Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Я помню странное мгновенье...


Я помню странное мгновенье...

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Название воспоминания/события
Я помню странное мгновенье...
2. Действующие лица
Mona Murphy, Caesar Avery.
3. Дата/примерная дата и время
май, 2010 г.
4. Краткое описание.
Совместная работа студентов актерского и режиссерского факультетов - дело привычное. Нет ничего естественнее для режиссера, чем подобрать исполнительницу для своего творения. Но от правильности выбора зависит не только успех предприятия, а еще, как выяснилосЬ, и душевный покой!

+1

2

Сначала, когда Эйвери, как и все студенты факультета режиссуры, получил задание, оно, как и большинство серьезных самостоятельных работ, показалось ему чем-то жутким и сложновыполнимым. При более детальном осмотре выяснилосЬ, что не так страшен черт, как Цезарь успел себе нафантазировать. И даже идея родилась в куда более меньших муках, чем он то предполагал - ведь в конце-концов, самоцелью так называемого социального ролика был не сюжет Спилберга, втиснутый в тридцать секунд, а... дааа, это прозвучит, наверное, удивительно... но самоцелью был социальный ролик длиной в тридцать секунд - и не более того. Посему и велосипеда здесь изобретать от будущих режиссеров не требовалось. И хотя Цезарь отчаянно пытался все усложнить, он таки пришел к мысли, что фразу "все гениальное - просто" написал явно не бездарь в оправдание собственному нежеланию усовершенствоваться.
   И когда все самое сложное оказалось позади, выяснилось, что это была беспощадная иллюзия. Мираж в злобной пустыне. Только тогда, когда основная часть работы была сделана, Эйвери вдруг осознал - не сюжет, не тексты, ничто другое неважно так, как важен правильный подбор актеров. Ведь не сыграй в Титанике смазливый и талантливый ДиКаприо, как знать, вызвал бы блокбастер такой резонанс, или же затонул бы в зыбучих песках зрительского безразличия? А Эйвери хотел, чтобы его работа, маленькая, кажущаяся глупой и ненужной, была сделана и-де-аль-но. От "а" до "Я". А значит, и актриса должны быть самая лучшая, подходящая. Без лишнего пафоса и гламура. Живая. Настоящая. Естественная и не фальшивая. Излучающая харизму и такая, которая сумела бы приковать к себе потенциального зрителя.
  Вот странно было понимать, что все, кого Цезарь придирчиво осмотрел - все, кто учились на актерском, кто посещал театральную труппу - все были из разряда "не то". Знаете, это проклятое мерзкое ощущение, когда ты не знаешь, чего хочешь, но знаешь, что все вокруг - не оно? НА тебя смотрят, как на придурка, неспособного определиться в предпочтениях, а ты все еще бултыхаешься в этом вакууме... Как-будто ты не можешь вспомнить слово, которое знал- ты представляешь себе, как оно звучит, на какую букву начинается, но каждый раз, словно камета, оно проносится где-то вдалеке, оставляя яркий, но быстро исчезающий свет.
  Эйвери уже перестал даже верить в то, что он её обнаружит. Её. Без имени, без портрета, без цвета глаз и волос. Он уже был на грани того, чтобы выбросить весь свой полуторамесячный труд, потому что лучше никак, чем не так, как нужно (гребаный перфекционизм... вероятно, он загубил много ценного за историю существования человечества).
  - Эй, стой! - Цезарю даже показалось, что и не он вовсе выкрикнул эти два коротких слова в след незнакомой девушке. Он её видел в университете, они пересекались, но даже знакомы не были. И теперь, когда он увидел её лицо, когда та проходила мимо, парень четко осознал - именно эти черты пыталось восстановить блуждающее сознание, именно к ее образу, как к клише, он примерял лица других. - Если ты скажешь, что учишься на актерском, я... наверное, я буду просто счастлив, - догнав незнакомку, на одном дыхании выпалил Эйвери.

+1

3

Темные кольца шикарных волос вызывающе поблескивали на солнце. Упругое тело, в капельках воды, перевернулось на спину, открывая наблюдателям откровенную картину. Микаэль сглотнул и попытался отвести взгляд от дочери хозяина. Однако сдавленный смешок заставил его распахнуть глаза шире и покрыться пунцовым румянцем: он пойман. На месте преступления. Мико-о-о... томно протянула проказница, потягиваясь и грациозно покидая шезлонг. Как я рада тебя видеть... Уже начинала задумываться - а не избегаешь ли ты меня, а? Дружочек?- Мо стояла в опасной близости от парня, и мысленно клялась себе, что слышит стук его возбужденного сердца. Примат. Падкий на картинку, электрический ток, искусственно пущенный между телами и на полтона опущенный голос. Мико.. Что же ты... Такой молчун....? Хотя-я-я-я... Мне нравятся такие... Она позволила голосу стать более игривым, начать переливаться искорками соблазнения. Я видела.. Как ты смотрел на меня... Проказник.... девушка уже шептала это слуге, усердно пряча улыбку, и выдыхая влажный воздух практически ему в рот. Не ты одна, evita mia... Не ты одна.... рассеянно протянул чей-то голос за спиной, а потом резко скомандовал что-то на наречии паренька. Тот нервно сглотнул и испарился. Не очень то и хотелось. Опять сорвал охоту... Я потеряю всякие навыки... пожав плечами и изображая разочарование, протянула бестия, поворачиваясь к отцу. В три легких, пружинистых шага она сократила расстояние между ними, обняла его за шею и потерлась щекой о гладкую кожу. "Чертовка. Знает, чем взять..." Аластор Мёрфи любил свою дочь. И боялся, что любовь эта... заходит слишком далеко. Любить и желать.... в такой ситуации это опасно. Поэтому её срочно надо отослать. И подальше.

Шел пятый месяц заключения пребывания Моны в университете Фриско. После бунта, после обид, истерик и бегства, её все-таки выдворили из дворца Аластора, и она оказалась здесь. Нагнать было не так уж и тяжело - первый курс, весь первый триместр был потрачен на "акклиматизацию бывших школьников... Актеры - это люди с такой тонкой душевной организацией.." процитировав в мозгу эту фразу, Риз показалось, что она прямо сейчас слышит неприятные интонации своей деканши, и видит, так явственно, как та закатывает глаза в блаженном порыве. Зачем она вообще пошла на актерский? Да чтоб не напрягаться - и учиться тому, что уже умеет. Нет, конечно, такие вещи, как сцендвижение, риторика, сцен-речь - никогда не будут лишними, а очень даже полезными - например, недавно препод показывал, как правильно, и реалистично - падать в обморок. Полезный навык? Да еще какой!
Близилась сессия, и Мон часто засиживалась в библиотеке, просматривая старые, черно-белые фильмы, в попытках отыскать роль для этюда, что ей нужно будет сыграть перед комиссией. Всё впустую. Ничего не было. Всё казалось либо слишком банальным, либо слишком избитым, либо слишком легким. Она любила ставить планки самой себе, и экзамен через две недели, он, прежде всего - для нее самой, а уж потом для комиссии.
Полная невеселых дум, наша героиня шествовала по коридору, наполовину заполненному студентами, пока на её не вырос высокий блондин без черного ботинка... усмехнулась своим мыслям девушка. Она не услышала его первой  фразы про "стой!" и тому подобное, и поэтому удивленно вздёрнув брови, сейчас разглядывала немного запыхавшегося парня. Ты потерял аудиторию? на её взгляд - это было единственное разумное объяснение его странному вопросу.

+1

4

Вряд ли кто-то понимал, что имеет ввиду Архимед, выкрикивая "Эврика"  и совершенно голым покидающим ванную (или что там у них было в Греции-то тех времен?). Я это к тому, что озарение гения со стороны может выглядеть абсолютно лишенным здравого смысла. И пусть Цезарь пока не дорос до гениальности и, чего уж греха таить, возможно, никогда и не дорастет, в минуты ,когда его осеняло и в мозгу загоралась та самая лампочка, сигнализирующая о светлой мысли, его поведение тоже могло казаться странным и непонятным. И ничего странного в том, что его избраннице было невдомек, что он подразумевает в своих словах, не было. ПОэтому Эйвери лишь снисходительно усмехнулся, зачесал пятерней волосы, растрепавшиеся в процессе бега, вдохнул и на выдохе выложил:
- Нет нет нет! Ты просто скажи - ты с актерского? - не было сейчас сил объяснять все подробно и обстоятельно. Цезарь торопился так, словно от ответа девушки зависела вся его жизнь. Впрочем, он уже поймал себя на мысли, что ему не так уж важно, на каком факультете обучается незнакомка - его ролик не требует таких уж незаурядных актерских данных. Главное - это харизма и нужный образ, которые, несомненно, в смуглянке присутствовали в полной мере. Утвердившись в верности своих рассуждений, Цезарь, не дождавшись ответа, продолжил: - Вообще, неважно. Это всё неважно. Меня зовут Цезарь, я учусь на режиссуре, и мне нужна девушка для зачета. Социальный ролик. Тридцать секунд. Это все, что я прошу. Сможешь?
   Не хватало только отчеканить заученным текстом анкетные данные и безапелляционно направить здесь и сейчас на девушку камеру... Это было так похоже на Цезаря - он ни за что не отступил бы от своей идеи. ТЕм более, когда ее осуществление было так близко. Нет уж, если эта куколка подумает отказаться, он ляжет костьми, он продаст себя в рабство, подпишет договор хоть с самим Люцифером, но добьется своего. Вряд ли, конечно, потребовались бы такие жертвы... Но в случаях, когда речь шла о деле всей его жизни, Цезарь никогда не думал о рациональности. Перед ним была его цель, его священная миссия и он, словно запрограмированный, шел к ней неотступно.

+1


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » Я помню странное мгновенье...