Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » thank you, daddy.


thank you, daddy.

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

1. Название воспоминания/события
thank you, daddy.
2. Действующие лица
Wolfcry, Rookwood
3. Дата/примерная дата и время
11 мая 2011 г.
4. Краткое описание.
Застать отца в постели с любовницей?! Разве юное дитя сможет пропустить это предательство «мимо ушей»?

http://28.media.tumblr.com/tumblr_lyhnrwA9v41qecyzro1_500.gif

Отредактировано Umbrella Rookwood (2012-02-02 13:33:38)

0

2

11 мая 2011.

- Сэм, понимаешь, он оказался таким козлом! – девушка сильно жестикулировала, пытаясь объяснить тупоголовому бармену, который уже не смотрел на незнакомку, обслуживая клиента, что сидел неподалеку, в чем дело. Девушка махнула рукой над рюмкой и указательным пальцем показала на нее. Молодой парень поднес к стаканчику какой – то напиток и плеснул в него очередную порцию жидкости. – Сэм, знаешь, ты такой хороший, - девушка ухмыльнулась и в один присест опустошила рюмку, будто пила так каждый божий день и для нее это были сущие пустяки. – А вот он козел! – всхлипнув, снова воскликнула девушка и попросила бармена повторить заказ. Собственно, той самой девушкой и была Руквуд, хотя как хотелось бы, чтобы на ее месте был кто – нибудь другой. 

Стрелки на часах показывали без десяти минут одиннадцатого, но Амбреллу это мало волновало – единственное, что занимало ее сейчас были бармен, мартини и водка, которая уже была налита в чистую рюмку, что стояла прямо перед девушкой. Руквуд вновь одним махом выпила напиток, тяжело вздохнула и опустила голову на руки, которые лежали на барной стойке.

В общем, рассказывать с самого начала – смысла нет, посему вернемся на пару часов назад: последняя пара, приподнятое настроение, девушка выходит из кабинета, где только что проходила лекция, собирается домой, уже планирует чем займется сегодня вечером как вдруг из сумочки доносится мелодия – телефонный звонок. Номер засекречен. Руквуд поднимает трубку и слышит непонятные оханья и аханья женского голоса. Чья – то шутка? Кто – то решил таким образом поделится своей половой жизнью? Амбрелла уже хочет положить трубку, но сперва успевает услышать имя своего отца, которое выкрикнула женщина с того конца «разговора».

- Еще налей, – девушка подняла голову и взглянула на бармена. Тот кивнул и наполнил рюмку прозрачной «водичкой». Амбри выпивает и просит Сэма заново налить в рюмочку и принести какой – нибудь гамбургер в качестве закуски. Парень выполняет просьбу за считанные минуты. – Поговори со мной, Сэми, - Руквуд дотронулась до руки юноши, тот в ответ виновато улыбнулся и сказал, что после работы с радостью пообщается с девушкой.

Звонок прерывается. Амбрелла убирает телефон в сумку и вспоминает, что мать сегодня уехала в командировку, а отец болеет и сидит дома. Руквуд спешит домой, с надеждой удостовериться, что мистер Флаер либо спит, либо обедает, либо занят своими делами, но никак не развлекается с какой – то другой женщиной! Буквально через полчала Амбри оказывается около своего дома и замечает около него припаркованную незнакомую машину – мысль, что это может быть какой – нибудь деловой партнер приходит первой, о худшем девушка старается не думать. Руквуд заходит домой.

+1

3

Кеннет ехал по шоссе на своём новеньком Бугатти Вейрон после очередной деловой встречи в интернете. Благо, что современные технологии позволяют вести видео переговоры из любой точки планеты, и совсем не обязательно лететь как очумелому на другой конец страны ради двух часов переговоров. Благодаря заключённому контракту, корпорация сможет выйти на новый уровень, а значит получить новый контракты и развиться в новой сфере влияния – вооружения. Бугатти стал для Кена неким подарком самому себе, ведь мотоцикл у него уже был, а машины не было, вот и решил себя немного «побаловать», ведь он это заработал. Алекс, конечно, не одобряет таких недешёвых покупок, но зачем нужны деньги, если нельзя их тратить?
И вот сейчас Вулфкрай ехал на своей машине, наслаждаясь скоростью и мощью этого агрегата. Несмотря на заключённый контракт, но не в пример метео зависимым людям, скорость и радость новой покупки, Кеннет был опечален. Его мысли были где-то далёко, в его далёком детстве.
- Мистер Вулфкрай, я был знаком с Вашим отцом и хочу сказать, что он мог бы гордиться таким сыном как Вы, - Кен проигрывал в своей голове эту фразу, произнесённую человеком на другой стороне вебкамеры, последний час. И дураку было понятно, что он скучает по отцу, который погиб в авиакатастрофе.
- Отец…. Он всегда был так близко, но и так далеко, - пронеслось в его голове мимолётная, еле уловимая даже для него самого мысль, коя оборвалась скрежетом тормозов его нового автомобиля. Опоздай он хоть на секунду, и трёхцветного кота уже бы не было в живых.
- Вот глупый, нашёл время и место…. Так, всё, надо отдохнуть, - проговорив это, Кеннет огляделся. Благо, трасса была почти пустой, и из-за него не образовалась пробка, и сзади никого не было, иначе прости, прощай обновка. Заметив неподалёку заведение похожее на местный бар, Кеннет медленным ходом направился к стоянке около него. Остановившись, он заглушил мотор, вышел из машины и поставив её на сигнализацию, слегка присел на капот.
- Бар, не повредит немного смочить горло, - Кен достал из кармана пиджака пачку сигарет и закурил, поправив после этого штанину своих брюк. После встречи он так и не переоделся, поэтому всё ещё был в своё чёрном строгом деловом костюме, с галстуком того же цвета, белой рубашке, чёрных блестящих туфлях, чёрном плаще длиною до пола. Волосы были аккуратно зализаны назад, в кармане для носового платка виднелись очки с узкими линзами. Медленно куря сигарету, Кеннет внимательно наблюдал за теми людьми, кои ходили рядом, и около заведения.
- Каждый со своими проблемами, каждый индивидуален, кто-то строит, а кому то нравится власть и сила, а кто-то беззаботно сидит под деревом и рассказывает сказки детям. Отчего я думаю об этом? Грустно, вот почему, да и настроение ни к чёрту…, - докурив, Кен отправился в заведение в надежде, что хотя бы шум и гам смогут его развеселить. Зайдя внутрь, он сдал свой плащ в гардероб, и сел за свободный столик.
- Перье с лимоном, - сделав заказ, Кен тут же через несколько мгновений его получил, его и ещё чистый блестящий стакан. Налив освежающего напитка, отпив его, Кеннет поставил стакан на стол и уставился на него, с грустным видом, словно гипнотизируя пузырьки, что выходили из минеральной воды.

+1

4

Она никогда так много не пила. Она, можно сказать, вообще редко пила: лишь в особенные дни – день рождения любимой подруги, рождество, день рождение родителей – это были те самые праздники, на которые она считала грех не выпить. Все остальные события для нее не играли никакой роли, не были так важны в ее жизни. Нет, не сказать, что она бы обошлась и без них, просто они были малозначительные по ее мнению. Кажется, тогда стоит задать вполне логичный вопрос – почему она пила сейчас как самый последний пьяница, который заваливается в кафе, чтобы напиться, устроить драку, доползти после до какой – нибудь лавочки и уснуть на ней?  А ответ прост – у каждого человека в жизни случается то, что может его сломить, и наверняка у тех самых пьяниц тоже произошло в жизни какое – то горе или трагедия, которая именно так распорядилась их жизнью в дальнейшем. Но стоит поставить большую и жирную точку в том самом моменте, где невольно думаешь о том, что эта юная девушка теперь всегда будет пить до потери сознания. Нет, это не так. Она поклялась себе где – то в глубине души «расслабиться» только сегодня – завтра на учебу.

Амбрелла бежит в комнату родителей, что находиться на втором этаже. Дверь в спальню заперта. У порога валяется женская рубашка, от которой приятно пахнет какими – то сладкими духами, что хочется вздыхать этот аромат в себя каждую секунду. Девушка резкими движениями дергает за ручку, пытаясь открыть дверь – тщетно. Руквуд барабанит по двери так сильно, как только можно. Кричит так громко, насколько ей позволяет ее голос. Отец не отвечает, но слышны какие – то поспешные передвижения по комнате. Девушка не сдается, говорит, что вышибет дверь, если отец ее не откроет, тот отвечает что – то вроде: «Сейчас, родная, сейчас!» Амбри начинает уже пинать дверь. Через пару секунд дверь открывается. На пороге стоит отец и что – то говорит своей дочери, которая уже и не смотрит на него, а глядит куда – то вдаль: на шторы, где четко виден стройный силуэт.

Руквуд жадно взяла гамбургер и за пару укусов съела его, а затем так же быстро расправилась с очередной порцией алкоголя. Сэм, бармен, уже знает, что девушка попросит еще, поэтому взяв бутылку водки, снова наполняет Амбрелле рюмку.

- Спасибо, милый, - улыбнувшись и погладив парня по щеке, произнесла девушка, но пить не стала. Амбри вытащила из своей сумочки, что стояла на стойке прямо перед ней, телефон. Если не считать того, что перед глазами уже давно все кружилось и вертелось, то прочесть, что девушке звонила три десятка раз мать и всего семь раз отец - можно. Помимо звонков Руквуд заметила непрочитанные сообщения, но читать их не стала – выключила телефон и бросила его обратно в сумку. – Сэми, ты изменял когда - нибудь? – девушка грустно взглянула на юношу, а потом перевела взгляд на рюмку и опустошила ее, не желая ждать, пока пройдет еще хоть немного времени. Бармен ответил, что пару раз случалось подобное, но всему виной то, что в мире полно прекрасных и одиноких девушек, с каждой из которых хочется иногда расслабиться. – Вот, все вы мужики такие! – воскликнула Руквуд и одним глотком выпила водку, которая снова оказывается у девушки в стаканчике.

Отредактировано Umbrella Rookwood (2012-01-29 12:00:34)

+1

5

Кеннет сидел за своим столиком, погружённый в свои собственные мысли, кои были далеко от шума и гама, которые он искал в этом заведении. Он причудливо разглядывал пузырьки углекислой кислоты в своём напитке, которые кружили в неком подобии танца, своеобразно прекрасном и по-своему приятном. Кое-где некоторые из пузырьков цеплялись за поверхность стакана, замедляя свои движения, а другие со скоростью стремились к поверхности лимонной жидкости, стремясь вырваться наружу и раствориться в атмосфере. Заведение в коем он прибывал, разрушило всего его мечты о поднятии настроения, и с каждым разом становилось всё более грустно, стоило только приподнять голову и оглядеться. Кто-то уже напился в стельку, постепенно сваливаясь под барную стойку, кто-то, напившись, уже стучал кулаком по столу с видом «ты меня уважаешь?!». Воздух здесь был пропитан не только запахами табака и перегара от алкоголя, здесь были нотки тоски, чуть-чуть грусти, львиная доля отчаяния и самый горький, противный запах надежды.
- И каждый винит другого в своих проблемах, хотя на самом деле никто не виноват в них больше, чем ты сам. Отец всегда говорил, «Сынок, в этом мире, никто тебе не поможет кроме тебя самого и твоей семьи». Оно и понятно. Ни армия гибнет, потому что она плохо сражалась, она гибнет из-за того, что у неё был плохой полководец. «Полководец, не имеющий стратегии и легкомысленно относящийся к своим противникам, неизбежно окажется в плену». Сан Цзу, «Искусство Войны», - Кен всё дальше и дальше погружался в свои собственные мысли, он уже начал сам с собою философствовать, перебирая цитаты из различных японских книг которые ему доводилось читать. Это были «Искусство Войны», Книга Пяти Колец, Книга Земли, «Скрытая Листва» и многие другие.
Быстрый, громкий возглас и удар стаканом об дерево заставили Кена, не вольно, повернуть голову в сторону звука. За барной стойкой сидела молодая красивая девушка, которая резво пила что-то похожее на водку, хотя Кеннет мог и ошибиться, ему не очень было хорошо видно, что именно наливал ей бармен, но то, что девушка пьянела на глазах, или уже была пьяной, это мог увидеть даже слепой. Бармен, судя по всему, в какой-то мере радовался такому состоянию девицы, ну а почему бы и нет, с другой стороны? Клиент то платит, и пока она платит, пускай себе пьёт на здоровье. Судя по всему, девушка была чем-то расстроена, раз пила наравне с мужчиной. Да куда уж там, даже бывалый боцман и тому она могла бы дать фору. Кеннет пригляделся к девушке.
- «Вот, все вы мужики такие!», интересно, она так говорит, потому что ответ бармена ей не понравился, или же ей парень изменил? Надо быть полным идиотом, что бы изменить такой девушке. Расстроена она точно, кажется, хоть она и не плачет, будто слезинки сапфирами катятся по щеке…. Стоп, куда тебя понесло? – Кеннет отвернулся в сторону, снова уставившись в свой стакан, вновь погружаясь в свои мысли.
Он был одиноким парнем по части женского внимания, всю свою сознательную жизнь. Несмотря на возможно привлекательную внешность для некоторых личностей прекрасного пола, он совершенно не знал, как с ними себя вести, «по особому». Его дядя Томас пару раз брал парня с собой в стриптиз бары, но даже там Кен чувствовал себя не в своей тарелке, вся это эпопея обычно заканчивалась нехилой дракой с местными алкашами. Кен отпил из своего стакана, и снова уставился на «танец» пузырьков.

Отредактировано Kenneth Wolfcry (2012-01-29 14:08:37)

+1

6

Он не пытался оправдаться. Не было, не звучало такой фразы, что девушка все не правильно поняла. Он лишь произнес то, что должен был произнести любой другой мужчина, которого застали в постели с совершенно чужой женщиной: «Умоляю, не говори Сьюзен!» И пусть сперва эта фраза ударила в сердце с такой больной силой, пусть эта фраза казалась прежде стрелой с ядовитым наконечником, змеей, которая укусила, и ты чувствуешь, как яд течет по крови, медленно убивая тебя – эта фраза была самой правильной, самой верной во всей этой ситуации. Он сказал то, что должен был сказать: без капли фальши, без капли лжи и лицемерия. Но тогда девушка этого не понимала.

«Умоляю, не говори Сьюзен!» - отец дотрагивается до ее плеч и трясет ее, чтобы она посмотрела ему в глаза. Он словно ждет обещания, клятвы, что так и будет – она молчит, а лицо ее выражает нескрываемое отвращение с примесью гнева. Она хочет кричать, но не может. Она хочет убежать, но ее держат. Она хочет не верить в это, но глаза не позволяют принимать реальность за сон. Она вырывается из рук отца, замечая, что силуэт начинает двигаться – женщина выходит из – за шторы. Карие глаза, длинные ресницы, чуть пухлые губы, аккуратная грудь, стройная и длинноногая – она не могла не понравится отцу. Будь Руквуд мужиком, тоже бы порезвилась с такой. Странные мысли путаются в голове: какие – то защищают отца, какие – то твердят, что он козел последней степени. Вырывается крик. Она кричит, что есть силы, толкает отца и награждает его звонкой пощечиной. Тот в ответ не изнывает от боли, он хватает дочь за руку и пытается ее успокоить – наивный. «Ублюдок! Я ненавижу тебя!» - все, что может она выкрикнуть напоследок сквозь слезы и ту боль, что раздирает грудную клетку, сердце и горло. Она сбегает вниз по лестнице, набирает номер матери уже на улице, слышит ее голос в трубке, но ничего не отвечает. Она не может. Хочет, но не может. Она не имеет права. Она сбрасывает вызов.

Люди приходят в бар, люди уходят из бара. Руквуд их не замечала. Сейчас существовала только она и ее мир: мир воспоминаний, лжи, предательства, обмана, алкоголя. Иногда в ее мир приходил Сэм – то случалось, когда девушка видела его и что – то ему говорила. Все остальное же для нее не играло никакой разницы. Это было словно в фильме, где показана съемка с ускорением: люди вроде есть, ходят, двигаются, но так быстро, что можно увидеть лишь их расплывчатые силуэты и не более того.

В прочем, так сидеть Амбрелле наскучило. Девушка попросила у бармена бутылку самого дорогого виски. Сэм предоставил оную в ту же минуту, совсем не представляя, что задумала эта юная особа. Получив симпатичную бутылку с жидкостью, Амбри встала со своего места, поправила прическу, платье – ей почему – то казалось, что она выглядит ужасно и направилась к одному столику, где сидела незнакомая мужская спина.

- Пора развлекаться, Сэми! – крикнула Руквуд бармену, который выпучив глаза, наблюдал за девушкой. Неужели его бросили?! – Привет, малыш, - произнесла Амбри над ухом парня, руками облокотившись на его плечи. Девушка не стала ждать ответа, она обошла столик и села напротив незнакомца.

Отредактировано Umbrella Rookwood (2012-01-30 09:24:19)

+1

7

Кен продолжал сидеть, неподвижно, наблюдая за «танцем» углекислой кислоты в своей минералке, который, возможно видел только он. Возможно, со стороны, он казался немного не от мира сего, особенно в таком заведении, где в принципе, люди не должны пить напитки полезные для здоровья, а литрами хлебать «огненную воду», что туманит рассудок и пробуждает в человеке его самые тёмные стороны. Или быть может не темноту, а то, что человек подсознательно сдерживает в себе, выходит наружу. Кеннет никогда не любил пить алкоголь, он скорее «отравится» кока-колой, чем будет выпивать. С другой стороны, он никогда не испытывал отвращения к тем, кто пьёт, это дело каждого. Впрочем, это было сейчас не особо важно, ведь последние надежды на поднятие настроения треснули, как то зеркало, в каком-то мультфильме, когда один из пьяниц всё же свалился под барную стойку. На это впрочем, кроме Кена, никто не обратил внимания, видимо это было здесь не ново.
- М-да уж…. Когда я буду умнее и вместо баров, заезжать в музей или на выставку? – промелькнуло в его голове. И действительно, пора было уходить из этого заведения, пока не случилось так, что какой-нибудь «Геракл», не решил, что Кен будет лёгкой добычей в «дружеской» потасовке. Сразу вспомнилась одна потасовка из баров Техаса, когда дядя Кена, Томас, решил отлучиться с одной из стриптизёрш для приватного танца, если так можно было это назвать. Началась потасовка, а Кен продолжал сидеть за барной стойкой, не обращая внимания на пьяную драку, и пил…воду. Один из зачинщиков заметил его, и выкрикнул что-то типа «Какого чёрта ты щенок там сидишь?! А ну иди сюда!», и, подойдя, попробовал вытянуть стул из-под парня. После того, как Кеннет пару раз шмякнул его мордой об стол, он показал ему, насколько в заведении грязный пол, если его рассматривать так близко, насколько позволяет сломанный нос. Затем он, ловким броском, отправил его в полёт в окно, признаться, зачинщик летел как пьяный голубь.
- Нет, здесь до этого доводить не стоит…. – подумал он, и залпом осушив стакан, он уже собирался вставать из-за столика, но тут чьи-то руки легли на его плечи, причём давили всем весом.
- Твою ж…. – мысль оборвалась, поскольку над его ухом прозвучал мелодичный женский голосок, такой ненавязчивый, но в тоже время уверенный, и в нос врезался чувственный аромат дорогих духов вперемешку с запахом алкоголя. Этого Кен совсем не ожидал, он даже не замечал, что происходит в заведении, так сильно он был погружён в свои воспоминания. Поскольку он этого не ожидал, он чуть не выдал сам себя о том, что не был готов к такому повороту событий. Обернувшись на ангельский голос, он увидел перед собой ту самую девушку, которая сидела за барной стойкой и так лихо выпивала стаканчик за стаканчиком. Барышня не дождалась ответа от Кеннета, и лихо присела на стул напротив него. Красивая девушка, с бутылкой дорогого виски, о таком может мечтать любой мужчина, будь он казановой или же добропорядочным семьянином. Кен посмотрел в сторону барной стойки, где его гневными глазами сверлил бармен, по всей видимости, он ждал, что красавица даст своё согласие на что угодно, будучи пьяной.
- Бедняжка, - ехидно подумал он, и вернул свой взор в сторону незнакомки. Но что ей сказать и как быть? Наверное, надо сначала поздороваться.
- Здравствуйте, - только и смог он выдавить из себя довольно робко, но в тоже время грустно.

Отредактировано Kenneth Wolfcry (2012-01-30 14:14:34)

+1

8

Игра началась. Но для кого? Для бармена, который внимательно следил за тем, что происходит за этим столиком, для пьяной девушки, которая только что подсела к незнакомому парню с целью… А, кстати, есть ли цель в таком поведении этой юной особы? Признаться честно – нет. Просто настало время показать себя. Часики тикают, секундомер запущен, на кон поставлено многое. Так для кого же эта игра? Может, для этого юноши, который наверняка вообще не понимает, во что все это может превратиться? В любом случае Руквуд вопросов себе больше не задавала. Она хотела оторваться, пока работали мозги, и девушка была на то способна. Хватит грустить. Она пришла сюда, чтобы оторваться!

Амбрелла вскинула брови и цокнула – конечно, ведь это было всего лишь обычное приветствие, коим награждает любой добропорядочный парень, однако Руквуд это было не нужно. Ей хотелось позабавиться, поразвлечься с кем – нибудь, кого она не знает. Да, конечно, бармен тоже мог занять эту роль, но его имя уже о многом говорило девушке, а этот тип, что сидел напротив, был Амбри, во – первых, симпатичен, а, во – вторых, о нем она ничего не знала. Отличный вариант, разве нет? Девушка сделала два больших глотка прямо из горла бутылки. Сморщившись, Руквуд улыбнулась незнакомцу.

- Расслабься, - произнесла девушка и поставила бутылку на стол, притянув к себе за место нее стакан юноши с какой – то жидкостью. Руквуд провела пальчиком по краю стакана, очертив круг. – Правда, расслабься, - улыбнувшись, более уверенно добавила Амбрелла. От парня пахло сигаретами, и это нельзя было не почувствовать пока Амбри стояла у него за спиной, склонившись над ним. – Угости меня сигареткой, - девушка отодвинула от себя стаканчик – он ее мало интересовал, ведь у Руквуд был свой «арсенал», который, пожалуй, хватит еще на несколько минут. А потом будет следующая бутылка, за ней еще одна и еще одна – есть ли разница? Амбри все равно некуда торопиться!

Машины сигналят переходящей в неположенном месте и на красный свет девушке, которая сняв каблуки, плетется по дороге, не смотря вокруг. Кто – то на нее кричит, кто – то опускает глаза и проходит мимо, будто ему все равно, кто – то ворчит и осуждает девушку, кто – то предлагает свою помощь – она лишь отталкивает этих людей. Отталкивает или попросту не замечает. Ей плевать! Ее предали! Ее предал не парень, ее не предала лучшая подруга, ее предал отец! Но разве люди способны понять все с первого взгляда?! Им проще придумать что – то свое, самое банальное и пафосное, нежели на самом деле поинтересоваться, что же произошло на самом деле! Она доходит до какого – то парка и падает на первую скамейку, где сидит молодая парочка, которая быстро уходит, поворчав на ту, что нарушила их идиллию. Девушка достает из сумки свой телефон, думает позвонить лучшей подруге, но тут же понимает, что сейчас ей лучше побыть одной. Следом за этой мыслью приходит другая – сесть в поезд и уехать, сесть на первый самолет и улететь. После приходит мысль о самоубийстве. Прогоняя одну идею за другой, девушка встает и решает зайти в бар выпить. Выпить всего лишь одну рюмку чего - нибудь крепкого, чтобы привести себя в чувство.

+1

9

Кеннет плавно следил за каждым движением девушки, возможно, не заметно для неё, его глаза медленно следовали за её манерой выпивать из горла бутылки, за её рукой, что подтянула к ней стакан молодого человека, за тем, как она провела по окружности этого самого стакана своими пальцами. Он внимательно вслушивался в каждое её слово, произнесённое её мелодичным, и на сей раз уверенным, голосом. Всё это, конечно, он делал без особого выражения лица, кое оставалось «каменным».
- Что интересно ты хочешь от меня? И почему ты пьёшь как заправский боцман? Быть может действительно, её обидел какой-то парень, её или не её, возможно даже это был бармен, - подумав об этом, Кеннет серьёзно посмотрел на возможного обидчика молодой леди. Бармен продолжал сверлить глазами то девушку, с желанием ещё пообщаться, то её нового собеседника, уже с гневом и презрением. Заметив пристальный взор, бармен решил ретироваться, вроде бы как отвлекаясь на очередной заказ.
- Нет, она его бы по стенке размазала, тем более, пьяные не склонны просить помощи у незнакомых людей таковым образом. Скорее бы, здесь был бы скандал с пощёчинами и криком, а вот эта бутылочка оказалась бы на голове юноши, и он бы не скоро реабилитировался, - домыслы и догадки не покидали его даже в присутствии такой прекрасной девушки, но так можно было ходить вокруг да около, так и не узнав, в чём дело. Просьба девушки, о том, что бы Кеннет расслабился, была так же не понятна, как и её движения по краешку стакана.
- Расслабиться? Я и так расслаблен, - мысленно пожав плечами, Кеннет отреагировал только на одно понятное ему за весь этот пока что короткий разговор, достал пачку сигарет и угостил одной из них даму, пачка же оказалась на столе.
- Ну а дальше что? Быть может, стоит подкурить ей сигарету? Томас так делал, обычно за это благодарили, - подумав об этом, он медленно достал из пиджака зажигалку и подкурил незнакомке сигарету.
Кеннет ещё раз взглянул на собеседницу, словно пытаясь прочитать её мысли, в его взгляде читался если не интерес к ней самой, то интерес к тому, что случилось с ней, что она так пьёт. Казалось бы, красивая, симпатичная девушка, явно не глупая и, судя по платью – богатая, жить да не тужить, заниматься шопингом, веселиться, менять парней как перчатки, разбивать им сердца. А тут, сидит в какой-то забегаловке, ведёт себя непонятно как, и что вообще богатой девушке делать в таком заведении. А он-то думал, что он странный богач.
- С Вами что-то случилось? – Кеннет не был фанатом обходных путей в общении с дамами, поэтому сразу задал вопрос в лоб, ожидая чёткого ответа. Если ей нужна будет помощь, он поможет, ведь не смотря на его «каменное» лицо, и полное отсутствие восприимчивости к её чарам. Кеннет откинулся назад на спинку стула, сложив руки у себя на груди. Он смотрел на незнакомку пристальным взглядом, без огня и желания воспользоваться ситуацией, но как-то по-доброму. Где-то со стороны, а возможно и какой-то частью тела, он ощущал, что мистер бармен, проклинает его всеми возможными и невозможными проклятиями за потерю потенциально «хорошо проведённого времени».

+1

10

Амбрелла встряхнула волосы, получив от юноши сигаретку и засунув ее сразу между губ, ожидая теперь, когда незнакомец даст прикурить. Тот медлил, и это было заметно, но знать в чем дело Руквуд не хотела. Наконец, когда из сигареты пошел дымок, девушка смогла сделать несколько затяжек. Девушка взглянула на бутылку и сделала пару глотков – говорят, когда пьешь что – то крепкое и куришь одновременно, это кроет еще больше, и именно было нужно Амбри – забыться. Пристальный взгляд и вопрос, что обрушился на девушку, заставил ту улыбнуться. Руквуд поставила бутылку и оперлась одним локтем о стол, водрузив на него свой подбородок и делая вид, что все в полном порядке.

Она заходит в первое попавшееся на глаза кафе, садиться за столик в углу, бросает туфли на пол и надевает их. К ней подходит молодая официантка, она лучезарно улыбается, а на бейджике, что прикреплен к ее белоснежной блузке, написано: «Аманда». Девушка спрашивает, что посетительница будет заказывать, та просит только пиво, сигареты и зажигалку и сразу дает несколько купюр. Официантка уходит, оставляя девушку с опухшими глазами один на один со своими мыслями. Через несколько минут Аманда возвращается с подносом в руке – заказ выполнен. Девушка сперва курит, потом притрагивается к напитку и без передышки его выпивает. Снова курит, бросает пачку и зажигалку в сумку и уходит из кафе. Она идет дальше. Плакать, кажется, больше нет сил, но это только кажется. Девушка останавливается, встает спиной к какому – то дому и стоит так, опустив голову, пока кто – то резко не хватает ее за плечи. Отец.

- Почему ты не в настроении? - более чем серьезно, проигнорировав вопрос, спросила девушка. А поза этого парня, надо сказать, бесила и выводила из себя. Ну, конечно, когда от тебя отодвигаются это не всегда приятно, а когда закрываются руками – еще хуже. Амбрелла понимала, что она его не интересует, но сдаваться просто так Руквуд была не намерена. Не в ее это стиле. И только не сегодня.

Отредактировано Umbrella Rookwood (2012-02-01 09:05:46)

+1

11

Девушка, как показалось Вулфраю, намеренно проигнорировала его вопрос, собственно это его не удивило. Почему не удивило? Потому что он прекрасно отдавал себе отчёт в своих отталкивающих действиях, и пускай мог только догадываться, какую игру затеяла прекрасная незнакомка, но и оставлять её в таком состоянии ему не хотелось. Мало ли что может случиться с девушкой, которая немного перебрала. Да всё что угодно, стоит завернуть случайно по инерции в не тот закоулок, как не оберёшься неприятностей.
- Сделать вид, что всё в порядке, нормальная реакция. Ну что же, если её не обидел парень, ничего не случилось с ней, бармен держит своего ручного змея в упряжке, пока ему ничего не разрешили, значит ей просто скучно. Ну, или либо, просто есть желание убить время, - Кеннет сидел неподвижно, смотря на девушку, следя за каждым её движением, особенно за теми, в которых участвовал алкоголь. Парня не радовало, что девушка так напивается, но запретить он ей не мог, ведь по факту, он был ей никем.
- Видимо остаётся только плыть по течению…. – мысль  эта отрезала все остальные на корню. Девушка продолжала делать вид, что всё отлично, ну а может быть, всё так и было на самом деле. Её вопрос немного удивил Кеннета, обычно никто кроме Алекса не интересовался, почему он грустит. И то, только потому что Алекс слишком хорошо его знал, но то что незнакомка так легко его раскусила, сняла с него «маску», наводила на странные мысли.
- Видимо старею…. Плывя по течению, не забывай, что все реки где-нибудь кончаются. Остаётся только потихоньку дрейфовать, сопротивляясь «чарам», - эта мысль была одна из многих, что завертелись в его голове, когда прозвучал её вопрос. Кеннет немного подался вперёд, положив свои руки на стол, один из уголков его губ, предательски дёрнулся в попытке улыбнуться, но бунтарь был взят под немедленный контроль.
- Я не грущу, всё в полном порядке, - он взял одну сигарету, сунул себе в рот и закурил, его взгляд на мгновение задержался на огне зажигалки, после чего она была закрыта. Что будет дальше, он не знал, но снова же, он просто так не мог оставить её, в таком состоянии.

+1

12

Она знает, что он не следил за ней от их дома. Он отпустил ее, оставшись в спальне с той красоткой, но тогда как? Как он узнал, что она здесь? Она замечает позади него высокого мужчину, одетого в строгий костюм – видимо, охрана, которая и выдала местонахождение его дочери. Почему – то ее это не удивляет, а несколько даже бесит. Отец что – то говорит, просит, чтобы она выслушала его, упоминает имя Сьюзен – дочь смотрит на него как на предмет, что вызывает чувство отвращения. Да, он ей противен. Она молчит и ждет. Ждет, когда он отпустит ее снова, но на этот раз, не приказав своим людям следить за ней. Он просит ее сказать что – либо, она выдает лишь тихое: «Уходи». Руки с ее плеч медленно опускаются в сопровождении его обессиленного выдоха. Она знает, что не сможет его простить. Такое не прощается. Она уходит. Так девушка забредает в это кафе, где единственным ее другом становится бармен, его очаровательная улыбка и алкоголь, что способен без лишних вопросов понять все ее чувства.

Когда человек заинтересован в общении, он не будет находиться от тебя на большом расстоянии, он обязательно туловищем будет ближе к тебе, так случилось и в этот раз. Незнакомец больше не сидел, скрестив руки, он был в той зоне, куда и хотела завлечь его Руквуд. Девушка сделала еще несколько затяжек и бросила сигарету в стаканчик, где был напиток этого юноши. Амбрелла встала со своего места и обошла столик, встав позади парня и склонившись над его ухом.

- Вот и славно, - шепотом произнесла она и едва прикоснулась губами к мочке уха незнакомца. Амбрелла потянулась за своей бутылкой и, захватив ее, двинулась обратно к барной стойке, где ее ждал с «распростертыми объятиями» Сэм. Да, тот был приятно удивлен, когда девушка вернулась, и сразу же поинтересовался, будет ли она что – нибудь есть. Руквуд отрицательно покачала головой, поставила бутылку виски на столик и попросила, чтобы заказ, который делал тот самый незнакомец, повторили. Бармен лишь только кивнул и буквально за считанные секунды перед Амбри стоял такой же стаканчик с такой же жидкостью, какая была налита у скованного юноши. – Надеюсь, не скучал? – Руквуд вернулась к парню и поставила перед ним стаканчик, сама же осталась стоять позади него, положив свои руки ему на плечи и водя большими пальцами в области шеи.

+1

13

Кеннет слегка приподнял бровь, когда девушка, докурив сигарету, можно сказать, чувственно бросила сигаретку прямо ему в стакан с минералкой. Мысленно Кен улыбнулся, он уже такое видел, когда его дядя Томас ворковал с очередной девочкой. Одна из них делала так постоянно, Томаса это аж прям заводило, такая наглость, такой вызов. По всей видимости, этим трюком пользовались многие представительницы прекрасной половины населения планеты, пробуждая в мужчинах желание, минимум отыграться за такое поведение завлекающей его хищницы.
- Не подействует, - подумал он об этом почему-то с грустью. Припоминалось, сколько не старались нанятые Томасом девочки развлечь Кеннета, им это не удавалось, парень был настоящей непоколебимой скалой спокойствия, в море, бушующем страстями.
Незнакомка поднялась со стула и направилась за спину Кена, он не стал оборачиваться за ней, было ведь интересно, что она вытворит на этот раз. Девушка только слегка коснулась мочки его уха, как от её малейшего прикосновения, волна тепла покатила по всему телу. В совокупности с ароматом её духов, который снова врезался в нос, теплоты её губ, мелодичности её голоса, создавался просто потрясающий коктейль из желания, возбуждения и стремления быстрее получить то, что так сладко на вкус. Так бы поступил господин бармен, наверняка, но не Кеннет, который тут же взял все эти прекрасные ощущения и мягко выражаясь, спустил на нет.
- Хорошая попытка, - заметил он, смотря, как девушка удаляется к барной стойке. Подумалось, что на этом разговор окончен, и незнакомка решила вернуться к беседе с более податливым собеседником. Отвернувшись, он посмотрел на стакан, в коем плавала докуренная сигарета, почему-то с грустью. Наверное, потому, что более не было видно причудливого танца пузырьков, а сигарета расплылась в жидкости некой чернотой. Кен взял в руку зажигалку, щелчок пальцами другой руки около крышки и она открылась, щелчок около колёсика и она загорелась. Он поднёс пальцы к огню, почти вплотную к огню, но так чтобы он не погас. Вулфкрай часто так игрался с зажигалкой, ему доставляло это некое удовольствие, а другим заставшим такое «цирковое представление» впечатление. Благодаря своим тренировкам, он почти не чувствовал пламя, начиная его ощущать только после десяти-двенадцати секунд, и то дальше можно было терпеть. Всё это «закатка» и «закалка» рук, когда частично атрофируются все нервные окончания, отвечающие за холод, жар и боль, но не за осязание. Снова пришли грустные мысли, но они были в момент развеяны появившимся перед парнем стаканом со свежей минеральной водой Перье, и ощущением, как нежные руки девушки легли на его спину. Её пальчики нежно массировали шею, приятные мурашки предательски забегали по всему телу, волнами расходясь от эпицентра массажа. Вулфкрай тут же захлопнул зажигалку и положил её на стол. Хотелось, реально хотелось замурчать как чеширскому коту, но снова же, так бы поступил любой другой оказавшийся на месте Кеннета. Однако он не мог не оценить нежности её рук, бархат мог курить нервно в тамбуре, беспокойно уйдя на пенсию.
- Ну, это уж совсем не честно, запрещёнными приёмами бить ниже пояса, - мысли начинали путаться, но брались под контроль. В общем, Кеннет не потерял своего фирменного выражения лица, продолжал упорно сопротивляться чарам незнакомки, но и не просил её прекратить делать то, что она делает. Вреда от этого ведь не было.
- Скучал я или нет? Вопрос сложный, поскольку ответ на него будет иметь определённые последствия. Если отрицательный – обида, положительный – получит то, чего хотела и продолжит. Лучше всего будет уйти от ответа…., - просчитав, как ему казалось, все варианты, он сделал глоток воды из стакана.
- Скука от расставания – долгий путь к причалу, - Кеннет процитировал какого-то философа, какого он уже и сам не помнил, главное, что ответ был двусмысленным, с одной стороны он был положительный, с другой отрицательный.

+1

14

Создавалось впечатление, что она уже и не была пьяна, так как умело контролировала себя в этой игре с незнакомцем. Несмотря на все попытки его расшевелить, парень оставался скованным, вернее, так считала Руквуд. Наверно, она предприняла не все попытки, другая девушка на ее месте уже давно прыгнула ему на шею, начала покрывать поцелуями и лезть во все «дырки», в поисках конечной станции, где поезда обычно трогаются с места. И да, это была безобидная метафора, которая означает лишь одно – Амбрелла была не из таких дамочек и так далеко зайти не могла в своих действиях, а, может, просто пока еще не заходила, но как говорится – все еще впереди, как знать, чем закончится эта игра?

Девушка продолжала водить пальчиками у шеи, ожидая ответ. В принципе, он был ей не столь важен, хотя услышать нечто вроде искреннего «безумно» сейчас не помешало бы, это было бы как минимум приятно, что по тебе хотя бы где – нибудь кто – нибудь скучает. Руквуд провела указательным пальчиком дорожку от одного плеча к другому, когда ответ был получен. Девушка сейчас была не в силах понимать эту фразу, которая только грузила ее мозги с бешеной силой. Амбри улыбнулась и вновь обошла столик, остановившись на сей раз сбоку от юноши. Медленно и аккуратно, чтобы никого не задеть, Руквуд села незнакомцу на коленки, оказавшись к нему лицом к лицу и дыша прямо ему в губы. Девушка двумя пальчиками взяла юношу за подбородок и чуть наклонила его. Нет, целовать парня она не собиралась.

- Неужели совсем? – нахмурив бровки, произнесла Амбри. Это были два коротких слова, которые вместе не означали ничего толкового, но Руквуд поняла, что имела в виду. Ей было странно, что этот молодой человек так реагирует на девушку. А как так? Да вообще никак! Это было не возмутительно, не странно, нет. Амбрелла встречала многих парней, но те, кто реагировал именно так, были либо геями, либо женаты, а где – то рядом как раз блуждала супруга. Даже самые скромники расслаблялись. Этот же был как бронежилет! Амбрелла отпустила его подбородок и сама чуть отстранилась, отвернувшись от него. Девушка ловко захватила рукой волосы и перебросила их на плечо, тем самым немного оголив шею. Она достала из пачки, лежащей на столе новую сигаретку, быстро прикурила ее и сделала две затяжки, чувствуя что – то вроде головокружения, но только не такого, какое бывает после того, как напьешься в стельку, а настоящее. В ушах словно была вата. Рукву оперлась руками о столик и стала тяжело дышать.

+1

15

Незнакомка продолжала своё нападение, как опытная львица бросается на свою жертву. Создавалось впечатление, что она уже совсем протрезвела, но так ли оно было? Кеннет сомневался, что она бы так вела себя, будучи совсем трезвой. Сопротивляться её чарам и приёмам давалось то легко, то вроде бы и сложно, в конце концов, такой красоте мало кто мог противостоять. Кен держался, не поддаваясь искушению схватить красотку, и впиться в её губы долгим и продолжительным поцелуем, как поступил бы на его месте месье бармен, к примеру. Впрочем, зачем было это делать? Воспользоваться ситуацией, после чего, тебя будут ненавидеть, когда хмель слетит с головы.
- Томас бы определённо воспользовался бы ситуацией, но это бесчестно, она не знает, что творит, - думал он, когда девушка водила своими пальчиками, то по его шее, то по плечам. Девушка перешла к более активным действиям, обойдя со стороны, она акуратно присела на колени Вулфкрая. От таких движений любой бы сошёл с ума, особенно когда её лицо было так близко, а губы чуть ли не касались его губ. Её тёплое дыхание будоражило желание, и демон искуситель продолжал соблазнять невинную душу.
- Ты не понимаешь, что делаешь, - Кен сказал это самому себе мысленно, продолжая сидеть с каменным выражением лица. В его глазах не было ни огня, ни страсти, они только отражали то, что ему интересно, почему она так себя ведёт. Теплота её тела была приятна, Кеннет понимал, что такая девушка может согреть любое сердце, а красота сразить наповал даже самого стойкого, но он не поддавался, держался, так как только мог и даже больше. Он наконец-то рассмотрел очертания её лица, когда она так ловко оголила шею. Казалось, что незнакомка только что сошла с обложки глянцевого журнала, вот так вот просто, как будто по желанию. Она было, несомненно, прекрасна, а это её движение было непосредственно очередной попыткой соблазнить парня. Девушка закурила, откинулась назад и оперлась руками на стол, стала почему-то тяжело дышать. Со стороны это могло быть похоже на удушье от сигарет, но это было совсем не так. Это была очередная попытка возбудить в парне страсть, ведь даже ему, такому одинокому было известно, что не что так не заставляет биться сердце мужчины с тройной силой, как дыхание от наслаждения прекрасной дамы.
- Нет, это не по моей части…. – пронеслось в его голове молниеносно. Он не стал реагировать и на это, лишь задумался на мгновение о прошлом. В прошлом с ним так же вот играли, когда было скучно, и не смотря на все его достижения, ещё ни одна девушка не смогла принять его таким, каков он есть. Все либо пытались играть, либо были и те, кто пытались его изменить, слепить из него то, что им хотелось. А он, как упёртый ослик, не поддавался, поэтому и был одинок. Белые рыцари в сияющих доспехах на белом коне, уже давно были не в моде, а вот чёрные рыцари в кожаных куртках на стальных конях – да.
- Чувствую себя анахронизмом, старой тенью из прошлого, призраком. Ну, что поделать, я такой, какой есть. Власть над собой - самая высшая власть, порабощенность своими страстями - самое страшное рабство, - вернувшись к настоящему, он посмотрел на девушку добрым взглядом, но ни как не с пылающим, как возможно, ей того хотелось.
Он не знал, что ответить на её вопрос, но не показывал вида, просто сидел и смотрел на неё, ожидая следующего её шага.
- Это понятие растяжимое, его не измеришь линейкой, - только и сказал он, продолжая сидеть в той же застывшей позе. Он не позволял себе и лишнего движения, а о том, что бы взять и своими руками обнять девушку, даже не помышлял.

+1

16

Она сделала еще несколько затяжек, а затем затушила сигарету о стол, даже не думая о том, что портит чужое имущество. А какая разница? Она сможет если что рассчитаться за причиненный вред мебели в этом заведении, это ей было под силу, пока отец не заморозил счет на ее карточке. Правда, девушка не думала, что он сможет так поступить. Ей казалось наоборот, он предпримет все попытки подкупить ее доверие к нему, сделать все, что ей захочется. Луну с неба – да, дочка, пожалуйста, держи, только не говори матери о том, что я кувыркался в постели с некой стройняшкой! Конечно, все это ирония и не более того, но Руквуд была уверена в том, что так просто отец от нее не отстанет. Какой он мог сделать ей сюрприз? Подарить дом, машину, купить ее любимые книги или сделать так, чтобы люди с фотокамерой преследовали ее каждый день, фотографируя ее и публикуя в газеты и журналы всякую информацию о ней, - хорошую, конечно. Она не мечтала об этом, но папочка считал, что любая девушка должна иметь это. Нет, он был не прав. Амбрелле это было бы не нужно. Ей и деньги его не нужны в принципе. Она пользовалась ими редко. Хотя да, сегодняшний день не входит в этот счет.

Тем временем, чувствуя тяжесть во всем теле, Амбрелла заставила себя вновь вернуться в прежнее положение – сесть ближе к парню. Она внимательно посмотрела на его губы, а затем взглянула в его глаза, пытаясь там что – то прочесть. Почему он такой? Кто он? Почему она села именно к нему? Стоп. Это ведь игра. Он просто случайный выбор. Или уже нет? Руквуд улыбнулась и положила свою голову ему на плечо, одарив поцелуем в шею. Он ей нравился. Или нет. В любом случае, ее тянуло к нему.  Эта недосягаемость. Он словно был здесь, рядом, но в то же время где – то в своем мирке, в своих мыслях, куда она не могла проникнуть, как бы не старалась. А, может быть, ответ прост, и не стоит делать все это романтикой? Может это все дело алкоголя?

- Улыбнись, - мягко сказала Амбрелла, указательным пальчиком проведя линию от его уха до шеи. – Просто улыбнись, - она снова поцеловала его в шею и закрыла глаза, чувствуя неимоверный жар во всем теле, гул в голове, словно там бегает целый зоопарк.

Кажется, игре пришел конец.

+1

17

Девушка подвинулась ближе, после парочки затяжек, и после того, как так интересно затушила сигарету. Прямо об стол. Бычок всё ещё слегка тлел, выпуская остатки дыма от сожженного табака. По всей видимости, девушку не заботила сохранность имущества этого заведения, впрочем, Кеннета с его кошельком тоже это мало заботило. Так что месье бармен, если уже не сделал этого, мог спокойно записать это и на его счёт. Незнакомка перевала свой взгляд на его губы, внимательно их рассматривая.
- Неужели ты собираешься….? – проскочила в его голове грешная мысль, но девушка перевела свой взгляд на его глаза. Её глаза были прекрасны, в них можно было утонуть словно в большом озере, причём сделать это с улыбкой на устах. Она прижалась к Кену, положив свою голову ему на плечо, позволив оценить мягкость и шелковистость не только кожи её рук, но и волос. Она одарила его поцелуем в шею, мурашки предательски опять пробежали волнами от эпицентра «взрыва страстей», прося просто улыбнуться ей в ответ. Её губы были мягкими и такими ласковыми, такого Вулфкрай ещё не ощущал, до сегодняшнего момента.
- Приятно, очень, правда, но знаешь ли ты что делаешь? – подумал он, но выполнил её просьбу, улыбнувшись в ответ. Девушка закрыла глаза, повторив свою просьбу, снова одаряя Кена мягкостью и нежностью её поцелуя. Создавалось впечатление, что она вот-вот заснёт. Кеннет аккуратно обнял её своими руками, чтобы она не упала, держа её словно маленького ребёнка.
- Правильно, поспи, тебе это самое необходимое сейчас, - подумал он, слушая её дыхание.
- Над лесною спаленкой, огоньки последние. Спят медведи маленькие, спят медведи средние. Только самый крошечный, жмурит глазки-бусинки. Он, как ты, хорошенький и, как ты, малюсенький. Огоньки не светятся, над лесною спаленкой. Спит сынок медведицы. Спи и ты, моя маленькая, - он, наклонившись к её ушку, тихо пел колыбельную незнакомке, кою слышал от своих няней в детстве. Он и сам не понимал, как умудрился её запомнить, ведь в детстве, он был очень плохим ребёнком, избалованным и наглым, за что ему до сих пор иногда бывало стыдно. Девушка наконец-то заснула, тихим и лёгким сном, показалось даже, что она слегка посапывает.
- Ну и что с тобой делать? Не оставлять же в таком состоянии здесь, этим стервятникам, надо что-то делать, - подумал про себя Кеннет, оглянувшись на бармена, который хоть и старался не подавать виду, но внимательно одним глазом наблюдал за происходящим за этим столиком. Он, стараясь придерживать девушку, одной рукой дотянулся до её сумочки и, пускай ему это не нравилось, копаться в чужих вещах, засунул туда руку с целью найти хоть какие-нибудь документы.
- Чего тут только нет на ощупь, вот, судя по всему помада, косметичка, телефон, ну а это упаковка либо салфеток, либо…. А вот, оно! – мысли прекратили бегать в его голове и Кеннет победоносно достал из сумочки паспорт, который тут же и открыл.
- Ага, вот она…. Амбрелла Флаер Руквуд, 19 лет, не замужем, детей нет…. А вот и адрес, - захлопнув паспорт, Кеннет положил его обратно в сумочку и, подняв на руках девушку как пушинку, отправился к выходу. Бармен не стал возражать, или препятствовать, лишь тяжело вздохнул. Открыв ногой дверь заведения, парень быстро прошёл к своей машине, кое-как открыл дверь, со стороны это могло показаться очень забавно, усадил девушку на сиденье, пристегнул её и быстро ретировался на водительское место. Бугатти завелась и под ловким контролем ринулась прочь, к новому месту назначения. Дорога с такими скоростями была не долгой, и вот они уже стояли около нужного адреса, по крайней мере, так показалось. Кеннет вышел из машины, подошёл к калитке двора. Осмотрев, он увидел, что дома свет не горит, возможно, все просто спали. Вулфкрай пару раз надавил на звонок, реакции не последовало.
- Эй, кто-нибудь дома есть?! – крикнул он, ещё раз надавив на звонок, но ответа не было. Вздохнув, он прошёлся обратно к машине и открыв дверь пассажирского места, снова принялся копаться в сумочке девушки. Найдя там связку ключей, он слегка улыбнулся, и отправился назад к калитке, бороться с замком. Найдя нужный ключ, он открыл калитку, затем ещё немного помучавшись с замком входной двери, открыл и её, вошёл внутрь и включил свет.
- Хороший домик, - подумал он, и отправился назад за девушкой. Забрав её из машины, он занёс её домой и положил на диван, аккуратно, словно маленького ребёнка, снял с неё туфли, чтобы не давили, сумочку положил на кофейный столик, и, осмотревшись и найдя что-то похожее на плед, укрыл свою новую знакомую.
- Отдыхай, набирайся сил и приятных снов, - тихо прошептал он, положив ключи на стол, благо замок на двери был такой, что если её закрыть то она захлопнется. Закрыв за собой и калитку, Кеннет сел в свой автомобиль и поехал до своего дома.

Отредактировано Kenneth Wolfcry (2012-02-19 12:27:43)

+1

18

12 мая 2011.

Яркое солнышко било в окно с невероятной силой, обжигая лицо «спящей красавицы», что видела какой – то хороший сон, лежа на мягком диванчике. Тишину в доме, казалось, ничто не смеет нарушить, чтобы не потревожить девушку, однако аппаратура в этом помещении считала как раз наоборот: когда стрелки больших часов показали ровно восемь утра, в доме включились все телевизоры и будильники, как на первом, так и на втором этаже. На экранах тут же включился музыкальный канал, где какая – то группа исполняла свою новую песню с такой громкостью, что поберегите свои уши, дамы и господа! Собственно, от такого шума проснулся бы каждый, и Руквуд – не исключение. Девушка резко вскочила с дивана, но моментально словила удар в голову: вчерашний алкоголь давал о себе знать. Она схватилась за голову и тяжело вздохнула, а затем почувствовала странное ощущение в горле – ей невероятно хотелось пить. Заставив себя кое как подняться с мягкого диванчика, американка добралась до кухни, собирая все косяки на ходу, ибо глаза предательски не слушались и отказывались открываться.

Вода. По горлу и по телу пробежало приятное ощущение. Умывшись прямо в раковине на кухне, Руквуд таки взглянула на часы, которые показывались восемь часов двадцать три минуты, и посмотрела на себя в зеркало. Не сложно угадать, что увидела Амбрелла! Ужас! Именно ужас! Опухшее лицо, синяки под глазами, размазанная косметика – одним словом трагедия. А запах. Этот «сладкий» запах для любого алкоголика, запах перегара! Но ничего, теплая ванна поможет девушке избавиться от вчерашних «внешних воспоминаний». Где – то через час, а то и два Руквуд была готова и собрана. Пусть синяки все еще выдавали девушку, но их можно было скрыть за солнцезащитными очками, что Амбри и сделала.

- Эль, привет, скажи Меган, чтобы не отмечала меня как отсутствующую, я приду к последней паре, - открывая входную дверь в столовую университета, произнесла Амбрелла, разговаривая со своей лучшей подругой по телефону. – Я все потом тебе объясню и расскажу, обещаю! – последнее скорее не было правдой, ибо девушка еще не была готова поведать всю историю Берти, но это сейчас не так важно – Амбри хотела есть. Девушка взяла поднос, водрузила на него салатик, два гамбургера и обычную воду. Расплатившись со всем, она заняла свободный столик и принялась завтракать.

Стараясь не смотреть на прохожих преподавателей и студентов, она медленно пережевывала пищу, наслаждаясь каждым новым укусом. Да, давно Руквуд не была так голодна. Да что там давно – никогда! Дожевав через полчаса гамбургер, девушка таки оторвала взгляд от подноса и очень «кстати». Кто бы мог подумать, что мир тесен, а планете круглая и жизнь несправедлива?! Ну, да, все это знают, но дело в другом!

- Какого черта?! - она не могла забыть его. Не могла забыть человека, с которым вчера нечестно поступила. И нечестно имеется в виду, что она выбрала его для своей игры. Да, девушка помнила каждую секунду, проведенную вчера возле столика этого незнакомца. И да, именно его Амбрелла сейчас и увидела. Руквуд замерла, глядя, как он проходит мимо нее. – Только бы не заметил, - молилась девушка, не в силах оторвать от него свой взгляд.

+1

19

Кеннет спал как младенец, закутавшись с головой в одеяло, сама же голова находилась непосредственно вопреки всем законам нормального сна, под подушкой. Ему снились прекрасные сны, и он сам про себя слегка посапывал, улыбаясь во сне. А затем случилось то, что обычно случается каждое утро…. Этот мерзкий предатель, ненавистник всех школьников, студентов и простых работяг – будильник, начал кричать свои приказы о подъеме громким и мерзким звонком, ознаменовав начало нового дня. Кеннет поморщился, стараясь закопаться как можно дальше, дабы не слышать этого жуткого визга. Прелестный сон сменился сам по себе, видимо подсознательно, видением кошмарным…. Дядей Томасом.
- Рота, подъём!!! – рявкнул дядя во сне, да так что Кеннет подскочил с кровати сразу на ноги и с ужасом уставился в никуда. Осознав, что это был всего лишь сон, парень медленно присел на кровать, и, выключив успевший надоесть будильник, взялся обеими ладонями за голову. Он совсем не отдохнул, по крайней мере, так казалось, всё тело ломило от тяжести сна и желания провалиться в него снова. Надо было подниматься, и ничто не приводит к бодрости чувств как утренняя зарядка, раз. Растяжка всех мышц, отжимания, приседания, пресс. Затем, холодный, нет, ледяной душ, два. Приведя себя полностью в порядок, Кеннет вышел из ванной и направился на кухню. Первым делом он открыл холодильник и обнаружил там всего лишь полупустую пачку из-под хлопьев и судя по виду давно скисшее молоко.
- Так и думал, что вчера что-то забыл, - пробормотал он, взяв руку пачку хлопьев. Засыпав себе в рот прямо из пачки остатки хлопьев, Кеннет бросил её небрежно на стол, стараясь проживать свой завтрак. Судя по сухости, они тоже были не совсем свежими, но ещё приемлемыми. Запив прямо из горлышка чайника холодной водой свой завтрак, Кеннет присел за стол, и включил телевизор, там, как и всегда крутили финансовые новости, упоминали и о его корпорации, как о новом партнёре правительства. Через минут пятнадцать раздался звонок, Кен подумал было, что это снова Алекс, но это был никто иной как профессор, курирующий его работу в аспирантуре.
- Алло? Да, господин профессор. Конечно, я заеду, сегодня в университет и покажу Вам свою работу. Да разумеется, до скорой встречи. – Кеннет положил трубку и тяжело вздохнул, ему не особо хотелось ехать в университет и проводить несколько часов в компании своего наставника. Человек он был хороший, но жутко дотошный, и он обязательно спросит Кеннета о его контрактах с правительством США.
- Что же, по крайней мере, можно будет выпить чаю или кофе в столовой, - утешив себя этой мыслью, Кеннет отправился в гардероб, где принялся одеваться. Как и всегда, он надел свой строгий чёрный деловой костюм, аккуратно причесал волосы, не забыл и об очках которые оказались в кармане для носового платка пиджака. Из своего кабинета он прихватил чёрный кожаный портфель с бумагами, и свеженькую газету с порога дома перед выходом. Выйдя из дома, он отправился в свой гараж, где его уже заждалась недавно приобретённая новая игрушка. Заведя машину, он отправился с ветерком в университет. Прибыв на место, он первым делом  решил пройтись до университетской столовой, где можно было выпить горячего напитка, уже неважно какого. Зайдя в столовую, он взял себе чашку горячего кофе, прямо в тот момент, когда зазвонил телефон. Было немного неудобно разговаривать, поскольку в одной руке был кофе, а во второй портфель. Но ничего, портфель оказался под мышкой, и Кеннет ответил на звонок, продолжая движение к столикам.
- Алло? Алекс, ты звонишь сказать, что ты как и всегда не доволен? Не надо на меня кричать, я не должен находиться на работе двадцать четыре часа в сутки. И собственно, почему ты не доволен? Советую читать газеты, друг мой, акции нашей корпорации выросли на 40 пунктов, что просто феноменально. Лучше позаботься о нашем единоличном владении корпорацией, а заработок предоставь мне. Тем более чт…., - разговор был прерван, поскольку Кеннет обратил своё внимание на девушку, которая буквально уставилась на него. У Кена чуть челюсть не выпала, ведь прямо на него смотрела его вчерашняя новая знакомая. Он ощущал до этого момента, что кто-то на него смотрит, но никогда бы не подумал, что это будет она.
- Это она! – пронеслось в его голове.
- Я потом перезвоню, - произнес он и положил трубку. Быстро убрав телефон, Вулфкрай подошёл к столику, за которым сидела девушка, и присел за него, забыв спросить разрешения. Он был рад её видеть, более того, он был рад, что с ней всё в порядке.
- Привет. Как ты сегодня себя чувствуешь? – спросил он с улыбкой на устах, доброй интонацией, одновременно с тем, что поставил чашку кофе на столик.

+1

20

Она была бы рада видеть всех, кроме него! Даже отца! Да, даже его, ведь им не мешало бы поговорить, раскрыть все карты перед друг другом, ибо и Руквуд должна высказать Флаеру свое мнение на весь этот счет. Она была бы рада видеть свою мать, с которой Амбрелле тоже нужно поговорить. Была бы рада видеть подругу, чтобы та накричала на нее или же наоборот в шутку съязвила, что девушка вчера «круто» повеселилась. Да, всех! Но точно не этого парня. И нет, не то чтобы это какая – то чрезмерная наглость: использовала незнакомца, а теперь даже видеть его и знать не хочешь, не желаешь; Руквуд было просто стыдно! И это, пожалуй, нормально, но не в ее случае. Испытывать стыд для Амбреллы значит совершить что – то настолько ужасное…

Юноша разговаривал с кем – то по телефону. Через какое – то время его взгляд таки остановился на Амбри. Девушка даже дернулась от неожиданности, уронив бутылку воды с подноса, которая благополучно приземлилась под стол. Доставать ее Руквуд не стала, она по – прежнему наблюдала за незнакомцем, который, кстати говоря, присел за ее столик.

Один вопрос. Всего лишь один вопрос, который требовал простого как дважды два ответа, но американка молчала и лишь через несколько секунд, поняв, что она даже не дышит, ибо задержала дыхание от волнения, сделала глубокий выдох и отпустила поднос, в который вцепилась двумя руками как за какую – то опору или поддержку. Надо было что – то делать: отвечать или просто встать и уйти, что было бы весьма опрометчиво. Ну, выбирать либо то, либо это девушка не стала: Амбрелла неожиданно нырнула под стол за бутылкой – ей нужно было время обдумать как себя повести (хотя зачем, ведь она уже творила бог знает что!). Стукнувшись головой о стол, девушка достала бутылочку и вылезла из – под стола, поставив «найденное» на поднос.

- Все в порядке, - она хотела это сказать медленно и аккуратно, но вышло совсем наоборот – три слова слились словно в одно. Руквуд почесала руку и, наконец, посмотрела на парня: да, вчера на него было легче смотреть, чем сегодня, благо под очками юноша наверняка не видит ее глаз и синяков.  А этот «недиалог» хотел своего продолжения, но мысли, запутавшись в огромный клубок, не хотели распутываться и претворять свои идеи в реальности. Амбрелла вздохнула и склонила голову. Кажется, табличка с надписью «виноватый ребенок» висела сейчас где – то в воздухе. – Прости, - произнесла Руквуд, качнув головой. Она должна была это сказать.

Зачем искать себе какое – то оправдание, пытаться что – то объяснить человеку, который тебя вообще не знает даже – или знает, но с какой – то другой стороны, о которой не знает ни единый знакомый человек? Зачем говорить то, что не играет никакой роли? Что было, то было. И Амбрелла очень сожалела о своем поведении в прошлую ночь, понимая теперь, что эта ее то ли «забастовка» против отца, то ли просто попытка расслабиться и уйти от проблем, была несуразной, глупой и... Глупой.

- Простите, - разве можно к нему обращаться на «ты»? Она исправила еще одну свою ошибку, пока было время.

+1

21

Кеннет сидел напротив девушки, ожидая вполне быстрого ответа, но новая знакомая медлила, казалось даже, что она не вполне рада его видеть. Все её действия, как например упавшая бутылка, её дружеские, почти родные объятия с подносом, выдавали беспокойство и возможно даже какую-то меру страха. Только вот чего ей было бояться? Кен не был маньяком воспользовавшимся беспомощностью и вседозволенностью спящей красавицы, он не сидел перед ней после всего этого и не злорадствовал, не склонял к каким-либо действиям и не угрожал. Вулфкрай был в этой ситуации всего лишь рыцарем в сияющих доспехах, кои вышли из моды давно, можно сказать даже как в американских кинохрониках – in the time before time. Быть может именно это и тревожило девушку? То, что перед ней сидит человек, который поступил с ней по доброму, и от этого ей было не по себе с непривычки. В принципе такое было возможно, ещё бы, не каждый день встречаешь такой анахронизм. Амбрелла, её имя Кеннет запомнил очень хорошо, как впрочем, и все паспортные данные, нырнула под стол, за упавшей бутылкой, после чего так неловко стукнулась головой об стол. Пока она искала своё утраченное сокровище, Кеннет успел сделать пару глотков кофе, кое тут же взбодрило молодого человека и он уже не чувствовал себя таким сонным.
- Сигареты и кофе когда-нибудь меня убьют, но помирать здоровым грустно, - подумал он, ожидая появления чуда из-под стола.
Девушка наконец-то выдавила из себя ответ на простой вопрос, но сделала это как-то встревожено, слова слились в одно целое, и сперва было трудно даже понять, что она имела ввиду. Обдумав секунду, проводя дешифрование произнесённого Амбреллой ответа, Кеннет удостоверился сам для себя в правильности его понимания и скрываемой, но всё же радости, от того, что с ней всё в порядке.
Новая знакомая принялась оправдываться, словно маленький провинившийся ребёнок, теперь-то было точно понятно, что ей стыдно за вчерашнее поведение своё, и она переживает, по всей видимости, за то, что теперь Кеннет думает о ней. Собственно, оно и было понятно, ведь она совсем его не знала, как впрочем, и он её. Она даже назвала его на «Вы»! Вот это её действие заставило привычное каменное лицо Кен измениться, а именно его левая бровь медленно поползла вверх, от удивления. Чего-чего, а такого он не ожидал от неё, впрочем, это было даже забавно, в какой-то степени.
Он не видел её глаз через очки, но было понятно и без этого, что она сейчас смотрит как маленькая девочка на большого дядю, и вот-вот начнёт, как маленькая, объясняться в своём поведении. А быть может, и не будет. Вулфкрай улыбнулся и сделал глоток кофе из своей чашки.
- Остался ещё один глоток, - с грустью подумал он, прежде чем начал свой разговор с прекрасной леди.
- Я рад слышать, что у тебя и, самое главное, с тобой всё в порядке. Не надо оправдываться, и прошу, не надо называть меня на «Вы». Я на тебя не в обиде за вчерашнее, всё хорошо, уверяю тебя. Каждый из нас иногда делает то, за что ему потом бывает стыдно. Не переживай и взбодрись, веселее, не всё так плохо, как кажется на первый взгляд, - Кеннет говорил тихим, тёплым голосом с доброй интонацией. Как он мог говорить иным тоном? Ведь всё же было отлично. Жаль только, что время было ограничено. Время…. Это неуловимое, безжалостное время, и оно было на исходе.

+1

22

Сейчас она была готова ему рассказать все, что он пожелает, сделать все, что он захочет, лишь бы он смог простить ее за вчерашний вечер. Она знала, что должна объясниться. Она это знала, но не понимала, нужно ли ему это. Она просто смотрела на него, пытаясь уловить хоть что – то на лице, но кроме удивления ничего не было: видимо, он не ожидал, что девушка начнет извиняться, а, может, что – то другое. О чем он сейчас думал? Проклинал ли ее, ненавидел ли, презирал? Или наоборот гордился, что такая модница как она напилась вчера не хуже какого – нибудь крепкого мужика со стажем алкоголика? Или же парень вообще не думал о напротив сидящей? Да, в самом деле – ну было и было, проехали и забили, как говорится.

Все размышления прервал голос незнакомца. Спокойный, приятный голос. Этим голоском сказки бы детишкам перед сном читать, а не «тратить» его на всяких девчушек наподобие Руквуд. Но не о голосе идет речь: из всего того, что сказал парень, была доля правды – каждый человек порой делает то, за что ему бывает стыдно, и это в порядке вещей. Однако, слова о том, что не все так плохо, и жизнь прекрасна (ну, это обобщив) были капитальной ложью, уж Амбри это знала. Она хотела возразить, но разум вовремя показал красную карточку – ошибка, нельзя, не надо.

- Конечно, - Руквуд улыбнулась и перевела взгляд куда – то мимо незнакомца. Неожиданное дребезжание по столу заставило Амбреллу взглянуть на свой телефон, который мигал, говоря о том, что ей звонит подруга. – Прости, я отвечу, - Амбри подняла мобильник и прислонила его к уху. – Я же сказала – приду позже, - настойчиво произнесла американка. – Ис, пожалуйста, давай не сейчас, - лицо Руквуд приняло какой – то озабоченный вид (ну еще бы, ведь на том конце разговора, Берти просто негодовала). Больше Амбрелла не произнесла ни слова, лишь грустно завершила вызов и убрала телефон в сумочку. – Извини, - с выдохом сказала студентка, прося прощение за то, что… Да просто за все.

Ей нужно было идти, но признаться честно, уходить она не хотела. Сейчас нужно будет идти на пару, где Берти точно начнет расспрашивать о том, что случилось и возмущаться по поводу того, что вчера Руквуд просто пропала. Амбри хотелось остаться здесь, вместе с человеком, рядом с которым было приятно находиться и просто молчать. Она не знала, увидятся ли они когда – нибудь снова, но уже при других обстоятельствах, заговорят ли, смогут ли пропустить по чашечке кофе или, может, стаканчику виски, покурить и… Да что перечислять, Амбрелла всем сердцем надеялась, что эта их не последняя встреча, что она видела его не в последний раз.

+1

23

Судя по всему, Кеннет не особо правильно подобрал слова к данной ситуации, поскольку по поведению девушки, было заметно, что она всё ещё, если так можно сказать, остерегается его. Оно и было понятно, все её движения продолжали гудеть о том, что ей было стыдно, и было понятно за что, за вчерашнее.
- Не слишком ловко, Вулфкрай, - подумал он, переведя свой взор на чашку кофе. О чём она думала сейчас, знала только сама она, и истины она не скажет ему, по крайней мере, не сейчас. Её голосок был такой же мелодичный и завораживающий, как и в ту ночь, в баре. Кен грешным делом подумал, что такому голосу может позавидовать самая коварная Сирена. Вот только на сирену Амбрелла совсем не походила, скорее на маленького ребёнка, которого хотелось оберегать от всех напастей. Девушке кто-то, а позднее выяснилось, что это была её подруга, судя по имени, позвонил. Она явно спешила, к подруге, видимо для того, что бы поделиться своими переживаниями за чашечкой чая с тортиком, как оно обычно бывает. Кеннет едва заметно выдохнул, ведь он тоже спешил, нужно было идти к старику профессору, до сих пор считающего, что он гений современной экономики, да и в фирму надо было заглянуть, не говоря уже о том, что бы купить продуктов. Он не хотел уходить, просто хотел ещё немного посидеть с ней, поговорить, пообщаться. Быть может он бы смог помочь ей в её проблеме, защитить от этого невзгода. Просто так, не за награду, не за лавры, а просто потому что она была собой и не кем более. Поскольку, они оба спешили, и девушка явно чувствовала себя неловко, Кеннет решил первым сделать шаг, надеясь, что они ещё встретятся, когда-нибудь.
- Не за что извиняться, - произнёс он, снова же добрым и тёплым голосом, после чего добавил, - К сожалению, мне нужно идти, дела зовут.
Вулфкрай открыл свой портфель, покопался немного в нём и извлёк на свет ручку и листок бумаги, на котором написал номер телефона, после чего пододвинул листок ближе к девушке. Парень даже не заметил, что листок этот был проформой договоров корпорации «Айвори Тауэр», его корпорации.
- Если вдруг ты захочешь поговорить, увидеться за чашечкой кофе…. Если тебе будет нужен друг, коего ты обрела в моём лице, звони, я буду очень рад тебя слышать, Амбрелла, - он положил ручку обратно в портфель, захлопнул его и встав из-за стола, вежливо поклонился.
- До свидания, звони, пиши, буду ждать, - произнёс он всё так же с теплотой и добротой.
Как только он развернулся и сделал пару шагов в сторону выхода из столовой, он обернулся и улыбнулся своей новой подруге.
- Кстати, меня зовут Кеннет, - сказав это, он ещё раз улыбнулся и отправился прочь из столовой, на встречу с типичным анахронизмом.

+1


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » thank you, daddy.