Golden Gate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Golden Gate » Все подряд » Дом Вероны


Дом Вероны

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

...

0

2

Длинная дорога, простирающаяся до самого горизонта, вела меня уже, похоже, часа четыре. Она все не кончалась, но я точно знала, что именно этот путь выведет меня к тому, что я ищу. А что я ищу?
Вдруг, из неоткуда, появилась девочка, лет десяти. Рыжая, как солнце, и вся в веснушках. Почему-то мне захотелось ее отвести туда же, куда иду я. Теперь мы с ней шли за руку. Она пела и прыгала рядом со мной, поднимая столпы пыли своими маленькими ногами.
Перед нами появилось здание школы, обычной среднестатистической средней школы с учениками, учителями и детской площадкой. Девочка потащила меня внутрь, мне показалось, что она мне что-то хочет показать.
Смена картинки.
Я лежу связанная в подвале, а девочка, которую я вела в школу, прыгает в лужах крови и поет. Она все так же весело и задорно смеется, как тогда, когда мы шли по дороге. Только теперь все ее платье в крови, а слова песни кажутся мне жуткими. Осматриваюсь, пытаясь понять, чья кровь, и замечаю, что вместо ноги у меня жалкий мясной обрубок, а моя ступня валяется где-то поодаль...

Скарлетт резко открыла глаза, прогоняя злой сон, который, не смотря на то, что в глаза девушки уже било полуденное  солнце, никак не хотел оставить беднягу в покое. Мелкая дрожь сквозь холодный пот – пакостные ощущения. Ей хотелось спрятаться от собственного страха, вызванного ночным кошмаром, и она покрепче вжалась в подушку. Несколько ровных вдохов и выдохов.
- Господи, спасибо Тебе за день, что Ты даровал нам! Снизошли Своих благословений, позволь миру Твоему пребывать в нас сегодня, как и вчера. Пожалуйста, Господи, помоги нам с Фрэнком… - девушка чуть раньше, чем обыкновенно, забормотала утреннюю молитву, стараясь хоть ей отогнать от себя впечатления дурного сновидения, как вдруг на ее талию опустилась крепкая мужская рука.
- Фрээээээнк? – Неуверенно позвала миссис Верона, полностью уверенная, что супруг лег спать в гостевой спальне.
Сзади никто не откликнулся, лишь посильнее прижал к себе. Без сомнения это был Фрэнк. Больше оказаться в этой кровати никто не мог. Скарлетт попробовала убрать руку с себя, но не вышло – мужчина начал ворочаться, готовясь вот-вот проснуться. А девушка совсем не хотела будить Верону – пусть спит.
Вообще, странно, что он пришел спать сюда. Еще вчера вечером, во время ужина, когда она попыталась заговорить с собственным мужем, он громко отставил тарелку, звякнул об нее вилкой и вышел из-за стола, оставив брюнетку в одиночестве.  А ведь Скарлетт всего лишь тихонько пробормотала: "Фрэнк... я... прости меня... все когда-нибудь встанет на свои места". Тяжелый был ужин, ничего не скажешь. Даже общительная Джилиан, которая всегда, прежде чем уйти домой, помогает девушке убрать со стола, не проронила ни слова, видя печальное настроение студентки. Странно, что он пришел, тем более странно, ведь он уже как неделю, с того самого дня, как нашел дневник, носа не кажет в спальне. Да оно и понятно… другой на его месте вообще бы выгнал взашей.
Девушка грустно улыбнулась, мысленно пожелав себе и мужчине доброго утра, и все же начала подниматься с постели, стараясь не разбудить спящего супруга.

Отредактировано Scarlett Verona (2012-01-04 06:02:22)

+1

3

Скарлетт казалась беззащитной, когда засыпала. Сжавшееся почти в клубок тело, спокойное, красивое лицо, мерное дыхание.. Фрэнк мог подолгу наблюдать за ней, примостившись на самый край кровати  и изредка позволяя себе осторожно прикоснуться пальцами к щеке, чтобы убрать попавшую на ее лицо прядь. В такие моменты становилось невыносимо тоскливо.
Ну да, он ведь любил ее, а она его - нет. Нет ведь ничего страшнее, чем услышать от столь дорогого человека фатальное "не люблю". Или прочесть это из его дневника, какой-то долбаной тетради в толстом переплете, которой люди доверяют больше, чем лучшим друзьям или родственникам. Бумага умеет хранить секреты. По крайней мере, пока не попадает на глаза тому, кто ее видеть не должен. Фрэнк относился к числу этих людей, а проявленное неделю назад любопытство привело к тому, что пара практически перестала нормально общаться и даже ночь встречала в разных комнатах. Точнее, это не совсем правда. Когда супруга уже погружалась в сон, Верона прокрадывался в ее спальню, чтобы просто посидеть рядом и представить, как однажды он сможет занять собой ее сердце и мысли. И это "однажды" обязательно произойдет утром. Он встанет рядом кроватью возлюбленной на колени, посмотрит в ее глаза и увидит в них вовсе не жалость или чувство вины, а тепло и нежность.
Только вот чуда не происходило. Скарлетт все так же избегала долгих взглядов, по крайней мере, дома, а на людях они оба начинали изображать счастливую семью. Родители тоже ни о чем не знали.
Этой ночью парень решил задержаться в ее комнате. Даже прилег рядом и под глухое биение собственного сердца накрыл рукой хрупкое женское тело, прямо поверх одеяла. Стало тепло. Клонило в сон, но уходить совершенно не хотелось, так что Фрэнк и не заметил, как отключился, потеснее прижав спинку девушки к своей груди.
А затем пришло утро.
Лучи солнца пробивались через полу-прозрачную занавеску на окне, пронося частичку яркой звезды в и без того светлую комнату. Студент сонно потянулся, инстинктивно загребая в более крепкие объятия Скарлетт, и втянул в себя аромат ее волос, пока реальность происходящего не начала доходить до еще не проснувшегося мозга, заставив молодого человека заметно ослабить хватку и отстраниться, скользнув рукой по талии супруги. Не следовало ему так открыто показывать слабость, к которой он прибегал уже седьмые сутки, но уже ничего не попишешь. Девушка тем временем в смущении засуетилась, и, пока ее попка принимала более удобное положение, Верона успел отодвинуться назад, спиной к подушке, до сих пор не проронив и слова. В груди не слишком приятно ныло, а мысли в голове смешивались в кашу, дожидаясь реакции возлюбленной на увиденное.

+1

4

Сбежать незамеченной у Скарлетт не получилось. К сожалению, а иначе не скажешь, девушки, молодой супруг проснулся раньше, чем ей удалось покинуть спальню. И теперь она чувствовала себя глупо: в постели с мужем, от которого шарахается, как от прокаженного, в дурацкой розовой пижаме в горошек, растрепанная и, наверняка, с запахом изо рта. Замечательная попытка примирения. Лучше просто не придумать. Это уж не говоря про то, что мысли сбились в кучку, превратившись в пульсирующий в горле комок вот-вот накроющих слез. Ну вот зачем он пришел ночью? Лучше бы продолжал злиться хотя бы до завтрака, ведь у нее нашлось бы время заготовить парочку фраз, красивых и емких, дающих надежду на счастливое будущее.  Но нет, он уснул в ее постели, точнее, в их постели, которая стала за последнюю неделю только ее постелью. И девушке ничего не остается, кроме как сесть, подобрать под себя ноги и внимательно изучать структуру обоев на стене, мало ли, вдруг там что-то интересное.
- И часто ты… - наверное, Фрэнк поймет, что миссис Верона хотела у него спросить, но так и не решилась. – Джилиан  придет только в понедельник, ее сын вернулся, так что на выходные я ее отпустила…
Брюнетка всеми силами старалась замять конфузную ситуацию, отвлекая себя на  посторонние мысли, но получалось как-то паршиво. На ее лице так и было написано – «мне стыдно». Что и говорить, попала она конкретно – так опростоволосится. Ведь буквально несколько дней назад Верона был абсолютно уверен в том, что его любовь взаимна и он самый счастливый мужчина на свете. А сейчас? Сейчас он потерян, измучен, подавлен, расстроен, печален. И все это вина Скарлетт.  Только она повинна в случившемся, ведь, скажите на милость, кто заставлял ее выходить замуж и строить семью с тем, кому она сама не готова была отдать свою сердце? Господи, как все сложно!

+1

5

Спокойно наблюдать за изменениями в лице Скарлетт никак не получалось. Еще парой мгновений ранее оно не отображало ничего, кроме безмятежности во сне, а сейчас все возвращалось к не снимаемой целыми днями маски вины и сожаления. Но ему ведь не это было нужно, совсем не это. И извинения, пусть даже самые искренние, не могли заставить Фрэнка почувствовать себя лучше, а наоборот, вызывали в нем еще большее смятение.
Сильнее всего выводил из равновесия страх одного: ее взгляд никогда не изменится. Любая попытка Вероны подарить самому любимому человеку свое тепло будет вызывать лишь очередной дискомфорт. Вот, как сейчас. Он всего лишь скучает, а для нее это повод для самокопания и слез. А ведь, возможно, сейчас где-то есть человек, к которому девушка могла бы испытать ответные чувства.
Ответить на вопрос не получилось, как и поддержать новую тему. Пару раз парень набирал воздуха в грудь, чтобы вернуться к тяжелому разговору, но тут же осекался, понимая, что говорить нужно совсем другое. Точнее, не так. Он наоборот не понимал, что стоит произносить, а что нет. Проблема решилась сама собой: на перину кровати, прямо между супругами, запрыгнул котенок с короткой, но, тем не менее, едва заметно взлохмаченной шерсткой. Еще небольшой - ему всего полгода, - желтоватого оттенка, с забавными пятнами по всему телу и полосками на голове. Бенгальский. Фрэнк подарил его своей возлюбленной еще до того, как прочел дневник, буквально за полтора-два месяца до сегодняшнего дня. Первое время питомец испуганно забивался во все углы в доме, шарахаясь от новых хозяев, но вскоре привык к окружению и даже стал приходить глубокой ночью в спальню к парочке, чтобы устроиться на приглянувшейся подушке около чьей-нибудь головы.
Взгляд Фрэнка опустился на маленький комочек, растекшийся по смятому одеялу и с любопытством разглядывающий сидящую рядом девушку. Он лениво провел пальцами за ухом животного, заставив того потешно вытянуться дугой и мягко прикусить крепкую ладонь, подцепив ту лапами. Верона осторожно высвободил руку и, отодвинув мешающийся зад котенка, зеркально повторил позу Скарлетт, загребая под себя - по-турецки, - ноги.
- Мне тебя не хватает. - Голос молодого человека был не громким, и сам он дотянулся до женской ладошки, чтобы обхватить ее с двух сторон своими и сжать, подняв глаза к лицу супруги.

Отредактировано Frank Verona (2012-01-05 16:07:34)

+1

6

Зачем Фрэнк так мучает себя, оставаясь рядом с той, что причинила ему столько боли? Вряд ли ему сейчас легче, чем ей. А зная Фрэнка, очень давно его зная, Скарлетт могла класть голову на отсечение, что молодой человек неустанно занимается самокопанием и, что очень вероятно, винит во всем себя. Но разве можно быть виноватым в том, что любишь? Это же даже звучит глупо! В несчастье, которое разделило семейную пару и безмятежность, царившую в доме, миссис Верона винила только себя. Ведь девушка добровольно вышла замуж за парня, так и не сумев ему признаться, что делает это, чтобы осчастливить самых близких людей. Но он для нее всегда был другом, верным, замечательным другом. Разве дружбы достаточно для брака? Разве достаточно уважения, привычки, спокойствия? В ее душе часто возникали сомнения, мол, может это все же и есть любовь, а она, дуреха такая, просто не понимает, как это – любить, ведь так или иначе она очень привязана к Вероне, даже более того, жизни без него не представляет. Но мужчине этого мало. Он хочет, чтобы супруга любила его так, как жена любит мужа своего: до замирания сердца, до мурашек на спине. Сколько раз Скарлетт молилась перед сном, умоляя Господа послать ей «той самой любви». Но нет… ни замирания, ни мурашек. Они появляются только тогда, когда юная особа приходит в церковь. Там у нее и дрожи в коленках и дыхание сбито. Почему же она не может почувствовать это с самым близким, по сути, для нее человеком?
А он сидит и ждет, что она скажет и как ответит. Даже Торт, так Скарлетт назвала маленького котенка, больше похожего на гепарда, которого Фрэнк принес в большой обувной коробке с дырками, даже Торт, кажется, ждет, уставившись своими большими глазами на хозяйку. А она опустила голову и смотрит только на свою ладошку в крупных теплых руках супруга. В какой-то момент ей хочется наклониться к его рукам, прижаться к ним губами, погладиться о них щекой, размазывая выступившие слезы, но это будет не честно по отношению к Вероне. Она не имеет права искать утешения в нем, потому как это сделает ему лишь больно.
- Мне тоже… - Скарлетт все же не выдерживает и произносит то, что не должна. Это почти невозможно объяснить. От чего-то брюнетка, знающая, что не любит, безумно скучает по пропавшим из их жизни мелочам, таким, как, например, «Доброе утро» приятным мужским баритоном, произнесенное еще в постели. Да и по Фрэнку скучает. Он ей дорог и далеко не безразличен.

+1

7

- Мне тоже…
Уже что-то. Даже нет, это не просто "что-то", это гораздо.. лучше. По крайней мере, Фрэнк мог верить, что чего-то стоит для своей возлюбленной, и она не мечтает от него отделаться. Ведь сколько бы он не осознавал собственную эгоистичность в данной ситуации, Верона не был намерен отпускать супругу.
- Иди ко мне, - он потихоньку потянул на себя ладошку, заставляя девушку придвинуться поближе и, развернувшись, устроиться спиной на мягкой перине. Котенку вновь пришлось потесниться, но и он смог прилечь сбоку от хозяйки, опустившей голову на колени молодого человека. Его рука мягко прошлась по мокрой от слез щечке, собирая влагу. - У нас ведь все наладится, милая..
Наверное, он уговаривал не столько Скарлетт, сколько самого себя. Заставить ее полюбить? Невозможно. Ему нужно время. Им нужно время. Он обязательно начнет все сначала - будет устраивать романтичные сюрпризы, дарить цветы, а еще лучше смотаться куда-нибудь на недельку-другую, подальше от остального мира, когда не придется "играть в любовь" перед всеми знакомыми. Они наконец-то смогут расслабиться.
- Я так хочу дать то, что тебе нужно.. - Их ладони вновь соприкоснулись, а взгляды пересеклись. В горле застрял пренеприятный комок, из-за которого Фрэнк смог выдавить лишь слабую улыбку под мысленное "я знаю". Он действительно знал, как она старается, но одних стараний было мало. Может, не появись на поверхности вся правда, мужчина даже бы и не подозревал, что Скарлетт не любит его, но теперь.. она могла сколько угодно стараться, но теперь он не позволит ей обманывать себя - ему нужны не старания, а любовь.
За всеми мыслями Верона и не заметил, как супруга поднялась обратно, оказываясь перед ним на коленках. Теплые ладошки накрыли его щеки, заставляя пристально посмотреть в ее красивые глаза, после чего девушка произнесла, нарушив наступившую тишину.
- Хватит, Фрэнк.. Хватит расклеиваться. Может.. - Она на пару мгновений замолчала, но все же продолжила, когда по ее лицу прокатилась блестящая слезинка. - Тебе будет легче без меня?
Грудь мужчины обдало холодом. Он едва заметно свел брови друг к другу, в растерянности разглядывая лицо возлюбленной, и, словно опомнившись, быстро разговорил в легком испуге.
- Нет-нет-нет, Скарлетт.. ты нужна мне, я ведь даже не представляю, что буду делать без тебя..
И не смогу вновь увидеть спящей в моей постели.

+1

8

«Девушка никогда не прощает своего первого» - эту фразу однажды Скарлетт подслушала в одном из коридоров университета в перерыве между парами. Фраза завалилась за какой-то шкаф в сознании и пылилась там до сегодняшнего момента, а тут вдруг всплыла. Может быть, она всплыла из-за того, что брюнетка не была готова простить Фрэнка в случае их расставания, а может быть, теплые прикосновения его рук напомнили девушке их бессонные ночи. И нечего так глаза закатывать, словно для христианки грешно думать о муже своем в таком ключе. В конце концов, именно вожделением к мужчине наказал Бог Еву, прогоняя из Райского сада. Ведь сказано: «Мучительной Я сделаю беременность твою, в муках будешь рожать детей. Мужа своего ты будешь вожделеть: муж будет господином твоим». И никак иначе.
Глупо вообще было бы думать, что молодой женщине может быть неприятно внимание Френка Вероны. Особенно такое внимание, когда все мысли мужчины, все его желания и мечты связаны с ней.  Он умен, интересен, привлекателен, богат, в конце концов. Редкое счастье встретить этого «почти принца» на белом верблюде, готового мириться со всеми тараканами в дурной башке Скарлетт.
Мягко улыбнувшись в глаза мужа, Верона опустила ладони, выпуская щетинистые щеки из рук.
- И зачем я тебе такая… - пробурчала себе под нос, размазывая слезы по лицу.
Но договорить ей не дал Фрэнк, буквально в секунду, видимо почувствовав, что девушка смягчилась, привлекший ее к себе в теплом поцелуе. Без всяких этих пошлостей из фильмов вроде языка и слюней. Обыкновенный, нежный и мягкий поцелуй двух пар губ, соприкасающихся не с целью получить удовольствие, а лишь выразить чувства. У них всегда были трепетные отношения: аккуратные прикосновения, вежливый и ласковый тон, взаимная забота. С некоторых пор все это испарилось. Муж с женой заметно отдалились друг от друга, хотя, в этом нет ничего удивительного.
И на секунду показалось, что все как всегда. Скарлетт, словно на доли секунды попала во временную петлю, очутившись в прошлой неделе, когда груз вины не сжимал грудную клетку, а прикосновения мужа не заставляли вздрагивать. Но дежавю длилось недолго и, как только оно прошло, девушка уперла ладони в грудь Фрэнка и чуть отодвинула его от себя. Ни к чему ему обманываться добровольно.
- Если хочешь… ты только скажи… - она старательно подбирала слова. – Только скажи и все будет, как раньше. Правда! Я снова буду той же Скарлетт, что и несколько дней назад… ты ведь был так счастлив… да и мне было хорошо.

+1

9

Дата и время:
21 сентября 2011, среда
19:00-00:00
Погода:
Хотя сентябрь продолжает радовать достаточно теплой погодой, она остается неприветливой и мрачной. Весь день - переменная облачность, а ближе к ночи тяжелые тучи, которые заволокли небо, осчастливят жителей Сан-Франциско долгим проливным дождем.

0


Вы здесь » Golden Gate » Все подряд » Дом Вероны