.
Возможно, он нёс сейчас околесицу, ибо кто будет слушать советы от человека, которого ты видишь всего лишь второй раз в жизни, да и, то, только потому, что он хоть и косвенно, но насолил тебе. А впрочем, в чём тут была вина Кеннета? Да ни в чём, он не виноват, но его осуждают. Или нет?
- Твоя история и моя, чем-то похожи друг на друга, - вдруг Кен стал говорить открыто, не сдерживая себя и свои мысли. Возможно, он надеялся, что если он будет чуть более откровенным, точнее открытым, она прислушается.
- Мой отец часто приводил в дом различных женщин, меня это тоже в какой-то мере обижало и заставляло закрываться в себе. Это были разного рода «ночные бабочки», его секретарша, а иногда я заставал его и с домработницей. Впрочем, я не имел права его осуждать, хотя и хотелось бы, за то, что он не чтит память мамы. Разница в наших историях первая, моя мама умерла, когда я появился на свет, а отец жил дальше, и как всякому мужчине ему иногда приходилось «разряжаться», - Кеннет чуть наклонил голову, на бок, слегка улыбнувшись. Он вспоминал, как он заставал своего папика на очередной девке, тот так рьяно оправдывался, говоря, что это простой массаж. Было забавно, но и было грустно.
- Разница похожая на схожесть вторая, мой отец не употреблял наркотики, он прикладывался к бутылке. А затем прикладывался ко мне, обычно кулаком, реже ногой, обвиняя меня в том, что это я виноват в смерти мамы. Даже когда я физически стал сильнее его, я просто стоял и терпел все его удары, пока он не выдохнется. И он делал это до самой смерти своей, - тут Вулфкрай остановился, отвернувшись в сторону от девушки, он не хотел, что бы она видела печальную гримасу кою мышцы его лица, предательски состроили. За несколько секунд взяв себя под контроль, он снова повернулся к девушке.
- Я до сих пор чувствую, что виноват перед ним. За что? За то, что не пожелал разобраться, что его так гложит и что его так снедает изнутри. Не прислушивался ни к чему, что он мне говорил, и шёл своей дорогой, всегда. А он пил…. Знаешь почему? Потому что чувствовал себя одиноким, что его не понимают. Быть может, и твой папа сейчас чувствует себя так же, - Вулфкрай замолчал, когда девушка убрала свою руку с его ноги, нахмурившись. На самом деле, было не удивительно, что она так сделала, он был с ней не то что бы груб, просто не подпускал ближе к себе. Улыбнувшись и вернувшись в прежнее положение, оторвав свою спину от скамейки, Кен взглянул в её прекрасные глаза.
- Прости меня, я излишне бываю отталкивающим от себя людей. Это всё последствия моей истории, - тут он по-доброму рассмеялся, лишь слегка. Как лучше правильно представиться, он не знал, поэтому решил сделать это по-обычному, как делают друзья с друзьями и коллеги с коллегами, он протянул ей руку.
- Кеннет Вулфкрай, президент корпорации «Айвори Тауэр», самого большого промышленного, а с недавних пор и самого большого военного, конгломерата страны. Мы ещё известны как «Белая Башня» или «Башня Слоновой Кости», - представившись должным образом, со всей серьёзностью, будто сейчас он заключал самый выгодный в его жизни контракт, Кеннет снова улыбнулся.
- Папарацци преследовали меня всю мою жизнь, и я научился просто не обращать внимания на их выходки. Пускай говорят что хотят, для меня я всегда останусь мной. Так что простой фотограф не сможет меня нанять, скорее будет молить об интервью, - теперь он замолчал, давая Амбрелле время для того, что бы воспринять всю изложенную информацию должным и правильным образом.

+1

14

И вновь я смотрела на полянку, где малыши бегали друг за дружкой, танцевали и прыгали. Детство – чудесная пора, тут и говорить нечего. Я, как и любой другой человек, плохо помнила свои детские годы, однако, просматривая старые фотографии в альбомах, была небольшая вероятность вспомнить тот или иной день, и поверьте, это было так трогательно. Такая ностальгия окутывала все тело, что хотелось как в детстве подойти к матери, свернуться подле нее калачиком, чтобы она тебя обняла, прижала к себе так крепко – крепко, и ты не знал более никаких тревог и бед. Именно этого мне сейчас и не хватало – ее тепла, ее заботы, ее сладкой речи о том, что я все смогу, что я решу все свои проблемы, найду выход из любой ситуации, что никто не посмеет обидеть меня, нарушить мой покой. Мне это было так необходимо в данную секунду…
Тем временем Кеннет начал говорить. И снова, слушая каждое его слово, я словно таяла. Нет! Не так. Я фанатела! Это трудно описать одним словом, знаете. В моем окружении было мало таких людей, как он. И, пожалуй, я нередко мечтала познакомится с таким человеком. Будь ему лет на двадцать больше, я бы вообще называла Вулфкрая отцом. Наставником. Просто… Каждое новое его предложение было таким взвешенным, правильным как будто он не в первый раз заговаривает на подобные темы.
История Кена меня тронула до глубины души. Внутри словно что – то сжалось в маленький комочек и так больно давило на сердце. Бывает же такое – наши истории совпадали друг с другом буквально во всем, если отбросить некоторые значительные и незначительные детали. Меня это впечатляло, да.
Чуть погодя парень замолчал. Я обернулась, чтобы посмотреть на него – мало ли, вдруг, что случилось, но тут Кеннет сам взял «инициативу» в свои… Глаза и… В общем, наши взгляды встретились. Долго смотреть в его карие глаза я не могла, посему медленно опустила взгляд на свои ладошки, чувствуя, как горят мои щечки – предатели. Юноша извинялся, что вызвало у меня легкую улыбку на устах. Это было мило, слышать от него «прости меня». После Кен представился, протянув мне свою руку, которую я аккуратно пожала.
- Мне тоже нужно представиться? – и вновь улыбка, и вновь мои «карие» встретились с его «карими». – А я просто Амбри, - пожав плечами, произнесла я и чуть склонила голову.
Наверно, я должна была ахнуть от восторга, что парень является президентом какой – то там корпорации, ведь это было воистину круто и мощно, но нет, этим меня сложно было сразить (хотя понятное дело, Кеннет и не собирался этого делать, это я так, к слову пришлось). В наше время я знала многих молодых людей, что занимали высокие должности в различных предприятиях. Да, я, конечно, гордилась за таких людей, но уже просто привыкла к таким вещам, поэтому они меня не сильно шокировали.
Я закинула ноги на скамейку, облокотилась спиной о ее спинку, а сама опустила голову на плечо Вулфкрая, прижавшись к нему, но руки мои по – прежнему лежали на моих ногах. Это передвижение далось мне с трудом, ибо пока мы сидели здесь, я часто задумывалась, стоит ли мне это сделать, или нет, в итоге – решилась (ведь в конце концов мы же друзья, да?).
- Спасибо, - тихо произнесла я и прикрыла глаза. – Извини, что посмела усомниться в тебе. Просто все это произошло так быстро и не вовремя. Каждый месяц новые события, которые совсем не радуют… - открыв глазенки, я посмотрела на свои руки, - мне повезло, что именно в эти несчастные дни, рядом со мной были люди: Маша, которая помогла мне с наркодилером, Цезарь, который хоть и неудачно подшутил на первое апреля, но смог меня отвлечь от плохих мыслей. Ты их знаешь, наверно, все – таки в одном университете учимся, - я улыбнулась, вспоминая тот день, когда Цез плавал в бассейне (якобы труп), и как я с ним расквиталась на прощание. Да, будь другие обстоятельства, мы бы могли быть друзьями, но… Навряд ли я когда – нибудь забуду его шуточку. – Еллоу даже ранили в тот день, - я вспомнила, как наркоторговец выстрелил из своего пистолета, а девушка оттолкнула меня, приняв удар на себя. – Никогда бы не подумала, что у нас учатся такие отважные люди, - легкая ухмылка и я вновь прикрыла глаза, наслаждаясь разговором.

0


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » it's not the end. to be continued.