Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » вот так случай меняет жизнь


вот так случай меняет жизнь

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://www.10pix.ru/img1/607495/6663543.gif

1. Название воспоминания/события
вот так случай меняет жизнь
2. Действующие лица
Бен и Руби Кемпбеллы
3. Дата/примерная дата и время
год назад, лето
4. Краткое описание.
Бен попадает в аварию, где погибает его отец, а он сам получает
тяжелейшие повреждения. Руби узнав об этом, срывается
со своего вечера и приезжает в больницу к брату.

Отредактировано Ruby Campbell (2012-01-25 20:12:21)

0

2

Чувствовать сердце. Оно должно биться. Я должен жить. Но усталость берет свое и я засыпаю. Не снится ничего. Впервые. Все странно и холодно. Становится страшно. Все словно обрывками фраз и действий. Надо открыть глаза. Срочно. Ты не должен спать, идиот. А кто я? Что я? Зачем я тут. Что со мной. Странные вопросы из какого-то темного угла. Становится страшнее и неприятней. Хочется спрятаться. Убежать. Бег. А как это? Для этого нужны ноги. Но я их не чувствую. Я не чувствую ничего. Ровным счетом. Странно и холодно. Словно я сделан из маленьких шариков ртути. Сердце хочет биться. Но я не знаю. Есть у меня оно и как это, должно быть. Я не чувствую ничего. Мне страшно. Хочу собраться, но слишком устал. Надо почувствовать руку. Закрываю глаза и напрягаюсь. Чувствую лишь боль и какие-то холодные прикосновения.
Что-то вроде притворного спокойствия и предистеричного состояния. Такое ощущение невесомости. Такое чувство, что меня подвесили на штыри и оставили так висеть. Хотелось кричать и молить людей о том, чтобы они меня отпустили. Мне не было больно. Я чувствовал, что что-то течет по моим венам, и от этого мне стало очень легко. Словно кто-то помогал мне. Хотелось что-то сказать, но сил не было что-то говорить. Словно мне заклеили рот клеем и не давали открыть его.
Я чувствовал свое сердце. Оно медленно билось о грудь. Но это был не  блаженный стук, а стук, который доставлял боль. Хотелось морщиться, но мышцы не слышались меня. Сознание постепенно приходило ко мне. Мне начал сниться сон. Он был очень странным. Словно обрывки из прошлого. Поездка в гости к тете Глории. Горная дорога. Красный автомобиль. Удар. Боль. На этом воспоминании все словно остановилось и стало до жути больно. Такая нестерпимая боль, от которой хочется выть и кричать, что есть сил. Все было в сине-голубых тонах. Сплошной водоворот событий и эмоций. Все слилось в один поток и цвет. Знаете, это как в книжках рассказывают про смерть. Человек видит белый свет, и его умоляют не идти на него. Я помнил это. Точнее не помнил. Я чувствовал, что это должен был знать. Словно какую то прописную истину. Я так же видел этот белый свет, и хотелось идти на него. Но знаете, я затылком чувствовал, что сзади, внизу, меня кто-то держит.
*
Открываю глаза. Глубокий вдох. На столько сильный, на сколько хватало моих сил. Мне было страшно. Я начал крутить головой и пытаться высмотреть что-то. Но перед глазами все плыло. Было темно. Но не как во сне, не как ночью.
Я лежу и понимаю, что не могу пошевелиться. Глаза постепенно начали различать очертания вещей, но лампа, которая светила прямо над глазами резала их. Хмурюсь и пытаюсь пошевелиться. Дикая боль во всем теле, особенно в голове. В горле пересохло, хотелось пить. Надо пошевелить рукой. Я стараюсь дернуть хоть пальцем. Несколько секунд, напряжения и я понимаю, что рука чуть приподнята. Но, этому я отдал слишком много сил. Закрываю глаза. Надо немного отдохнуть.
Несколько минут, а может, и часов я проспал. Открыв глаза во второй раз я чувствовал себя немного бодрее. Но и с этой бодростью пришла боль. Снова попытка приподнять руку. На этот раз телодвижение дается легче. Я наугад ставлю руку на что-то твердое. Мне надо нащупать стакан. Желательно с водой. Пальцы неуверенно бродят по деревянной поверхности. И, о чудо! Я чувствую прохладное стекло, которое отдается на кончиках пальцев легкими уколами. Я пытаюсь схватить стакан и подтянуть его к себе. Он скользит из пальцев и ускользает. Следом слышится звук бьющегося стекла. Я стону и резко кладу руку на кровать. Кровать. Я еще раз смотрю по сторонам. Белые стены. Которые казались серыми. Какие-то полки. Банки, склянки. Неужели...Я в больнице? Что с папой? Где он? Что случилось? Я судорожно метался по кровати, озираясь вокруг и пытаясь позвать кого-то. Напрягался, но ни звука из моего горла не вырвалось...

+1

3

Это было как гром среди ясного неба. Такого спокойного, темно голубого, с проблесками солнечных лучей. И вот сверкнула молния, и небо сразу затянуло грозовыми тучами...
Руби стояла у барной стойки и крутила в руках бокал с розовым вином, если честно пить ей не очень хотелось, поэтому бокал был почти полный. В этот вечер он жутко нервничала, какое-то чувство беспокойства не покидало ее. И девушке это совсем не нравилось, в желудке свернулся комок, улыбка слезла с ее лица и вся эта радужная вечеринка ей совсем не нравилась. Рядом стоящие девушки косо поглядывали на нее, с выражением: ну и зачем ты сюда пришла с плохим настроением?! Руби отвернулась и попыталась улыбнуться официанту, зазвонил телефон. Девушка машинально взяла трубку - это была ее мать. _ ма подожди тут слишком шумно, - проговорила Ру и начала пробиваться к выходу. - ен....опал...в...авар... - все что слышала Руби в трубке. Через пару секунд Кемпбелл оказалась на улице, по ее телу пробежался холодок, он защекотал спину открытого платья. - Все мам говори. - выдохнула Руби в трубку. - Бен с отцом попали в аварию, мы в больнице - на этом разговор был окончен. Далее было все как в тумане: электрический удар где-то в области паха, мурашки по всему телу и дым в глазах. Она судорожно хватала ртом воздух. Бен...папа...Бееен.... Взяв себя в руки девушка села в свою машину и вдавила педаль в пол, она должна была как можно быстрее попасть в больницу. Как можно быстрее. Пока Руби ехала до больницы, она устроила пару пробок, но ей было все равно, странно, что она сама никуда не въехала. Может у нее просто дар вождения, вот если бы он был у ее отца с братом...
**
Руби сидела в кресле в палате своего брата. На ее заплаканном лице не осталось и следа улыбки. Минут тридцать назад она узнала, что ее отец умер, а брат лежит, прикованный к больничной койке с тяжелейшими травмами. Она глядела в пустоту, кажется шок все еще не прошел. Она пыталась зацепиться в памяти за светлые моменты в ее жизни, чтобы жить дальше, но не могла ничего вспомнить. Она лишь видела брата, лицо и тело которого было все покрыто синяками и ссадинами, везде были кровоподтеки и порезы от стекла. Это было ужасно. Руби закрыла лицо ладонями и тихо заплакала.
Слишком много информации, слишком много событий и потрясений она получила за сегодня. Поэтому девушка быстро уснула в кресле, сидя у койки брата и легонько держа его за руку. Ей снилась темнота, она давила на девушку. Кемпбелл пыталась бежать, но ноги не слушались ее. Что-то держало ее, она не могла пошевелиться. Она была прикована цепью к стене. Темнота становилась еще чернее. Как это вообще возможно? Было сыро, и холодно. Почему стены приближаются? Откуда вообще взялись стены? И тут выстрел. Что-то упало, взорвалось, Руби так и не поняла что это...
Девушка резко открыла глаза. Бен очнулся. Он кривился от боли. Руби в миг поняла что это упало - стакан с водой. Девушка попыталась улыбнуться ему. - Тише Бен, все хорошо, ты в больнице, - пыталась успокоить его Руби все еще держа брата за руку, - я принесу тебе воды. Девушка вскочила и выскочила из палаты. Она быстрым шагом шла по коридору, ища автомат с напитками. Алелуя. Долго искать не пришлось, она взяла стаканчик и начала наливать в него воды. Рядом с автоматом стояло зеркало, она мельком взглянула в него. Девушка выглядела просто ужасна. Глаза были красными, лицо белым, тушь потекла, губа кровоточила. Руби схватила салфетку и быстро протерла лицо. Нельзя так пугать Бена, ему сейчас не до этого. Когда свода была набрана, Кемпбелл вернулась в палату. Руби заняла свое привычное место и протянула брату воды, слегка улыбнувшись. - С тобой все будет хорошо.... - говорила Руби, пытаясь чтобы голос казался уверенным, - боже Бен, как я рада что ты жив! - голос девушки сорвался и она всхлипнула.

0

4

Смотрю в одну точку и не могу сосредоточиться. Голова безумно болит. Хочется накрыться одеялом и свернуться в углу кровати. Мне очень больно. Каждое движение вплоть до дыхания отдается глухой болью в области груди и головы.
- Тише Бен, все хорошо, ты в больнице, - я чувствую легкое прохладное прикосновение к руке. Медленно поворачиваю голову в сторону звука. Это движение отдалось дикой болью, от чего я тихо заныл и стиснул зубы. Перед глазами все было мутно, но сфокусировав взгляд я увидел сестру. Легкая улыбка и прикрытые глаза. Она была такой красивой. Мне хотелось еще раз улыбнуться, но сил на это не хватало. Ты что-то начала говорить, но я расслышал лишь последнее слово.
-…воды – я опять улыбнулся. Она видела, что я разбил стакан с водой. Ой, как теперь будет стыдно за это, когда я приду в себя. Я почувствовал легкий холодок, значит Ру отпустила меня и мою руку. Теперь осталось подождать. Я не знал, долго ли сестра будет ходить за спасительной жидкостью, поэтому закрыл глаза.
Сон тут же настиг меня. Он был тяжелый, липкий и странный. Мне хотелось скорее вырваться из его цепких лап, но я не мог.
Невесомость. Словно ты ничего не весишь. Словно ты – ничто. Нет боли. Ни-че-го. Пустота. Словно ты в космосе. Среди гигантов планет и звезд. Маленькая крупинка, от которой ничего не останется в следующие несколько часов, минут, секунд, мгновений. Но на самом деле, что я? Где я? Неужели, в космосе? Тогда что я? Что-то стучит, наступает и от этого ощущения мне должно быть страшно. Надо бежать. Я чувствую, что за мной с огромной скоростью несется что-то черное, со зловещими руками. Что-то колотится во мне и хочется куда-то бежать. Но как? Если не чувствуешь то, чем надо передвигаться? Чаще дышать, озираться в темноте, искать что-то, за что можно спрятаться. Делать что-то. Почувствовать что-то. Страх. Безумный и всепоглощающий. Во мне что-то все чаще и чаще колышется. Это нельзя описать, передать словами. А что такое слова? Это то, когда кричат? Кричать. Издать звук. Стон. Хоть что-то. Я напрягаю тело. Или что-то на подобии этого, чтобы издать хоть какой-то звук, но рот лишь открывается в безмолвном крике. Темнота нагоняет, а я не знаю, что мне делать. Меня поглощает лишь страх и боль. Это было единственное, на чем я мог сосредоточиться. Это было единственное, что я чувствовал. Единственное, что я мог помнить о себе. А что я? КТО? Зачем я тут? Что со мной? Опять волна боли. Опять дикая, раздирающая боль. Я опять кричу, но с губ не слетает ни звука. В полной тишине. В темноте. Что-то гонится за мной, а я стою на месте, словно прикованный к месту. Только тогда понимаю, что не могу двигаться. Что не знаю, как это делается. Что-то отдается пульсацией в висках, а я не понимаю, что это. В темноте верчу глазами, но все вокруг одного черного цвета и ни одного намека на просвет или хоть какую-то капельку, хоть точечку, света.
Я резко открываю глаза и делаю глубокий, даже немного истеричный и судорожный вдох. Сестра еще не пришла. На сколько я отключился, что успел уже побывать в бессознательном состоянии? Глаза метались по палате и я пытался найти хотя бы немного успокаивающих мыслей в своей голове. Мне было страшно. Куда делась Ру?
- С тобой все будет хорошо... – ты вернулась в палату и села около меня, опять взяв в руку. Я смотрел на тебя и понимал, что сейчас немного успокоюсь. Ты отдала мне пластиковый стаканчик с прохладной водой. Я почувствовал ее кончиками пальцев и улыбнулся. Кое-как поднеся стакан к губам, я сделал глоток. Горло начало немного раздирать, но это была приятная саднящая боль. Единственное, чему я мог радоваться в этой ситуации.
- боже Бен, как я рада, что ты жив! – ты всхлипнула, а я тут же повернул голову к тебе. На этот раз получилось разглядеть сестру. Ты была одета в красивое платье. Точно, у тебя же была вечеринка… Я посмотрел тебе в глаза. Они были заплаканные, тушь растеклась, нижняя губа распухла. Почему ты плакала? Что-то серьезное? Что случилось? Что-то с отцом? Где он? Где мама? Я хочу завалить сестру всеми этими вопросами, напрягаю горло, но не могу ничего сказать. Голова отдает жуткой болью, а горло словно сжало с нечеловеческой силой. Я испуганно смотрю на тебя и начинаю глубоко и часто дышать. Руби! Руби! Что случилось? Почему я не могу говорить? РУ! Спаси!

+1

5

Девушка пыталась взять себя в руки, она не могла сейчас расклеиться на глазах у своего брата. Она была уверена, чтобы Бен быстрее поднялся на ноги, Руби должна быть для него крепкой опорой, как фундамент. А ее сопли - это плохой цемент для основы. Девушка сделала глубокий вдох и посмотрела на лицо брата. Она так четко помнила это красивое лицо, которое так часто улыбалось. И что же теперь? Боль переживаний, незнание, потерянность, снова боль и еще немного страха вот весь коктейль эмоций Бена. У Руби же этот коктейль был куда замудреннее, одно переносить физическую боль и незнание ситуации, совсем другое наблюдать за этой болью и переносить эмоциональную, которая в разы сильнее физической. Ей было больно, точно, теперь девушка разобралась в своих чувствах. Больше всего на свете она хотела упасть на грудь брата и разрыдаться, сказать что папа умер. Папа! Он же был всем для этих двоих, странно, но мать для девушки никогда не была на первом месте, особенно после ареста Бена, она попросту закрыла на них глазах, нет, конечно же Кемпбелл никогда ни в чем не винила свою мать, она работала за троих, чтобы у ее детей было все, и Руби всегда уважала ее за это, но не была близка. Но вот отец...нет и с ним Руби не была в лучших друзьях или тесной семейной связи, просто он был всем для Бена, примером для подражания, он его просто обожал. И сейчас он умер. Ну и что Руби должна была сказать сейчас брату?! Боже почему, почему это произошло именно с нашей семьей? Почему я? Почему папа? Почему Бен. ТВОЮ МАТЬ! Девушка прикусила до крови губу. Она продолжала смотреть на лицо Бена. Девушка подняла руку и убрала прядь волос, которая упала брату на глаза. Руби боялась смотреть ему в глаза, она видела его панику, просто это была как аура, как тепло от грелки. Это было частью его и частью ее самой. Она попыталась улыбнуться - безрезультатно, больная улыбка которая окрасила ее безжизненное лицо не могла показаться привлекательной. Сделав над собой усилие, девушка все же посмотрела в глаза брату. Он испуганно смотрел на нее, словно хотел что-то сказать, в его глазах было так много вопросов, он начал учащенно дышать. - Бен! Бен, что с тобой Бен?! - Руби сильнее сжала его руку, пытаясь понять что не так. Вдруг ее осенило. Она сорвалась со своего места и выбежала в коридор. - Сестра! - она побежала по коридору, пытаясь найти хоть кого нибудь, случайно не сбив старушку на инвалидном кресле. Наконец девушка нашла у стойки регистрации сестру, которая говорила по телефону. - Девушка! Срочно моему брату плохо! - задыхаясь проговорила Руби. - Подождите минутку, мисс, я говорю по телефону...ага, да ...да ты что? правда?! - продолжала щебетать девушка. - Твою мать! - проорала Руби со злостью, она вырвала трубку у девушки и заорала: она вам перезвонит. Кемпбелл бросила трубку и нагнулась через стойку поближе к девушке, которая явно была испугана и очень раздражена. - Сейчас же оторви свою задницу от этого стула и найди врача! Шевелись корова! - со злом сказала Руби, сверля мед сестру взглядом. Та быстро скрылась из виду. Девушка медленно побрела обратно по коридору. Ноги ее подкашивались. Она прислонилась к стене и глубоко задышала. Еще чуть чуть Руби, еще чуть чуть... Девушка сползла вниз по стенке. Она села на пол и прижала колени к груди. Опустив голову Кемпбелл разрыдалась. Никогда в жизни она еще так не плакала, со всей болью и отчаяньем, казалось эмоции разрывали ее изнутри. Она тихо всхлипывала, время от времени. Руби оторвала кусок ткани от своего подола, все равно оно уже было безнадежно испорчено, вытерла слезы, встала на ноги, поправила платье и твердым шагом отправилась в палату к брату. Руби тихо вошла, выглядела она точно так же как тогда, когда уходила, не было и следа того, что пару минут назад у нее была истерика. Доктор стоял над Беном, светя какой-то штукой ему в глаза. - Ну что ж, вам очень повезло, - сказал доктор обнадеживающе, - я понимаю вы родственница? - обратился мужчина в белом к Руби. - Сестра. - ответила девушка, стараясь не пропустить не одного слова от доктора. - Есть одна плохая новость, его кости зарастут, причем быстро, сотрясения тоже не столь серьезное, жить будет и будет почти как раньше, - мужчина откашлялся, - но вот с речью могут быть проблемы. У него посттравматический шок, обычно в таких случаях мало кто начинает снова говорить... - мужчина сделал паузу. Сердце Руби екнуло, в глазах поплыло, она схватилась за стенку, стараясь оставаться бесстрастной и уверенной. - Но я не говорю, что это безнадежно. При хорошем лечении и без лишних стрессов, ваш брат заговорит, запоет ну и так далее...я посоветую вам хорошего психолога, он уже работал с такими случаями. - мужчина откашлялся последний раз, кивнул Бену и удалился. - С тобой все будет хорошо, - сказала Руби, устроившись на своем привычном месте, - мы будем пока общаться по другому, - она попыталась улыбнуться. Девушка нашла в своей сумочке блокнот и карандаш и протянула его Бену. Она аккуратно вложила карандаш в руку брата, стараясь не причинять ему боли. И подложила под руку блокнот. Руби вновь улыбнулась брату, пытаясь что-то сказать но ничего не вышло...может он "заговорит первым".

+1

6

Ты знаешь ощущение паники? Когда по телу разливается непонятная волна, которая схожа с холодным, даже ледяным душем. Но, она не бодрит, а наоборот замораживает. Все тело покрывается мурашками, и волосы встают дыбом. Причем на самом деле. В голове появляются какие-то странные панические и невероятные мысли. Становится на самом деле страшно. Сердцебиение учащается и кажется, что пульс чувствуется по всему телу. По каждый клеточке. Дыхание становится прерывистым и очень частым. Воздух быстро наполняет легкие и через несколько секунд начинаешь задыхаться.
Я никогда не страдал паническими атаками и сейчас не понимал, что со мной происходит. Я озирался по сторонам, но чаще всего взгляд цеплялся за сестру. Она смотрела на меня и улыбалась. Но, ты не смотрела мне в глаза. Лишь легким прикосновением поправила челку, которая мешала. Я же смотрел на тебя и не отрывал взгляда. Ну, посмотри же ты на меня. Пойми, что тут что-то не так. Что-то случилось, что-то серьезное. Руби, прошу, умоляю, посмотри мне в глаза. Но, ты словно специально избегала моего взгляда. Помоги мне, я ничего не понимаю. Наконец, ты не выдерживаешь и смотришь. Я начинаю дышать через рот, судорожно глотая воздух. Мне было безумно страшно, я ничего не понимал. Твое лицо тут же поменялось. Выражение отчаяния и сожаления смелость такой же паникой и страхом как у меня.
- Бен! Бен, что с тобой Бен?! – я открываю рот, но ни звука не могу произнести кроме судорожного дыхания и хватания ртом воздуха. Боже, Ру, как мне страшно! Помоги, сделай же что-нибудь! Спаси меня! Позови врача! Но, ты лишь сжимаешь мою руку еще сильнее. Я ощущал отрезвляющую боль где-то в районе ладони. Малая надежда, что это сон и мне снится все это – в мгновение исчезла. А так хотелось верить, что это просто кошмар. Что я задремал после поездки дома, в кресле. Что сейчас меня разбудит запах маминого пирога или еще его-то вкусного. Что сейчас вернется Ру с учебы и от большой и чистой сестринской любви ударит меня подушкой. Но нет. Это все было не правдой. Я чувствовал острую боль в ладони, которая разливалась раскаленным свинцом по всему телу, открывая все новые и новые очаги боли. Я морщусь, сжимаю зубы и стону. А ты, в этот момент подрываешься с места. Я провожаю тебя взглядом и слышу где-то издалека:
- Сестра! – ты догадалась, что мне нужно. Я немного облегченно улыбаюсь, но больнее отступает. Она перемешивается с паникой, что составляет термоядерный коктейль. Мне страшно. Я смотрю в потолок пустой больничкой палаты. За окном, наверняка, уже ночь, поэтому здесь не так светло. Только сейчас я заметил, что из моей руки торчали какие-то трубки, которые вели к капельнице. Рядом со стойкой стоял стол, а на нем аппарат, который замерял и отражал мое сердцебиение. Оно скакало как что-то нереальное. Этот рисунок был схож с горами, которые стояли очень и очень близко, но были высокими и с большими оврагами. После того, как я увидел этот аппарат, «горы» запрыгали еще больше и чаще. Я тяжело дышал, но продолжил оглядывать комнату вокруг себя. это занятие немного успокаивало меня, не считая вещей, которые пугали меня.
Я отвлекся на тихий стук в дверь. Повернувшись на звук, я увидел в дверях врача. Хотелось бы сказать, что на душе отлегло, но сердце забилось сильней. Паника опять подступала к горлу и душила меня. Док подошел ко мне с вежливой улыбкой. Мне в ту же секунду хотелось врезать ему, чтобы он не улыбался так, словно это все так легко и просто. Словно это обычный случай в его практике. ПОЧЕМУ Я НЕ МОГУ ПРОИЗНЕСТИ НИ ЗВУКА ЧЕРТОВ ТЫ МЕДИК?!
- Тише, тише. Успокойся, парень. Сейчас я осмотрю тебя и дам обезволивающего, - да пошел ты к черту. Мне не нужно ничего обезболивать. Верни мне голос! Но, через секунду я пожалел о своих словах. Доктор нажал мне на какую-то ссадину, от чего я чуть не взвыл, выгибаясь и сжимая простыню в кулаках. Чертов ты доктор! Я тихо стонал, пока врач отсоединял меня от аппарата, который пищал и действовал на мозги. Где-то в области груди я почувствовал прохладу, которая немного успокоила. Я лежал на кровати, пока док колдовал надо мной. Он слушал меня, светил в глаза фонариком, видимо проверял рефлексы. Мог бы я говорить, сказал бы все, что я думаю.
- Ты можешь что-нибудь сказать? – я со злостью смотрю ему в глаза, но стараюсь напрячь горло так, чтобы смог издать хоть какой-то звук. Ничего. Не выходит. Ни звука. Я опять начинаю часто дышать и смотреть на мужчину, который стоял около кровати. В этот момент мне на глаза попадается черная размытая точка. Сестра. Руби. Скажи хоть что-нибудь этому человеку. Пусть даст мне какие-нибудь чудо-таблетки, от которых я заговорю!
- Ну что ж, вам очень повезло, - он закончил осмотр и делал какие-то записи в блокноте, - Есть одна плохая новость, его кости зарастут, причем быстро, сотрясения тоже не столь серьезное, жить будет и будет почти как раньше, - я с сарказмом ухмыляюсь, удивляясь тому, что могу еще и выражать какие-то эмоции. Но, на меня не обращают внимания. Доктор говорил уже с Руби. Я попытался привстать и посмотреть, что же у меня сломано. Но телодвижения, которые я произвел, отразились лишь дикой болью в животе и груди. Я опять стону и откидываюсь на подушку. - но вот с речью могут быть проблемы. У него посттравматический шок, обычно в таких случаях мало кто начинает снова говорить... – ЧТО!? Нет, так не должно быть. Это не правда! Это сон! Кошмар! Нет! Неееет. Я чувствую укол в области руки, но уже не хочу реагировать на него. Это обещанная доктором порция наркотиков, которая облегчит мне боль. Я закрыл глаза и отключился. Сейчас мне стало совершенно наплевать на то, что творится вокруг.
- Мы будем пока общаться по другому, - я резко открыл глаза на этих словах, и почувствовал легкое прикосновение к себе. Это была Руби. Она вложила мне в руку карандаш. Я слабо улыбнулся сестре. Я люблю тебя, Ро. Дрожащими руками, я пишу на бумаге. Буквы прыгают. «Это конец. Мне страшно, Роуз. Что мы будем делать? Я не хочу психиатра» - отрываю руку от бумаги и обессилено кладу на кровать. Мне было страшно. Тело пробирала мелкая дрожь. Безразличие придет позже. Когда станет по настоящему все равно на себя.

+1


Вы здесь » Golden Gate » Архив игровых тем » вот так случай меняет жизнь